ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 203

Автор:
Глава ССIII

18 июня 1940 года руководитель разведывательных сил ВМФ Германии вице-адмирал Гюнтер Лютьенс получил новое назначение: гросс-адмирал Рёдер доверил ему командование эскадрой надводных кораблей. Вице-адмирал немедленно вылетел в Тронхейм. Гитлер приказал Рёдеру готовить силы флота к обеспечению операции «Морской лев» - высадке десанта в Британии, и это требовало скорейшего сосредоточения всех сил флота. 20 июня в 4 часа утра Лютьенс вывел из гавани Тронхейма линкор «Гнейзенау», крейсеры «Хиппер» и «Нюрнберг» и один эсминец и повёл колонну в Северную Атлантику. В 11 часов флагман потряс страшный взрыв. Торпеда, выпущенная британской подводной лодкой, прошила насквозь нос линкора, оставив в его бортах пробоины величиной с дом. Линкор остался на плаву, но операция была сорвана. Флот вернулся в Тронхейм. Теперь оба линкора встали на ремонт в доках Тронхейма. Без поддержки эскадры морской десант Вермахта в Британии по горячим следам июньского блицкрига на материке не состоялся. Англия была спасена. Вероятно, именно в этот момент Гитлер, опьянённый вкусом победы и столкнувшийся с вынужденной задержкой в реализации своих планов, а вовсе не из тайной любви к Англии, о которой любят порассуждать беллетристы, обратил взгляд на восток. Гитлер любил всякого рода исторические параллели. Булонский лагерь Наполеона, последующий стремительный бросок французских орлов на восток и разгром союзников под Аустерлицем в декабре 1805 года наверняка стояли перед его мысленным взором. Спустя некоторое время Гитлер дал задание Главному штабу на разработку операции «Барбаросса».
Ремонт линкора «Гнейзенау» растянулся на полгода и был завершён к декабрю. Лютьенс немедленно вывел оба малых линкора в море, чтобы после ремонта испытать их на ходу. Злая фортуна преследовала вице-адмирала. Поднялся сильный шторм, на «Гнейзенау» и «Шарнхорсте» открылись старые раны и обнаружились новые поломки, и оба корабля вернулись в доки Тронхейма для нового ремонта. Наконец, уже в марте 1941 года, с третьей попытки Лютьенсу удалось прорваться через Северную Атлантику в Брест, попутно потопив британский конвой из 13 торговых судов и танкеров и уклонившись от боя с линкором «Роджи». 23 марта «Шарнхорст» и «Гнейзенау» бросили якорь в гавани Бреста. И снова «Шарнхорст» получил в походе повреждения моторов, для устранения которых требовался продолжительный ремонт. Спустя две недели, 6 апреля, линкор «Гнейзенау» был атакован в гавани Бреста английскими самолётами-торпедоносцами. Прямое попадание торпеды и четырёх тяжёлых авиабомб надолго вывело из строя и этот германский линкор.
Между тем гросс-адмирал Рёдер ждал возвращения Лютьенса из Норвегии с особенным нетерпением. Скандал с неисправными взрывателями торпед и неудачи надводной эскадры в минувшем году сильно поколебали авторитет честолюбивого гросс-адмирала. Теперь адмирал собирался вернуть его, продемонстрировав в деле любимое детище Гитлера – линкор «Бисмарк», только что сошедший с заводских стапелей, укомплектованный обученной командой и полностью экипированный к походу. Гитлер был против. Лютьенс также возражал. Он предлагал подождать четыре месяца, пока не будет починен «Шарнхорст», а «Тирпиц», близнец «Бисмарка», не завершит подготовку к выходу в море. Соединение из трёх этих мощных и быстроходных кораблей, взаимодействуя с авиацией и подводным флотом, могло бы представить большую проблему для англичан. Однако Рёдер ничего не хотел слушать и настаивал на своём. Сопровождать «Бисмарк» в первом боевом походе в Северную Атлантику должен был тяжёлый крейсер «Принц Ойген», сильно уступающий огромному линкору и в огневой мощи, и в дальнобойности, и в скорострельности. Гитлер оставил окончательное решение за собой. 5 мая он приехал в порт Гдыня на берегу Гданьского залива, поднялся на борт «Бисмарка» и «Тирпица» и, осмотрев оба корабля, вновь выразил сомнение в целесообразности подвергать риску без крайней необходимости лучшие надводные корабли Германии, существенно обогнавшие по своим тактико-техническим характеристикам британские линкоры. К удивлению Гитлера, на этот раз вице-адмирал Лютьенс, сопровождавший высокого гостя, горячо поддержал Рёдера. Перспектива ждать ещё четыре месяца, когда завершится ремонт «Шарнхорста», совсем не прельщала вице-адмирала, успевшего за пять недель пребывания на берегу соскучиться по морю и теперь буквально рвавшегося в бой. К тому же новый корабль, который он успел хорошо изучить и по достоинству оценить, поборол в душе Лютьенса давнюю неприязнь к линкорам. Столкнувшись с полным единодушием Рёдера и Лютьенса, Гитлер неохотно уступил, положившись на профессионализм обоих адмиралов, заверивших его, что «Бисмарк» достаточно быстроходен, чтобы уйти от преследования британского флота в случае возникновения малейшей угрозы безопасности линкора. По словам гросс-адмирала Рёдера, показательный рейд в Атлантику, совершённый «Бисмарком» в гордом одиночестве, продемонстрирует всему миру качественное превосходство нового германского флота и вынудит англичан перебросить для защиты коммуникаций в Атлантике значительные подкрепления из Средиземного моря, где весной 1941 года у сильной по численности и водоизмещению, но плохо управляемой итальянской эскадры неожиданно возникли проблемы с организацией снабжения африканского мехкорпуса генерала Роммеля и своих собственных войск в Африке морским путём.
18 мая 1941 года «Бисмарк» и «Принц Ойген» вышли в море под прикрытием тумана и низкой облачности. Начало похода было удачным. Сохраняя радиомолчание, корабли прошли в воды Северной Атлантики, и лишь 20 мая были замечены английским разведывательным самолётом в Каттегате, а 21 мая – в Корс-фиорде. Спустя три дня, 24 мая, севернее Датского пролива британский отряд кораблей сопровождения морских конвоев преградил дорогу германскому линкору, обнаруженному с помощью радиолокатора, последнего изобретения англичан. Произошло сражение, в котором двум немецким кораблям противостояли линкор «Принц Уэльский», линейный крейсер «Худ», два крейсера и шесть эсминцев. Первым открыв огонь с расстояния 17 километров, «Бисмарк» потопил линейный крейсер «Худ», равный «Бисмарку» по водоизмещению. От прямого попадания снаряда главного калибра в артиллерийские погреба на крейсере сдетонировали 112 тонн боеприпасов. Спустя 6 минут «Худ» затонул. Из экипажа спаслись три человека, остальные 1416 ушли на дно вместе с вице-адмиралом сэром Ланселотом Холландом. Покончив с «Худом», «Бисмарк» перенёс огонь на линкор «Принц Уэльский». Получив несколько пробоин, английский линкор вышел из боя, прикрывшись дымовой завесой. Вице-адмирал Лютьенс запретил капитану Линдеманну, командиру «Бисмарка», преследовать английский линкор, справедливо опасаясь засады подводных лодок противника.
Поскольку других достойных внимания кораблей в английском отряде не оказалось, «Бисмарк» и «Принц Ойген» продолжили поход и легко ушли от преследования английских разведывательных кораблей. Стоило Лютьенсу сохранить радиомолчание, и «Бисмарк», вероятнее всего, благополучно вернулся бы из первого похода с хорошим результатом, продемонстрировав всё, что хотели продемонстрировать Гитлеру адмиралы Рёдер и Лютьенс.
Однако адмирал Лютьенс не удержался и отправил Рёдеру пространную радиограмму с донесением о победе. Англичане запеленговали передатчик «Бисмарка» и выдвинули по курсу его следования авианосец «Викториз». В шесть часов вечера «Бисмарк» был атакован с воздуха торпедоносцами «Свордфиш», взлетевшими с палубы авианосца. Это были устаревшие самолёты, с которыми легко мог бы расправиться немецкий истребитель. Но у Германии не было авианосцев и палубных истребителей, и одна из допотопных машин, место которой было в музее авиации, нанесла чуду современной техники рану, оказавшуюся, как вскоре выяснится, смертельной. Из множества выпущенных торпедоносцами с почтительного расстояния торпед только одна поразила «Бисмарк». Получив пробоину в носовой части, линкор заметно лишился маневренности и потерял ход. С «Викториз» в штаб английских ВМС сообщили новые координаты «Бисмарка». Адмиралтейство немедленно организовало погоню, к которой было на сей раз привлечено 5 линкоров, 2 линейных крейсера, 2 авианосца, 14 крейсеров, большой отряд миноносцев и самолёты береговой авиации.
Вице-адмирала Лютьенса это не смутило.
В нескольких сотнях километров от «Бисмарка» в эти дни была развёрнута группировка немецких подводных лодок, выполнявших свои боевые задачи. Вице-адмирал Лютьенс решил с их помощью своевременно прикрыть маршрут отхода. С февраля 1941 года у подводного флота Дёница уже имелось своё подразделение разведовательных самолётов «Кондор» (это были переоборудованные для военных целей гражданские самолёты FW-200) и был наработан опыт успешного взаимодействия морской авиации и подводных лодок. В походе «Бисмарка» взаимодействие с подлодками и морской разведывательной авиацией было ограничено присутствием на линкоре офицера-подводника, прослушивающего радиоэфир на частотах, используемых капитанами подлодок, и информирующего вице-адмирала о передвижении немецких подлодок в районе боевых действий линкора. В свою очередь, радист «Бисмарка» передавал запросы вице-адмирала на развёртывание подлодок в штаб Кригсмарине. Чтобы избавиться от преследования англичан, Лютьенс решил заманить их в засаду и запросил штаб развернуть подлодки Дёница у южной оконечности Гренландии. Дёниц своевременно развернул в условленном месте семь подводных лодок с полным комплектом торпед, в которых к этому времени были установлены исправные взрыватели. Однако на полпути к указанной им точке Лютьенс был вынужден изменить курс: утечка топлива из повреждённой носовой части линкора усилилась, и на выполнение запланированного манёвра топлива уже не хватало. «Бисмарк» и «Принц Ойген» повернули на юг, затем на юго-восток и направились в Бискайский залив. Поставленный в известность об изменении маршрута линкора, Дёниц поручил капитанам трёх подводных лодок, направлявшихся после выполнения боевых заданий в район Бискайского залива, развернуться для разведки передвижения кораблей противника на пути следования «Бисмарка».
Тем временем английские корабли, устремившиеся в погоню, напрасно искали на своих радарах немецкий линкор. Как выяснится впоследствии, в Адмиралтействе напутали и неверно указали переданные с «Викториз» координаты, и штурманы, рассчитавшие на их основе предполагаемый район перехвата немецких кораблей, в растерянности разводили руками, доказывая капитанам, что всё посчитали правильно. Только 26 мая «Бисмарк» был вновь обнаружен английским разведывательным самолётом. К этому времени ход линкора снизился ещё больше, но взять его на буксир было уже некому. Желая сбить англичан со следа, вице-адмирал Лютьенс отослал сопровождающий его крейсер вперёд по другому маршруту. Спустя несколько дней «Принц Ойген» благополучно укрылся в гавани Бреста.
Вечером 26 мая капитан немецкой подлодки «U-556» записал в вахтенном журнале: «Место: 48 градусов 20 минут северной широты, 16 градусов 20 минут западной долготы. Погода: северо-западный ветер силой 6-7 баллов, волнение моря 5 баллов, ясно, переменная облачность, видимость от средней до хорошей. 19.48. Тревога! За кормой слева замечен линкор класса «Кинг Джордж V», идущий полным ходом, и справа – авианосец, по виду «Арк Ройял». Вижу, как на палубе авианосца взлетают и садятся торпедоносцы. Нахожусь на позиции атаки. Если бы были торпеды! Корабли идут без сопровождения эскадренных миноносцев и не меняют курса. Я мог бы покончить сразу с обоими!» Увы, торпед на «U-556» уже не было: выполнив самостоятельную боевую задачу, подлодка возвращалась на базу, когда был получен приказ Дёница прийти на помощь «Бисмарку». Получив условный сигнал от командира «U-556», Дёниц отдал приказ всем подлодкам, имеющим на борту торпеды, следовать к району морского боя. Капитан «U-556», расходуя остатки горючего, преследовал корабли противника, чтобы навести на цель своих коллег, но те не успели прийти к месту боя, задержанные штормом. В полночь волнение на море усилилось. Потеряв пеленг в 420 милях западнее Бреста, капитан подлодки скомандовал всплытие и вышел на мостик. Стояла тёмная ночь. Шквалистый ветер бросал в лицо потоки дождя. Звёзд не было видно. Над равниной моря гремел далёкий гул главных калибров двух линкоров, ведущих огневой бой с большой дистанции. Небо над горизонтом чертили трассирующие пули зенитных пулемётов «Бисмарка».
В продолжение ночи волнение усиливалось. К утру «Бисмарк» вёл бой уже примерно с половиной английской эскадры. В результате новых повреждений, полученных от торпедоносцев, корабль окончательно лишился хода, его скорость упала до 7 узлов, а система управления огнём вышла из строя. В половине седьмого утра к месту боя подошла подлодка «U-74». Передав капитану подлодки задачу вести наблюдение, капитан «U-556» на остатках горючего отвёл лодку в район проходящего неподалёку океанского течения, ведущего в сторону базы, после чего лёг в дрейф. Сменившая его «U-74», также возвращавшаяся на базу из автономного плавания, имела повреждения торпедных аппаратов от глубинных бомб и оказать помощь «Бисмарку» торпедами не смогла.
В последний раз вице-адмирала Лютьенса видели на борту «Бисмарка» утром 27 мая. Он поднимался на капитанский мостик в сопровождении офицеров штаба. Как обычно, он выглядел угрюмым и надменным и не отвечал на приветствия подчинённых. Выражение его лица было спокойным. В 9 часов утра линкоры «Кинг Джордж» и «Родни» настигли «Бисмарк» и начали в упор расстреливать беззащитный уже линкор из всех орудий. Мостик «Бисмарка» превратился в костёр, в котором погибли вице-адмирал Лютьенс и весь его штаб. Расстрел продолжался около часа, после чего крейсер «Дорсетшир» с близкого расстояния выпустил в борт линкора три торпеды. В 10 часов 36 минут «Бисмарк» затонул. Англичане не торопились спускать на воду спасательные шлюпки и дождались, когда на море стихнет волнение. Из 2210 членов экипажа «Бисмарка» англичане подобрали в море 110 человек.
Вместе с «Бисмарком» безвозвратно погибла репутация гросс-адмирала Рёдера. Гитлер больше не воспринимал его всерьёз как специалиста и в дальнейшем в войне на море делал ставку главным образом на подводный флот и минную войну.







Читатели (1171) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы