ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 214

Автор:
Глава ССXIV

В ночь на 10 ноября у фельдмаршала фон Браухича после телефонного разговора с фюрером случился инфаркт. Гальдер узнал об этом утром. Часом позже начальнику Генштаба принесли из управления кадров рапорт командующего 2-й армией генерала фон Вейхса, содержащий просьбу освободить его от командования армией по болезни. Гальдер только что сменил генералом Готом выбывшего из строя ввиду обострившейся язвы желудка командующего 17-й армией генерала фон Штюльпнагеля. Гитлер требовал немедленно сменить генерала фон Рейхенау во главе 6-й армии. Гальдер, не найдя более никого, собирался уже послать туда Паулюса. Заменить фон Вейхса было уже решительно некем. Временно отложив этот вопрос, генерал-полковник занялся подготовкой большого совещания начальников штабов Восточного фронта. Необходимость проведения такого совещания настоятельно диктовалась разногласиями, возникшими в последние дни и недели у Главного командования и командующих армиями и группами армий в оценке оперативной обстановки на Восточном фронте, а также в определении целей и сроков проведения дальнейших операций.
Прежде всего это касалось группы армий «Центр», в штабе которой и должно было состояться совещание. В Генштабе считали само собой разумеющимся, что о возобновлении генерального наступления группы фон Бока на Москву можно будет говорить не раньше, чем в войсках будет накоплен необходимый для успешного наступления запас боеприпасов и горючего, не говоря уже о зимнем обмундировании, сроки поставки которого в войска с каждым днём откладывались всё дальше из-за заторов, возникших вследствие перегрузки сети железных дорог на территории Польши, а также разрушений железнодорожного полотна партизанами в Белоруссии и на Украине, главным же образом вследствие усилившихся налётов советской бомбардировочной авиации на важнейшие железнодорожные узлы в ближнем тылу группы армий.
Фельдмаршал фон Бок возражал.
По мнению фельдмаршала, дальнейшие перегруппировки и выжидание были совершенно бесперспективны, поскольку каждые сутки простоя грозили тем, что дальнейшее усиление морозов и обильные снегопады сделают непроходимыми густые леса и плохие дороги в окрестностях Москвы, а противник, буквально сидящий на своих базах снабжения, будет иметь все возможности выстроить на немногих остающихся проходимыми дорогах непреодолимую глубокую оборону. В результате группа армий «Центр» могла столкнуться с необходимостью зимовать на совершенно неподготовленной для этого растянутой линии фронта. Чтобы избежать этой опасности, фон Бок намеревался немедленно возобновить наступление, поставив войскам ограниченную цель – силами 3-й танковой группы и 9-й армии выйти на левом фланге к каналу Волга-Москва и перерезать стратегические железнодорожную и шоссейную дороги, соединяющие Москву с северо-западным и северным регионами России. Это позволило бы создать максимальные трудности для Главного командования противника, напрягающего, подобно Германии, последние силы в гигантском сражении, начатом летом и теперь приближающемся к своей кульминационной точке. В свою очередь, немедленное возобновление наступления группы армий на левом фланге и в центре облегчило бы 2-й танковой армии Гудериана решение стоящей перед ней задачи на правом фланге – взятие Тулы, без чего было невозможно успешное завершение всей Московской операции в целом. В случае успеха обеих частных операций – на левом и на правом флангах – группа армий могла бы продолжать наступление, либо подтягивать тылы в гораздо более выгодной оперативной обстановке. Поскольку ресурсов и сил для ведения полномасштабного наступления по всему фронту у фон Бока не было, предполагалось, что в центре, между двумя вытянутыми флангами группы армий, охватывающими Москву с севера и с юга, силами 4-й армии фон Клюге и 4-й танковой группы будет проведена операция «малые клещи», имеющая целью одновременным ударом на двух направлениях – в районе Волоколамска и в районе Серпухова и Каширы – сковать, расчленить, окружить и уничтожить главную группировку Жукова, наспех стянутую им и развёрнутую на западных подступах к Москве.
Начинать неподготовленное и не обеспеченное тылами наступление, бросать войска ещё дальше на восток через занесённые снегом дремучие леса без боеприпасов, без полевых печей и зимнего обмундирования, в тысяче километров от ближайших тыловых баз – с точки зрения военной теории и элементарного здравого смысла всё это было чистой воды безумием. Но именно этого требовали от Главного штаба Гитлер и Кейтель, а теперь оказывалось, что и в войсках склоняются к этой точке зрения. Тут было над чем задуматься.
Было и ещё одно немаловажное обстоятельство, делающее предложение фон Бока чрезвычайно заманчивым с оперативной точки зрения.
Фельдмаршал фон Лееб, всего двумя днями ранее рапортовавший о взятии Тихвина, теперь ставил начальника Генштаба перед фактом, что без значительных подкреплений он, фон Лееб, вскоре будет вынужден оставить город, поскольку противник усиливает давление, подтягивая с севера и с юга к дефиле восточнее Волхова значительные силы пехоты, артиллерии и танков.
Доставить в Тихвин подкрепления, даже найдись они у Гальдера, в недельный срок было совершенно нереально. А у Гальдера их и не было. Призрачную надежду удержать Тихвин, на чём категорически настаивал Гитлер, оставлял успех плана фельдмаршала фон Бока севернее Москвы.
Флегматичный Гальдер решил не торопить события, поехать в Оршу, встретиться с командующими и начальниками штабов, и там уже принять решение, разобравшись во всём на месте.
12 ноября Гальдер в сопровождении немногочисленной группы офицеров Генштаба вылетел на совещание. После посадки в Минске (дальше лететь было опасно) в ожидании спецпоезда начальник Генштаба попросил показать ему город. Минск лежал в руинах, разрушенный почти полностью, хотя в городе ещё оставалось около 100 000 жителей. Особенно тягостное впечатление произвело на генерал-полковника посещение переполненного лагеря для военнопленных. Гитлер издал директиву, запрещающую отправку военнопленных в Германию, и теперь десятки тысяч военнопленных, оставленных на зиму во временном летнем лагере без достаточного питания и без необходимой медицинской помощи, были обречены на верную смерть. Гальдера заверили, что в минском лагере ситуация не самая плохая, поскольку здесь нет эпидемии тифа, свирепствующей в другом лагере, в Молодечно.
Поздно вечером Гальдер прибыл спецпоездом в Оршу. В течение ночи здесь собрались начальники штабов фон Лееба, фон Бока, фон Рунштедта, а также танковой армии Гудериана, 4-й, 6-й, 9-й, 16-й, 17-й и 18-й армий.
Совещание началось в 10 часов утра 13 ноября с разбора Гальдером общей обстановки на Восточном фронте. Следом по просьбе участников выступил полковник Кинцель с кратким докладом о состоянии и боеспособности сухопутной армии противника.
В 12 часов генерал-квартирмейстер Вагнер сделал доклад, ставший предметом самого живого обсуждения, - о положении со снабжением, о зимнем оснащении войск, о состоянии транспорта и организации движения на дорогах. После часового общего завтрака совещание было продолжено. Гальдер и начальники отделов Генштаба беседовали по отдельности с начальниками штабов групп армий и отдельных армий. В семь часов вечера был сервирован обильный обед за общим столом, растянувшийся на полтора часа. Завершилось совещание полуторачасовым подведением итогов и предварительным обзором планов на зиму, а также планов операций на 1942-й год. В половине одиннадцатого Гальдер выехал спецпоездом в обратный путь. На этот раз поезд следовал через Молодечно, где Гальдер специально задержался, чтобы лично осмотреть тифозный лагерь военнопленных. Здесь были обречены умереть 20 000 военнопленных, которых даже не пытались лечить, поскольку медикаментов не хватало в переполненных госпиталях Германии. Гальдер поинтересовался, нет ли эпидемии в других многочисленных лагерях на территории Белоруссии. Его заверили, что эпидемии больше нигде нет, но повсюду наблюдается высокая смертность от голода и холода.
Следующую остановку поезд Гальдера сделал в Ошмянах. Здесь стоял в железнодорожной пробке эшелон 1-й кавалерийской дивизии генерала Фельдта. Ветераны летних и осенних боёв возвращались домой. Вид у солдат и офицеров был утомлённый, и в глазах их не было заметно радости. Впереди дивизию ждало пополнение и преобразование в танковую, а затем следовало ждать новой отправки на фронт, поскольку в скорую победу на Востоке эти войска уже не верили.




Читатели (979) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы