ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Воспитательный процесс

Автор:
Автор оригинала:
Братья Комаровы
ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
ГЛАВА I
Интродукция
* * *
В начале двадцать первого века мировая экономика дала сбой, большинство стран мира было затянуто в мировой экономический кризис. Крупнейшие корпорации терпели крах, банки рушились, экономисты не знали, что делать. Руководители стран лидеров пытались найти выход из сложившейся ситуации, в большинстве своём они рассчитывали на взаимовыручку и понимание своих коллег по несчастью. Все первые лица государств стремились наладить рухнувшую экономическую систему. Все, но только не президент Российской Федерации. Президент России считал, что проблема его страны была связана не только с кризисом в мировой экономики, но ещё и с кризисом бюрократическим. Учитывая влияние прогнившего госаппарата на внутреннею экономику государства, руководитель страны понимал всю катастрофичность сложившейся ситуации. По мнению президента России, страна не могла выйти на новый уровень социального и экономического развития, даже в случае успешного разрешения проблемы с мировым экономическим кризисом. Исходя из этого, в условиях строжайшей тайны президент разработал программу по изменению вертикали власти, которая проходила попутно с мероприятиями направленными на стабилизацию экономики и мирового рынка.
Программа по укреплению вертикали власти была новым словом в методике управления государством. Секретность данной программы была обусловлена тем, что в ней применялись современный научный подход, сверхновые психокинетические нанатехнологии и старые, как сам мир нарушения прав человека. Программа хоть и была засекречена, но в тоже время имела широкое распространение. В данном эксперименте, главы государства были задействованы абсолютно все чиновники: мэры, губернаторы, депутаты, министры и их замы. Суть программы заключалось в обязательном принятии участия в новейшей обучающей программе, построенной по принципу виртуальной реальности. Каждый чиновник обязан был, для сохранения своего поста, выполнить поставленную им задачу в виртуальном мире. После того, как чиновник справлялся со своей задачей, он мог вернуться на ранее занимаемый пост, но никак ни раньше.
Секретный эксперимент проводился в каждом крупном городе, всё необходимое оборудование было изготовлено по спецзаказу и доставлено в местные областные больницы. Программа заработала в полную силу, и если поначалу, где-то и как-то, находились добровольцы и энтузиасты, которые стремились войти в эксперимент первыми, то через два месяца деятельности новой программы чиновники с ужасом ждали, когда за ними придут люди в пагонах, и отведут их к адской машине.
* * *
Скромный коттедж Губернатора Партамонова таял в лучах апрельского заката, когда к нему подъехал автобус с закамуфлированными представителями власти с автоматами на перевес. Группа из восьми вооружённых человек выбежала из автобуса и взяла дом в кольцо. Солдаты были готовы брать дом штурмом по первому требованию своего командира. Через пару минут из автобуса вышел человек в армейской шинели, без знаков отличия, и стал медленно приближаться к коттеджу. Свет в окнах скромного домика быстро погас, а входная дверь легонько отворилась, на встречу человеку в шинели вышел лично Губернатор Партамонов.
- Может, не надо? – Предложил насмерть перепуганный Губернатор.
- Надо, - строго ответил человек в шинели.
- А может, договоримся? – Губернатор решил уладить проблему традиционными методами.
- Ни как нельзя,- ответил человек в шинели.
- С семьёй хоть побыть дадите?- Крупный чиновник пытался оттянуть неизбежное.
- Невозможно. Вы и так от нас неделю бегаете. Прошу в автобус нас уже ждут.
-А если я откажусь? – Предположил дрожащим голосом Губернатор, залезая в автобус.
- Расстрел, - не пошутил человек в шинели.
Губернатор Партамонов был мужик не из робкого десятка, он собственноручно, на протяжении многих лет вгрызался во власть, продвигал нужных себе людей, был неоднократно подловлен на лжесвидетельстве и некомпетентности, и всё-таки он не сдал своих позиций и продолжал работать Губернатором, правда злые языки поговаривают, что он просто удачно женился. Губернатор Партамонов выигрывал несколько выборов подряд и занимал свой пост по праву, хотя его выбирали не сердцем, а отсутствием электората на выборах, но это уже другая история. Итак, Партамонов, как настоящий мужик не боялся ничего в своей жизни, ни бандитов, ни прокуроров, ни президента, даже бога он не боялся, но сейчас ему было реально страшно, потому, что его везли на обучающую программу, о которой ходило много нехороших слухов.
* * *
- Здравствуйте, здравствуйте, Геннадий Анатольевич - поприветствовал Главврач входящего в приёмный кабинет Губернатора.
- Здравствуйте, - произнёс напуганный Губернатор.
- Вот мы вас и поймали,- обрадовался Главврач, - не надо бегать от врачей. Здесь нет ничего страшного, мы вам поможем.
- Да я не боюсь,-
- Вот и ладненько, вот и хорошо, - сказал Главврач, выписывая направление на процедуры, - вот вам направление будете ходить каждые три дня. Желательно не опаздывать. Первая процедура прямо сейчас в соседнем кабинете.
Партамонов с ужасом в глазах смотрел на новое изобретение Российских учёных, которое в народе называли адская машина Фредди Крюгера. Непонятная конструкция с огромным количеством лампочек, электродов, прозрачных, полимерных трубок и с креслом посередине.
- Присаживайтесь поудобнее, - сказал Главврач, указывая на кресло.
- Что со мной будет, доктор? – Партамонов себя чувствовал хуже, чем Гагарин, когда тот садился в ракету.
- Всё будет хорошо. Вот этот шлем мы наденем вам на голову, вот эту трубку вставим в рот, вот эту в анальное отверстие. Всё будет хорошо, - сказал Главврач и начал надевать медный шлем с электродами, Губернатору на голову. – Потом мы вколем вам препарат в вену, и вы очутитесь совершенно в новой реальности. Только помните главное, если там вы получите синяк, то и в реальной жизни у вас тоже будет синяк.
- Утешил,- насупившись, ответил Губернатор.
Наконец, когда все необходимые действия со стороны Главврача были выполнены, и чиновник приготовился отправиться в неизвестность, произошло непредвиденное, форс-мажорное обстоятельство. Отошедший электрический контакт упал на корпус машины, и разряд электрического тока прошёл через шлем и полимерные трубки в Губернатора. Получив небольшой, но длительный по продолжительности удар электричеством во все места соприкосновения с трубками и шлемом, Партамонов потерял сознание и выпал из технологического прорыва современной научной мысли, попросту говоря из кресла.
* * *
Геннадий Анатольевич Партамонов два дня был, как не свой, он не знал, что ему делать и куда бежать, ему хотелось скрыться. Машина оказалась неисправна и требовала ремонта, только поэтому его, на время, отпустили домой, но для пресечения всякого рода попыток бегства, к нему приставили охрану. Губернатор знал, что следующий раз промашки не будет и машина сработает, как по нотам, вот тогда-то и случится страшное. Партамонов был наслышан, как после нескольких сеансов чиновники сходили с ума и их списывали, такое случилось с тремя Губернаторами, были случаи летальных исходов и инвалидности. Так же Губернатор был наслышан о том, что данная технология применялась спецслужбами, для вербовки иностранных агентов и повышения морального духа офицерского состава, отдельных спецподразделений. Партамонов был в отчаянии, сбежать было невозможно, с работы временно сняли, волосы на голове сгорели, прямая кишка болела.
- Ну, что ты прямо, как сам не свой? – Тихим голосом спросила подошедшая к нему жена. – Не бери в голову, сходи лучше пообедай.
Партамонов не стал возмущаться и закатывать истерик, а тихо спокойно, прошёл на кухню и сел за стол.
- Я тебе суп приготовила, поешь, - сказала Лидия Михайловна, наливая наваристый суп в чашку.
- А где осетрина? – спросил Губернатор, поедая суп.
- Вчера закончилась. В стране кризис завоз в магазин не сделали.
- А креветки?
- Так ты вчера всё с пивом выпил. Пугаешь ты меня последнее время. Пить стал, нервничать, с соседями поругался, - любящая жена начала читать нотацию.
- Просто у меня нервы на пределе, да ещё эта новая политика партии с обучающей программой. – Посетовал нервный муж. – Кэгэбуха нас делает, тупо, но эффективно.
- Ну знаешь, делает не делает, а программу проходить надо. Президент он о народе думает, а не о нас. На завод работать ты всё равно не пойдёшь, а без прохождения программы чиновником ты тоже не будешь. Власть твоя кончится, пенсию отберут, льготы снимут. Как жить-то будем? – Жена намекнула мужу, что без поста Губернатора, жить они будут немного хуже, если не сказать совсем плохо.
- Программу пройти, думаешь так просто? О народе он думает, а как двести двадцать через рот в жопу подать это он не думает, садист. А дома креветок нет, - закричал Партамонов и метнул ложку в стену.
Жена недолго думая, взяла кастрюлю с супом и надела её на уши мужу.
Геннадий Анатольевич осознал свою вину, как муж и, как Губернатор, встал из-за стола и пошёл в ванную мыть голову. Ему надо было хорошо выглядеть, потому, как на вечер у него была запланирована встреча с журналистами, а вермишель на голове в его планы не входила, и потому он два часа стоял перед зеркалом, и смотрел, не забыл ли он снять с ушей лапшу.
* * *
Вечером коттедж Губернатора превратился в съёмочную площадку, кругом стояли камеры, микрофоны и искусственная подсветка. Интервью у Губернатора должна была брать молодая ведущая, так сказать восходящая звезда областного экрана.
- Геннадий Анатольевич, наши телезрители хотят знать, о дальнейших планах по строительству нового сектора социального жилья, - телеведущая обозначила вопрос, как можно более коротко.
- Мы будем повышать объёмы работ и хотим в следующем году увеличить метраж жилищного фонда на сорок процентов, - Губернатор был готов к данным вопросам и заучил ответы заранее.
- Насколько доступным станет новое жильё?
- Насколько это будет возможно. Вообще-то мы планируем построить посёлок, для молодых семей, качественный и не дорогой. – Заученные фразы делали своё дело.
- Сколько будет стоить квадратный метр жилья, для молодой семьи?
- Недорого, - Партамонов влип, он не мог сказать, что средства, выделенные на строительства посёлка давно поделены, а социальное жильё не такое уж и качественное, водопровод неисправен, отопления нет, газа нет, электрика дешёвая, того гляди сгорит, а цены и вовсе не социальные.
- Геннадий Анатольевич будет ли в этом году повышена заработная плата учителям и работникам дошкольных учреждений?
- Да мы рассматриваем возможность повышения заработной платы учителям и работникам дошкольных учреждений, в соответствии с ростом инфляции. – Партамонов любил применять в своей речи такие словосочетания, как, мы рассматриваем возможность, потому, как такие фразы ни к чему не обязывали. Грамотно поставленная речь могла частично освободить от ответственности, по крайней мере, ему так казалось.
- Жители нашей области хотят узнать, какие приняты меры нашими властями для преодоления кризисной ситуации сложившейся в последнее время. – Очередной вопрос телеведущей был настоящим подарком для Губернатора, потому как, отвечая на него, он мог сказать абсолютно всё, что его душе угодно.
- Ну во-первых меры были приняты ещё за долго, до наступления кризиса, как известно наша область приняла большое количество иностранных инвестиций. На территории нашей области построены новые цеха иностранных фирм по сборке самолётов, так что безработица нам точно не грозит. – Губернатор правда забыл добавить, что вследствие его инвестиционной политики стоимость на землю возросла в разы, а цеха строились за счёт городского бюджета, а не иностранных инвесторов. Партамонов в очередной раз облажался, но про это знал только он и несколько, очень крупных, чиновников из Москвы. – Во-вторых мы собираемся бороться с непрофессиональными и некомпетентными руководителями муниципалитетов.
Интервью продолжалось несколько часов, Губернатор то врал, то искренне тупил, отвечая на вопросы телеведущей, но особенность киномонтажа заключается в том, что из четырёх часов бреда и нелепости можно сделать пятнадцать минут научно-познавательной передачи. Однако Губернатора больше беспокоило не то, как он отвечал на вопросы, ему казалось, что репортеры заметили и засняли его нервную дрожь и душевную прострацию, в которой он находился уже несколько дней, и нет ли на ушах лапши.
ГЛАВА II
Виртуальный мир
* * *
Прошло три дня и Губернатора Партамонова в принудительном порядке отвезли в областную больницу, где врачи снова попытались подключить чиновника к программе. Для общей информации можно упомянуть, что попытки к бегству за последние двенадцать часов предпринимались Губернатором неоднократно, но каждый раз его ловили, били и возвращали в исходную точку. Вследствие чего Партамонов был окончательно вымотан и потерял чувство страха впрочем, ощущение реальности он тоже потерял.
- Ну, как вы себя чувствуете? – Главврач поинтересовался самочувствием Губернатора.
- Включай свой электрический стул, - сказал Партамонов, жуя полимерную трубку.
- Приготовьтесь,- предупредил Главврач.
- Включай, - скомандовал Губернатор.
- Матрица существует, - произнёс Главврач и запустил свою адскую машину.
Загрузка подопытного в новую реальность прошла успешно, Губернатор Партамонов даже не почувствовал разницы, до и после. Однако обстановка вокруг изменилась. Губернатор Партамонов стоял в центре поля, над ним было голубое небо, и солнце над головой светило ярко-ярко.
Вдруг Губернатора кто-то дёрнул сзади за штанину. Партамонов повернулся и широко открыл рот, передним стоял маленький старичок в грибной шапке вместо головного убора, в его руках была палочка, на которую он опирался.
- Доброе утро, - поздоровался странный старичок.
- Доброе, - произнёс Губернатор. - Я где? Ты кто?
- Я старичок Лесовичок, мимо проходил. А находишься ты в землях Китежграда, во владениях Топтыгина.
- Бред какой-то, - не веря своим глазам, сказал Партамонов.
- Не бред, а президентская программа, по обучению и воспитанию чиновников, с целью укрепления вертикали власти. – Объяснил старичок Лесовичок.
- Чему меня обучать? Я всё умею.
- Как чему? Любить свой народ. Президент считает, что современным чиновникам безразлична судьба его народа, и он решил в вас культивировать любовь к родине. – Старичок Лесовичок перевыполнил план по поставке информации в уши чиновника.
Губернатор понял, что попал он основательно, но так просто сдаваться он тоже не собирался и выяснил у Лесовечка всё, что только можно об этой президентской программе. Оказывается, задания чиновникам даёт некий Топтыгин, ему же принадлежат земли Китежграда, а значит, Топтыгин что-то вроде Губернатора в этом мире и возможно с ним можно договориться. Старичок Лесовичок показал дорогу до Китежграда и пожелал Партамонову удачи. Чиновник в свою очередь в лучших традициях поблагодарил Лесовичка и отправился в путь.
* * *
Китежград один из самых красивых городов виртуального мира, деревянные стены его домов украшали голубые узоры, улицы были вымощены камнем, а главные ворота были из чистого золота, по центру этого архитектурного ансамбля располагались резные палаты Топтыгина. Партамонов без труда нашёл дорогу к Топтыгину и затребовал аудиенции, на что два стражника взяли его под руки и оттащили в зал на приём.
Губернатор Партамонов много повидал на своём веку, но чтобы попасть на приём к медведю, такого ему даже во сне не снилось.
- Михал Потапыч тут у вас аудиенции просят, – сказали стражники, кинув чиновника в ноги медведю.
- Чего он хочет? – Удивился медведь.
- Говорить хочу! – В полный голос, чуть ли не крича, сказал Губернатор.
- А ну так бы и сказал, а то аденции какой-то хочет. По-русски говори, а то не пойму, может ты денег хочешь, а может и по морде.
- Я здесь по президентской программе, вы должны мне выдать задание, а я его должен выполнить, ролевой момент такой, - сообщил чиновник медведю, стоя на коленях.
- А да, делом я тебя обременить должен, точно. Что ты там про какой-то момент говорил, слово-то какое-то заморское там?
- Да так нечего, для рифмы. Так что насчёт задания?- Спросил Губернатор, глядя на медведя и медленно приходя в себя.
- Ты знаешь, мне тут посоветовали за задание мзду какую-то брать, с вас засланцев, ну или на лапу.- Медведю данные мероприятия были в новинку, и он решил их попробовать на практике.
Губернатор понял всю тяжесть ситуации, в которой оказался, ему не понаслышке были известны бюрократические препоны, тем более лапа у медведя была страх какая волосатая.
- Так и быть, я подумаю денька три, четыре, что-нибудь придумаю,- произнёс медведь, почесав свою мохнатую голову.
- Нельзя ли побыстрей? – Спросил Партамонов.
- Мужики гляньте на него, шустрый какой нашёлся,- рассмеялся медведь вместе со стражей. – Как тебя хоть звать, шустрого такого?
- Геннадий Анатольевич Партамонов.
- Ну по батьке мы тебя звать не можем, заслужить должен, чтоб мы батьку твоего знали. Во, Партмонам мы тебя звать будем.- Предложил медведь.
- Партамонов, - поправил чиновник медведя.
- Партмон, значит Партмон, - поправил медведь чиновника. – Побыстрей значит, хочешь, ладно будет тебе побыстрей. Вот принесёшь мне колоду мёду, сделаю побыстрей.
- Понял, несу,- сказал чиновник и быстро удалился.
* * *
Губернатор шёл по лесу, в его руках была тяжёлая колода. Вдруг он услышал жужжание и стал осматриваться по сторонам. Чиновник жадно искал пчёл, ему необходимо было достать мёд. Наконец он увидел маленьких, полосатых тружеников, которые вились возле улья на дереве. Партамонов привязал к ремню колоду и полез на дерево. Пчёлы жалили новоявленного бортника во все места, чиновник кричал, плевался, но продолжал пихать свою руку в улей. Наконец он не выдержал и свалился с дерева, так и не набрав мёд, а пчёлы продолжали его жалить.
Губернатор плёлся по лесной дороге с опухшими руками и лицом, он был уже на пол пути к Китежграду, как ему повстречался старичок Лесовичёк.
- Здравствую Геннадий, - поздоровался Лесовичок. – А что это ты так плохо выглядишь? Пчёлы покусали?
- Да вот, мёд нужен. Медведя подмазать,- с кислой миной сказал Партамонов, - купить его на базаре нельзя, базара нет, а добыть невозможно, пчёлы у вас бешеные.
- То, что ярмарки нет, так время не пришло, она на праздник будет, а пчёлы, пчёлы как пчёлы. Их выкурить надо было.- Объяснил Лесовичок.
- Как выкурить?
- Как, как, дымом вот как.
- Дымом говоришь?- Задумался Губернатор, после поблагодарил Лесовичка за продвинутую, технологическую методику и побежал обратно к улью.
В лесу творилось страшное, Партамонов поджёг дерево с ульем и ждал, когда пчёлы начнут падать на землю. Чиновник радовался, казалось дело в шляпе, но тут внезапно возникла проблема. Лезть в улей по горящему дереву было немного проблематично, надо было искать выход из сложившейся ситуации. Геннадия Анатольевича посетила гениальная мысль, но реализовать он её не успел, кто-то надел ему мешок на голову и скрутил руки.
- Данила посмотри, вроде оклемался, - произнёс знакомый голос.
- Есть такое дело, - сказал стражник Данила, немного попинав связанное тело Губернатора.
- Анука Данила, сними с него мешок, - произнёс всё тот же, с трудом вспоминаемый, голос.
Стражник Данила подошёл к связанному Губернатору и снял с головы мешок.
- По какому праву? Я Губернатор, - кричал Партамонов.
- Смотри-ка Данила он права требует, - сказал уже узнанный голос Топтыгина, - будет тебе права, по всей строгости закона. Губернатор он там, ёлки палки.
- Что здесь происходит? – Кричал чиновник.
- Как, что? Ты поджёг дерево, а это дерево находиться в моём лесу, порча госимущества, - доходчиво объяснял Топтыгин, - нет, правда, если бы я знал, что ты такой дятел, я бы тебя за мёдом не послал. Да и рыбу ловить наверно тоже.
- Я не знал.
- Незнание закона, не освобождает от ответственности, - процитировал Топтыгин, держа в руках книгу. – Это ж сначала вы одно дерево спалите потом другое, а после и вовсе весь лес. Нет, так не годиться.
- Я не знал, мне сказали, - чиновник пытался снять с себя вину и повесить её на другого участника уголовных деяний.
- И кто ж тебя надоумил?- Поинтересовался медведь.
- Старичок Лесовичок, - Партамонов сдал Лесовичка с потрохами.
- Ой, вот не надо нам здесь сказки рассказывать. Лесовичок ему сказал дерево поджечь. К твоему сведению, Лесовичок отвечает за каждое дерево в лесу и за каждую животину, что там бродит. Он у нас в авторитете. А если ты со своей кукушкой не дружишь, то нечего сваливать всю вину на старых и беспомощных людей. - Топтыгин явно был не доволен поведением Губернатора.
- Я Губернатор, я …- не успел договорить чиновник, как его прервал Топтыгин.
- Не, мужики, ну вы видели, да? Губернатор он, - Медведь обратился к стражникам и снова к чиновнику, - Губернатор чего? Губернатор уборной что ли?
Топтыгин, не долго думая, приказал стражникам оттащить Губернатора в погреб и запереть, до вынесения приговора. Стражники схватили Губернатора и кинули в погреб, скорее всего, чиновник разбил бы себе лоб, при падении, но случилось чудо. Губернатор Партамонов очнулся в медицинском кабинете, весь в холодном поту, с аллергией от пчелиных укусов.
- Ну как самочувствие? - Спросил Главврач, глядя в лицо Партамонову.
- Как же так можно с живыми-то людьми? – С бешеными глазами сам у себя спросил чиновник.
* * *
Вечером чиновник Партамонов вернулся домой, в его глазах читалась безысходность, а расстегнутая ширинка говорила о рассеянности, вызванной шоком. Геннадий Анатольевич вошёл в прихожую снял куртку, повесил её на вешалку, постоял немного в коридоре и прошёл на кухню.
- Что случилось? – Спросила Лидия Михайловна, глядя на покусанного пчёлами мужа.
- Пчёлы покусали, - уставшим голосом ответил чиновник.
- Живой? – Поинтересовалась жена, ставя на газовую плиту чайник.
- Живой, - ответил Губернатор и любящий муж.
- Вот видишь, а ты боялся, всё же ведь хорошо, - сказала Лидия Михайловна мужу, садясь с ним рядом за стол.
- Всё хорошо, - согласился зомбированый чиновник.
- Я в магазин ездила. Осетрины нет, зато есть хороший индийский чай. Индийский чай успокоит нервы и предаст вам тонус.
- Чай, это хорошо, чай я буду,- медленно и вяло чиновник оценил покупку своей жены.
- А ещё я мёд купила, а то старый кончился. Чай с мёдом будешь? – Спросила Партамонова жена, наливая ему чай.
- Нет, мёд не буду, - сказал чиновник и медленно вышел из-за стола.




ГЛАВА III
Баба Яга VS Губернатор
* * *
Губернатор Партамонов прекрасно понимал, что от президентской программы ему не отделаться, так же он понимал, что когда он вернётся в Китежград, то сразу же угодит в погреб. Топтыгин шутить не будет, впаяет по полной программе. Партамонов продумывал различные варианты, как можно избавиться от наказания и тут его осенило, телефон. Чиновник вышел в гостиную, взял радиотелефон и прилёг на диван, ещё немного усилий и он набрал номер телефона своего друга, Городского головы.
- Ало Серёга, здорово, я тут по делу звоню, - сказал Партамонов в трубку.
- Какие у нас могут быть дела. Пока программу не пройдём, никаких дел быть не может. – Напомнил Городской голова Губернатору.
- Да нет, ты меня не так понял. Я по поводу программы. – Пояснил Партамонов.
- Тише. Что ты орёшь? Нас могут услышать, - в трубке раздался напуганный голос Городского головы.
- Кто? – шёпотом спросил Губернатор.
- Кто, кто, дед Пихто и баба Яга, - в полголоса ответил собеседник.
- У меня проблема с Топтыгиным, - пожаловался Партамонов.
- Да? И какая именно?
- Я должен был получить задание, а вместо этого получил наказание, - обрисовал ситуацию Губернатор.
- Да и что же ты сделал такого?
- Дерево сжёг в лесу, - пояснил Партамонов.
- А так это ты так облажался. Наслышан, наслышан. Ничего страшного, преступление это не тяжкое, а Топтыгин он сам по себе медведь отходчивый. – Городской голова успокоил Губернатора.
- Кстати у тебя как дела по этому поводу? – Искренне соболезнуя, спросил Партамонов.
- Хреново, если даже не сказать, что очень хреново,- ответил Городской голова и посвятил собеседника в курс дела.- Мне надо Калинов мост от рекета избавить, там братья Чудо-юдо оккупировались, боевики так их за ногу. Самое плохое в данной ситуации, что Чудо-юдо это редкий вид животных, на их отстрел квоту выбить нереально.
- Что собираешься делать?- Поинтересовался Губернатор.
- На лапу дать надо.
- Я уже попробовал на лапу дать, колодой мёда, мне так по голове дали, что мама не горюй, - пожаловался Партамонов.
- Ну ладно Ген, мне пора, в другой раз поговорим, пока.
- Пока Серёга, звони если что, - Партамонов попрощался с собеседником и повесил трубку.
* * *
Ничто не предвещало неудачи, Главврач был трезв, адская машина прошла диагностику, кресло было заземлено. Губернатор никак не мог предположить, то, что с ним случиться после загрузки в программу. Лампочки на машине загорелись, по трубкам потекла жидкость мутно-серого цвета, препарат пошёл по венам и чиновник ушёл в другую реальность. Партамонов открыл глаза и увидел себя сидящим на деревянной лопате перед растопленной печкой, а за его спиной стояла баба Яга.
- А-А-А, - закричал Губернатор и попытался спрыгнуть с лопаты.
- Ага, - закричала баба Яга и стала заталкивать Губернатора в печь.
Партамонов кувыркался на лопате, упирался ногами в печь, кричал, с него тёк пот, его брюки горели, а баба Яга с ещё большей силой заталкивала его в огненную пасть русской печки. Избушка на курьих ножках ходила ходуном, был слышен звон бьющейся посуды и грохот падающих котелков, в избе кипела битва за жизнь. Чиновник ворочался на лопате как мог и сбил ногой горшок с нюхательным табаком. Табак рассыпался, и баба Яга начала чихать. Партамонов получил военное преимущество, спрыгнул с лопаты, изловчился и связал-таки старую каргу.
Губернатор сидел на лавке и осматривал избушку, на полу лежала связанная баба Яга и осматривала ноги чиновника.
- Мил-человек развяжи бабушку, - баба Яга заговорила с чиновником с целью поиска консенсуса. – Бабушка тебе поможет, зелье, какое сварит или на руке погадает.
- Лежи старая и не дёргайся, а то скалкой ударю, - предупредил Партамонов.
- Мил-человек, зачем скалкой бабушку бить? Бабушка скалки боится, вон лучше посмотри, зелье на полке стоит. Мужскую силу увеличивает, выпадение волос предотвращает и вообще красавца делает. Развяжи бабушку будь человеком. – Баба Яга предложила Партамонову обменять свободу на зелье.
- Лежи я сказал, - пригрозил чиновник и подошёл к полке, на которой стояли зелья в стеклянных бутылях.
Чиновник попробовал прочитать надписи на этикетках, но, учитывая, что письменность была на греческом, а этикетки сильно замусолены, он ничего не понял и взял несколько бутылок разом. После чего отворил дверь избушки и вышел в лес, оставив бабу Ягу лежать связанной на полу.
Много ли, мало ли шёл Губернатор по лесу неизвестно, но вышел он на опушку леса, к разбитым шатрам. Походил Губернатор вокруг шатров не увидел никого и решил зайти внутрь. Только чиновник сделал шаг в шатёр, как перед его глазами открылась девица невиданной красоты, вернее сказать не открылась, она там платья мерила, на голое тело. У Губернатора встал.
- А это вы Геннадий Анатольевич, - каким-то образом красавица узнала чиновника. – Мне про вас Михал Потапыч рассказывал, кстати, он вас ждёт в своих палатах.
Услышав это, чиновник побледнел, но взгляда от девицы не отводил.
- Да не переживайте вы так, Потапыч у нас отходчивый, - успокоила красавица Партамонова и продолжала мерить платья, - он вам хочет задание какое-то дать, что-то там со строительством связанное. А так как я курирую все строительные объекты на территории Топтыгина, я предполагаю, что мы с вами ещё встретимся.
- Встретимся, - пуская слюни возбуждения, произнёс чиновник.
- А сейчас прошу вас покинуть шатёр, ко мне должна прийти делегация.
Чиновник выбежал из шатра и бегом побежал по лесной дороге в сторону Китежграда. Партамонов мечтал получить задание, по стройке какого либо объекта, он хотел ещё раз увидеть красавицу и не только увидеть, но и провести с ней продуктивную работу.
* * *
Поздно вечером в палатах Топтыгина была очень напряжённая обстановка, обсуждался вопрос о предоставлении задания Партамонову. Губернатор хотел, во что бы-то не стало получить в задание какой-нибудь строительный объект, а Топтыгин естественно побаивался доверять чиновнику стройку.
- Здесь такое дело Партмон, тут поступило предложение, отправить тебя на битву с Кощеем, - Топтыгин объяснял ситуацию, - я тут вспомнил, как ты с пчёлами воевал, ну и подумал, а чем чёрт ни шутит. Ты же дурак, может получится.
- Я очень хорошо разбираюсь в строительстве. Я, между прочим, много построил в своей области. Мост, например, почти без инцидентов. Социальное жильё для молодых и малообеспеченных семей, цеха сборки самолётов. – Партамонов набивал себе цену.
- Да неужели? А что такое сосыалное? И как семья может быть необеспеченна? У меня, например все обеспечены, всем всё хватает. – Медведь явно многого не понимал в словах Партамонова.
- Ну, у нас другой государственный строй, - Губернатор быстро и очень грамотно закрыл тему разговора.
- Хорошо, ладно. Что ты можешь предложить? В чём преимущество твоих строительных умений? – Топтыгин задал дельный вопрос.
- Ну я рассматриваю возможность снижения производственных затрат, за счёт предполагаемой возможности, введения на строительном объекте, инновационного подхода к подбору персонала, и за счёт вероятности, - чиновник не успел договорить, как его перебил Топтыгин.
- Э нет, подожди, так не пойдёт. Ты думаешь Топтыгин тупой? Ты думаешь, Топтыгин ничего не понимает? – Топтыгин не любил когда ему пытались ездить по ушам. – Что значит, рассматриваем возможность? Ты либо можешь, либо не можешь. Что такое предполагаемая возможность? Ты либо знаешь, как это делать, либо не знаешь, и не надо мне по ушам телегу возить, я здесь тоже не лаптем щи хлебаю.
- Могу, умею, - утвердительно ответил чиновник.
- Могит он, умеет. Ладно, хрен с тобой, вот тебе карта, мне нужна дорога от Китежграда до Лукоморья. Усёк? – Медведь протянул карту Губернатору и добавил, - возьмёшь в казне сто рублей на расходы. Если что, есть возможная вероятность потерять голову. Могит он блин, убийца пчёл.
Партамонов взял у Топтыгина карту, проект дороги, направление в казну за деньгами и побежал в конюшню. В конюшне он арендовал самого быстрого скакуна и помчался к шатрам на опушке леса. Чиновник мчал на скакуне с предельной скоростью, нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения, ему хотелось нежной, молодой плоти. Внезапно у него на пути встал Старичок Лесовичок, чиновник не успел остановить скакуна и сбил Лесовичка на полной скорости. Лесовичок улетел в одну сторону, а его грибная шапка в другую. Чиновник развернулся на коне, осмотрел место дорожно-транспортного происшествия, убедился, что свидетелей наезда на пешехода нет, развернулся и поскакал дальше.
* * *
Шатры на опушке леса, это единственное чем был занят мозг Партамонова. Дорога, какая к чёрту может быть дорога, главное здесь это попасть на приём к Василисе Прекрасной, к той самой девице, которую ему посчастливилось увидеть утром. Чиновник подъехал к шатрам, как красный молодец, спрыгнул с коня и ворвался в шатёр.
- Ночь на дворе, поздно уже, приёма нет,- сказала перепуганная Василиса, стоя перед чиновником в одной рубашке.
- Очень надо, дело государственной важности, - сказал чиновник, пытаясь выбить время приёма, - президентская программа, проект дороги не терпит отлагательства, надо налаживать связи между городами.
- Исправляемся, значит, - сказала Василиса Прекрасная и жестом подозвала к себе Губернатора.
- Да исправляемся, - сказал Партамонов, распуская слюни, - всё на благо народа, всё для него родимого.
Несколько часов длилось рассмотрение проекта, Василиса проверила каждую цифру и каждую букву, предоставленную в документах. Партамонов мучался в попытках склонить Василису к естественным действиям взрослой, ночной жизни. Губернатор искренне жалел, что не является начальником Василисы, если бы она была в реальном мире, он выписывал бы ей бонусы, неоднократно продвигал бы по служебной лестнице, но в этом мире Василиса сама была начальником. Чиновник не мог, волевым движением указательного пальца, склонить девушку к желаемым для него действиям, а как расположить к себе слабый пол он уже стал забывать. Наконец-то, вот оно, удача ему улыбнулась, красавица расслабилась и потихоньку начала терять голову. Ещё немного усилий и на столе оказались вино и фрукты, Партамонов и впрямь был шустрый малый.
- Геннадий Анатольевич, а что это такое, - спросила Василиса Прекрасная, заметив себя на коленях чиновника.
- Это? Любовь, - ответил чиновник, медленно расстегивая пуговицы на рубашке Василисы.- Хотите вина?
- Ну, что вы прям, как маленький, - улыбаясь, сказала Василиса.
- Понял, - сказал Партамонов и начал раздеваться, и тут его осенила мысль. Зелье, которое он взял у бабы Яги, было при нём, причём не один флакон, а несколько.
- Я сейчас, - предупредил Партамонов и выбежал на улицу, буквально на пять минут.
Губернатор и так мог выполнить производственную программу, рядом с Василисой любой, даже самый дряхлый старик, был молодцом удальцом, но Губернатору этого было мало. Партамонов хотел получить удовольствие на сто двадцать процентов, а что там и говорить на все сто тридцать. Чиновник жаждал плоти и не хотел банального сеанса, ему нужен был пёрфект. Партамонов достал все пузырьки из карманов, и даже не попытавшись ещё раз прочитать надписи на этикетках, выпил их залпом. Чиновник помнил одно, зелья увеличивают мужскую силу, всё, больше его не интересовало ничто. Губернатор выпил всё до капли, он чувствовал, как из него течёт космическая сила. Передозировка страшная вещь, вся космическая сила вытекла мгновенно, и у Партамонова упал. Партамонова сгубила жадность. Вслед за падением достояния областного значения упал и сам Партамонов, упал возле шатра, и начал тихо плакать. На плач губернатора вышла Василиса тихо посмотрела на Партамонова, вздохнула, что-то чуть слышно сказала и ушла обратно в шатёр.
* * *
Партамонов Геннадий Анатольевич не мог заснуть, всю ночь он ворочался, со стороны на сторону, кусал подушку, плакал и вспоминал былые годы. Лидия Михайловна забыв про развлечения молодости, лежала рядом на кровати и молча смотрела в тёмный потолок.
- Ген, может, к врачу сходишь? – предложила любящая жена.
- Какой на хрен врач, - рыдая, ответил чиновник.
- Ну, как, какой? Обыкновенный. Тебе лечиться надо, - посоветовала жена.
- Я нормальный, я здоровый, - утешал себя Партамонов.
- Может таблетки, какие попробуешь?
- Не нужны мне таблетки. Это всё баба Яга. Это она, карга старая, меня уделала, - продолжал рыдать губернатор.
- Ну ладно, ладно, успокойся, спи давай, поздно уже, - сказала жена и повернулась к мужу задом.

ГЛАВА IV
Бегство от виртуальности
* * *
Был тёплый весенний день, губернатор возвращался домой из больницы, он прошёл множество врачей, сдал большое количество анализов, но в ответ получил лишь признание врачей в бессилии современной медицины. Партамонов потерял любовь к жизни и видел себя не в роли властелина мира, а в роли пассивной домохозяйки, именно это обстоятельство и толкнуло его на поход в магазин за продуктами. Чиновник закупил продукты, на неделю вперёд и выходил из павильона с двумя, большими пакетами, набитыми доверху. Внезапно для него он в дверях столкнулся с одним из своих знакомых чиновников. Они разговорились, по поводу президентской программы, как она покалечила им жизнь и поломала судьбу их детей, на чьё светлое будущее они так рассчитывали. Партамонов выяснил, что огромное число чиновников из госаппарата так и не смогло пройти программу. Так же он узнал, что его объявили в розыск, за то, что он сбил Лесовичка на полном скаку. Партамонова, как выяснилось, заложил Топтыгину говорящий конь, которого он арендовал в конюшне. Старичок Лесовичок лежит в больнице, а Топтыгин собирает совет, что бы на полном серьёзе осудить Партамонова. Все эти новости огорчили губернатора, но когда он узнал, что его знакомый чиновник, с которым он сейчас разговаривает, переспал с Василисой Прекрасной, вот тут у него просто всё отвалилось. Чиновники закончили разговор на дружеской ноте и разбрелись в разные стороны.
Партамонов медленно брёл по улицам родного города, его лицо выражало такую сильную утрату, что всем, проходящим мимо людям, было его искренне жаль. Чиновник рассматривал рекламные афиши и неожиданно для себя увидел вдалеке грибную шляпку, которая еле виднелась из-за невысокого строительного ограждения. Грибная шляпка не находилась в состоянии покоя, она двигалась, а значит, что кто-то или, что-то, что имело грибную шляпку передвигалось. Партамонов вспомнил про Старичка Лесовичка и пошёл за грибной шляпкой. Грибная шляпка ускорила движение, и губернатор прибавил шаг, почти перешёл на бег. Грибная шляпка завернула за угол дома и скрылась из поля видимости. Чиновник забежал за угол дома, но ничего не увидел. Несчастный губернатор начал подумывать о галлюцинациях и о том, что с его психикой стали твориться явно ненормальные вещи. Отбросив дурные мысли, он вызвал такси и поехал в свой загородный дом.
* * *
Участь Партамонова была не завидна, он не имел никакой силы в политическом мире, его показывали по телевизору, он общался с народом, но это была иллюзия. Для того, что бы снова получить в свои руки бразды правления, ему надо было пройти президентскую программу, а так он просто был марионеткой, без права к самовыражению и без оклада. Люди в реальности ничего не знали о той западне, в которую попали чиновники, и от этого ему становилось ещё хуже. Все шишки сыпались на губернатора, его обвиняли в халатном отношении к работе, в бездействие, в ухудшении социальных условий жизни, а губернатор ни в чём не виноват, он вообще губернатор только для прессы. Партамонов уже месяц, как был отстранён от работы, только это была секретная информация.
Замученный невзгодами чиновник решил снять стресс и разбил на своём земельном участке маленький огородик. Несколько часов он вскапывал землю, прежде чем заметил, что рядом с ним нет охраны. Такой шанс выпадает только один раз в жизни, чиновник решил, что надо ловить удачу за хвост. Партамонов бросил лопату и побежал к забору. С первого раза ему удалось преодолеть препятствие высотой в три метра, а ведь он его строил специально, что бы до него было трудно добраться народным массам. Чиновник бежал по лесу на полусогнутых, что бы не быть замеченным. Короткими перебежками, от дерева к дереву, шаг за шагом, он приближался к своей свободе. Преодолев по звериным тропам в общей сложности более тридцати километров, чиновник добежал до ручья и рухнул лицом в низ.
- Лягушка, лягушка, куда путь мой лежит, - спросил уставший чиновник у лягушки в ручье.
- На север, ещё километров пятнадцать, там землянки будут, - неожиданно для чиновника сказала лягушка.
* * *
Коттедж губернатора был оккупирован вооружёнными силами Российской Федерации, на новоявленном огородике стоял вертолёт, а у ворот два автобуса с тонированными стёклами. Бойцы спецподразделения взяли земельный участок в плотное кольцо, для такого дела вызвали даже собак. Главврач медленно ходил по гостиной губернаторского коттеджа и нервно протирал платком очки. Жена губернатора сидела в центре гостиной привязанная к стулу.
- Итак, значит, вы не знаете где ваш муж? – Главврач продолжал свой допрос.
- Не знаю, и откуда мне знать, - Лидия Михайловна говорила правду, но ей никто не верил.
- Стало быть, вы отрицаете свою причастность к побегу вашего мужа? – Спросил Главврач и направил свет торшера в лицо привязанной к стулу женщины.
- Да он сам сбежал. Ваша программа его доконала вот он и сбежал, - жена крупного чиновника начинала потихоньку жалеть, что она жена крупного чиновника.
- За что он сбил Старичка Лесовичка? – Главврач продолжал глумиться над беззащитной женщиной.
- Какого Лесовичка? Вы что белены объелись? – Лидия Михайловна начала плакать.
Главврач понял, что оказал очень сильное давление на женщину и попросил охранников принести стакан воды. После небольшого перекура допрос продолжился, но бедная женщина ни чего не могла сказать своим мучителям, потому как ничего не знала.
Несколько дней солдаты прочёсывали округу с собаками, производили осмотр местности с вертолёта, но так ничего и не нашли. Главврач составил отчёт о происшествие и направил его в Москву, после чего губернатор Партамонов был объявлен в федеральный розыск.
* * *
В глухом лесу возле болота, спрятанные от человеческих глаз, стояли землянки. Брёвна данных социальных сооружений начала двадцатого века, были покрыты мхом, а крыши давно провалились, но всё-таки за одной из землянок последнее время был уход. Новые брёвна покрывали её пологую крышу, подход к ней был ухожен, внутри было тепло и сухо, что говорить если даже в проржавевшей буржуйке светился огонь. Партамонов сидел у огня и перемешивал в кастрюле, украденную из магазина, кашу, жизнь удалась. Глухой стук раздался в дверь землянки, и перепуганный чиновник, держась за ложку, спросил «кто там».
- Это я, Старичок Лесовичок, - представился гость.
- Входи, - пригласил губернатор Старичка Лесовичк.
- Здравствуй Геннадий Анатольевич, - поприветствовал Старичок Лесовичок бомжующего чиновника.
- Здравствуй Лесовичок, - поздоровался Партамонов не понимая, что Старичок Лесовичок делает в реальном мире.
- На вот, орешков с грибочками возьми, поешь потом, - произнёс Лесовичёк, протягивая Партамонову лукошко с орехами и грибами.
- Так ведь рано ещё, для грибов и орехов, - удивился чиновник, забирая лукошко.
- Ну, кому рано, а кому и зимой цветы растут, - сказал Лесовичок, поднося замёрзшие руки к буржуйке, - холодновато нынче. Ты не заметил?
- Да есть немного.
- Ты понимаешь, что твоё бегство оно бессмысленно? Тебя всё равно найдут и заставят пройти программу. А здесь уже либо ты её осилишь, либо, увы. - Лесовичок начал объяснять губернатору ситуацию. – Ты пойми это не областной бюджет, здесь махинации не пройдут.
- Эта программа, она рассчитана на уничтожение людей, её нельзя пройти, - полоумный чиновник пытался объяснить свою трусость.
- Какое уничтожение, ты что успокойся. Войны с кочевниками начинаются, когда в программу запускают офицеров спецподразделений. А у вас стандартные управленческие мероприятия, - Старичок Лесовичок открывал новые тонкости президентской программы. – Ну, вот ты мне скажи. Ну, что так сложно дорогу построить от Китежграда до Лукоморья?
- Да, а баба Яга со своими зельями и наклонностями каннибала? А медведь, который так и норовит посадить кого-нибудь на дыбу? А Чудо-юдо на Клиновом мосту? – Партамонов задавал вопросы, и его передёргивало от страха.
- Так это же оперативно-программный симулятор, основанный на русских народных сказках и вечных ценностях, предназначен для воспитания патриотизма. Миром правит любовь, трудолюбие, честность, а не похоть, жадность и агрессия. Негатив это путь к саморазрушению, - Лесовичок толкал Паратамонову пропаганду давно забытых устоев.
- Ага, импотенция это значит любовь, - с обидой в голосе произнёс губернатор.
- А нечего было всякую гадость в глотку лить, ты хоть бы этикетку прочитал, а то горит и ладно.
- А пчёлы, - припомнил чиновник.
- Ну, это ты уж извини, если бы я знал, что ты дерево поджигать будешь, я бы тебе сам за мёдом слазил. – Съязвил Старичок Лесовичок, разводя руками.
- А Топтыгин? – Чиновник вспомнил про главный свой страх. Потому как дыбы он боялся больше чем пчёл.
- А чё Топтыгин, чё Топтыгин, в самом деле, не посадит же он тебя на кол. Хотя кто его знает. Ладно, ты здесь посиди, покумекай. Моё дело тебе сказать, а твоё подумать,- закончил Лесовичёк и попрощавшись вышел из землянки.
- Покумекай, покумекай, что тут кумекать, не хрен там делать, - сказал губернатор и начал есть кашу.
Поздно ночью, когда губернатор спал в своей землянке и видел очередной сон, по его мобильному телефону раздался звонок. Чиновник поворочался на досках, достал мобильный телефон и услышал знакомый голос Городского головы.
- Ген это я. Разбудил? – Поинтересовался Городской голова.
- Да есть немного, - в полусне ответил губернатор.
- Ты где сейчас?
- Прячусь я, прячусь, - не выдавая координат, ответил Партамонов.
- Короче я зачем звоню. Топтыгин сказал, что если ты в течение суток не явишься, то разговор с тобой будет в горизонтальном положении, - сообщил Городской голова.
- Как это?- Перепугался губернатор.
- Не знаю, но поему он имел ввиду дыбу, - сделал догадку Городской голова.
ГЛАВА V
Начало стройки и её конец
* * *
Центральная площадь Китежграда является не только местом для ежеквартального проведения ярмарки, но так же и местом народного судилища, на котором проводят судебные слушания и наказания, как массовые, так и индивидуальные. В это раз мать природа подарило ярмарке хорошую погоду, на небе не было ни облачка, ветер дул так слабо, что его никто не замечал, а солнце светило на редкость ярко, даря жителям Китежграда хорошее настроение. Но не только всевышние силы отличились в этот день, Михал Потапыч Топтыгин тоже подарил людям радость и хорошее настроение. На самом высоком и видном месте центральной площади стоял позорный столб, к которому был привязан губернатор Партамонов, а на его груди красовалась табличка, которая гласила следующее: за неуважение к старости, за превышение скорости и за то, что не смог. Любой житель Китежграда или торговец, приехавший на ярмарку, мог кинуть в позорника камень, но когда желающие покидаться камнями подходили к столбу и читали надпись на табличке, им становилось искренне жаль человека и они уходили прочь. Чиновник ощущал себя очень плохо, потому как все жители виртуального мира и все чиновники, проходящие программу, знали, что не смог он именно с Василисой Прекрасной.
- Да Партмон, удивил ты меня, - сказал Топтыгин губернатору, подходя к позорному столбу.
- Да чтоб ты сдох, - прохрипел Партамонов, стоявший у столба уже несколько часов.
- В вашем прошении отказано, - с ироничностью заявил Топтыгин. – Нет, я явно в шоке, я хотел, было, тебя на кол посадить за то, что ты сбил Лесовичка, на полном скаку, но когда я узнал про твою беду с Василисой. Знаешь, никак не думал.
- Издеваешься? Ну, издевайся, издевайся.
- Издеваюсь? Да ну, ты что. Это понимаешь Партмон всё от нервов, не бережёшь ты себя Партмон, не бережёшь. – Топтыгин стебался над беспомощным чиновником. – Ладно, повисишь здесь до вечера, потом тебя стража снимет. Кинуть камнем в тебя, что ли? А в баню, ты и так ущербный. Вдруг это заразно.
Партамонов висел на позорном столбе до вечера, его терзали тяжёлые мысли. А если жена узнает? А если он пройдёт программу, как он потом с другими чиновниками работать будет? Сможет ли он после всего этого стать президентом? Будут ли показывать на него на улице пальцем? Что делать? Как быть? Партамонов ещё бы долго терзался своими думами о родине, если бы не подошла городская стража и не сняла бы его со столба. Что было дальше, губернатор не помнил.
. * * *
Очнулся Чиновник на утро в погребе, настроение было поганое, да и суставы болели после ночёвки на каменном полу. Партамонов поднялся по лестнице и начал стучать в деревянную дверь.
- Эй, люди! Откройте! - Кричал сквозь дверь губернатор.
- Попозже. Топтыгин бумагу на освобождение подпишет и выпустим. Сам понимаешь бюрократия, - ответили стражники вполне спокойным, но в то же время мощным голосом.
Ближе к полудню Топтыгин подписал приказ об освобождении чиновника из-под стражи и арестанта освободили. Топтыгин обязался лично проследить за строительством дороги, дабы избежать непредвиденных косяков со стороны губернатора. Принимая во внимание тот факт, что проект дороги был уже утверждён Василисой, Партамонову оставалось только найти подрядчиков, которые согласятся строить дорогу. В этом плане ему сильно облегчал задачу реестр, всех зарегистрированных в Китежграде, строителей. Партамонов недолго думая, пошёл в архив, где хранилась перепись населения и регистрация всего и вся, по дороге забежал в казну за деньгами.
Чиновник вошёл в двери архива и увидел в парадной зайца, сидящего за письменным столом, и листающего какую-то книгу.
- Эй, заяц. Где мне здесь найти реестр строителей, - спросил губернатор у зайца.
- Сейчас принесу, - ответил заяц и метнулся к шкафу с толстыми папками, - уже несу.
- Итак, у нас в наличие пять бригад строителей, - тихо подметил Партамонов, перелистывая реестр.
- В наличие никого нет, - проинформировал заяц, услышав слова чиновника, - всех разобрали. Все строители на работах.
- И на долго?
- Минимум на год, - сказал заяц, листая какой-то журнал, - а вот нашёл, работник Балда, двое из ларца, бригада ух, ёжики и Марья Искусница, точно всех уже наняли. Строек последнее время много.
- А что больше никого нет? – Спросил Партамонов у осведомлённого зайца.
- Есть незарегистрированные подрядчики, но с ними лучше дело не иметь, - предупредил заяц, - черти они, речные.
- Что плохо работают?
- Да нет, работники они отменные, делают быстро и качественно, но это только если их заставить. А если зевка дашь, то тебе на шею сядут и обманут до кучи, - предупредил заяц.
- Ой, да ладно, что я с гастриками никогда не работал. Говори где их найти, - чиновник по привычке протянул зайцу рубль.
- На реке, в омуте. Кнутом по воде ударишь, и они выпрыгнут, - объяснил заяц.
* * *
Чиновник стоял на берегу реки и бил по воде кнутом, бедняжка вспотел. Вдруг на поверхности воды показались черти, зелёного окраса с чёрными полосками на спине.
- Чё те надо импотент? – Спросил один из чертей.
- Что ты сказал? Нука вылезай сюда, побазарим, - взбесился чиновник.
- Не о чем, чертям с тобой базарить, – ответил тот же чёрт.
- Так вы и есть черти? – Удивился губернатор, - какие-то вы зелёные.
- Так мы речные…- чёрт не успел договорить, как его перебил губернатор.
- Так вас я и ищу, мне строители нужны. Дорогу построить надо.
- Мы с тобой работать не будем, нет, ну если ты докажешь, что ты мужик, тогда будем, - выдвинул условия чёрт.
- Докажу. Как? – Партамонов готов был сделать всё что угодно, лишь бы не потерять строителей и отстоять своё мужское достоинство.
- А перепьёшь моего младшего сына, докажешь, что мужик, - предложил чёрт.
- А перепью, - согласился губернатор, ох и зря он это сделал.
Питейная Китежграда с ужасом встречала в своих стенах чертей, потому как, когда туда приходили черти, она из питейной превращалась в пивнуху.
Партамонов рассчитывал на свой богатый, застольный опыт, он действительно надеялся перепить младшего чёрта. Много славных подвигов совершили чиновники русские, но перепить чертей, не удавалось ещё никому.
- Лей, лей, не жалей, - кричали черти, разливая водку по гранёным стаканам.
- Давай наливай, щас я вас всех, - бахвалился губернатор.
- Между первой и второй промежуток небольшой, - подгоняли черти чиновника, гремя по столу стаканами.
Черти с чиновником пили водку без остановки, стакан за стаканом, к слову говоря, пили они на бюджетные средства, выписанные Партамоновым из казны, да те самые сто рублей, которые были выделены Топтыгиным на постройку новой дороги.
- А я вас и без закуся, и без прикуся, - кричал чиновник и бил себя в грудь.
Долго пили черти, Партамонов тоже не сдавался, владельцу заведения пришлось продать всё, что было на складе и вытащить самогонный аппарат из сундука. Водка лилась рекой, её гнали прямо за столом, чертям даже стало немного плохо. Чиновник почти выиграл пари, но тут выяснилось, что он пропил уже все, выделенные из казны, средства, а черти ещё стоят на рогах и падать не собираются. В этот самый момент в пивную зашёл Топтыгин и, увидев в слюни пьяного губернатора, вышел из себя.
* * *
Партамов проснулся дома на кровати, у него сильно болела голова, и он ничего не помнил. Чиновник совершил попытку встать на ноги и оказался на полу. Поползав по паркету в поисках жены, он убедился, что его благоверной дома нет, а значит, скандала не будет. Партамонов совершил очередную попытку подъема на задние конечности и добился блестящего результата. Чиновник шёл на четвереньках, его мучил сушняк, он должен был добраться до огуречного рассола. Заходя на кухню, губернатор столкнулся в коридоре с охранником, он хотел ему, что-то сказать, но вместо нормальных членораздельных фраз из его рта посыпался лай. Охранник сообразил, что на пути у гавкающего губернатора лучше не стоять и пропустил его на кухню. Партамонов взобрался на стол, схватил двумя руками банку с огурцами и начал жадно пить рассол. Потихоньку к нему возвращалась память, он вспомнил, что он губернатор, уже плюс. Чиновник повернулся к охраннику стоявшему в дверном проёме, что-то ему гавкнул и снова схватился за рассол. Прошло немного времени, и рассольная терапия дала должный эффект, губернатор вспомнил, про какую-то президентскую программу и к нему вернулся дар речи.
- Эй, охранник. Как тебя зовут? - Спросил губернатор у охранника.
- Данила, - ответил охранник.
- Данила, в жопе кадило, - рассмеялся Партамонов,- ты не обижайся Данила. Ты лучше скажи. Где я вчера был?
- У Главврача на приёме, - спокойным голосом ответил охранник невменяемому чиновнику.
- У Главврача бородача, - смехом сказал чиновник и тут же осёкся, к нему стала возвращаться память, - твою мать.
Чиновник стал вспоминать особенности президентской обучающей программы. Он вспомнил Старичка Лесовичка, пчёл, бабу Ягу, конфуз с Василисой Прекрасной, он вспомнил, что ему надо было построить дорогу. Чиновник сидел за столом с банкой рассола, и ему потихоньку плохело. Партамонов вспомнил, как взял деньги из казны Китежграда, и вспомнил чертей. Лицо губернатора сменило окрас с зелёного цвета на белый, когда он вспомнил, как пропивал с речными чертями бюджетные средства. Дело даже было не в пропое бюджетных средств, а в Топтыгине, который грозился снести губернатору голову.
- А как я сеанс закончил? – Спросил чиновник у охранника.
- Я не знаю, не видел, но Главврач сказал, что вы вылетели из машины, как будто вас снёс автобус.
После этих слов Партамонов понял, что медведь был в ярости и что он всё равно его достанет. Чиновник государственного масштаба ходил по кухне из угла в угол, им овладела паника.
- Пойду, помоюсь, - губернатор предупредил охранника и пошёл в ванну.
Партамонов залез в ванну, набрал тёплой воды и начал вспоминать свою студенческую молодость, и такая вдруг грусть печаль накатила на губернатора, и одолела его кручина, и тягота нечеловеческая, что жить ему не захотелось, и помереть он решил. Одержимый мыслями тяжёлыми, распарился он в ванной, взял бритву китайскую да и перерезал вены себе.



* * *
- Ну, зачем же накладывать на себя руки голубчик? – Главврач обратился к пришедшему в себя губернатору. – Мы же вас всё равно спасём.
- Нет, нет, только не программа, - простонал чиновник, дёргаясь на больничной койке.
- Программа и ещё раз программа, а что делать, не мы такие, жизнь такая.
- К чёрту такую жизнь, - судорожно проговорил чиновник, - вы сами-то в этой программе были?
- А что же я, больной что ли? – Удивился Главврач. – Скоро мы вас выпишем, и вы сможете продолжить курс обучения в президентской программе.
Партамонов оглянуться не успел, как его усадили обратно в машину, и предусмотрительно привязав его к креслу, запустили обратно в программу. Чиновник переместился из реальности в виртуальный мир, и сразу же оказался на колодезном журавле, привязанный вверх ногами, рядом стоял Топтыгин и Старичок Лесовичок.
- Партмон, ты ли это? – Обрадовался Топтыгин, подтаскивая, к себе, колодезный журавль, к которому был привязан чиновник.
- Нет! – Закричал губернатор.
- Да! Да! – радовался Топтыгин.
- Миша ты поаккуратней, - Старичок Лесовичёк пытался смягчить гнев обворованного медведя.
- А то как, конечно поаккуратней. Где деньги гнида? – Кричал бешеный медведь.
- Не знаю! – Кричал насмерть перепуганный чиновник.
- Он не знает. Сейчас узнает, - прорычал Топтыгин и опустил журавля вместе с чиновником в колодец.
- Миша, Миша. Президентская программа помни, - Лесовичок пытался усмирить медведя.
- Ну, дык, куда там, конечно помню. Забыть не могу, - Топтыгин продолжал мочить Партамонова в колодце.
- Миша, Миша, мы не должны им физически вредить, - Лесовичок пытался напомнить медведю, что чиновники и солдаты, люди разные и физические нагрузки, впрочем, как и пытки переносят по-разному.
- А это уж как получится, - ответил медведь и выдернул журавля с чиновником на поверхность. – Где деньги я спрашиваю?!
- Дом построил, квартиру детям купил, машину себе, - Партамонов начал колоться, но, правда, он с-перепугу перепутал областной бюджет с казной Китежграда.
Медведь, недолго думая, опустил чиновника обратно в колодец. Топтыгин в горячке был ужасен.
- Потапыч мы не можем их вот так вот, мы должны помочь президенту. Понимаешь? – Лесовичок сменил тактику речи.
- Конечно понимаю. Конечно помогу. Сейчас я президента избавлю от лишнего геморроя, - сказал медведь и повторно выдернул чиновника из колодца. – Где деньги?
- Потапыч не надо, он и так обкакался, - заметил Лесовичок.
- Обкакался он. Я сейчас из этого пчелобоя всё дерьмо до копейки вышибу.
- Я всё верну, - кричал обкаканый губернатор.
- Вернёшь. Обязательно вернёшь, - прорычал Топтыгин и опустил чиновника обратно в колодец, - ты у меня до самой своей смерти пахать будешь.
ГЛАВА VI
Хэппи-энд
* * *
Областная клиника для душевнобольных принимала в свои объятия нового члена своего нестандартного общества. Комиссия врачей должна была вынести диагноз, болен чиновник или симулирует. Так как речь шла не об обычном пациенте, а о человеке, занимающем высокий пост, комиссия была собрана из большого числа врачей, одних профессоров насчитывалось пять человек. В кабинет, в котором находилась комиссия, зашла медсестра, держа за руку, ничего непонимающего, губернатора Партамонова.
- Вот он значит, какой у нас, - сказал профессор и немного подумав, спросил, - А наблюдаются ли у данного пациента вспышки ярости?
- Нет, два месяца уже на наблюдении. Тихий, как мышка, - констатировал, сидящий рядом профессор, он же лечащий врач.
- Как мышь? Это хорошо.
- Есть, какие ни будь признаки рационального мышления? – Спросил другой профессор.
- Нет никаких, как собака. Можете попробовать. Отзывается на Гошу, - предложил лечащий врач.
- Гоша, Гоша. Хочешь конфетку? – Предложил профессор невменяемому Партамонову.
- А я смотрю у него какие-то следы порезов на запястьях, - заметил другой профессор.
- Да попытка суицида, - объяснил лечащий врач.
- А на данный момент таких наклонностей не наблюдается?
- Нет, не наблюдается, но конечно ещё рано говорить, о каких бы то ни было результатах в данном плане, слишком мало времени прошло, - кратко и лаконично изложил профессор наблюдавший Партамонова.
- Да в этом вы совершенно правы, - подтвердил другой профессор.
- В машину обратно запускать не пробовали? – поинтересовался приглашённый на комиссию профессор.
- Нет, боимся, что может стать хуже, - высказал опасения лечащий врач, гладя пациента по голове.
- Так значит, это на него программа так воздействовала?
- Можно сказать так. Когда мы его вытащили из машины и провели обследование, то выяснили, что у него был слишком большой приток крови в головной мозг. Как будто его за ноги подвесили, – объяснил присутствующий на комиссии Главврач.
- Замечательный образец, большая редкость, - констатировал один из профессоров.
- Ну, господа. Какой диагноз будем ставить? – Поинтересовался профессор.
- В данном случае здесь подходит почти всё, полный букет, - высказал своё мнение лечащий врач.
- В данном случае министерство здравоохранения ввело в силу новый диагноз. Программная блокада, - сообщил Профессор, приехавший на комиссию из Москвы, - что бы было понятно, вследствие чего получена психическая травма, а остальное идёт, как дополнение.
* * *
В доме бывшего губернатора Партамонова снова находились журналисты, репортёры всех мало-мальски известных телеканалов приехали к нему в дом, что бы взять интервью у его супруги Лидии Михайловны.
- Правда ли то, что ваш муж сошёл с ума, вследствие, какой-то компьютерной программы? – Довольно смелый вопрос задала одна из журналисток.
- Нет, что вы, это абсолютный бред. Я даже не знаю, кто распускает такие слухи. Мой муж попал в автокатастрофу, - вполне честно ответила Лидия Михайловна.
- Скажите, не тяжело ли вам сейчас без мужа? – Спросила другая, явно озабоченная семейным бытом, журналистка.
- Да, конечно, утрата главы семейства, это всегда утрата, - печальным голосом ответила жена бывшего губернатора и посмотрела на молодого оператора с видеокамерой.
- Собираетесь ли вы выдвигать свою кандидатуру на пост губернатора? – Наконец-то толковый репортер сменил тему разговора.
- Я не знаю, мне кажется, что пускай лучше молодые попробуют себя на этом поприще. – Лидия Михайловна ответила, заглушая внутренний страх перед Старичком Лесовичком.
- Это правда, что вы пишите книги? – Спросил какой-то подготовившийся журналист.
- Да я собираюсь выпустить сборник русских народных сказок, меня недавно увлекла данная тематика. Надо же как-то развивать молодёжь, что бы она росла доброй и порядочной. Как говаривал один умный человек, всё идёт из детства. – Лидия Михайловна поразила гостей своим новым увлечением.
- Мы знаем, что вы создали фонд поддержки одарённых студентов из малообеспеченных семей. Можно узнать, что вас толкнуло на это предприятие?
- Да ничего особенного, просто недавно наука сыграла в моей жизни очень большую роль. Можно так сказать она помогла мне сбросить с себя оковы домохозяйки и сделала меня свободной женщиной. – Искренне и честно ответила супруга экс-губернатора.
* * *
Погода в Китежграде не задалась, уже несколько дней подряд лил дождь. Хороший хозяин в такую погоду даже собаку на улицу не выгонит, а Топтыгин хозяин плохой. Именно по этой самой причине жители Китежграда несколько дней подряд наблюдали очень интересную панораму. Партамонов ползал возле городских ворот и выкладывал на земле камни, а Топтыгин стоял рядом и держал в руках зонтик.
- Правда, хорошо Партмон, что ты у нас остался? – С улыбкой на лице спросил Топтыгин.
- Замечательно, всю жизнь мечтал, - довольно жёстко ответил ползающий по земле бывший губернатор.
- Погода-то глянь какая Партмон. Благодать. – Медведь и впрямь радовался дождю.
- Слушай Потапыч, у меня, что-то колени заболели, - пожаловался Партамонов.
- Это Партмон твои первые рабочие болячки. А ты что думал, так прям, проста жизнь трудовая? Это тебе не в кресле жопу просиживать да коньяк хлебать. Это труд, тяжёлый, грязный, малооплачиваемый и неблагодарный труд, так вот Партмон. Привыкай.
- Обрадовал, - прошипел Партамонов, скрипя коленями.
Медведь сжалился над Партамоновым и дал ему перекурить, пять минут, даже разрешил постоять под крышей, что бы дождь на него не капал.
- Хорошо же как, что эти мартышки в белых халатах тебя назад не смогли забрать. Правда Партмон? Ты же не собираешься от нас уходить? – Топтыгин искренне интересовался мнением экс-губернатора.
- Я бы с радостью. Да долг завёт, - ответил новоиспечённый строитель.
- Эх, Партмон, ещё лет тридцать и мы закончим эту дорогу, - произнёс медведь, смотря ясными глазами куда-то в хмурое небо. – Я прям вижу, как мы с тобой вдвоём идём по этой дороге и любуемся чистым небом.
- Нет, уж лучше увольте, - прервал Топтыгина Партамонов.
Жители Китежграда ещё долгие тридцать два года, изо дня в день наблюдали, как строитель Партамонов вместе с Топтыгиным строил дорогу, и не было красивей дороги этой. Партамонов перед самой своей смертью получил звание герой труда и маленькую добавку к пенсии. Топтыгин в свою очередь подобрел и женился на Василисе Прекрасной. Старичок Лесовичок наладил торговлю мёдом, что бы всякие обормоты не ходили в лес за мёдом, а покупали его на базаре.
* * *
В начале двадцать второго века, человеческое общество перешло в новую формацию, распространяя по всей вселенной новую идею социализма. Космические корабли бороздили просторы необъятного космоса, под гимном Советского Социалистического Союза и несли свою мудрость и технологический прогресс всем недоразвитым цивилизациям во вселенной.
Рывок человечества в новую формацию произошёл благодаря новому мировому нововведению российских учёных, которое было известно, как президентская обучающая программа. Благодаря этой программе и вопреки стараниям чиновников, президент смог воспитать патриотически-настроенных руководителей государства. Уничтожение прогнившего слоя бюрократического аппарата и замена его новым, более качественным, стало возможным только посредствам президентской обучающей программы, способной моделировать реальное время и выстраивать динамичные ролевые моменты. Срез целого пласта отмирающего бюрократического сословия, позволил выйти Российской Федерации на новый социально-экономический уровень отношений хозяйствующих субъектов и государства.
Сначала Российская Федерация увеличила производственный потенциал и наладила социальную политику, а затем и мировая экономика начала подниматься с колен. Слияние национальных валют разных стран в единую валюту, постепенное формирование единого государства на планете и улучшение экономических отношений привело человечество в новою формацию, когда-то предсказанную Марксом. Обновлённые экономические отношения позволили человеческой расе сделать новый технологический рывок.
Люди наконец-то победили голод, зажгли новое солнце и смогли летать между звёздами.



Читатели (1015) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы