ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 197

Автор:
Глава СXCVII


Получив от 14-й армии просьбу о немедленной помощи, aдмирал Головко выдвинул в Мотовский залив эсминцы «Куйбышев» и «Урицкий» в сопровождении двух катеров морской охоты с зенитчиками и корректировщиками огня на борту. Четыре истребителя морской авиации прикрывали отряд с воздуха. К шести часам утра отряд достиг места назначения. Операция по огневой поддержке сухопутных войск была многократно отработана на учениях Северного флота. Сразу по прибытии катера высадили на берег корректировщиков огня с радиостанциями. Установив по радио связь с армейским командованием, корректировщики уточнили цели для корабельной артиллерии, немедленно открывшей огонь. Заняв позиции на господствующих высотах, корректировщики отслеживали результаты каждого залпа. За четыре часа интенсивного обстрела огнём эсминцев были подавлены батарея гаубиц, батарея миномётов и накрыты четыре скопления войск противника, подтягивавшихся к передовой. Лишь в десять часов утра в небе над заливом послышался нарастающий гул и появились 40 пикирующих бомбардировщиков, бомбивших с утра передний край обороны генерала Фролова. Выполняя противосамолётный манёвр, эсминцы двинулись прочь от берега. Бомбардировщики атаковали эсминцы звеньями по три машины, заходя в пикирование от кормы к носу. Каждый сбросил по две бомбы. Выполняя крутой вираж на полном ходу в момент отрыва бомб, эсминцы ушли от прямых попаданий, бомбы разорвались в море, несколько из них - в непосредственной близости от борта «Урицкого». Четыре члена экипажа были тяжело ранены, орудия и торпедные аппараты эсминца получили повреждения. Сбросив бомбовый груз, самолёты улетели. Прежде чем бомбардировщики успели повторить налёт, эсминцы вышли из Мотовского залива и скрылись в полосе тумана. Морской охотник старшего лейтенанта Кроля получил приказ вернуться за оставшимися на берегу корректировщиками огня. Не успел катер подойти к берегу, как в небе появилась вторая группа самолётов, на этот раз – две эскадрильи двухмоторных штурмовиков «Мессершмитт-110». Не обнаружив эсминцев, они устроили охоту за катером, построившись в круг и заходя на бомбёжку один за другим. Шансов уцелеть у морского охотника было немного. Первыми же взрывами было выведено из строя рулевое управление. Командир катера увёртывался как мог от прямых попаданий, маневрируя моторами, а когда два из трёх моторов вышли из строя, продолжил маневрирование с одним мотором, то стопоря его, то вновь давая полный вперёд, а порой для разнообразия – полный назад. Охота продолжалась полчаса. Несколько раз взрывы бомб подбрасывали катер над поверхностью воды. Попытки четырёх истребителей прийти на помощь атакованному катеру без труда отражались сосредоточенным огнём «Мессершмиттов», ни разу не нарушивших строй. Когда самолёты, расстреляв боекомплект, улетели, потеряв от огня 45-миллиметровых зениток и крупнокалиберных пулемётов, установленных на катере, две машины из восемнадцати, морской охотник с разбитой кормой и едва работающим последним мотором малым ходом добрался до порта Владимир. Сойдя на берег, старший лейтенант Кроль, успевший не раз проститься с жизнью, шёпотом доложил по телефону о случившемся командующему флотом. Вскоре туман, наползающий со стороны моря, скрыл причал. Починив мотор и забрав корректировщиков, катер своим ходом вернулся на базу. Спустя две недели командир катера, его помощник и рулевой получили ордена Красного Знамени.
Едва успел адмирал Головко успокоить по телефону старшего лейтенанта Кроля, как раздался звонок из Архангельска: туда только что прибыл большой рефрижератор, который считали потопленным. Оказалось, что немецкий самолёт-разведчик выпустил очередь по радиорубке и улетел, а вахтенный радист, услышав, как щёлкают пули, передал сигнал SOS, закрыл вахту и убежал в трюм, наотрез отказавшись вернуться к радиостанции. Адмирал Головко, уже собиравшийся докладывать в Москву о результатах поисков уцелевших членов экипажа рефрижератора, немедленно перезвонил наркому и доложил, что торговый и промысловый флот из Мурманска пришёл в Архангельск без потерь и что все 155 судов уже рассредоточены в Северной Двине.
В результате артналёта эсминцев Северного флота на их тылы у егерей генерал-полковника Дитля, наступавших на Мурманск, 30 июня возникли проблемы со снабжением боеприпасами. Наступление приостановилось, и это дало возможность адмиралу Головко в большой спешке сформировать несколько опытных подразделений морской пехоты – совершенно нового для Северного флота рода войск. В качестве личного состава первого отряда использовали квалифицированных моряков-добровольцев четвёртого и пятого годов службы. Отряд был сформирован в течение нескольких часов и немедленно брошен в бой. В следующие два дня формирование частей морской пехоты продолжилось. За двое суток поступило более 12 тысяч заявлений добровольцев, после чего приём заявлений был прекращён: вооружить такое количество людей для боевых действий на суше ни флот, ни службы тыла 14-й армии своими силами уже не могли. Три тыячи винтовок доставил из Москвы отряд транспортных самолётов Героя Советского Союза Валентины Гризодубовой. Из четырёх вылетевших из Москвы самолётов с оружием в Североморске сели только три, четвёртый был сбит на подходе к аэродрому своими истребителями, принявшими транспортные самолёты за немецкий десант. С кораблей сняли всё личное стрелковое оружие, лишь командирам кораблей оставили пистолеты. Был произведён специальный сбор лишнего обмундирования у старослужащих.
Внешний вид у первых отрядов морской пехоты оказался в результате довольно пёстрым. Однако на поле боя эти отряды с самого начала проявили себя с лучшей стороны и по своим боевым качествам сильно превосходили пехоту стрелковых дивизий. Брошенные в бой на подступах к Мурманску в первых числах июля, отряды морской пехоты сильно помогли командованию 14-й армии остановить наступление немецких горных егерей. В этих боях морская пехота понесла большие потери. Причиной потерь стал быстро утвердившийся в частях морской пехоты обычай атаковать противника только во весь рост, не пригибаясь, и непременно в тельняшках и бескозырках, без касок и маскировочных халатов, что на хорошо простреливаемых миномётным огнём сопках Заполярья было, в сущности, проявлением ненужной удали, едва ли оправдываемой оказываемым на противника психологическим воздействием.
Однако помощью 14-й армии на сухопутных участках фронта роль морской пехоты не ограничивалась. Главной задачей морских пехотинцев в дальнейшем по замыслу командования флота должно было стать участие в десантных операциях на побережье.
Едва были сформированы первые отряды морской пехоты, как адмирал Головко начал их обучение, организовав несколько небольших морских десантов на коммуникациях противника в районе Киркенес-Петсамо. Первый десант в 250 человек был высажен в начале июля с малых кораблей и мотоботов без огневой поддержки эсминцев. Появление десантников на коммуникациях в глубоком тылу вынудило генерал-полковника Дитля, почти не оставившего резервов, снять с передовой и вернуть в тыл часть своей ударной группировки, что и сыграло решающую роль в стабилизации фронта западнее Мурманска. Спустя четверо суток первый десант, выполнивший свою задачу, был успешно эвакуирован с плацдарма. За первым десантом последовал второй, такой же, но на другом участке побережья. Малые корабли с десантниками выходили в море под прикрытием тумана и, несмотря на полярный день, незамеченными достигали мест высадки, после чего возвращались на базу. Тем же путём, пользуясь туманом, корабли забирали с плацдармов десант, выполнивший свою задачу.
В третьем десанте вместе с отрядом морской пехоты принял участие стрелковый полк майора Шакито из резерва 14-й армии (1350 человек). На этот раз десант, посаженный на тральщики, сторожевые катера и морские охотники, подошёл к побережью в немецком тылу средь бела дня, подавил береговую батарею огнём корабельной артиллерии и высадился, почти не встретив сопротивления противника, не ожидавшего нападения с моря в хорошую погоду. Это позволило адмиралу Головко оставить на базе эсминцы, которые уже готовились выйти в море для оказания десанту огневой поддержки. Теперь уже десант продержался на плацдарме три недели, несколько раз получая подкрепления морем. Генерал-полковник Дитль был вынужден стянуть к плацдарму все свои резервы, окончательно перейдя к обороне на мурманском направлении.
«Бои на плацдармах носят чрезвычайно ожесточённый характер. Сам чёрт выдумал тундру в пользу большевиков», - писал в начале августа военный корреспондент немецкой газеты, выходящей в Норвегии. Его статья была озаглавлена «Почему германские войска ещё не в Мурманске?»











Читатели (709) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы