ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 207

Автор:
Глава ССVII

За общим столом в столовой Главного штаба завтракали Гальдер, Паулюс, генерал-квартирмейстер Вагнер и прибывшие с фронта генерал Кюнтцен и командир 17-й пехотной дивизии генерал Лох. Генерал Кюнтцен был мрачен и выглядел сильно переутомлённым. Его 57-й танковый корпус застрял в грязи под Калугой и понёс потери от ударов авиации и артиллерии противника. Генерал Лох, отозванный из 4-й армии фон Клюге и получивший повышение – генералу предстояло принять командование армейским корпусом под Ленинградом, - выглядел заметно бодрее. Откашлявшись, он нарушил молчание и вежливо поинтересовался мнением Главного штаба о состоянии и обороноспособности Красной Армии. Генерал-полковник Гальдер нахмурился и ответил не сразу. Гальдер и сам был обеспокоен всё возрастающей приблизительностью оценок боеспособности Красной Армии в немецких штабах. Начальник Главного штаба считал совершенно недопустимым ставить перед войсками далеко идущие оперативные задачи, основываясь на крайне скудной и неконкретной разведывательной информации, сводившейся к тому, что противник ещё держится на Севере, стягивает резервы к Москве с Дальнего Востока и с южных участков фронта и пытается удержать Ростов и Севастополь на юге. На правом фланге группы армий «Центр» и на левом фланге группы армий «Юг» контакт с противником был полностью утрачен, что порождало в некоторых головах обманчивое представление о том, что никаких войск у противника на этом участке нет. Согласно донесениям воздушной разведки, в районе Воронежа противник был занят сооружением линии укреплений. Следовательно, русские не намеревались сдавать без боя всю территорию между Тулой и Донбассом. С каждым днём усиливалось сопротивление противника в районе Ростова. Гальдер потребовал от штабов групп армий усилить войсковую разведку и восстановить утраченный контакт с противником по всему фронту.
Пытаясь восполнить нехватку оперативной разведывательной информации о противнике, Гальдер в последнее время уделял больше внимания анализу информации, полученной непосредственно от противника – из радиопередач и трофейных газет. Ничто пока не свидетельствовало о крахе государственного управления в СССР, и только перегруженность советской администрации проблемами эвакуации промышленности и правительственных учреждений из прифронтовых районов на восток позволяла рассчитывать на некоторую нерасторопность и противоречивость в постановке перед войсками Красной Армии оперативных задач.
Гальдер коротко ответил генералу, что точную оценку сил противника дать пока не готов, а гадать на кофейной гуще не видит смысла, - всё выяснится само собой в ближайшие дни, в ходе ожидаемого 7 ноября советского контрнаступления в честь годовщины Октябрьской революции, - после чего перешёл к общей оценке положения на фронте.
В целом ситуация на Восточном фронте определялась безнадёжно плохими условиями погоды на участках групп армий «Центр» и «Юг» и чрезвычайными трудностями в организации снабжения горючим мобильных войск, далеко оторвавшихся от своих тыловых баз. Проблемы снабжения войск возникали с первых дней кампании на Востоке, а теперь они встали во весь рост в связи с осенней распутицей, утратой Германией превосходства в воздухе и истощением стратегических запасов горючего, сделанных в расчёте на завершение кампании в октябре. Со всех участков фронта поступали жалобы на значительное усиление активности авиации противника. Особенно сильным ударам авиации подверглась 1-я танковая армия фон Клейста. У того же фон Клейста острее всего стояла проблема с горючим, целые дивизии простаивали неделями без движения. О подвозе в войска продовольствия уже никто не помышлял, войска перешли на подножный корм из конины и картофеля, которые отнимали у местного населения, и это воскрешало в памяти худшие дни на Западном фронте в Первую мировую войну. О восстановлении удовлетворительного снабжения можно было говорить не раньше, чем морозы положат конец распутице, и то не сразу, а лишь после необходимого подтягивания тылов, на что должно было уйти ещё от 5 до 10 дней. Однако на отдельных участках, в районе Тихвина и в Крыму, войска успешно ведут наступление. 39-й мотокорпус находится в трёх километрах от Тихвина, и Cоветы спешно перебрасывают в Тихвин по воздуху немногочисленные подразделения морской пехоты из Кронштадта, не располагая, по-видимому, другими резервами для удержания города. В Крыму 11-я армия Манштейна продолжает преследование противника; русские заперлись в Севастополе, пытаются перегородить Керченский полуостров, отдельные разрозненные части бродят в горах Яйлы.
- Когда войска получат зимнее обмундирование и печи? – мрачно спросил генерал Кюнтцен, подняв голову и глядя Гальдеру прямо в глаза.
За столом воцарилась гнетущая тишина. Паулюс побледнел и опустил голову. Гальдер положил на скатерть вилку, лицо его приняло озабоченное выражение.
- Генерал, вы не хуже меня знаете, что операцию на Востоке предполагалось завершить в октябре и к началу зимы отвести большую часть войск на зимние квартиры. Главный штаб делает всё возможное, чтобы с учётом изменившихся обстоятельств войска получили всё необходимое как можно скорее. В группу армий «Север» зимнее обмундирование уже поступает. Группа армий «Юг» получит зимнее обмундирование в начале января, а группа армий «Центр» - к концу января.
Все замолчали. Наконец неловкую тишину нарушил генерал-квартирмейстер Вагнер. Продолжая тему, начатую Гальдером, он рассказал о спущенной в войска из Ставки фюрера директиве привлечь солдат к хлебозаготовкам на Украине и в южных регионах России. Директива санкционировала широкомасштабную экспроприацию зерна у местного населения на оккупированных территориях.
Паулюс за завтраком хранил молчание, он был всецело поглощён разработкой плана операции Роммеля в районе Тобрука в Северной Африке, и проблемы Восточного фронта были от него далеки.
Заканчивая завтрак, Гальдер счёл своим долгом завершить застольное обсуждение проблем Восточного фронта на оптимистической ноте. Он выразил уверенность в том, что новое генеральное наступление фон Бока на Москву, которое планировалось начать в конце ноября сразу после отражения на хорошо укреплённых позициях ожидаемого «праздничного» контрудара Красной Армии и необходимого подтягивания тылов 4-й армии фон Клюге, приведёт к скорой окончательной победе Вермахта в кампании 1941 года.
В голосе начальника Главного штаба звучала неподдельная уверенность, и хотя генерал Кюнтцен скептически скривил губы, вставая из-за стола, было видно, что и его мрачное настроение несколько улучшилось.
Хорошее настроение Гальдера объяснялось просто. Рано утром он посетил военный госпиталь в Летцене. Здесь сестра Эрна Лизау сняла наконец повязку, не позволявшую в продолжение целого месяца начальнику Главного штаба вести дневник. Поблагодарив сестру и врачей, Гальдер с удовольствием пошевелил пальцами правой руки, которые уже тянулись к перу. В тот же день его военный дневник пополнился новой пространной записью.



Читатели (122) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы