ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Ультрамарин

Автор:
Автор оригинала:
Братья Комаровы
УЛЬТРАМАРИН
ГЛАВА I
Мышиный конгломерат
* * *
Несмотря на свой молодой возраст, пацановские понятия и минусовый уровень интеллекта, Лёха сумел достичь небывалого карьерного роста на государственной службе и стал заместителем, заместителя, замещающего заместителя президента по замещённым делам, конечно же, не без помощи влиятельных родителей. В конце концов, зачем ему интеллект, он же не персонаж ролевой игры, Леха не был существом мыслящим, он был существом действующим. Особо хорошо у него получались походы в сауну и охота, а в искусстве распальцовки козы он вообще достиг совершенства.
Вот и в этот раз он снова пытался доказать своё профессиональное превосходство в саунно-банных мероприятиях, но на этот раз у него был серьёзный противник известный как в узком, так и в широком кругу под прозвищем Жирик. Лёха должен был выложиться на все сто процентов, а именно на девяносто по цельсию и сорок пять по градусу, ведь не смотря на свой почтенный возраст, Жирик был известен не только как мастер политического эпатажа, но и как весьма выносливый ходок по баням. Лёха не мог ударить в грязь лицом, а Жирик мог, тем более, если речь касалась Лёхиного лица.
Для банной битвы с мастодонтом политического олимпа Лёха не мог притащить в сауну заурядную столичную путану, ему нужна была особенная партнерша по вольно-мыльной борьбе. Для этой цели он решил использовать дочь американского посла, но полагаться на авось Лёха не собирался и перед столь ответственным мероприятием решил проэкзаменовать кандидатку у себя дома. Открыв входную дверь своей квартиры перед Либерти, он никак не ожидал такого шокирующего финала.
- А-а-а-а-а!- Раздался вопль девицы, едва она вошла в дверь. Прямо перед ней, на полу, радостно встречая своего хозяина, сидела маленькая жёлтая мышь.
- А-а-а-а-а!- Раздался вопль Лёхи, как только острый каблук американки раздавил его любимца.
* * *
- Смотрите мужики, что мой вытворяет,- глядя на свою мышь, хвалился Вован.
- Да что он у тебя может-то?- Рассмеялся Тоха, крутясь на стуле.
- Во что,- гордо произнёс Вован и опустил, одетую в красный плащ мышь на пол. Мышь немного отбежала от хозяина, остановилась и за несколько секунд стала абсолютно невидимой, растворившись в воздухе прямо на глазах удивлённых чиновников.
- Оба-на,- удивился Пахан и чуть было не выронил свою, весьма упитанную, мышь,- смотри, смотри, а моя может развивать скорость звука.- Пахан опустил свою мышь на пол, та напряглась и рванула с места как оголтелая, вышибив на прочь дверь.
- Фу, чё за вонь?- Сжимая носы, пробормотали Вован и Тоха.
- Специальная гороховая диета,- гордо проинформировал Пахан,- а вы думали такую скорость можно развить только за счёт тренировок. Знаете сколько я в него денег вложил, сколько я с ним по спортзалам мотался, а самый хороший результат даёт горох,- только Пахан это произнёс, как срывая с петель дверь в комнату ворвалась его мышь с передовицей Российской Газеты в зубах,- о как, а вы носы жмурить.
- Лучшё бы ты её на СПИДЫ посадил,- пробубнил, зажимая нос Тоха.
- Не надо, своего можешь чем хош пичкать, а я своего берегу, он со мной не один созыв прошёл.
- Они у нас все не один созыв прошли,- проговорил Вован, мы без них вообще как без рук.
Внезапно в кабинет вбежала мышь с большими красными ушами. Это была мышь Тохи, она уселась на сорванную с петель дверь и повернувшись носом к хозяину, начала выпискивать послание азбукой Морзе.
- Какой кошмар,- содрогнувшись, произнесли чиновники мелкого пошива, выслушав послание мыши.
Едва мышь отрапортовала и нырнув под ковёр скрылась в кулуарах кремля, как в кабинет с сорванной дверью вошёл убитый горем Лёха.
- Знаем, соболезнуем,- окружив Лёху братской заботой, проговорили чиновники.
- Пацаны, горе то какое,- захлёбываясь слезами, ревел Лёха.
- Он когда жену заказал, так не плакал,- шепнул Вован Пахану,- не волнуйся, всё будет хорошо.
- Да где же на хрен хорошо, что же я теперь делать-то буду,- рыдал Лёха.
- Прекрати ныть, ты же мужик,- упрекнул его Тоха.
- Да, вам хорошо, они то у вас есть, а моя жизнь теперь кончена,- ревел Лёха,- всё, так и останусь голимым чиновником низкого звена.
- Всё, думаю с ним можно больше не дружить,- прошептал Тохе Вован,- не плачь Лёша мелкие чиновники тоже люди,- утешил Лёху Вован и тот разрыдался ещё сильнее.
- А-а-а-а! Я стану простым смертным!!!- Ревел Лёха.
- Не сцать мужики,- громко произнёс Пахан, я знаю что делать.

* * *
Яркий свет нёсся по тёмному ночному лесу, на мгновенье освещая жуткие стволы, пробуждая в мозгу водителя ужасные картины из криминальных хроник, о преступлениях, совершённых в этом проклятом месте. Яркий жёлтый свет то поднимался, то врезался в землю, создавая дьявольскую игру миражей, в зависимости от того въезжает машина в канаву колеи, или выезжает из неё. Наконец, после долгого пути по бездорожью, весь заляпанный грязью Лексус, выехал на лесную опушку. Дверь машины открылась и из неё показалась голова Лёхи.
- Вот чёрт,- пробормотал Лёха, провалившись в лужу грязи по самое колено, едва выйдя из машины.- Занесла же меня неладная в перди дальние.
Выбравшись из лужи, Лёха поплёлся к старой осине, одиноко стоящей по центру опушки. Подойдя к осине, и долго ковыряясь в карманах, он наконец достал, данный ему Паханом, измятый лист в клеточку.
- Ну-ка, чё тут?- Буровил Лёха, вглядываясь в бумажку.- А вот, точно.
Здравствуй Осина, дочь чёртова сына,- начал читать Лёха, написанное на листке бумаги заклинание,- пришёл я к тебе по дурной голове. Надо бы мне по делу свому, в мышиное царство попасть ко двору. Подать мышам сегодня со мной, глубокую нору в землю открой.
- Чего тебе надобно в Пердях?!- Раздался в ночи скрипучий голос.
- Оба-на, ну ни хрена себе,- испугался Лёха,- что это было?
- Это я, осина,- проскрипело дерево,- для тупых и плохо-слышащих повторяю вопрос, чего тебе надобно в Пердях?!
- Я к мышам,- дрожащим голосом произнёс Лёха.
- Само собой не к кротам,- проскрипела Осина,- цель визита?!
- Я за пасынком,- почти наделав в штаны, дрожащим голосом проговорил Лёха.
- Проходи!- Проскрипела Осина и откинувшись назад, обнажила под своими корнями огромную чёрную нору.
Лёха залез в нору и начал пробираться по тёмному земляному туннелю. Наконец он упёрся в тяжёлую деревянную дверь, и с силой надавив на неё, ввалился в небольшой, освещённый масляными лампами зал, в котором, окружённый мышами, восседал на троне мышиный царь.
- Здарова дятел, упади ниц и бей челом в пол,- проговорила, сидящая на троне, мышь,- Царь перед тобой, Его Величество.
- Во блин попал,- произнёс Леха и соблюдая этикет, со всего маху врезал головой о каменный пол.
- Зачем припёрся холоп?- Грозно спросил царь.
- Мне бы пасынка,- отрывая от пола голову, произнёс Лёха.
- Думаешь, можешь не углядеть за вверенной тебе подковёрной мышью, а потом так вот запросто прийти и жалостливо попросить, дайте мне пасынка,- язвительно проговорил царь.- Думаешь, мы их родим, или мой тронный зал похож на родильную палату, а я на главного акушера? Думаешь, мы их тут строгаем, они у нас как Буратины из под рубанка вылетают? Ты видишь, это тронный зал, а я царь. Вот в одной руке держава, а в другой автомат. Дайте мне пасынка.
- Но ведь я чиновник, мне без пасынка нельзя,- захлюпал Лёха,- мне же конец, я же ноль, я же чмо.
- Конечно чмо,- утвердительно сказал мышиный царь,- а ты думаешь, пасынки на грядках растут, или мой тронный зал похож на огород, а я на агронома? Нет, не похож, вот держава, вот автомат. Подковёрные мыши – это высококвалифицированные специалисты широкого профиля,- сказал царь и поднялся с трона.- Их специализация заключается в управлении и манипулировании чиновниками на благо мышиного царства, а в замен, они дают чиновникам деньги и мнимое ощущение власти.
- Да-да,- вытирая сопли, говорил Леха,- деньги и мнимое ощущение власти.
- Пасынок выбирает чиновника сам и приходит к нему по собственной воле. Гибель пасынка это ч.п.
- Но я же молодой специалист. Мне ещё карьеру делать,- начал унижаться Лёха,- вы должны войти в моё положение.
- Конечно войдём,- идя к Лёхе, произнёс царь,- условия вхождения ты знаешь? Мыши тащите номенклатуру.
Едва царь сказал слово номенклатура, как из мышиной толпы вырвалось два царских писаря. Один из них тащил чернила с пером, а второй какой-то свиток.
- Значит так,- раскатав свиток, произнёс царь,- это договор.
- Какой договор?- Удивился Лёха.
- Как какой? Договор на мышь подковёрную,- пояснил царь,- это только первый пасынок бесплатно, а потом всё батенька, платить приходится. Я думаю, что для чистоты заключения сделки, условия договора следует зачитать в слух. Я такой-то, такой-то продаю свою долевую часть родины царю мышей из Пердей. Взамен получаю в услужение мышь подковёрную одну штуку. Чё-ё-ё, чё-за на?- Запнулся мышиный царь при чтении договора,- смотри-ка и правда, одна штука. Кто бумагу составлял сволочи? Этож юридический документ. Ладно, продолжим. В случае отказа выполнения мышью своих обязательств, нанимателю мыши такому-то такому возвращается долевая часть его родины, либо какой бы то ни было Родины другой и как компенсация предоставляются билеты в Московский цирк. В случае расторжения договора со стороны нанимателя, мышиное царство оставляет за собой право взять его жопу в оборот.
-Оп-па!- Обалдел Лёха.
- Так мыши вот теперь мне действительно интересно, какая падла составляла договор? Вы русский язык знаете? Вы вообще букварь грызли? Лермонтов, Пушкин там, Толстой например, вам эти фамилии знакомы? Письменность должна быть грамотной, а не доступной. Есть такое понятие правописание, если вы не слышали. Есть буквы, из них складываются слова, затем предложения, вьюга мглою небо кроет, вихри снежные крутя, сечёте мысль бакланы.
- О-О-Э-Э, Мужик, я чё-то на счёт очка не понял,- не выйдя из ступора, проговорил Лёха.
- Не сцы Лёха,- произнёс царь и ударив его по плечу продолжил,- этож только формальность, а билеты в цирк тебе реальные предлагают. Итак, дальше. В случае гибели мыши подковёрной по вине нанимателя мыши конфискуют Лексус нанимателя в пользу царя, Отца Народа. Долевая часть родины в данном случае возврату не подлежит. Итак, прошу подписать здесь, здесь и здесь, а здесь ваши паспортные данные, а вот их ужи и поставили.
С ошалевшим взглядом Леха выскочил из норы, держа в руке маленькую мышь с каской на голове и бормоча себе под нос, - чур меня.
ГЛАВА II
Охотничьи байки
* * *
Лёха, Тоха, Вован и Пахан были заядлые любители поохотится, тем более, что такое дорогое удовольствие было им по карману. Поэтому как истинные любители охоты, они состояли в одном из элитных охотничьих клубов, членами которого также являлись и другие более маститые чиновники и успешные люди. Охотничий клуб представлял собой трёхэтажный коттедж, построенный в виде замка, на первом этаже которого располагался зал ресторан, что позволяло привилегированным охотником отдохнуть и похвастаться своими успехами. Кроме того, руководство клуба смотрело сквозь пальцы на девиц лёгкого поведения, которых особо нуждающиеся клиенты привозили с собой, что сразу же оценил Тоха. В этот вечер они в клубе были не одни, вместе с ними там отдыхали экс-премьеры Примыч и Черномор, поэтому молодые, подающие надежды чиновники могли, не отходя от стола, похвастаться своими успехами в важных государственных делах.
- А потом, я взял её за лапы,- пьяным голосом пробуровил Тоха и для наглядности сжал груди проститутки, сидящей у него на коленях,- и оторвал их.
- Э-э, Тоха. Ты там поосторожней,- предупредил его пьяный Лёха.
- Да,- продолжил Тоха,- да. Вот такая была страшная белка.
- Во-первых, не оторвал,- вспомнил Пахан,- а укусила тебя за палец, а во-вторых, ты тогда ещё ружьё просрал.
- О, да мужики, большое достижение,- похвалил их Черномор и поднимая рюмку водки обратился к Тохе.- Бабу отпусти, а то ты ей сейчас сиськи оторвёшь.
- Вы лучше посмотрите, какого мы борова завалили,- похвалился Лёха.
- Это вот того, что спит?- Указывая на пьяного Вована, спросил Примыч.
- Не,- гордо произнёс Лёха и подошёл к кабаньей голове висящей на стене,- вот он. Настоящий гигант. Четыреста семьдесят три килограмма вепрятины. Монстр, а не кабан, вам старичьё такое и не снилось.
- Не задирайся сопля,- сказал Черномор,- мы такое зверьё валили, о которых даже няня Пушкину в сказках не рассказывала. А что нам снилось, вам не одну фантастику прочитать придётся, чтобы хоть на секунду представить, что нам снилось. Мы атомную бомбу построили, корабли космические запускали и олимпийского мишку следом. Мы даже светлое будущее построили, как оно нам приснилось. А они кабана из миномёта подбили, одна башка осталась и хвалятся, снилось им там.
- Виктор Степанович, Виктор Степанович,- похлопывая Черномора по плечу, начал его успокаивать Примыч,- успокойтесь, прошу вас.
- А вы Евгений Максимович не успокаивайте меня, не успокаивайте.
- Ну знамо дело хрюшку подбили, тоже мне подвиг великий,- сказал Примыч и потянулся к бутылке.
- Ага, сейчас они говорят, что кабана с пол тоны завалили,- побелел от злости Черномор,- а завтра скажут, что социальное жильё построили, для молодых семей.
- Да пусть хоть ультрамарина стреляют, нам то, что с того,- проболтался Примыч.
- А вот и подстрелим,- заявил Тоха.
- Хрена лысого вы подстрелите,- ударив по столу кулаком, разорался Черномор.
- А вот и подстрелим. Лицензию купим и подстрелим или мы не пацаны, - зарёкся Тоха.
- Нет, не всё так просто. Во-первых, лицензия на ультрамарина выдаётся одна, и пока она не использовалась, вторую брать нельзя. Если мне не изменяет память, последним её брал Зюзя, лет так тридцать назад, но так ею и не воспользовался. Так что лицензия у него. – Кратко обрисовал ситуацию Примыч.
- А что, во-вторых?- Спросил Пахан у Примыча.
- А во-вторых, ультрамарина нельзя убивать. Его надо живьём брать,- сказал Примыч и упал лицом в салат.
* * *
Так как среди своих пацанов Пахан был самым продвинутым, а именно, он знал куда пойти, кому поклониться, где прогнуться, а когда и нагнуться, то он и пошёл к Зюзе за лицензией. Талант Пахана в прогибе оказался, как ни когда, кстати, и он очень быстро попал на приём к владельцу лицензии. Дом и быт у защитника трудового класса оказались более чем дворянские, можно даже сказать царские. Несмотря на то, что всё было выполнено в стиле Позднего Хрущевизма, вливание большого количества партийных средств, в загородные апартаменты Зюзи было очевидно. Зайдя в комнату отдыха, Пахан увидел хозяина дома, лёжа на массажном столе с бокалом вина в руке. Молодая массажистка не обращая ни какого внимания на гостя, продолжала делать массаж вождю российского пролетариата.
- Уважаемый Геннадий Андреевич не жалеете вы себя, не бережёте, о народе всё думаете,- подлизался Пахан.
- А поцелуй меня пацан в мой лысый череп,- грубо ответил Зюзя.
- А чё так?- Обалдел Пахан.
- Ну ты же тоже удочки из далека закидываешь,- рассмеялся прожженный коммунист.
- Я к вам пришёл по весьма деликатному вопросу,- не зная как подвести разговор к лицензии, проговорил Пахан, - слышал я, что вы в прошлом знатный охотник были.
- Почему был, я и сейчас на белок с голыми руками хожу,- подколол Пахана Зюзя,- да не обижайся ты, не вы первые так ложались, не вы последние.
- Я вот с друзьями хотел бы немного реабилитироваться,- виновато произнёс Пахан.
- А вы что, враги народа? Или родину продали?- Веселился Зюзя.
- Да не, я про охоту,- оправдался Пахан.
- А чё там реабилитироваться,- усевшись на столе сказал старый партиец.- Тигра бенгальского завалите, да и всё. Вон сейчас в любом клубе можно заказать, хочешь сам в Индию езжай, хочешь его тебе сюда, под Москву доставят. Только плати.
- Нет, нас с пацанами тигр не устраивает.
- Ну тогда слона или вон этого с зубами, а во, бегемота,- предложил бывалый охотник Зюзя,- я вон, в своё время на белого медведя ходил, а он, как я потом понял на меня.
- Мы слышали, у вас есть особая лицензия,- чуть ли не дрожащим голосом выдавил из себя Пахан.
- Да есть у меня три лицензии на негров, только это большой секрет,- раскрылся борец за права угнетенных,- потому как ЮНЕСКО это не очень одобряет.
- Нет, я по поводу ультрамарина,- чуть ли не извиняясь, признался Пахан.
- Да вы там с пацанами, что совсем вольтанулись?!- Зюзя чуть не проглотил бокал.
- Да мы как бы это, решили доказать.
- Что доказать? Что вы ломом подпоясаны или мозгом обделенные? Доказать они решили.
- А что такого? Или думаете, у нас кишка тонка?- Оскорбился Пахан.
- Думаю, вы из ведёрка с гавном хлебанули,- вытирая со лба пот, сказал охотник за черепами,- ладно, кто хоть вам это рассказал.
- Виктор Степанович и Евгений Максимович.
- А-а-а, Примыч с Черномором,- раздражённо отмахиваясь, проговорил Зюзя,- сами в своё время перессали со мной на ультрамарина идти, а вам идею подкинули. Вот и чиновники из них такие же. Пойдём. Дам тебе эту проклятую лицензию.
Владелец дома повёл своего гостя в кабинет, где в огромном, тяжёлом сейфе хранилась загадочная лицензия.
- Только учти, стрелять эту птицу можно только с патронов Б-45,- давал совет Пахану Зюзя, пока открывал сейф.- На вот. Ты не смотри, что она пожелтела, как ни как почти тридцать лет прошло, но она всё ещё действующая.
* * *
Чёрный автомобиль, марки Лексус, мчался по Московским улицам, за рулём сидел Лёха, а с права от него Пахан. Чиновники спешили в охотничий магазин и потому решили воспользоваться мигалкой.
- Лёха ты себе представляешь, скоро мы утрём нос всем этим старпёрам,- искренне радовался Пахан.
- Да, главное не упустить такой шанс и завалить ультрамарина. Кстати Пахан, ты узнал, что это за зверь такой?- Не отвлекаясь от дороги, спросил Лёха.
- Не Леха, понятия не имею.
- Замечательно. Чем его убивать-то хоть спросил?
- Обижаешь. Всё будет нормально, мужик, мы же профи,- ответил Пахан.
- Это-то и страшно, - сказал Лёха, паркуя машину у оружейного магазина.
Пока Лёха рассматривал витрины магазина, увешанные различными видами огнестрельного оружия, Пахан принял умный вид, бывалого охотника и подойдя к продавцу сделал заказ.
- Б-45, - утвердительно произнёс Пахан.
Продавец посмотрел ошеломлёнными глазами на Пахана и нажал красную кнопку под столешницей кассы. В этот самый момент из подсобного помещения магазина выкатился старик на инвалидной коляске.
- Ну и кому здесь нужен Б-45? - Спросил старик.
- Вообще-то я хотел приобрести пачку,- радостно ответил Пахан.
-Я бы на твоём месте так не радовался, - хриплым голосом осёк старик молодого чиновника. - Ты хоть знаешь, зачем решил охотиться?
- Ультрамарин, - дерзко и абсолютно не понимая, о чём идёт речь, ответил Пахан.
- Ультрамарин. – С трепетом в голосе произнёс старик. – Много людей на него охотилось, да вот только не всем удавалось его увидеть, не то что поймать.
- Да и что так?
- Ультрамарин могут поймать только избранные. Бросил бы ты эту идею, лучше синица в руках, чем утка под кроватью.- Вспомнил народную мудрость старик прикованный к креслу.
- А я не один, я с друзьями. Вон Лёха здесь. Эй Леха подойди, - окликнул Лёху Пахан.
- Значит, ты ещё и друзей в это дело втянул. Ладно, продам я вам Б-45. Но если что, ко мне ни каких претензий. – Предупредил старик, доставая пачку патронов из-под прилавка.
- Да какие претензии отец, ты что, - улыбаясь, успокоил старика Пахан.
- А вопрос можно? – Обратился к старику Лёха.
- Валяй.
- А что такое ультрамарин? – спросил Лёха, глядя на медленно сползающего с кресла старика.
- Да. Повидал я охотников на своём веку, но таких как вы вижу впервые,- сказал старик, приходя в себя после вопроса Лёхи. – Ультрамарин, это божество, синяя птица счастья или птица удачи, как пожелаете. Ультрамарина можно только поймать. Убить синюю птицу, значит накликать на себя беду.
- Во подстава, - осознал Пахан.
- Вот ваши патроны. С вас четыре тысячи рублей. И самое главное, бейте в крыло, не стреляйте ультрамарину в голову, а то сами без мозгов останетесь. – Рассчитался с клиентами старик.
Чиновники озадаченные полученной информацией, взяли патроны и медленно направились к выходу из магазина.
- Посмотри Вась на этих отчаянных и смелых парней, ты видишь их в последний раз, - сказал старик продавцу и покатил на своей коляске обратно в подсобку.
ГЛАВА III
Охота на ультрамарина
* * *
Есть ещё глухие места в Российских землях, где не ступала нога человека, про такие места говорят, что там водятся лешие и кикиморы. В лесах нетронутых цивилизацией, пища кажется слаще, воздух мягче, а сам человек получает особое чувство лёгкости. Особенно прекрасны в таких местах рассветы, способные разбудить в любом, даже самом скромном мужчине, дикаря, что уж говорить о реальных пацанах приехавших на охоту.
- От сель, грозить мы будем шведам, - сказал Тоха и вбил топор в пень, явно указывая место, где надо разбить лагерь.
- Тох может, подальше в лес заедем? – спросил Вован, отходя в кусты по нужде.
- Не-а, не сможем,- ответил Тоха, вырубая кусты.
- Тоха прав, лучше всего на опушке. Дальше заедем, можем не выехать. Хорошо, что ещё хоть на двух машинах поехали, - Лёха поддержал Тоху.
- Всё пацаны, я пошёл дрова рубить. Я ща, как варвар из Дъяблы топором махать буду. Ху-ха, ху-ха. – Выпендривался Пахан, с топором в руках подходя к дереву.
Ближе к вечеру на опушке леса был разбит полноценный охотничий лагерь, костёр палатка, деревянный стол, всё как положено и охотники решили отметить первый охотничий день.
- Давай Вован, крути шашлыки, - подгонял Пахан, разливая водку по железным кружкам, - водка стынет, а мяса нет.
- В стране кризис, мясо социальное, жарится плохо,- смехом ответил Вован.
- Не по назначению Вован, ты используешь свой электорат, - подколол Лёха открывая банку с огурцами, - не жалеешь ты людей своих Вован, не жалеешь.
- Пацаны, а где наш Антуан,- поинтересовался Пахан.
Через некоторое время в кустах раздался нечеловеческий вопль Тохи и его друзья рванули к нему на помощь.
- Убью падла, дайте мне ружьё я его замочу суку, - кричал Тоха стоя на полусогнутых коленях, со спущенными штанами.
- Да ладно Тоха успокойся, это же ёжик, - спокойным и недоумённым голосом сказал Вован.
- Нет, я его убью скотину, он мне за всё ответит, - не успокаивался обиженный Тоха.
- Ага, точно, а в Москве будешь рассказывать, как ты с голой жопой на ежа ходил, - таким же спокойным голосом продолжил Вован, - пошли водку пить. Оставь ежа в покое.
Бывалые охотники пили, ели, пели матерные песни и хвалились своими мышами, попросту говоря, отдыхали. Ближе к полуночи Лёха сбегал в лес и каким-то чудом нашёл ёжика, обвернул его какой-то тряпкой и притащил к костру, подписывать резолюцию о ненападении. Буквально через десять минут после подписания резолюции о ненападении дело ёжика было пересмотрено, и ёжика обвинили в том, что он навёл много лишней движухи. Ещё через десять минут по понятиям оказался неправ Тоха. В конечном итоге ситуацию разрулили мыши и Тоха обязался, никогда ни гадить на ежей. Закрепляли обоюдное соглашение, как и положено в таких ситуациях водкой. Стакан за стаканом они даже не заметили, как вырубились спать один за другим, и ёжик тоже. Мыши аккуратно убрали за чинушами мусор, потушили костёр и легли спать каждая возле своего хозяина, пьяный ёжик храпел.
* * *
Было уже давно за полдень, когда горе охотники наконец-то проснулись. Сильная головная боль, сушняк, смутные воспоминания о вчерашнем вечере и отсутствие ёжика делали подъём просто невыносимым. После не продолжительного опохмела, в котором, кстати говоря, Вовану не перепало, пацаны полные энтузиазма отправились на охоту.
- Ну вы и жмотяры,- обижался Вован.
- Да ладно Вован, кто первый встал, того портянки,- ответил Пахан.
- Нет, вы точно жмотяры, я с вами теперь дружить не буду, продолжал дуться Вован.
- Зря ты так Вован, вот сам подумай,- начал переубеждать Вована Пахан.- Вот подумай, водки было мало, на всех бы не хватило, так?
- Так,- обиженно ответил Вован.
- Вот выпил бы, опохмелился, а другу бы твоему не досталось,- продолжил Пахан. - Так?
- Так,- утирая нос, ответил Вован.
- И болела бы у него голова, сильно, сильно,- продолжил мысль Пахан,- и мучила бы тебя совесть, страшно, страшно, а то мы избавили тебя от этих мучений. Так?
- Так,- ответил Вован.- Э-э, Пахан я чего-то не понял. Так я что доброе дело совершил?
- Ну ты блин палку-то не перегибай,- усмехнулся Лёха.
- Ладно мужики, дайте я хоть воды какой выпью,- остановился Вован,- а то сушняк долбит.
- А у нас воды-то и нет,- сказал, плетущийся в хвосте, Тоха.
- А я, я вот из лужи выпью,- безнадёжно проговорил Вован и встал на четвереньки возле лужи.
- Не пей, козлёночком станешь,- рассмеялся Лёха, глядя на Вована.
- Это кто здесь козёл?- Недопонял Вован.
- Это в сказке было,- грамотно разрулил вопрос Пахан,- Жили-были старик да старуха, у них была дочка Алёнушка да сынок Иванушка. Старик со старухой умерли. Остались Алёнушка да Иванушка одни-одинёшеньки. Суть в том, что Иванушка не послушался сестрицу и выпил воды из копытца, а потом в козлёночка превратился.
- Что-то я такого фильма не смотрел,- пытаясь что-то наковырять в своей памяти, пробормотал Вован.
- Это не кино, это сказка, русская народная,- ответил Лёха,- тебе мама разве не рассказывала?
- Нет, а чем там кончилось?
- Все умерли,- ответил Пахан и с трудом сдержал смех.
- Ладно пацаны, вы что ни говорите, а я хлебну,- сказал Вован и стоя на четвереньках наклонил своё непомерное толстое тело.
- Смотри, как пьёт, аж взахлёб,- насмехался над Вованом Тоха.
- Да, хороша водица,- не упустил возможность постебаться Пахан.
- Э-э, пацаны,- захрипел Вован,- кажись этого, того самого.
- Что козлёночком стал?- Спросил Леха и пацаны, согнувшись пополам, залились смехом.
- Не пацаны,- ответил Вован, и на его лице показалась маска боли,- кажись раком.
- Что раком?- Не понял Пахан.
- Что! Что! Стал раком,- злился Вован,- разогнуться не могу. Мама.
- Так Вован, Вова, спокойно. Так, давайте его на бок, положим,- командовал Пахан.
- Точно положим на бок,- пытался обрадоваться Вован,- а что дальше?
- А дальше ты лежишь,- ответил Тоха.
- Точно, лекарств-то у нас нет,- пояснил Пахан.
- Как это лежу? Сколько?
- Пока не полегчает,- утешил его Лёха,- возможно навсегда.
Охотники скинули рюкзаки и уселись рядом с Вованом думая, что же делать, а чтобы тот не чувствовал себя безнадёжно, они пытались его веселить своими грубыми, ущербными шутками, отчего Вовану легче явно не становилось и в его голове начали возникать суицидальные мысли.
- Пацаны,- выдавил из себя Вован.
- Что?- С неохотой спросил Тоха.
- А я вот что подумал,- Вован начал выдавать фонтан своей фантазии.- А я вот думаю, если в сказке братец Алёнушка не послушал сестрицу Иванушку и превратился в козлёночка, а в конце все умерли, то если я стал раком, то, что в конце?
- Ну ты блин Вован даёшь,- искренне удивился Пахан,- жаль тебя сейчас никто не видит, за тебя бы Нобелевскую премию дали.
- Какую?- Заинтересовался Вован.
- Я думаю мира или в области литературы,- на полном серьёзе ответил Пахан.
Внезапно, неожиданно для всех, из травы выскочил уж и схватил одну из мышей.
- Змея!- Выкрикнул Вован и собрав всю волю в кулак, пристрелил ужа.- А-А-А. Больно.
- Что с тобой Вован? Всё в порядке?- Спохватился Лёха.
- А-А-А- больно! Отдача.
- Молодец Вован,- похвалил его Тоха,- снайпер, отстрелил змеюке бошку и мыша чуть в месте с ней не угробил.
- А-А-А- Ястреб!- Завопил парализованный Вован.
- Я его сниму,- предупредил всех Лёха и отстрелил ястребу голову, едва тот успел спикировать на мышь.
- Да ещё чуть, чуть и пришлось бы тебе Лёха ехать по новый за мышом,- ехидничал Тоха.
- Ладно, всё. Охота на сегодня закончена,- сказал Пахан и поднялся на ноги,- берём Вована и тащим в лагерь, а то суета непонятная начинается.
Лёха и Тоха подняли на руки Вована и потащили в сторону лагеря.
- Ну вот блин и поохотились,- недовольно пробурчал Тоха,- а всё и за этого, измученного нарзаном.
- Чем измученного?- Полюбопытствовал Вован и тут же крикнул.- Лиса!
Не дожидаясь, когда лиса схватит, одну из перепуганных Вовановым воплем мышей, Пахан вскинул ружьё и выстрелил ей прямо в голову. Убив лисицу Пахан подобрал мышей и сунув их за пазуху, пошёл вслед за Лёхой и Тохой волочащими Вована.
- Фу, достал боров. Бросай его,- скомандовал уставший Тоха, едва горе охотники добрались до лагеря.
Чиновники скинули амуницию, и присели у погасшего костра. Пахан достал спички и разжигая костёр начал хвастаться, как метко он подстрелил лису, прямо в глаз. Вован хвалился, как ловко он отстрелил ужу голову, хотя утверждал, что это был питон. Отличились все, кроме Тохи и его это сильно коробило. Вдруг недалеко от разбитого лагеря на ветку села большая птица синего цвета. Тохина мышь, выпрыгнув у него из рук, побежала к дереву и начала пищать, указывая своему хозяину на цель. Тоха недолго думая, схватил карабин, и даже не прицеливаясь, с расстояния в двадцать шагов снёс птице голову.
* * *
Стоя возле дерева Пахан и Лёха стандартным движением чесали затылок, передними лежала заледеневшая тушка синего цвета, сильно напоминающая курицу из продуктового магазина. Тут же их растолкал Тоха и увидев мышиный хвостик торчащий из под замороженной туши, заплакал и упал на колени. Тоха откинул в сторону безголовое тело синей птицы, взял мышь в руки и принялся делать ей искусственное дыхание.
- Ну милый дыши, - рыдал Тоха, делая мыши непрямой массаж сердца, - Нафаня не покидай меня.
- Эй, пацаны, что там?- интересовался, сломленный радикулитом, Вован.
- Жопа! Полная!- с ужасом в голосе констатировал Лёха.
- На кого же ты меня оставил? – Рыдал убитый горем Тоха. – Да как же я без тебя? Нафаня!
- Похоронить надобно, - произнёс Пахан, взяв Тоху за плечо. – по человече, что бы.
Ближе к вечеру чиновники справили панихиду по мыши, убитого горем Тоху отправили спать, а оставшиеся сели у костра и стали мучаться тяжёлыми мыслями.
- А как, что случилось-то? - Чуть шёпотом, что бы Тоха не слышал, спросил Вован.
- Я так понимаю, что когда Тоха ультрамарину башню снёс, птица упала и раздавила мыша. – Пояснил ситуацию Лёха.
- А, понимаю. А как он хоть выглядит? – Поинтересовался Вован.
- Счастливым. Наверно попал в мышиный рай- ответил Пахан.
- Да нет. Я про ультрамарина,- уточнил Вован.
- А, ты про эту курицу, - презрительно сказал Лёха, доставая из-за кучи дров тушку птицы,- вот полюбуйся.
- Блин, на курицу из продуктового похожа, только кожа слишком синяя, - удивился Вован.
- При Совдепе такие в гастрономах продавались, дефицит, - уточнил Пахан.
- Что делать-то будем?- Тихо спросил Лёха.
- Не знаю,- задумался Пахан, - отвезём в клуб и прибьём гвоздём на стену.
- Да. Зюзя будет в шоке, - предположил Лёха.
- Обосрались на всю Росею, - подытожил Вован.
- Да сраму на десять лет вперёд хватит, - поддержал Вована Пахан.
- Хрен с ним со срамом. Что там старик в инвалидке говорил про то, что ультрамарина убивать нельзя? – Спросил у Пахана Лёха.
- Что-то про то, что беду накликать можно, - вспомнил Пахан, - в крыло надо было бить. Тоха ему череп снёс, снайпер хренов, охотник блин на бекасов.
- А может это и не ультрамарин вовсе, может это витютень, - Вован искал повод для надежды.
- Да нет. Витютни обычно с перьями падают, а этот сразу в замороженном виде, как готовая продукция. Да и мышь прибил, сразу видно несчастье. Нет не витютень это, не витютень,- сделал логическое заключение Пахан.
- Трындец, стало быть, - предположил Лёха.
- Трындец, не трындец, не знаю. Курицу пока в пакет завернём, до завтра, а сейчас спать. И не забивайте вы голову фигнёй всякой, мы же пацаны. Спать, всем спать,- проговорил Пахан и полез в палатку.
* * *
Тёмная, тихая ночь, чиновники спали мёртвым сном, никто не ждал подвоха, а в этот самый момент судьба приготовила им жесткий удар под-дых. Рёв двигателя разрезал полуночную тишину, и машина Тохи рванула с лесной стоянки в неизвестную, ночную даль.
- Что за на? - Кричал Пахан, вылетая из палатки,- что происходит?
- Машину угнали, - сообразил Вован.
- Мой Лексус, - зарыдал Тоха.
- Кто это, где? – Не понимал ситуации сонный Пахан.
- Наверно это Жирик с корешами, - нелогично предположил Вован, хотя если подумать, то Жирик тоже мог.
- Нет. Это не Жирик, - озвучил Лёха, пытаясь завести свою машину, что бы начать погоню.
- А кто?- удивился Вован.
- Мыши! – Утвердительно сказал Пахан, глядя на открытый бензобак Лёхиного автомобиля, - бензин слили.
- Ага и на руль насрали, - сказал Лёха держась за баранку своего авто.
- Мой Лексус, - продолжал рыдать Тоха, - дайте мне моё ружьё, я завалю их на хрен.
- Твоё ружьё было в твоём Лексусе, - напомнил Пахан и немного подумав, подытожил результат,- нас сделали.
- Моё ружьё! Мой Лексус! - Тоха рыдал и бил кулаками в землю.
Деятельность царя мышей из Пердей была очевидна, угон иномарки сработан чисто и быстро. Условие договора, когда-то подписанного Тохой, реализовалось в жизни, без лишних помех. Реальным пацанам утёрли нос.
ГЛАВА IV
Три старика
* * *
Как показывает Российская практика, собрание народных депутатов в экстренных случаях, может проводиться не только в стенах белого дома, но и на свежем воздухе, в лесу, особенно если это очень нужно чиновникам. На таких съездах обычно решают, как кого съесть или, как поделить бюджет, что бы необидно было, но это в обычных экстренных случаях. Случай экстренный-сказочный, который случился по воле злого фатума с молодыми чиновниками, поставил вопрос о выживаемости в условиях дикой природы, имея на руках проклятие ультрамарина и погибшую мышь.
- Итак, что мы имеем? – Пахан начал конструктивный диалог.
- Два ружья, остальные два были в машине. Топор, три ножа и спички. Водка кончилась, бензин слили, - быстро подсчитал Лёха.
- Да круто нас его величество поимело,- констатировал Пахан, глядя себе под ноги в поисках правды,- не в бровь, а в глаз..
- Надо искать помощь и выбираться отсюда,- дельную мысль предложил Вован.
- Нас найдут, обязательно найдут,- начал паниковать Тоха,- мы же госслужащие.
- Рюкзак с консервами и кашей, второй рюкзак уехал. На несколько дней хватит, - продолжал инвентаризацию Лёха.
- Я дом видел, когда мы сюда ехали,- вспомнил Вован.
- Да точно, дом. Там должны быть люди, - тарахтел невменяемый Тоха,- они нам помогут, мы им нужны, мы же о народе заботимся. Долбанная, синяя птица.
- Я знаю что делать,- Пахан был чиновник с яйцами и потому он взял инициативу в свои руки, - Лёха, ты пойдёшь в сторону шоссе, тормозить машины. Вован твоя задача найти дом, и залезть на сосну, может с неё связь мобильная будет. Я пойду за дополнительным провиантом, грибочки там, ягодки, возьму ружьё, может, подстрелю кого. А Тоха пускай охраняет лагерь, он итак деморализован. Не бойтесь, нас скоро схватятся.
Вован явно не был приспособлен к долгим пешим прогулкам, ему были милей Московские пробки, к тому же отсутствие кондиционера в жаркую погоду, плохо влияло на его физическое состояние. Он шёл по лесу тяжёлыми шагами, фактически задыхаясь от неподъемной тяжести своего тела, Вован плевался в сторону и облокачивался на деревья. Наконец-то Вован дошёл до дома, который он видел проезжая мимо на Тохиной машине. Зайдя на порог, чиновник постучал в дверь. Не услышав ответа, Вован обошёл дом вокруг и снова подошёл к двери. Постучав в дверь ещё раз, чиновник мелкого пошива понял, что она не заперта и вошёл в дом.
В доме было светло и довольно чисто, стол в центре комнаты был пуст, но зато в печи стоял котёл, в котором что-то кипело. Вован был правильный пацан и потому деревенского быта не знал. Не знал он как в деревне готовиться еда, да и вообще печку видел только на картинках. Поэтому, невзирая на то, что рядом был ухват, Вован схватил какую-то тряпку и полез в печь, доставать котёл. Вован дышал дымом, обжигал руки огнём, вытер щеками из нутрии всю печь, матерился и плевался, но котёл вытащил.
- Что-то не очень аппетитно выглядит,- чуть слышно, сам себе сказал вымазанный в золе чиновник.
Вован полазил по буфету стоявшему недалеко от печи и нашёл ложку. Подождав, когда варево остынет, он решил его опробовать и полез в котёл ложкой. «А ничего есть можно» подумал чиновник, пробуя деревенскую пищу. Не успел Вован зачерпнуть ложкой в котёл ещё раз, как в дом вошёл ссутулившийся старик.
- Эх ты морда поросячья и кто это тебя так воспитывал, по чужим та котелкам лазить.- Поволок чиновника старик, - совсем совести нету.
- Э старик, хватит баллоны катить. Ты хоть знаешь, кто я такой?- Вован решил задавить деда авторитетом и распальцовкой.
- Да вижу, свинья ты порядочная,- сказал дед, тыча немощным пальцем в чиновника.
-Ты базар-то фильтруй, - не успел договорить малолитражный чиновник, как встал на четвереньки и захрюкал, медленно превращаясь в кабана.
Старик схватил ухват и ткнул клыкастого кабана в бок, на что тот среагировал бегством из дома, по пути сломав скамейку и выбив рылом входную дверь.
* * *
Лёха довольно долго шёл по непаханому полю в сторону восхода солнца и уже явно отказывался, чтобы-то ни было понимать, по тому, как по его разумению к шоссе он должен был выйти уже, как два часа назад. Молодой чиновник, идя по полевой дороге, увидел вдалеке телегу с мешками, возле которой крутился седой старик, а рядом с ним ходила распряжённая лошадь. Лёха поднял свою мышь с земли и засунул её в нагрудный карман рубахи.
- Что случилось отец?- Спросил Лёха, подойдя к старику.
- Да вот беда огорчение. Ехал, я ехал, а тут колесо отвалилось. А второе-то колесо и вовсе на мину наехало. Что прям делать не знаю, - пожаловался старик. – Вон видишь в двух шагах от тебя.
- Мина? Откуда здесь мина?- Спросил побледневший Лёха и еле-слышно подпортил воздух.
- Тык, оно это, после войны. Да, в земле лежало, а дождь прошёл, так её и вымыло, бывает, - объяснил старик молодому, бздиловитому чиновнику.
- Блин ну вы тут и живёте,- почти заикающимся голосом сказал Лёха.- Кстати дед, где здесь шоссе?
- Какое шоссе? Не было здесь никогда шоссе. Здесь вообще за триста вёрст ничего нет.- Сказал старик, глядя на то, как у Лёхи отваливается челюсть.
- Подожди дед, мы сюда по асфальту приехали, мы на охоту, у нас и карта есть, и компас.- Лёха пытался сказать, что-то вразумительное.
- Нету здесь дороги, и не было никогда,- старик настаивал на своём, снимая с телеги мешок.
Внезапно из Лёхиного нагрудного кармана выскочила мышь и подбежала к мешку. Мышь жадно обнюхивала мешок. Мешок был плохо связан, и когда мышь подползла к горловине, из него показалось, что-то зловещее и волосатое. Когтистая лапа кошки, вывалившаяся из мешка, замахнулась на мышь. Лёха вовремя понял всю опасность сложившейся ситуации, он не хотел второй раз терять пасынка и потому рванулся к мешку.
- Стой! Дурак!- Крикнул старик.
Но Лёха не услышал старика, слишком дороги ему были мышиный пасынок и Лексус. Чиновник откинул ногой мешок от своего питомца, схватил мышь рукой и вошёл в ступор от увиденной картины. От удара мешок развязался, и из него побежали дикие и ошалевшие от заточения коты. Один из котов прыгнул на Лёху и вцепился ему в лицо.
Очнулся чиновник на земле лёжа в пшенице, а рядом с ним бегала его мышь, что-то пища ему на ухо, и это что-то явно было нехорошее. Что-то нехорошее творилось вокруг. Лёха лежал на земле, смотрел на небо и не понимал, что случилось. Небосвод был объят дымом и гарью, повсюду виднелись языки алого пламени, свист пуль резал уши, взрывы, крики и стоны становились всё громче.
- Твою мать,- испуганно пробубнил Лёха, чуть поднимая голову, над пшеницей. – Что же это на хрен твориться такое?
- Вставай солдат, давай, потихонечку, - сказал подползший старик, с которым Лёха разговаривал у телеги, - некогда ссать, заград-отряд сзади.
- Мамочка, где я? – лепетал парализованный страхом чиновник.
- На родине, пока ещё,- ответил старик и протянул чиновнику незнакомый предмет, - вот держи, граната.
- Что, что, что с ней делать?– Спросил Лёха, держа гранату трясущимися руками.
- Что на хрен, по танкам кидать,- накричал старик на охотника за удачей.
- Какие на танки,- пролепетал чиновник, высовываясь из пшеницы.
- Вперёд родимый. Пошёл,- сказал старик и ударил Лёху ладонью по заднице.
Лёха бежал по полю, кругом рвались снаряды, свистели пули, немецкие танки рвали землю, пшеница горела, в дрожащих руках тряслась граната. Лёха ничего не понимал, рядом с ним, бок о бок бежали солдаты из какого-то давно забытого кино про войну. Камни, подлетавшие в небо с каждым взрывом снаряда, вселяли в него нечеловеческий ужас. Штыковая атака вперемешку с русским матом и непереводимым немецким фольклором, мощным прессом давили неокрепшую психику молодой мыши сидевшей у Лёхи в кармане. Вскоре чиновник перестал бояться взрывов мин, и обращать внимание на свист пуль, он даже не заметил, как им овладело боевое безумие. Лёха врезался в окопные ряды немецких солдат, он махал штыком налево и направо, рвал врагов пополам и разгрызал фашистские каски, с его клыков стекала кровь, а железные кресты плавились от одного его взгляда. Танк, единственное, что знал Лёха это то, что ему нужен был танк. Железный монстр топтал русскую землю своими Гитлеровскими гусеницами. Лёха увидел цель, она была почти рядом, надо было только немного подбежать. Лёха бежал, как дрессированный пёс, чётко, ровно, в его богатырской руке хрустела граната, и ничто не могло его остановить, ничто кроме мины. Пение ангелов, лёгкость в теле, дрожащая мышь в кармане, это всё что чиновник успел ощутить перед уходом его сознания в астральный мир.
* * *
Пахан пацан с большой буквы, уж если он, что сказал, то обязательно сделает. Добыть провиант, грибочки там, ягодки всякие, плёвое дело, особенно если у тебя с собой есть справочник по грибам и ягодам для чайников. Главную вещь Пахан усвоил быстро, трюфеля в русских лесах не растут, они продаются в магазине, а это значит, что придется обойтись отечественным производителем.
Сидя на земле Пахан перебирал грибы, набранные им в корзину, как вдруг, в этот самый момент, к нему подошёл беззубый дед с чёрным пятном на лице и с двустволкой на плече.
- Сынок, не видел здесь зверя?- Спросил дед чиновника. – Зверь неместный, отловить надо и вывезти, под Москву.
- Дед не видишь, я занят, некогда мне,- не отвлекаясь от грибов и энциклопедии, ответил Пахан.
- Это плохие грибы, тебя от них пронесёт, - сказал дед, указывая пальцем на незнакомые для Пахана грибы.
- Слушай дед, отвали. Без соплей скользко,- грубо ответил чиновник, но когда он поднял голову, рядом уже никого не было.
Только Пахан решил подняться с земли и выставился в гнутую позу, как ощутил сильнейший удар под-зад. Пахан пролетел несколько кустов и упал на землю, сверху на него упало ружьё. Избитый чиновник перевернулся на спину, схватился за ружьё и выстрелил несколько раз в кусты. Через несколько секунд из кустов показалась кабанья морда. Пахан подпрыгнул с земли и приземлился на ноги, как в лучших традициях боевиков. Учитывая тот факт, что ружьё требовало перезарядки, а времени на это не было, Пахан решил дать дёру. Пахан бежал, получал под-зад, летел сквозь кусты, подымался и снова бежал, пока на его пути не встало дерево. Чиновник решил не упускать такой возможности и взлетел на ветви дерева, как заправская тетёрка.
Кабан ходил возле дерева кругами, своими клыками он подрывал корни дерева, как новенький, импортный экскаватор.
- Кыш, кыш отсюда,- Пахан кричал на кабана и кидался в него ветками, а кабан продолжал свою подрывную деятельность.
- Ну всё скотина, лови, - выругался Пахан и выстрелил сверху кабану в окорок, кабан завизжал и ускорил темп работы.
Пахан стал осознавать приближение своей неминуемой гибели и перезарядил ружьё. Дополнительный выстрел в кабаний окорок сделал своё дело. Кабан рухнул как подкошенный и начал сильно страдать приступами диареи. Когда профилактическое очищение желудка у кабана закончилось, он хрюкнул и начал медленно превращаться в человека.
- За что ты меня так?- Плакал Вован, держась за задницу и жалостливо смотря на Пахана.
- Вован прости, - сквозь слёзы извинялся Пахан.
- За что?- Плакал Вован.
- Прости, - рыдал Пахан.
- Я к тебе шёл, а ты мне в жопу,- ревел Вован.
- А ты мне клыками, а я……- Неустанно лил слёзы Пахан.
- А это я приколоться решил, - сквозь слёзы признался Вован.
- Вован.
- Что?
- Ты дурак,- ответил Пахан и пацаны залились братскими слезами.
Ближе к вечеру, друзья возвращались в лагерь, Пахан тащил раненого в задницу Вована на своём братском плече. Вдруг к ним на встречу вышел беззубый дед с чёрным пятном на лице и с ружьём на перевес.
- Грибочки у вас плохенькие, - сказал дед и ткнул пальцем в корзину.
- А что их нельзя есть? – Спросил раненый Вован.
- Почему? Можно, но только один раз, - ответил дед и пошёл дальше.
* * *
День выдался жарким и потому вечером чиновники сидели у костра и как заправские охотники делились незабываемым, жизненным опытом. К тому же им было, что рассказать друг-другу. Лёха правда плохо слышал после контузии, зато простреленный зад Вована на слухе и на речи не отразился, единственное, что, нервный он стал. Пахан вообще чувствовал себя лучше всех, особенно по сравнению с Тохой. Поседевший Тоха сидел у костра молча и крепко сжимал руками топор.
- Лучше бы мы на тигра пошли охотиться,- уныло предположил Вован.
- Или на негров,- вспоминая Зюзю, подтвердил Пахан.
- Да хоть блин на динозавра, только не на эту синюю курицу, - согласился Лёха, доставая из пакета, всё ещё ледяную тушку ультрамарина.– Птица счастья блин, свезло, так свезло.
- Да, бога завалить, это умудриться надо. Вон Примыч с Черномором трухнули на него охотиться, а мы нет. – Пахан решил подбодрить друзей.
- Охренеть. Ты знаешь Пахан, мне даже полегчало,- съязвил Вован держась за раненую задницу.
- Это что, вот у меня даже сейчас танк перед глазами стоит, - поделился своим горем Лёха.
- Вернёмся в Москву, вольём этим старым козлам по первое число,- предложил Вован, перемешивая угли в костре.
- Каким козлам? Кто здесь козёл?- Недопонял контуженый Лёха.
- Я говорю, козлы старые подставили нас. Понял?- Громко, прямо в ухо Лёхе, сказал Вован.
- Эй, Вован ты это, с огнём поосторожней, болт его знает, что может случиться, - предупредил Пахан недавнего кабанчика.
- Пацаны, я вот, что подумал, - Лёха запнулся и снова продолжил,- если есть синяя птица, то может и единороги есть и вампиры.
- Ой, этих козлов винторогих в парламенте я тебе и так показать могу, у них как раз, здоровья только на один рог и хватает.- Похвалился Вован, продолжая ковыряться палкой в углях.
- Не козлы, а отцы народа,- уточнил Пахан,- хотя кто его знает, может единороги и есть. Живут себе где-нибудь в Индии, едят бананы и в ус не дуют.
- Кому бананы, куда суют?- Переспросил Лёха.
- Козлам, старым, списанным козлам, бананы суют. Куда надо суют. Понял?- Опять же громко в Лёхино ухо пояснил Вован, потом немного подумал и спокойно добавил, – если бы не они, мы бы так не встряли.
- Как вы думаете, нас найдут?- немного помолчав, спросил Лёха.
- Обязательно найдут, - не теряя оптимизма, ответил Пахан.
- Тоха, а с тобой-то, что было?- Спросил Лёха, трогая Тоху за плечо.
- Даже не спрашивайте. - Ответил седой Тоха и ещё крепче схватился руками за топор.
ГЛАВА V
Голод
* * *
Две недели горе-охотники жили в лесу, дорогу домой они найти не смогли, поисковый отряд из Москвы, на который они надеялись, так и не прибыл, продукты питания подходили к концу, а штаны пришлось подвязывать верёвочкой. Проведя утреннюю планёрку и пересчитав все продовольственные запасы, аж целых три раза, чиновники выяснили, что у них осталось всего две банки тушёнки. После проведения внеочередных дебатов, чиновники приняли решение уйти в чащу за съестными припасами. Учитывая ранее допущенные ошибки, пацаны решили больше не собирать грибы и ягоды, потому как на них неуказанно, какие из них съедобные, а какие нет, к тому же отсутствие штрих-кода их сильно пугало. Рассмотрев все за и против друзья решили пойти на дичь и добыть себе немного протеина. Пробираясь сквозь первобытные заросли Пахан заметил признаки жизни.
- Пацаны, - Пахан тихим голосом подозвал своих друзей. – Смотрите.
- Кабан, что ли? – Задумался Лёха.- А это не может быть?
- Вован ты здесь?- Спросил Пахан, пытаясь не допустить повторной ошибки.
- Да.- тихо сказал Вован.- А что случилось?
- Там, что-то есть, вон там посмотри,- сказал Пахан, указывая в бурелом.
- А где Тоха? - Лёха задал дельный вопрос.
Тохи ни где не было, это наводило на размышления. Трое чиновников сидели в засаде не понимая, что им делать. Друзья учитывали недавний инцидент, случившийся с Вованом и Паханом. Внезапно, возле бурелома, который подавал признаки жизни, показался Тоха, он прыгнул на зверя с ножом, раздался рёв. Три других чиновника рванули к бурелому. Пахан и Вован стреляли из ружей, а Леха прыгнул на добычу с самодельным копьём, сделанным из ножа и палки. Охотники экстра-класса валили неопознанного зверя, как могли, удача была на их стороне, вдруг из кустов вылетел Тоха и сбил Вована с ног. Следующим вылетел из бурелома Лёха и приземлился прямо у ног Пахана.
- Пахан. Беги, - произнёс побитый Лёха и ушёл в беспамятство.
Пахан перезарядил ружьё и хотел было стрелять, но увидев огромного медведя выходящего из бурелома, быстро передумал, развернулся и бросился в бегство. Медведь, не обращая внимания на лежащих на земле охотников, рванул за убегающим Паханом. Измученный голодом и холодом Пахан, не мог плодотворно думать, и принял, как ему казалось правильное решение. Пахан бросил ружьё и полез на старый дуб, медведь обнюхал ружьё и полез следом. Горе-охотник лес по дубовому стволу, снизу его догонял медведь, у корней старого, дубового гиганта стоял Вован с ружьём, результат не мог предсказать ни кто. Осознавая всю серьёзность сложившейся ситуации, и вспоминая старый должок, Вован стоял перед выбором, попасть или промазать.
- Сейчас я отстрелю ему левое яйцо, - сказал Вован и точным выстрелом выполнил угрозу.
Медведь заорал от полученного ранения и ещё быстрее полез за Паханом.
- Сейчас я отстрелю ему правое яйцо, - Вован вынес вердикт и продолжил кастрацию медведя.
Медведь понял, что терять ему уже нечего. Быстро прикинув расстановку сил бывший самец решил, что сначала он убьёт Пахана, а потом стоявшего внизу Вована. Зверь прибавил скорость и почти настиг чиновника на верхних ветках.
- А сейчас я ему отстрелю,- Вован не успел договорить.
- В голову ему стреляй, в голову. Он меня не драть лезет,- перебил Пахан.
Вован произвёл ещё один прицельный выстрел, но по чистой случайности медведь отвернул свою морду, и дробь попала Пахану в ногу. Пахан поскользнулся на ветке и раненный упал вниз, собирая по дороге все суки и тем самым, отрезав медведю спуск вниз.
- Где я?- Спросил Пахан, придя в себя.
- Всё нормально ты в лагере,- ответил Тоха.
- Где медведь?- Продолжал спрашивать Пахан.
- Остался на дереве,- успокоил Лёха.
- Где эта сволочь?- Вялым и не вполне здоровым голосом спросил Пахан.
- Вован? Вован лягушек варит. Мы лягушек в ручье наловили. Сегодня мы поедим горячего,- обрадовал Пахана Лёха.
* * *
Приготовление вкусной пищи сравнимо с древним колдовским обрядом, множество ингредиентов, кипящая вода, приятный запах, а главное это желание попробовать. Хороший суп это вам не хухры-мухры, это пища богов, приготовленная с любовью для будущих потребителей. Вован был известен в политических кругах, как опытный кулинар он мог приготовить блюдо для любого, даже самого привередливого гурмана, но суп из топора и кирзачей ему не доводилось варить, ни разу.
- Ну, как там Вован? – Спросил, посиневший от голода, Тоха.
- Нормально всё, подай ящериц, - скомандовал Вован с довольным лицом, - сегодня у нас будет пища.
- У-у-у, как вкусно пахнет, - признался Лёха.
- Я сам в шоке, никогда не думал, что мой кулинарный навык будет так востребован,- сам себя похвалил Вован.
- Эх, крысиных хвостиков добавить, было бы совсем замечательно, - вслух задумался Тоха.
- Мышей не трогать,- поставил его на место Пахан,- а то мышиный царь это расценит, как расторжение договора. Лексусом не отделаемся.
- Топор, надо кинуть в котёл топор,- сказал Лёха, вспомнив старую сказку, - он мясистый.
- Грибы кидать будем?- Спросил Вован.
- Нет, ни за что, - махая руками, отнекивался Пахан.
- Дайте мне топор, я его в кипяток кину, - скомандовал Вован, - сказка ложь да в ней намёк.
- Посолить не забудь, посолить,- глотая слюни, сказал Тоха.
- У нас там где-то лягушки оставались, - припомнил Вован.
- Сейчас несу,- радостно сказал Леха и метнулся в палатку.
- Самое главное это, что бы ботинки проварились, - напомнил Вован, мешая варево.
Лагерь наполнялся ароматами пищи, огонь добытый мужчинами выполнял своё первоначальное назначение, Вован готовил суп с гарниром. Чиновники ползали возле костра и молились на огонь, и котелок. Голод брал верх над разумом.
- Вован, скоро? – Подгонял его Пахан.
- Да, почти, - обрадовал друзей Вован, - сегодня мы не умрём.
- Лягушки, - облизываясь, сказал Лёха и приподнёс заначку с лягушками Вовану.
- Сейчас, сейчас мы сварим и наедимся, наедимся, - радовался Тоха.
- Лягушки, ящерицы, тушёнка. Тушёнка пища богов,- сказал Вован, закидывая ингредиенты в котёл.
- Пища богов, тушёнка, - повторили хором чиновники.
- Ну всё, готово,- с облегчением произнёс Вован и принялся разливать варево по чашкам, - сегодня у нас суп из топора и лягушки с гарниром из стелек.
Этой ночью жители охотничьего лагеря, спали спокойным, сытым сном, им снилось светлое будущее и вселенское счастье, счастье для всех.
* * *
Двадцать дней проведённые чиновниками в лесу, пагубно сказались не только на их физическом здоровье, но также и на психическом состоянии. Одежда в которой они приехали разорвалась, спички подходили к концу, мозг не работал, из еды была только одна банка тушёнки, лягушки давно закончились. Двадцатая ночь проведённая в лесу, выявила в Воване новую, ранее неизвестную ему особенность. Ночью, когда все спали, Вован пробрался в Лёхину палатку и начал рыться в рюкзаке. Приложив немного терпения и усилий, чиновник нашёл банку тушёнки. Озверевший от голода Вован, вскрыл жестяную банку зубами и жадно съел всё содержимое, а банку выкинул в кусты, после чего пошёл спать.
На утро был разбор полётов.
- Кто сожрал последнюю банку тушёнки?- В бешенстве орал Пахан.
- Тушёнка была у Лёхи, с него и спрашивай,- намекнул Вован.
- Я ничего не понимаю, она была, ещё вчера вечером была,- оправдывался Лёха.
- Правильно! Это Лёха съел тушёнку,- заявил Тоха.
- Мы сделаем проще, мы спросим у мышей. Мыши никогда не врут,- сказал Пахан и обратился к мышам. – Мыши, кто съел тушёнку?
Мыши-то оно конечно никогда не врут, но в данной ситуации, чиновников было четверо, а мышей трое. Учитывая тот факт, что у Тохи не было мыши, и заступиться за него было некому, мыши показали пальцем на него.
- Ага, вот кто сожрал Тушёнку, - Вован обвинил Тоху.
- Пацаны это не я,- Тоха понял, что сейчас съедят его.
- Ты Тоха! Ты! Мыши никогда не врут, - Пахан показал пальцем на Тоху.
- Что же ты гад делаешь, - с обидой и с какой-то непонятной в голосе злостью произнёс Лёха.
- Бей его!- Крикнул Вован и пнул Тоху ногой.
- Я живым не дамся, - прорычал Тоха и схватился за топор.
Пахан подошёл сзади и ударил Тоху в спину, к процедуре мгновенно подключился Лёха, через пару минут у костра кипела настоящая битва. Удары сыпались на Тоху со всех сторон, его колотили и пинали, несчастного чиновника даже приложили поленом, заготовленным для костра. Так бы всё это и продолжалось, если бы Вован нечаянно не пёрнул с натуги.
- Тушёнка?- Внюхиваясь в воздух, задумался Лёха.
- Тушёнка, - внюхиваясь, подтвердил Пахан.
Не успела экспертиза точно установить, что это был за запах, как Вован схватил ружьё и убежал в лес. Лёха понял, что дело пахнет керосином, и схватил второе ружьё.
- Вы мне за это ответите, - сказал Тоха и убежал в лес, прихватив с собой топор.
- Ну? Как пищу-то делить будем?- Спросил Пахан, почуяв свежий запах человечины.
Три дня и три ночи бывшие соратники гоняли друг-друга по лесу, преследуя одну единственную цель, убить и съесть товарища по партии. Возможно, так оно и было бы, но судьба распорядилась иначе, и эта самая судьба собрала их всех в одной маленькой лощине.
- Лёша, это ты? Я тебя съем,- сказал Пахан, увидев вдалеке Лёху.
- Подавишься, - ответил Лёха и выстрелил на голос, у Лёхи кончались патроны, но у него ещё было копьё.
- Мясо, - глотая слюни, Тоха бежал на Вована с топором.
Вован увидев безумного Тоху, решил скрыться в кустах. Оголодавший Пахан с ножом в руках, ходил по лощине, пытаясь найти по запаху свою будущую еду. Лёха решил воспользоваться преимуществом дистанционного боя и залез на дерево. Тоха выслеживал Вована.
- Вова. Слышишь меня? А давай объединимся и съедим Лёху на пару.- Сделал конструктивное предложение Пахан.
- Не выйдет, я уже договорился с Лёхой,- отклонил предложение Вован.
- Давайте вместе сожрём Тоху, без мыша он всё равно не жилец, - Пахан поменял условие соглашения.
Солнце закатилось за горизонт и в лесу медленно стемнело, выбитые из сил чиновники столкнулись в последней лобовой атаке и рухнули на землю в беспомощном состоянии. Немного пожевав друг друга, они решили, что каннибализмом займутся утром, слишком уж много сил они потратили в их последней охоте.
ГЛАВА VI
Вместо конца
* * *
Ночь выдалась тёплая, безветренная и потому, молодые чиновники после долгого и напряжённого дня спали под открытым небом как младенцы. Лёха сосал палец, Тоха тихо попёрдывал, переворачиваясь с бока на бок, Вован пуская во сне слюни, слегка пожёвывал ногу Пахана. Несмотря на внешнюю безмятежность, в лесу творилось что-то не ладное. Подковёрные мыши чиновников, что-то обсудив между собой, организовались в маленький строй и побежали прочь из лощины.
Через несколько часов пути, наполненного опасностями и усеянного минами ловушками, мыши наконец-то добрались до чиновничьего бивака и ринулись его шманать. Мыши перевернули всё и наконец, одна из мышей нашла то, что все они искали, замороженную тушу ультрамарина. Она подозвала остальных мышей и они окружили ножки Буша. За несколько недель на свежем воздухе, туша ультрамарина успела разморозится и немного обмякнуть. Мыши не спешили предпринимать, какие бы-то ни было действия, они прекрасно осознавали, что это не такая уж простая туша, а туша осознавала, что это не такие уж простые мыши. Поняв, что ожиданием ничего не добиться, безголовая туша, медленно, почти незаметно, перебирая ощипанными крыльями, начала уползать. Наблюдая попытку бегства, мыши всем скопом навалились на тушу и придавили её к земле, но туша не поддавалась. Ощипанная курица поняла, что может в скором времени стать суповым набором, и боролась за жизнь из последних сил. Безголовый ультрамарин, превосходящий мышей, как в росте, так и в весовой категории, с лёгкостью раскидывал их своими корявыми крыльями, но обмякшая, размороженная туша, больше не представляла для мышей серьёзной опасности и те снова и снова отважно бросались в бой. Неожиданно, одна из мышей промахнулась и ультрамарин, воспользовавшись небольшим преимуществом, словно чемпион реслинга, перехватил инициативу и придавил мышь к земле, пытаясь произвести болевой приём. Туша нависла над мышью и растянувшись в полный рост, со всего маху мотнув шеей попыталась разбить, одетую в каску, голову Лёхиной мыши. Возможно, это бы ей даже удалось, если бы ни одно но, у ультрамарина отсутствовала голова. Увидев эту неудачную попытку, две другие мыши упали на спины и начали заливаться смехом. Одурев от мышиной наглости, туша принялась забивать Лёхину мышь своей длинной, похожей на хобот шеей. Не смотря на значительное отставание в весовой категории и невыгодном положении, Лёхина мышь продолжала бороться, нанося сильнейшие удары каской по куриным лапам. Уже потеряв надежду на победу, Вовановская и Пахановская мыши заметили возле костровища зажигалку и жидкость для разжигания костра. Пахановская мышь, распространяя невероятный гороховый аромат, пулей рванула к жидкости и открыв емкость, уже через мгновение полностью обрызгала ощипанного ультрамарина. Тем временем, Вовановская мышь, спрятавшись под свой плащ, медленно и уверенно приближалась к суповому набору, с зажигалкой в зубах. Вовановская мышь не спешила, она выжидала нужного момента, медленно увеличивая тягу зажигалки. Наконец решающий момент настал, с тяжелейшими боями и с помощью Пахановской мыши, Лёхина мышь вырвалась из объятий смерти, и Вовановский пасынок подпалил цыплёнка переростка из самопального огнемёта. Жуткое зрелище, невероятный по своему абсурду факел бегал по чиновничьему лагерю и махал горящими крыльями словно жар-птица.
* * *
Утренняя прохлада и свежий запах жаренного мяса пробудил пацанов от векового, богатырского сна и они тут же принялись покушаться друг на друга.
- Эй, Вован, а что это ты делаешь?- Спросил Пахан, глядя на вгрызающегося в его ногу Вована.
- Молодец Вован, вали его,- поддержал Вована Лёха и навалился на Пахана.
- Ну погодите я вам сейчас устрою,- зарычал Пахан и укусил Лёху.
- А!А!А!- Заорал Лёха,- ну ничего ты от этого ещё вкуснее пахнешь.
- Да! Прямо как курица гриль,- согласился Вован.- Это конечно пища рабочей быдлы, но сейчас, я бы и от неё не отказался.
- Да, аж слюнки текут,- вгрызаясь в Пахана, проговорил Лёха.
- Эй придурки,- остановил их протирающий глаза Тоха,- это не он, это вон от туда пахнет.
- Как не он?- Удивился Вован.
- Не гони,- возразил Лёха,- от куда здесь взяться курице гриль. Лес кругом.
- Точно, это галлюцинации,- сказал Пахан и потянулся к уху Вована.
- Какие галлюцинации!- Крикнул Тоха,- вон мыши! А вон гриль!
Чиновники, словно суслики, приподнялись из травы и увидели неподалёку трёх своих пасынков, разогревающих на медленном огне курицу гриль. Истекая слюнной и отталкивая друг друга, обессиленные пацаны медленно подползли к мышам.
- Ах вы кормильцы наши,- начал расхваливать мышей Пахан.
- Благодетели,- подхватил эстафету пресмыкания Тоха.
- Надежда России,- переподлизнул всех Лёха.
Ещё немного попев дифирамбов в честь мышей, чиновники поделили курицу и начали жадно поглощать приготовленный мышами завтрак.
- Как вкусно,- жадно объедая куриную ножку, произнёс Вован.
- Да, пища богов,- причмокивая, поддержал Тоха.
- Подумать только, а ведь пять минут назад мы чуть друг друга не съели,- напомнил Пахан.
- Да было дело,- подтвердил Лёха и жадно надкусил куриную грудку,- ну да кто старое помянет тому глаз вон.
- И правда пацаны, что это на нас нашло,- сказал Вован.
- Я даже не знаю,- жуя проговорил Тоха.
- Пацаны.- прервал трапезу Лёха,- мы же пацаны. Мы же братаны, мы же кореша, мы же не разлей вода были. Что же с нами случилось?
- Это с голодухи,- констатировал Вован.
- Да какая на хрен голодуха,- возмутился Лёха,- мы же блатные, мы же зам-замы. Мы же не один кризис вместе пережили, а теперь вот с голодухи чуть глотки друг другу не перегрызли.
- Это всё непруха,- сказал Пахан,- сам подумай, всё началось, когда Тоха птицу подстрелил.
- И что? Мы что должны были забыть пацановские понятия?- Махая куриной грудкой, распалялся Лёха.- Мы что должны были бросить своего на произвол судьбы?
- Конечно нет!- Поддержал его Тоха.
- Помните? Когда на нашей первой совместной пьянке. Ну, когда мы помогли Пахану избавиться от уплаты алиментов, подделав анализ ДНК. Ну когда Тоха в банку срал.
- Конечно помним,- радостно уносясь в воспоминания ответили чиновники.
- Ну вот когда мы напились и бегали пьяные по всему кремлю,- продолжил Лёха.
- О да,- вспомнил Вован,- я тогда ещё перебрал, и чуть было не спалился президенту.
- Помните, мы тогда поклялись в вечной дружбе и взаимовыручке?- Спросил у пацанов Лёха.
- Да помним,- в один голос ответили пацаны.
- Я думаю, наша дружба и верность прошла испытания круче, чем кремлёвские подковёрные шорохи и сплетни,- воодушевлённо произнёс Лёха и засветился от ложного чувства своей правоты.
- Да!!!- Согласились пацаны.
- Я думаю настало время дать новую клятву,- гордо произнёс Лёха и воздел к небу куриные кости.- Так поклянёмся на этих куриных костях в вечной дружбе и взаимовыручке. Поклянёмся, что никогда не позволим горю и несчастью заставить нас отвернуться друг от друга. Поклянёмся, что ни когда общественное не превысит для нас личного. Поклянёмся, что ни когда не будем подсиживать друг друга. Поклянёмся, что никогда, пасть голодного не сомкнётся на ляжке другана его.
- Клянёмся!- Гордо выкрикнули чиновники, подняв куриные кости, и тут же свалились, держась за животы.
- Пацаны, что это?- Застонал Лёха.
- Не знаю,- протяжно, чуть ли не плача произнёс Тоха.
- А пацаны,- завопил Вован,- я умираю.
- Это всё курица,- догадался, крутящийся от боли Пахан,- походу она испортилась.
- А!!! Какая боль,- завопил Тоха.
- Это всё ты виноват,- обвинил Пахана Вован.- Да лучше я тебя бы съел, чем эту курицу. А!А!А!
- А кто тебе её в глотку совал?- Возмутился Тоха и пнул Вована,- ты сам самый большой кусок себе в рот затащил.
- Пацаны!!!- Завопил скукоженый от боли Лёха,- мы поклялись. На костях поклялись.
- Да пошёл ты в жопу со своей клятвой,- зарыдал Тоха, держась за живот.
* * *
Когда Лёха открыл глаза, он находился в просторном, светлом помещение, лёжа на кровати с уткой под задницей.
- Ну что засранец, очнулся?- Раздался знакомый голос.
- Кто это?- Не поворачивая головы, спросил Лёха.
- Что так сильно жопу разорвало, что голова не работает?- Снова раздался знакомый голос.
- Господи это ты? Я умер? Я в раю?- Прошептал Лёха.
- Очнись бестолочь. Это я Виктор Степанович. Жив ты, жив! В России ты! Радуйся!
- Хреново-о-о,- простонал Лёха,- лучше бы я сдох. Жопа болит и голова немного.
- Ничего. Бывает, - Подбодрил его Черномор,- в кремле подольше поработаешь, они у тебя постоянно болеть будут.
- Где я? Что случилось?- Спросил Лёха.
- В больнице ты. В Химкинском военном госпитале. Доктор говорит это отравление.
- Какое отравление, ничего не помню,- простонал Лёха.
- Пищевое,- обрадовал его Черномор.- Нам когда Зюзя сказал, что этот дурак Паша у него лицензию взял, мы сразу на поиски отправились.
- А где пацаны?- Терзаясь догадками, спросил Лёха, он подозревал, что кто-то кого-то всё-таки съел.
- Пацаны рядом, в соседних палатах,- ответил Черномор,- мы вас в лесу нашли. Вы были синие и не дышали, над корешом вашим, Тохой, глумился ёжик. Думали вы померли.
- Мы его завалили,- похвастался Лёха.
- Да мы в курсе, мыши рассказали,- сказал Черномор и добавил,- а ещё они рассказали про Лексус. Кстати, Зюзя чувствует за собой вину, и что бы хоть как ни будь компенсировать моральный ущерб, полученный вами в этом мероприятии, приглашает вас на охоту. В Африку.

Выписавшись через пол года из больницы и встав на службу народа, чиновники решили первым делом поменять профиль времяпрепровождения своего досуга. Рыбалка, как нельзя лучше подходила их новым взглядам на жизнь. Какого же было их удивление, когда они узнали, что щука является речным воеводой и не плохо рубит шашкой с плеча.




Читатели (404) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы