ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 196

Автор:
Глава СXCVI


Вернувшись поздно вечером 21 июня из театра в штаб Северного флота, адмирал Головко за стаканом чая анализировал сводку воздушной разведки о движении судов в районе Петсамо.
Повышенный интерес немецкой авиации к базе Северного флота и аэродрому в Североморске объяснялся не только соображениями общего характера. Расположенное на территории Финляндии в районе Петсамо месторождение служило стратегическим источником никеля для германской промышленности. В случае войны с СССР и прекращения поставок руды от недавнего союзника значение месторождения в Петсамо для Германии многократно возрастало. Не подлежало сомнению, что с началом военных действий немцы постараются немедленно занять Петсамо достаточно крупными силами, чтобы не позволить сделать это противнику. Проблема для них заключалась в том, что обеспечить снабжение большой группировки войск по суше не представлялось возможным. Для этого у Германии имелось лишь две дороги: одна, протяжённостью около шестисот километров, соединяла Петсамо с Ботническим заливом, другая шла вдоль побережья Норвегии в Нарвик, извиваясь среди скал, и была слишком узкой, чтобы на ней могли удовлетворительно разойтись два встречных потока грузовиков. Оставалось два пути: воздушный и морской; а поскольку в Петсамо имелся достаточно вместительный незамерзающий порт, не подлежало сомнению, что в планы Германии входило осуществлять снабжение войск, как и транспортировку руды, морским путём, преградить который могли прежде всего подводные лодки и минные заграждения Северного флота, чья военно-морская база находилась буквально под боком, в Полярном, отделённом от Петсамо полуостровом Рыбачий и Мотовским заливом Баренцева моря.
Согласно донесениям воздушной разведки флота, за истекшие сутки из Петсамо ушли почти все транспорты, зато в порту скопилось 15 немецких тральщиков и ещё столько же подтягивалось к Варангер-фьорду с запада.
Не успел адмирал допить чай, как ему позвонил из Москвы нарком ВМФ Кузнецов.
- Сейчас получите телефонограмму из Главморштаба. С минуты на минуту ожидается нападение Германии. Не дожидаясь сигнала, переводите флот в состояние полной фактической готовности, внимательно следите за воздухом, к семи утра прикройте вход в Белое море двумя подлодками, двумя эсминцами и эскадрильей морских бомбардировшиков МБР-2.
Адмирал был готов к такому развитию событий; фактически и флот был уже готов, оставалось сделать немногое. Командующий собрал у себя штаб, объявил по флоту готовность номер один; командиры эсминцев «Сокрушительный» и «Грозный» получили приказ готовиться к выходу в Белое море. Небо над Кольским заливом было затянуто облаками. За облаками гудели немецкие самолёты. Первые бомбы упали на Полярный около четырёх часов утра. Когда стихли разрывы, в городе началась суматоха. «Не так-то просто штатскому человеку привыкнуть к бомбёжкам», - философически заметил в дневнике адмирал Головко. По улицам в поисках укрытий метались люди. Артисты оперетты, бросив в театре декорации и реквизит, бежали из гостиницы в порт и на катерах добрались до Мурманска, откуда с первым поездом отбыли в Москву. Началась эвакуация семей личного состава из гарнизонов.
Когда переполненный женщинами и детьми пароход «Ост» отвалил от причала, немецкие самолёты прилетели вновь, на этот раз бомбы посыпались на гавань. В десять утра из Главморштаба пришёл приказ блокировать подводными лодками Варангер-фьорд.
К полудню погода улучшилась, поднявшиеся в воздух истребители флотской авиации отогнали немецких пилотов; один немецкий бомбардировщик задымил, но дотянул до финской границы. Воздушная разведка донесла, что в районе Киркенеса противник сосредоточивает сухопутные войска, подтягивая их по дороге из Танафьорда. Адмирал Головко связался со штабом 14-й армии и предложил командарму объединить авиацию 14-й армии с морской и общими силами нанести по дороге массированный удар. Генерал-лейтенант Фролов отказался, сославшись на то, что армейская авиация – полк скоростных бомбардировщиков Пе-2 – уже имеет приказ прикрывать Кандалакшу. Адмирал обратился за помощью в Москву к наркому, но тот ответил, что помочь не может: положение везде тяжёлое.
Первый день войны, если не считать утренних бомбёжек, прошёл на Северном флоте довольно буднично; все занимались своим делом. Береговые батареи, установленные на полуостровах Рыбачий и Средний, обстреляли вышедшие из Петсамо в Варангер-фьорд сторожевой катер и транспорт под германским флагом. Противник стягивал в район Петсамо авиацию и сухопутные войска, не торопясь проявить активность на границе и не предпринимая попыток атаковать с моря. Второй день войны также прошёл спокойно. Семьи личного состава были отправлены через Мурманск на юг. Нелётная погода препятствовала активным действиям авиации, а когда облака ненадолго расступались, немецкие самолёты начинали гоняться за катерами и буксирами, не отваживаясь напасть на более крупные суда. Эскадрилья «Хейнкелей-111» прилетела бомбить береговую батарею; здесь её атаковали истребители, снаряжённые реактивными снарядами. Один из снарядов поразил цель: «Хейнкель» упал в воду, разломился и затонул, никто из экипажа не спасся; подошедший катер подобрал резиновую шлюпку, в которой обнаружил парашюты, аварийную радиостанцию и погнутые от удара о воду ручные пулемёты. Перенимая на ходу полезный опыт, адмирал Головко тут же приказал снабжать резиновыми шлюпками и аварийными радиостанциями все колёсные самолёты флотской авиации, вылетающие на задание в море и в береговом районе.
25 июня тучи разошлись, над Баренцевым морем засияло солнце, и война в воздухе развернулась в полную силу. В воздушных боях 25 и 26 июня авиация Северного флота сбила десять самолётов противника, потеряв всего шесть самолётов.
26 июня морские бомбардировщики совершили налёт на немецкую авиабазу Лаксельвен у Нордкапа и на порт в Киркенесе. Прозванные моряками за свой несколько неуклюжий вид «амбарчиками», морские бомбардировщики МБР-2 имели слабое вооружение и невысокую скорость - 150 километров в час. Однако всякий недостаток можно обратить в достоинство, и адмирал Головко в дальнейшем успешно использовал звенья МБР-2 в качестве морских разведчиков и охотников за подлодками.
Утром 27 июня береговая батарея, установленная на острове Среднем в дни Финской кампании, потопила немецкий катер; получив прямое попадание, катер затонул в две минуты.
- Готовьтесь теперь к удару с воздуха, и не ждите поддержки: у меня все истребители на заданиях, - охладил адмирал по телефону пыл ликующих артиллеристов.
Прошло несколько часов, и батарею атаковали 35 немецких пикирующих бомбардировщиков. Зенитчики, впервые услышавшие леденящий душу вой пикировщиков, не растерялись и открыли сильный огонь, сбив два «Юнкерса», затем прилетели истребители морской авиации и отогнали остальные немецкие самолёты, однако к этому времени все постройки в районе батареи были уничтожены, территория перепахана воронками, одно орудие разбито прямым попаданием, среди артиллеристов были убитые и раненые. Адмирал приказал командиру батареи больше не открывать огонь без прямого приказа из штаба флота: орудия и снаряды следовало приберечь для более подходящих целей, чем катера и буксиры.
Противник поверил, что батарея уничтожена, и в ближайшие дни не возобновлял налётов на батарею. Зато он усилил налёты на Кольский залив и скопившиеся в порту Мурманска гражданские суда – 35 транспортов, 40 рыболовных траулеров и 80 мотоботов. Все эти суда следовало как можно скорей увести в Белое море, но от Мурманска до Архангельска – 450 миль, пройти этот путь при свете полярного дня под бомбёжками конвой вряд ли сможет, да и прикрыть конвой эсминцами от возможного нападения с моря адмирал не мог: все эсминцы прошли ремонт и были уже в строю, но резервов топлива флот имел всего по одной заправке. Службы тыла изыскивали топливо где только могли: на складах торгового флота, у рыбаков и даже у железнодорожников. Адмирал принял решение эвакуировать суда небольшими группами и поодиночке, пользуясь туманом и облачной погодой. Уже вечером 27 июня из гавани вышла и, обогнув остров Кильдин, растворилась в сгустившемся тумане зверобойная шхуна, за ней последовал океанский транспорт. 28 июня эвакуация уже шла полным ходом. Никаких тревожных сигналов с моря не поступало. Низкая облачность и туман обеспечивали надёжное прикрытие. Лишь на следующий день немецкие самолёты напали на след и потопили большой тихоходный рефрижератор, замыкающий растянувшуюся в направлении Архангельска колонну.
29 июня артиллерия 14-й армии обстреляла район сосредоточения войск противника вдоль советско-финской границы. Немецкая артиллерия немедленно открыла ответный огонь, а немецкая пехота хлынула через границу. Горные стрелки Лапландской группировки генерал-полковника Дитля преодолели линию приграничных дотов, отбросили передовые части 14-й стрелковой дивизии генерал-майора Журбы и устремились к Мурманску и Кольскому заливу, передвигаясь без дорог, через скалы и тундровые болота. Располагая большим преимуществом в миномётах, они были к тому же прекрасно подготовлены к операциям в труднопроходимой местности. Цепляясь за каждый валун, разрозненные отряды пограничников и части 14-й дивизии с боями отступали на восток, и только 135-й стрелковый полк отступил на север, на полуостров Средний, где закрепился на склонах горного хребта Муста-Тунтури. Когда немецкие аванпосты, преследуя отступающие на восток разрозненные части, вышли к Титовке, командарм 14-й армии генерал-лейтенант Фролов связался с адмиралом Головко и запросил немедленной помощи Северного флота. Вечером к берегу Кольского залива вышли немногочисленные остатки 14-й дивизии во главе с командиром батальона, его немедленно отправили в госпиталь, где хирурги в тот же вечер извлекли из его тела десяток минных осколков. Титовка была сдана. Генерал Журба и его адъютант были убиты. Отступающие, среди которых почти не было ни офицеров, ни сержантов, требовали у моряков немедленно переправить их на восточный берег Кольского залива, уверенно заявляя, что немцы большими силами выйдут к заливу через два часа, и остановить их невозможно.











Читатели (168) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы