ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



исключение из правил.

Автор:
Автор оригинала:
изабелла валлин

Всякий раз, когда я садилась с шефиней в машину я засыпала – это было как условный рефлекс. Вообще-то я сплю везде. Однажды умудрилась заснуть у зубного врача на кресле пока он сверлил мне зуб.

На каких только машинах мы с шефиней ни ездили – типа «испытайте нашу модель и мы оплатим ваши похороны». А водители – сплошные камикадзе.

В то утро и машина пришла вроде нормальная и без опоздания. Мы сели .Я заснула и мы поехали. Когда я сплю, я всё слышу сквозь сон и всё вижу, как бы третьим глазом. И тут чувствую – шефиня забеспокоилась

- Мужик! Ты что спишь что ли?

- Я не сплю

- Ты ведёшь машину с закрытыми глазами.

- Да нет. Тебе показалось.

- Да что ты мне голову морочишь! Ведёшь машину и спишь !

И тут он поворачивается весь в испарине, глаза красные, и страшным шепотом говорит:

- Слышь ты, стерва старая, не ты мне будешь указывать, когда спать, когда

не спать!

С этими словами он выруливает на встречную полосу. Я открыла один глаз оценила обстановку как безнадёжную и снова погрузилась в сон за секунду до того как встречный поток раздавил нас в лепёшку.



Был сырой пасмурный февральский день. В квартире ещё пахло ремонтом. Новое жильё. Новая школа. Новый город – Москва ! Мама вышла замуж за профессора. Мы стали крутые. Я так боялась идти в класс. Там, откуда мы приехали как по описанию Достоевского – семилетний был развратен и вор. Там новичков встречали террором. А ещё моё помпезное имя – Беатрис - вечный повод для насмешек. Но в этот раз я вошла спокойно, потому что я уже пережила этот день двадцать лет назад. Единственное чувство – радостное нетерпение. Я открываю дверь и вот он – Женька - сидит на задней парте среди своей свиты – самые красивые и умные в классе. Зелёные глаза горят как у лешего. Смотрит пристально. Он мужчина, лидер, все остальные ещё дети. Поэтому мы все дружили, -он связывал нас - стремительный процесс роста в наших и его собственных глазах. Может поэтому он был таким высоким и статным. Он голубых кровей по матери. Незаконнорожденный. Отец – проходимец с востока. Обострённое чувство справедливости – отпечаток на нём и на всём нашем классе.

Я не опустила глаз и юркнула на первую парту как первый раз.

Я томно улыбнулась и села поближе.

На перемене я подошла к окну. Падал снег. Он подошел сзади обнял, погрузил своё лицо в мои волосы. Я почувствовала его дыхание на затылке.

- Давно не виделись.

- Что мы тут делаем?

- Не гони лошадей. Всё узнаешь со временем

- Так странно Ты, похоже, правда, рад мне Ты вдруг неожиданно вспомнился через пятнадцать лет. Я стала думать о тебе .Чудом нашла твой телефон. Даже телефонной книжки не сохранилось – один обрывок и на нём твой телефон. Я была ко всему готова – только не к тому, что ты умер. Твоя жена стала допытываться кто я. Она о тебе ничего не знала. Как тебе удалось оторваться и всё скрыть?

- Как понимаешь – оторваться не удалось. Вот так - мы здесь вместе.

- И нам четырнадцать лет

- Мне пятнадцать

- А то что вокруг – это реально ?

- Очень реально.

- Тогда перестань обниматься. На нас смотрят.

- Хорошо. После уроков.



Мы шли по скверу обнявшись. Мокрый снег валился с веток.

- Не дрефь Беатрис. Не всё так призрачно. Ты у меня на стажировке.

- Мы здесь на совсем ?

- Нет. Это база. Не единственная.

- И что от меня требуется ?

- Требуется вера в меня – самозабвенная.

- Ну ты даёшь !

- Сегодня будешь спать со мной !

- Только об этом и думаю. Только что я дома скажу?

-Скажешь, что у Ленки ночуешь. Отпустят.



К вечеру ударил мороз. Я вышла из дома. Женька подъехал на каком то громыхающем драндулете – мотоцикле. Я была так рада, что окна нашей квартиры не выходят на эту сторону. Я была одета явно не для поездки на мотоцикле в такую погоду.

- Вот одень. – он снял с себя обширный драный кожух. Сам остался в свитере – За меня не переживай.

Колымага. Свитер. Гололёд. Главное – вера.

- Поехали – сказала я.



Мы мчались по раздолбанной обледеневшей дороге. Он был десантником. Он водил танк.

Мотоцикл подбрасывало и кидало в стороны. Разобьёмся или милиция остановит или не известно что – не страшно

Я боюсь его – его воли. Слабость к мужику – ненавижу.

Давно это было - 1991- 09 -24 –Четвёртый день путча Он сидел в интернациональной униформе с автоматом в руках – такой холёный, гладкий. Я обрадовалось – « Привет !... ты как ? ….я так….»

Он взял меня железной хваткой по верх локтя и молча повёл. Я продолжала болтать. Наконец он нашёл место – кусты у самого моего подъезда

- Я здесь живу

Железный захват разжался – « иди, пока не передумал»

Он чувствовал эту слабость к себе.

Мне рассказывал один маньяк – любил смотреть в глаза и задавать вопросы. Красивый парень - по хорошему никто никогда не говорил нет.. А по- хорошему он не мог.

Было дело с Женькиным коллегой – похожим на порно-звезду. Спустился в ночной «Бункер» Интуриста в трениках с овчаркой с двумя солдатами по бокам. Кругом бизнесмены крутые. Девки поджали хвосты - « Чин из Альфы. Делают что хотят» Я не могла отвести глаз. Ткнул в меня пальцем - «Ты».

Потом мы сидели в его джипе и целовались два часа. Солдаты стояли и смотрели с раскрытыми ртами. Он открыл дверь и заорал « Что не видели ! Вот с девушкой целуюсь!»

Так я оказалась исключением из правил.





И вот я еду по стиральной доске и крепко обнимаю Женьку – нашу общую любовь, мою любовь, чудовище, привидение. А сама кто?

Он свернул на окольную дорогу. Мотоцикл забуксовал в снегу. Мы закатили его в кусты.

- Дальше в лес

- Больше дров. Я начинаю замерзать.

- Сейчас я тебя согрею.

Мы вышли на опушку. Я увидела шалаш. Я ожидала большего.

Женька развёл костер.

Как он собирался со мной спать? Голым на снегу?

Он видимо услышал мои мысли и стал раздеваться. Мороз градусов десять.

Он сел на корточки у огня как на пляже летом.

- Знаешь что такое одежда будущего – это мазь. Согревающая её функция. Остальное .- косметика – декорации.

Раздевайся.



Мазь застыла тонкой плёнкой , и по всему телу разлилось тепло. Он помог мне натереться.

Мы лежали на расстеленном кожухе и смотрели на звёзды.



- Я представляла себе одежду будущего как ткани, улавливающие музыкальный ритм и излучающие свет, цвет, гармонирующий с окружающей средой и звучащей музыкой, а так же систему вентиляторов чувствительных к ритму музыки, так, что ткань развевается и переливается, пульсирует разными цветами. И причёски будущего . – ленты, зажимы из такого материала и та же система вентиляторов – люди всё больше и больше зависят от музыки.

- У тебя всегда полно идей. Расслабься.



- У меня всё произошло так быстро. Твоя жена рассказывала, что ты умирал медленно и мучительно.

- Да. Была летняя ночь. Я устал от боли. И вдруг всё прошло. И стало так хорошо. На подоконнике сидела ты.

- Кошмар!

- Напрасно . Я был рад тебе. У меня такое впечатление, что ты мне всё-таки не веришь.

- Стараюсь как могу.

- Верить беззаветно - это приказ!.

Знаешь если я расскажу тебе о твоём прошлом даже о самым сокровенном ты всё равно подумаешь что я об этом, где - то как то разузнал. О будущем- бездоказательно. Я расскажу, о чём ты догадываешься в глубине души.

- Давай.

- Твой отец ужасно плакал всякий раз, после того как избивал тебя. Он хотел что бы ты была как все. Он боялся за тебя.

Когда ты залетела, тебе приснилась вся жизнь твоего сына. Ты только помнила, что это было что-то особенное, значительное.

- Да. Я потом весь день ходила и спрашивала себя - что это было? А ещё?

- А ещё? Ты меня любишь безумно – ну признайся !

- Иногда. Немножко Аллё ! не так грубо ! Кто тут кого насилует ! Я тебе сейчас покажу !

- Давай – показывай.





Потом я привыкла. Дни пошли своей чередой. Мама как -то вякнула насчёт нас с Женькой и тогда я ей высказала что знала – она снова намылилась к своему чёртову хирургу. Так что нам продеться перебираться из хором милейшего профессора в распоследнюю дыру и там мы застрянем надолго.



Май. Жёлтые одуванчики как цыплята. Всем классом пошли в лесопарк.

Мы сидели на скамейках у игровой площадки. Три гитары. Они так красиво играли.



- А теперь Беатриска покажет нам фокус .- сказал Женька –. Лена дай платок. Завяжем ей глаза.. Не подглядывай. Если коснуться пальцем середины её ладони – она угадает кто.

Я раскрыла ладонь

- Соня, Капитоха, Василяра, Фрида, Медников, Сашка

А этот палец я сжала в кулаке и сделала поршневое движение

- Хулиганка. Дети кругом. – засмеялся Женька







Мама лежала в фальшивом обмороке. Как тогда в будущем, когда она представилась Нике офицером КГБ и пришла на встречу в моём кожаном пальто. Ника его сто раз на мне видела.

- Мы не тронем вашу семью но вы должны рассказать нам всё о Беатрис – сказала мама – бухгалтер, переодевшийся офицером КГД

- Какая валюта ! Она с грузинами за двадцать пять рублей трахается.!

« А что ! Я тебя спасала! Она спрашивала – откуда у тебя столько денег? За Грузинов ведь ничего, а за валюту…!» - оправдывалась Ника потом.

- Спасибо. Мама сказала, что обольёт мне лицо серной кислотой, как только я засну.



Это сколько ж народу за двадцать пять рублей нужно было бы перетрахать что бы такие деньги заработать ! Мама явно переоценивает мой потенциал.



И вот опять фальшивый обморок. Я села рядом.

Тишина. Потом мы обе прыснули от смеха..

- Ну что гейша по кличке Штирлиц, и куда ты опять собралась?

- На первое боевое задание





-Я Биатрис по кличке Белка.

Я люблю свою тарелку



Тарелка зависла над сараем, где были заперты пленные солдаты



Ребята, конечно удивились.

- А абрэки - охранники

- В машине спят



Час сна - час загрузки в их сознание английского - "стрей"

Через час я высадила на побережье Новой Зеландии пленных и охранников, переодетых в штатское, вручив им документы и деньги







Читатели (193) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы