ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Египетский поход. Гл.18

Автор:
Г Л А В А XVIII.

О, как часто, как часто под деревом пышным
Укрываться случалось газели прыгучей,
А потом убегать в низкорослый кустарник,
Дрогнув перед пустынею жгучей.

Абу Нувас.


Погода была прекрасной, днем солнце припекало, но после летнего зноя осенняя жара уже не казалась тягостной, зато по ночам становилось очень свежо, и сопровождавшие Бонапарта офицеры штаба и гвардейцы, не захватившие с собой дров, тщетно пытались согреться у костров из чахлого кустарника, служившего пищей верблюдам. Солдаты часто просыпались от воя шакалов, напоминающего гортанные крики, с которыми устремлялись в атаку конные бедуины. Первый большой привал был сделан на берегу озера в Бирка-аль-Хадже. Здесь караван Бонапарта поровнялся с другим караваном, направлявшимся в Мекку. В нем, сопровождаемые многочисленной свитой, ехали несколько знатных женщин, они сидели в закрытых занавесками паланкинах из ивовых прутьев, которые свешивались с обеих сторон седла, так что один верблюд перевозил сразу двух женщин. В Каире главнокомандующему нередко случалось давать аудиенцию женам беев, они целовали руку султану Кибиру, подносили ее к своему лбу и сердцу, усаживались на шелковых подушках и заводили разговор о своих имущественных делах, внося в него столько непринужденной грации, ловкости и кокетства, что Бонапарт нередко уступал им там, где проявил бы твердость, имей он дело с парижанками из высшего общества. Галантность французов не осталась незамеченной женщинами Востока, и жительницы Розетты, посещавшие бани тестя генерала Мену, направили султану Кибиру просьбу приказать всем мужчинам в Египте впредь обращаться с женщинами по обычаям французов.
Вторую ночь караван провел у священного тамаринда, растущего среди пустыни между Бирка-аль-Хаджем и Аджерудом. У арабов прикосновение к этому дереву считалось верхом нечестия. Выступив в путь за два часа до рассвета, караван прибыл в Аджеруд вскоре после полудня.
Уже возле Суэца Бонапарт предложил сопровождавшим его молодым адъютантам Эжену Богарнэ и Эдуару Кольберу устроить состязание в верховой езде, в котором он, сидя на лошади, попытался обогнать их верблюдов. После того как в Гизе был сформирован кавалерийский отряд Даву, у Бонапарта зародилась мысль создать подразделение наездников на верблюдах, и теперь он воспользовался случаем на практике проверить перспективность своей идеи. Обскакать верблюдов в пустыне ему не удалось, зато особенности рельефа окружающей местности навели его на мысль о том, что он оказался на дне высохшего русла канала, соединявшего некогда Средиземное море с Красным. Потратив несколько часов на проверку своей гипотезы, Бонапарт сообщил о своем открытии Монжу. Как выяснится впоследствии, в этом месте во втором тысячелетии до нашей эры действительно был прорыт канал.
Оставляя в мечетях на пути следования небольшие гарнизоны с легкими пушками, на третий день путешествия караван Бонапарта прибыл в Суэц. Этот город на пересечении караванных путей, с несколькими мечетями, шумным базаром, многочисленными лавками и красивыми набережными, был большим постоялым двором, он предоставлял кров нескольким тысячам путешественников и почти совершенно пустел, когда караваны покидали его. Несколько парусников с большим грузом кофе и индийских товаров только что бросили якорь на рейде Суэца, на одном из них возвратились из Индии агенты Бонапарта. Потратив день на осмотр города и рейда и отдав распоряжения инженерам, приступившим к сооружению фортов и установке батарей, которым предстояло в будущем прикрывать на рейде французский флот, Бонапарт утром следующего дня выехал верхом к девяти Моисеевым источникам, откуда доставляли в город питьевую воду. Канонерка контр-адмирала Гийома с группой саперов, инженеров и ученых сопровождала Бонапарта, двигаясь вдоль берега. На пути к источникам небольшой отряд Бонапарта перешел вброд залив Мадия, мелеющий в часы отлива. Когда вечером отряд возвращался в Суэц, проводники, изрядно выпившие на биваке за здоровье французских гренадер, сбились с пути, приняв в наступившей темноте фонарь на борту канонерки за огни Суэца. Ошибка выяснилась, когда двигавшийся впереди авангард гренадер, среди которых находились и Бонапарт с генералом дю Фальга, потерял из виду огонь. Французы остановились: со всех сторон их окружала вода. К счастью, ночь была ясная, и Полярная звезда была видна. Часть авангарда отправилась на разведку пути в этом направлении, рассыпавшись цепью, но вскоре лошади погрузились в воду по грудь, и всадники принуждены были вернуться. «Если нам суждено разделить участь войска фараона, преследовавшего Моисея, Пий VI получит прекрасную тему для проповеди», - пошутил Бонапарт. Сменив направление движения на северо-восточное, отряд продолжил движение и спустя полчаса снова остановился. Лошади стояли по брюхо в воде, до восхода луны оставалось еще два часа, после чего отлив должен был смениться приливом. Было холодно, ветер свежел, в море начиналось легкое волнение. Нужно было торопиться. На сей раз разведчики двинулись в разных направлениях, разбившись на пары. Первыми достигли суши квартирмейстер Луи и бригадир гренадер Карбонель. Карбонель остался, чтобы подавать сигналы голосом, а Луи вернулся к отряду, после чего выстрелом был подан сигнал остальным разведчикам возвращаться. Когда отряд выбрался на сушу, хватились генерала дю Фальга: его не было. Двое самых рослых унтер-офицеров повернули назад, выкликая над водами Красного моря имя пропавшего португальца. Вскоре они вернулись, и дю Фальга был с ними, он отделался тем, что потерял свою деревянную ногу. Поскольку генералу и прежде случалось терять свой протез, происшествию не придали большого значения: в обозе имелось еще несколько великолепных экземпляров. Находившийся все это время на берегу отряд, следовавший за авангардом гренадер и потерявший его из виду, остановился. Когда со стороны моря послышался выстрел, офицеры встревожились. Офицеры решили развести костер на берегу, чтобы выставить ориентир, но материалов для костра поблизости не оказалось. Послали разъезд обратно к источникам, где имелась деревянная лачуга. Когда разъезд вернулся с дровами, Бонапарт и дю Фальга уже присоединились к своим и смогли обсушиться у костра.
Из Суэца Бонапарт отправился через пустыню в сторону Каира по другому караванному маршруту, через Бубастис, где велись фортификационные работы. Последний день 1798 года застал Бонапарта в небольшой долине между Аджерудом и Бубастисом. Здесь среди зарослей верблюжьей колючки паслись сотни молодых верблюдов. День был очень жаркий. Пока отряд пополнял у колодца запасы питьевой воды, неподалеку от лагеря дозорные остановили дромадера, везшего в Верхний Египет курьера Ибрагим-бея. От него узнали, что авангард армии Джеззар-паши выступил из Газы и, преодолев 60 километров по взморью, занял оазис Эль-Ариш на пути из Газы в Эль-Сальхию. Потратив два дня на инспекцию фортификационных сооружений Бубастиса, при строительстве которых использовались кирпичи из высушенного на солнце нильского ила (отсутствие дождей позволяло это делать в широких масштабах), Бонапарт возвратился в Суэц, а оттуда направился в Эль-Сальхию. Найдя ее укрепления хорошо подготовленными к внезапному нападению, а склады боеприпасов и продовольствия заполненными, Бонапарт посадил на верблюдов отряд инженеров и два батальона пехоты и отправил их в Катию, оазис вблизи развалин древнего Пелузия, отделенный от Эль-Сальхии шестьюдесятью километрами зыбучих песков. Следом двинулся караван с изготовленными в Каире блокгаузами для строительства складов и с несколькими пушками. Большой пальмовый лес Катии некогда служил лагерем для войска Александра Македонского. Путь через зыбучие пески из Эль-Сальхии в Катию, преодолеваемый торговыми караванами за 20 часов, пролегает через совершенно безводную пустыню и даже зимой представляет для армии, сопровождаемой обозами и артиллерией, серьезное испытание на выносливость. Прибыв на место, инженеры приступили к сооружению палисадов и оборудованию огневых позиций на господствующих над колодцами высотах. Под защитой палисадов из привезенных блокгаузов были собраны складские помещения. В дальнейшем Бонапарт предполагал организовать регулярное снабжение складов в Катии водным путем – из Дамиетты по озеру Манзала до форта Тина, расположенного в десяти километрах от берега моря, где грузы могли быть перегружены на небольшие суда и доставлены в Катию под прикрытием береговых батарей. Батальоны, переброшенные из Эль-Сальхии в Катию, были заменены солдатами дивизии Ренье, стоявшей в Бубастисе. Преградив таким образом дорогу авангарду Джеззар-паши, Бонапарт возвратился в Каир. За две недели его отсутствия в городе не случилось ничего, достойного упоминания. Известие о приближении турецкой армии не нарушило размеренный ритм жизни восточного города. Посетив лазарет, Бонапарт узнал о нескольких случаях заболевания бубонной чумой, отмеченных одновременно в Каире, Александрии и Дамиетте. Были приняты все меры, чтобы скрыть эту информацию от армии и одновременно предотвратить распространение заразы.



Читатели (291) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы