ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Колдовская мельница

Автор:
Автор оригинала:
Братья Комаровы
КОЛДОВСКАЯ МЕЛЬНИЦА
ГЛАВА I
Возвращение на родину
* * *
Несмотря на то, что Сергей Александрович Митроян был весьма высокопоставленным Питерским чиновником и уже давно состоявшимся человеком, в нём ещё жили детские мечты и воспоминания, и потому, когда ему наконец-то, за последние десять лет, всё-таки удалось вырваться из напряжённого, рабочего графика, он тут же, на всех парах, рванул к себе в деревню, в которой не был с малых лет.
Дорогая иномарка представительского класса, Ролс-Ройс Фантом, мчала его в деревню Азиатовка, Думинического района, на родину его детских грёз. Несколько дней поездки по Российскому бездорожью и деревенской грязи должны были увенчаться коротким, но весьма многообещающим отпуском за свой счёт. Более того, кроме приятного отдыха, чиновник намеревался прикупить себе немного земли, для постройки собственного небольшого рая на земле своих отцов.
Наконец Сергей Александрович Митроян доехал до деревни своего детства. Как он и предполагал, деревня выглядела несколько иначе, чем в его детских воспоминаниях. Старые покосившиеся дома, ржавая сельскохозяйственная техника и толпы, беззубых стариков, вот и всё что осталось от его детских грёз.
Митроян подъехал к самому, насколько это возможно, ухоженному дому и вышел из машины.
-Эй хозяева!- Закричал Митроян во всю глотку.- Где вы там!? Выходите!
-Ишь разорался, чего шумишь?- вылезла из дома старая бабка, одетая в старые лохмотья, она скорее напоминала бабу Ягу из сказки, чем пенсионерку.
-Здравствуйте Бабушка, а не могли бы вы мне подсказать, где я могу в этой деревне переночевать?- Поинтересовался чиновник.
-Вы поглядите на него, бойкий какой нашёлся. Самому в обед сто лет, а всё туда же бабушка.
-Не обижайтесь, я только хотел узнать, где здесь можно хату снять на несколько дней, что бы пожить.- Продолжил чиновник.
-Снять говоришь. Снять, снять,- задумалась бабка,- а езжай-ка ты милок, вон на тот край деревни, к дому номер двадцать три по улице цветочная. Найдешь там Матрёну, у неё все останавливаются, её и снимешь,- ответила бабка и попятилась в дом.
* * *
Митроян подъехал к дому номер двадцать три по улице цветочная и вышел из машины. Дом, который ему указала бабка, выглядел весьма сносно, свежевыкрашенный забор, крепкий порог, целые стёкла на окнах, по всему было видно, что хозяева не только не пьют, но и заботятся о своём хозяйстве. Митроян подошёл под окна и начал кричать.
-Эй хозяйка! Матрёна! Открывай, гость приехал!- Орал под окном Питерский чиновник, подозревая, что сейчас выйдет старая карга. Каково же было его удивление, когда дверь ему открыла молодая красивая женщина с пышными, чёрными, как смоль волосами и роскошной грудью, каждая из которых была как арбуз.
-И кто здесь гость? Ты что ли? Красавчик,- Заигрывая, спросила его женщина.
Роскошное тело Матрёны, хозяйки дома, могло возбудить даже мертвеца. От увиденного, у Митрояна поднялся к горлу ком и не только ком.
-А-а-а-а. А вы видимо Матрёна,- робко залепетал Митроян.
-Ну я. А что не похожа?- Заигрывая, спросила Матрёна,- или недостаточно хороша?
-Ну почему же похожи, очень, очень похожи, очень хороши- залепетал Митроян.- А скажите, у вас можно поселится, ну снять там.
-Можно и снять,- улыбаясь, ответила женщина, глядя на машину Митрояна.
-Ага, вот и отлично, а сколько стоит?- Радостно спросил Митроян.
-Запрыгивай морячок, договоримся,- усмехнувшись, ответила Матрёна и Митроян, как молодой поскакал к машине за вещами.
* * *
-Слышь Степан,- раздался голос с крыши одной из хат.
-Чего тебе?- послышалось из хаты.
-Кажысь, к нашей Матрёне опять какой-то хахаль пожаловал,- ответил показавшийся с чердака старик, с длинной, как у Хоттабыча, бородой.
-Да ты что, правда что ли, али ты врёшь, пёсий сын?- Спросил вышедший из сенцев второй старик, всем своим видом напоминавший бочку с короткой бородой.
-Да чтоб мне богу душу отдать, лезь сюда, отсюда видно,- сказал старик на чердаке и второй старикан, еле кряхтя, полез к нему.
-Эх девка, ни стыда ни совести, на всю округу ославилась,- негодуя, произнёс один из стариков.
-Да хороша проказница, прям как подарок какой, нам старикам,- отметил старик с длиннющей бородой.
-И не говори, что бы мы без неё делали,- смеясь, сказал тот, что похож на бочку.
-Что, что со старыми нашими в секу бы играли,- сказал тот, что сидел на чердаке и оба старика рассмеялись, а затем закашляли и начали бить себя кулаками в грудь.
* * *
С тех пор, когда Митроян был в деревне последний раз, всё сильно изменилось, школа закрылась, дороги в конец разбились, хозяйство запустело, но кое-что изменилось в лучшую сторону. Старая ветряная мельница, которая на памяти Митрояна никогда не работала, была отремонтирована и по всей видимости, исправно функционировала. Она просто не могла не привлечь, неискушённого подобной экзотикой, городского чиновника и несмотря на то, что уже темнело, Митроян направился к ней.
Питерский чиновник пробирался по весенней грязи и глядя на безнадёжно измазанные грязью штаны уже было пожалел о том, что отправился туда. Митроян уже почти добрался до мельницы, как мимо него, брезгливо отряхивая лапы, пробирался через грязь пушистый, полосатый кот и пройдя мимо Питерского чиновника стряхнул грязь с лап прямо на него.
-Ах ты маленький засранец,- сказал Митроян и пнув кота ногой пошёл дальше.
-Нарожает земля русская козлов, простым людям пройти негде,- раздалось из-за спины Митрояна.
Митроян обернулся, но кроме, брезгливо шаркающего лапами, кота никого не увидел. Померещилось, подумал Митроян и пошёл дальше к мельнице. Добравшись до мельницы, Митроян к своему удивлению обнаружил, что она закрыта. Немного постучав в неё и обойдя вокруг, он решил, что лучше вернуться сюда, когда будет суше. Митроян развернулся и собрался идти в дом к Матрёне. Не успел он отойти от мельницы, как непонятно от куда выскочил петух и набросился на него.
-Прочь, прочь от меня бесхозная птица!- Кричал Митроян, отмахиваясь руками от бешеной птицы,- люди помогите, заклёвывают.
Митроян упал в грязь и начал ползти по ней, отмахиваясь от птицы, но петух не отставал от Митрояна. Вопли Питерского чиновника разносились по всей округе, пугая женщин, детей и стариков. Наконец петух взобрался на голову Митрояна и метко клюнул его прямо в лысину. Митроян завопил и побежал по грязи как молоденький козлик.
* * *
Весь грязный, исклеванный и усыпанный перьями Митроян приплёлся к дому Матрёны. Он постучал в дверь и ничего не объясняя, рухнул на пол. Матрёна заботливо сняла с него грязный пиджак, штаны, достала его кошелёк и уложив Митрояна спать на печку, отправилась замачивать его вещи.
Поздно ночью, несмотря на толстую подстилку из ватных одеял и мягкие подушки, Митроян ворочался на горячей печке и не находя себе места, долго не мог заснуть. Его мучили не царапины и ссадины оставленные петухом, нет, уже немолодого Митрояна потянуло на молодецкие подвиги. Громадные, упругие груди Матрёны сводили его с ума, лишая покоя. Набравшись храбрости, он спустился с печки и тайком пробрался в комнату хозяйки.
-Ну что, ну не надо,- засопела просыпающаяся Матрёна, почувствовав, как Митроян забирается под одеяло.
-Ну пожалуйста, ну один разочек, ну разик,- выпрашивал Митроян.
-Ну хорошо,- лениво ответила хозяйка дома,- но только при одном условии.
-Какое такое условие?- чисто формально спросил Митроян.
-Только обещай, что выполнишь,- строго сказала Матрена.
-Обещаю, обещаю.
-Условие у меня такое. Завтра поутру, отнесёшь моему дяденьке, что живёт на старой мельнице, маленького поросёночка. Я бы сама отнесла, да у меня здесь и без того дел невпроворот, а то всё по легче будет. Хорошо?- спросила его Матрёна.
-Хорошо, хорошо,- застонал Митроян и полез на Матрёну.
* * *
-Эх хорошо,- проговорил Митроян раскинув руки, стоя на пороге дома Матрены.
Он чувствовал себя превосходно. Долгожданная поездка в родную деревню, за один день, обернулась для Митрояна большим количеством впечатлений, чем он ожидал, получить за всю неделю, а ночью так совсем превзошла все его ожидания.
-Сергей Александрович,- раздался за спиной голос Матрёны,- вы помните, что вы мне обещали?
-Да конечно,- не оборачиваясь, ответил Митроян.
-Ну так вот, пора бы наш уговор выполнить, вы так не считаете.- Сказала ему Матрёна.
-Да конечно, давай сюда своего поросёнка,- почёсывая своё брюхо, ответил ей Митроян.
Матрёна ушла в амшейник и скоро вернулась с маленьким, пятнистым поросёнком. Митроян взял поросёнка и побрёл к старой мельнице.
Пробираясь по непроходимой грязи он начал проклинать, что согласился на это условие, но делать было не чего, пришлось выполнять, ведь сегодня вечером Митроян снова хотел повторить ночной подвиг, а для этого необходимо было расплатится хотя бы за первую ночь.
-Эх, ну и грязь в этой деревне,- произнёс Митроян, таща на себе поросенка.- Чистым по любому не выберешься. Ну да ладно, главное, что бы он не обосрался.
-Смотри сам не обосрись,- смотря в глаза Митрояну, произнёс поросёнок и его глаза загорелись оранжевым светом.
-Вот чертовщина,- проговорил Митроян и бросил поросёнка.
-Вот козёл,- приземлившись на копыта, произнёс поросёнок.- Прав был Яшка, говоря, что кроме нас у хозяйки в постели одни козлы спят.- Сказал поросёнок и гордо, задрав пяточёк, пошлёпал по грязи.
Митроян взвыл и бросившись прочь от старой мельницы упал лицом в жижу. Прокатившись на пузе по грязи, гребя руками как чемпион мира по плаванию, чиновник, не поднимаясь, на четвереньках поскакал к дому Матрёны. Добежав до её дома, он, не скидавая грязной одежды, прыгнул в машину и обдавая грязью всех прохожих, помчался прочь из деревни, но не доехав и до её конца, остановился и открыл окно. Митрояна начало тошнить прямо на родину.
ГЛАВА II
Новая жизнь Митрояна
* * *
После долгого трудового дня Сергей Александрович Митроян поехал к себе домой на Невский проспект, захватив по пути валютную проститутку. Митроян был довольно частым клиентом и потому девочки его не боялись, а так как он был весьма щедр, они охотно соглашались на работу с ним. В этот вечер Митроян, как обычно привёл проститутку к себе домой и предложил ей переодеться для игры. Девушка покорно надела костюм цыплёнка и начала танцевать танец маленьких утят. Митроян в костюме петушка танцевал рядом. В принципе ничего в этом страшного не было, девушки уже давно танцевали у Митрояна в дурацких костюмах и относились к этому как к блажи сильных мира сего. Как и во все предыдущие разы всё должно было закончится банальным набором услуг, но судьба распорядилась иначе и её костлявая нога дала Митрояну крепкого пенка. Лишь стрелки часов встали на двенадцатое деление и часы начали бой, шрамы оставленные на Митрояне петухом засветились неестественным, зелёным светом. Он внезапно одичал и завалив проститутку, прыгнул на неё и, сидя на корточках, начал топтать. Несчастная кричала и материла чиновника благим матом, от чего тот становился агрессивнее и наконец закукарекал.
Давно Митроян не просыпался с такой головной болью, однако в ту ночь ничего выпито не было. Митроян повернулся на бок и увидел рядом с собой на постели замученное тело еле живой проститутки, частичная амнезия Митрояна ухудшала, восприятие им реальности и он зарёкся больше не пить.
Несколько недель после этого случая Митроян жил вполне комфортно и начал уже забывать о случившемся недавно инциденте. Наконец, в один из вечеров он решил снова покуролесить, но на всякий пожарный пока без женщин, надо же проверить психическую вменяемость. Так, что в этот вечер, перед тем как поехать домой Митроян заскочил в магазин и прихватил четыре бутылки Абсента. Несколько часов одиночной пьянки, двенадцати часовая активация зелёными шрамами и Митроян попал в забытье. Однако, несмотря на это, в утренних новостях, по всероссийскому первому каналу, показали, как один из высокопоставленных Питерских чиновников взобрался на Исаакиевский собор и махая руками кукарекал на восходе солнца. Да такого северная столица нашей родины уже давно не видела.
* * *
Только глубокая депрессия и отчаяние толкнули высокопоставленного чиновника Сергея Александровича Митрояна на поход к бабке Авдотье. Несмотря на огромные капиталы, сколоченные за счёт тонкого психоанализа и необычайного артистизма, бабка Авдотья, поддерживая образ святой великомученицы в третьем поколении, жила в весьма непримечательной, даже загаженной общаге.
-Здравствуйте,- стеснительно сказал скромный Питерский чиновник, приоткрыв дверь в комнату, великой и ужасной прорицательницы и изгонительницы демонов, бабки Авдотьи.
-Здравствуй милый, проходи не бойся,- начала бабка Авдотья.- Знаю твою беду, венец безбрачия на тебе, сглазили тебя милок.
-Да чёрт с ним, с венцом безбрачия, у меня горе,- чуть ли не рыдая сказал Митроян.
-Знаю про судьбу твою не лёгкую про крест, твой тяжкий, про болезнь которую на тебя завистники наложили,- не отступала ясновидящая с открытыми чакрами.
-Да какая дура старая болезнь, на посмотри,- сказал Митроян и снял ботинки.
-Матерь божья, пресвятая богородица! Кто же это тебя так?- Спросила Авдотья, глядя на куриные шпоры, торчащие из ног Митрояна.
-Если бы я знал, уже давно бы заказал сволочь,- зарыдал Митроян.
-Не волнуйся, заклятие это сильное, чёрное, но так и быть я тебе помогу,- положа руку на сердце, пообещала бабка Авдотья и продолжила,- приходи сегодня ночью, проведём ритуал очищенья, если не поможет, то ничто не поможет.- Сказала бабка Авдотья и перекрестилась.

* * *
Поздно ночью, в квартире бабки Авдотьи творились странные, непонятные, даже пугающие вещи. Поговаривали, что она начинает ливетировать, самовозгораться, а иногда даже плюётся кипящей смолой, в общем, бабка была авторитетной особой среди Питерского колдовского бомонда. К приходу Митрояна Авдотья подготовилась основательно, нарисовала тетраграмму, зажгла свечи и приготовила парочку иллюзионистских трюков.
-Войди в тетраграмму,- зловеще скомандовала бабка Митрояну, и тот покорно повиновался,- матерь божья, пресвятая богородица дай мне все очищающую силу матери земли,- вошла в творческий экстаз Авдотья.- Отец наш небесный и сын его Иисус Христос заклинаю вас, одарите меня своею благодатью, дабы я могла совершить знамение ваше,- неугомонивалась бабка Авдотья.- Силами четырёх стихий, огнём, водой, ветром и землёй заклинаю, порча уйди. Порча уйди. Порча уйди!- крикнула бабка Авдотья и завертелась на месте как волчок, издавая странные леденящие сердце звуки.
Покружив минуты две, бабка Авдотья рухнула на пол и начала тяжело дышать, сердце у великой целительницы было ни к чёрту.
-И что? Это всё, я типа пойду на поправку?- Невнятно спросил у Авдотьи Митроян.
-Конечно,- непоколебимо ответила бабка,- только придётся провести ещё несколько сеансов, для надёжности, каждый будет стоить две тысячи долларов.
В этот момент стрелки часов передвинулись и показали полночь. Шрамы Митрояна засветились неестественным зелёным светом, кровь его вскипела и он прыгнул на бабку Авдотью. Бабка начала кричать и махать руками, но обезумевший чиновник придавил её ногой и со всей силы тюкнул её головой по лбу, бабка Авдотья вырубилась.
Рано по утру, Митроян украдкой вышел из дома, в котором проживала гражданка Иванова Мария Степановна, она же бабка Авдотья, она же мама паровоз, по десятилетней отсидки за мошенничество в особо крупных размерах. Позади Митрояна красовался огромный петушиный хвост, торчащий прямо из его задницы. Митроян подошёл к своей машине, открыл багажник, сунул туда хвост, захлопнул крышку багажника и со всей дури дёрнул задницу от машины. Вопли Митрояна разнеслись если не по всему Питеру, то уж половина города их точно слышала. Держась за свою задницу, он сел в машину и вдарил по газам. Не успел Митроян отъехать от дома, как к этому же подъезду приехала скорая, а ещё через несколько минут врачи на носилках вынесли бабку Авдотью. В этот день колдовской мир Питера потерял святую великомученицу в третьем поколении бабку Авдотью.
* * *
Устав от ночных вылазок и бесполезных хождений по знахарям, чернокнижникам и магистрам чёрной и белой магии, Митроян решился на то, чего совершенно не хотел делать. Он поехал к себе на родину в деревню Азиатовку. Добравшись до дома Матрёны, он угрожал, требовал, просил, умолял, слёзно унижался, что бы та сняла с него порчу и вернула прежний облик. Наконец, ему удалось выпытать у Матрёны, что единственные во всём мире, кто ему могут помочь, это алхимик Алексий и его верный помощник Великий Ибрагим Паша, что лет двадцать как обосновались на старой ветряной мельнице.
Было начало мая, солнце высушило всю грязь и согрело своими лучами нежную майскую травку, так что в отличие от прошлого раза Митроян взлетел на холм, на котором возвышалась мельница, за считанные секунды. Открыв дверь мельницы, он увидел престранную картину. Внутри старой мельницы была весьма домашняя обстановка, несколько престарелый мужчина чинил сапог, на стене висели старинные часы, посреди комнаты стоял накрытый скатертью стол, в красном углу, в божнице, находилась икона, возле двери стоял умывальник, а в углу комнаты на тумбочке красовался черно-белый телевизор. Всё это было очень мило, даже обычно, если бы за столом в зелёном халате и тюбетейке ни седел пушистый полосатый кот и не читал бы в слух Коран.
-Здравствуйте,- взволновано от всего увиденного, произнёс чиновник.
-Здравствуйте, чем обязаны?- Спросил его старик.
-Видите ли, меня потрясло горе и мне сказали, что вы могли бы мне помочь,- сообщил Митроян.
-Ну что же,- начал старик,- Великий Ибрагим Паша пока нам помочь ничем не может. Пока он не закончит намаз, он с места не сдвинется, так что пойдём, выйдем, покумекаем.
На улице, возле мельницы Митроян долго и слёзно рассказывал Алексию, о своих несчастьях и злоключениях, показывал на ободранную физиономию, и даже повернувшись задом, снял штаны. Через несколько часов скитаний по деревне, похода в дом Матрёны, они, наконец, вернулись на старую мельницу.
-Ибрагим Паша,- учтиво обратился к коту Алексий,- у нас возникла некоторая проблема и я честно говоря не знаю даже как её решить,- явно набивая цену своим услугам говорил Алексий.
-Да? А что такое? Золото из свинца отлить надо, или эликсир омоложения из ртути?- Спросил кот и не дожидаясь ответа продолжил,- хотя у нас задачи и посложнее были. Вот помниться Екатерина Великая, как-то забавы ради в приказном порядке поручила нам пули из дерьма отлить, вот это была работёнка.
-Да, знатные получились пули, кого не убьют, заразят гепатитом,- с ностальгией в глазах прослезился Алексий.- Но у нас тут милый друг проблема иного рода,- сказал алхимик и Митроян снял шляпу, на его голове красовался большой петушиный гребень.
Кот глянул на Митрояна и с хохотом рухнул со стола.
-Надо бы вылечить человека,- сказал Алексий.
-Нет, это безусловно сделать надо. Но не хочешь ли ты меня опять привлечь к благотворительности?- Подозрительно спросил кот алхимика.
-Я согласен расплатиться, я готов, сколько это будет стоить?- Подсуетившись спросил Митроян.
-Всё дело в том, что мы несколько богобоязненны и потому, брать деньги несколько не в наших правилах,- произнёс Алексий, видя как кот, теряет сознание от возможности бесплатно поработать.
-И потому мы возьмём натур продуктом,- резко перебил его кот,- я полагаю вам известно такое слово барщина, ну или взаимозачёт на худой конец.
-Короче говоря,- продолжил мысль Ибрагима Алексий,- мы вас лечим, а вы за это выполняете, какую бы то ни было работу.
-Ну так вы согласны?- Пытливо спросил Питерского чиновника великий Ибрагим Паша.
-Согласен, согласен,- радостно ответил Митроян, думая, что легко отделался.
-Но учтите,- продолжил Алексий,- лечение от вашего недуга можно проводить только по новолуньям, а потому не стоит ждать скорого излечения. Более того, будут моменты, когда болезнь будет активно прогрессировать, несмотря на медикаментозное вмешательство.
-И вот тогда, только ваше упорство и наш профессионализм сыграют решающую роль, в вашем исцелении,- закончил Ибрагим.
-Так вы согласны?- Переспросил Митрояна Алексий.
-Да согласен, согласен,- замотал головой Митроян.
-Тогда вы свободны, можете идти,- сказал Митрояну Алексий.
-Ждём вас на новолунье,- добавил кот и указал на дверь.
Митроян выскочил из мельницы и окрылённый надеждой помчался к машине.
-Послушай Алексий, я конечно слышал, что из людей петухов делают, ну там в определённых местах, но что бы наоборот,- пожал кот лапами,- из петуха человека, это нонсенс Алексий.
-Ну что поделать, мы уже подписались, поздно отказываться.
-Послушай, а может ну его на хрен, давай оставим его тем, кто он есть,- усмехнулся кот,- пусть люди видят истинное лицо власти.
-Ну ты загнул Ибрагим, и не стыдно тебе, правоверному,- рассмеялся Алексий.
-А что тут такого, а что тут такого? Я же для общества, я для народа.
-Ибрагим, ну скажи, ну только правду. Когда ты запросто так народу помогал?
* * *
Лопасти мельницы вращались не переставая, за все двадцать лет обитания в деревне Алексия и Ибрагима, она не остановилась ни разу. По тому, как плавно и легко двигались её крылья, было ясно, что за ней ведётся профессиональный уход, но мельница вращала не жернова перемалывающие зерно пшеницы и ячменя, нет. Лопасти мельницы вращали огромную шестерню, которая в свою очередь приводила в движение движущийся вал, запускающий необычайно сложный, наподобие часового, механизм. Немыслимое количество шестерёнок, передаточных валов и маятников приводили в движение один единственный барабан, в который как в револьвер были заряжены прозрачные пузырьки с неизвестными химическими препаратами, различных цветов и консистенций. Возле барабана с реагентами находилась панель с несколькими рычагами и реле, поделенным на семь делений. Среди всего того движущегося величия конструкторской мысли, проскакивая между двигающихся маятников и шестерёнок, с разводным ключом в зубах летал Великий Ибрагим Паша.
-Ибрагим,- позвал кота, стоящий возле панели, Алексий,- Ибраги-и-м.
-Ну чего тебе? Не видишь, я занят.- Высовываясь из-под пружины, нервно ответил кот.
-Ибрагим. Ты шланги в смесителе заменил?
-У меня, по-твоему, что шило в жопе?- раздалось из недр механизма.
-Эх Ибрагим, Ибрагим. Если бы могущественный Архангел Феофан знал, каким матерщиником ты станешь, я думаю, его длань никогда бы тебя не коснулась.- Пытаясь найти взглядом кота, произнёс Алексий.
-И слава Аллаху, был бы обычным Стамбульским котом и не лазил здесь с риском для жизни, поддерживая работоспособность этого дьявольского механизма,- вращаясь на передаточном валу, ответил Ибрагим.
-Это всё для нашего с тобой общего блага, о почтенный Ибрагим Паша,- с учтивостью произнёс Алексий,- помните, что вся эта конструкция построена исключительно с одной целью.
-Да, да я помню. Этот агрегат смешивает различные алхимические реагенты, в строго заданной пропорции, ведь мы же варим чудо эликсир, с брезгливостью произнёс кот,- мы его уже двадцать лет замешиваем, по капле в неделю. Сколько можно?
-Не расстраивайся Ибрагим, всё будет оправдано. Я обещаю,- сказал Алексий и сделал утвердительный жест рукой.
-Не расстраивайся, всё будет оправдано,- пробубнил, наконец-то слезший с механизма, кот.- На мой взгляд, взять бы все флаконы, да и замесить их в одной стеклянной банке. Ладно на сегодня хватит, пойду телек посмотрю. Сегодня на чародейском канале идут бои без правил, Патриарх Московский и Всея Руси бьётся с магистром тёмных сил Пандемониусом Калеголом. Я поставил на Алёшку.
ГЛАВА III
Народная медицина
* * *
Наконец произошло то, чего весь духовный мир, да что там, вся Россия ждала долгие, долгие годы, в Храме Христа Спасителя происходило объединение Русской православной и Русской заграничной православной церкви. Получить официальное приглашение на это величайшее за последние десятилетия событие, было знаком особого доверия правительства к тому или иному чиновнику и естественно Митроян не мог отказаться. Среди сотен приглашенных в самом дальнем и тёмном углу Храма Христа Спасителя, со шляпой на голове, ютился Питерский чиновник. Ловя косые взгляды правительственной элиты. Митроян заметил, как Патриарх Московский и Всея Руси глядя на него, покачал головой. Президент, президент покрутил пальцем у виска.
Вскоре к Митрояну, пробираясь через толпу прихожан, подошёл молодой священник и взяв его под локоть вывел из прихода. Заведя Митрояна в одну из келий, молодой священник снисходительно спросил Питерского чиновника,- ну что же вы на всю Россию то ославились. В божий дом в головном уборе, да ещё в такое событие.
-Ну понимаете. Ох-ох-ох, ладно. Вот,- со стыдом произнёс Митроян и снял шляпу.
-Матерь божья.- Оторопел священник.
-И я про тоже,- глубоко вздохнув, сказал чиновник.
-Ну это вам голубчик к Ибрагим Паше,- сказал священник глядя на петушиный гребень Митрояна.
-Это к тому, который мяукает?- Робко спросил Митроян.
-К тому самому, будь он трижды не ладен, подарок Феофана.
* * *
Измученный прогрессирующим недугом, Митроян бросил свои прямые обязанности и примчался в Азиатовку точно к новолунью, где его уже ждали алхимик Алексий и Великий Ибрагим Паша.
-Видели, видели, как ты ославился на проскомидии, это же надо на всю Россию, предать анафеме тебя мало,- залился смехом кот, увидев в дверях Митрояна,- лучше бы ты бабой переоделся, им платки в храме носить можно.
-Вылечи меня! Христом богом прошу! Вылечи!- кричал, выведенный из себя, Митроян, схватив кота за горло.
-Отпусти меня петух,- хрипел царапающийся Ибрагим.
-Я убью тебя полосатая сволочь!- сжимая руки орал Митроян.
-Да покарает тебя Аллах, сын шакала!- во всю глотку вопил Ибрагим.
Ещё некоторое время со старой мельницы доносились вопли Митрояна, Ибрагима и шум падающих полок. Наконец, прямо с полки, на голову Митрояна упал толстенный, в золотой оправе, Коран Ибрагима и свалил чиновника на деревянный пол мельницы.
Очнулся Митроян поздним вечером, лёжа на столе. Усыпанный различными травами и кореньями, он вдыхал запах ладана и собственных носков. Возле стола, в белых халатах, стояли алхимик Алексий, держа в руках саквояж, и Ибрагим. Раскрыв саквояж Алексий достал из него скальпель. При виде скальпеля и кровожадного Ибрагима запрыгнувшего на стол, чиновник испугался и потерял сознание во второй раз.
* * *
Проснувшись по утру на деревянном столе, Митроян к своему изумлению не обнаружил ни гребня, ни хвоста, ни шпор. Радостный Митроян вскочил со стола и начал плясать в присядку.
-Рано радуешься,- сказал ему вошедший в дверь Алексий.
-А чего так?- в недоумении спросил Митроян.
-Ну во-первых, это ещё не конец. Лечение будет долгим и тяжёлым, как мы и говорили.- Ответил Алексий,- а во-вторых, не забывай про оплату.
-Да и что я должен сделать?
-На сегодня у тебя весьма лёгкое задание,- начал алхимик,- есть тут в деревне парочка козлов, старых таких. Так вот эти козлы периодически наведаются к моей племяннице.
-И-и-и?- Пытливо спросил Митроян.
-И надо их немного отвадить, но в силу того, что мы богобоязненны, мы с Ибрагимом не применяем насилия. Во всяком случае я.- Продолжил Алексий,- так вот, помнишь где находиться дом Матрёны?
-Ну да,- ответил чиновник и побледнел.
-Значит далее. Возле её дома стоит ограда. Так вот, сегодня когда я тебе скажу, подойдешь к дому Матрёны и разберёшь ограду по сегментам, от столба до столба и переставишь, как я тебе скажу. Всё понял?- спросил Митрояна Алексий.
-Ну да, понял,- с тупым взглядом ответил Митроян.
* * *
В огороде Матрёны не росло капусты, огурцов или какой другой привычной культуры. Её огород был кладезь и необычайная коллекция редких растений для знахаря. Матрёна очень тщательно следила за своим огородом и летом работала в нём чуть ли ни каждый божий день. Так было и в этот раз, пока её по заднице не хлопнула чья-то рука.
-Матрён, а Матрён,- раздалось из-за спины.
-О, кто это тут у нас,- обернувшись, весело сказала Матрёна,- дед Степан и дед Прон, какая не ладная вас принесла?
-Мы Матрёна к тебе по делу,- заминаясь, ответил Прон.
-По какому такому делу, знаю я ваши дела, вы ни чего путного придумать не можете.
-Мы чаго, этого.- Начал Степан,- к тебе сегодня это, тракторист из соседней деревни приехать обещался.
-Ну обещался и что, может приедет, а может и нет,- подозрительно смотря на стариков, сказала Матрена.
-Мы это, хотели бы того, ну этого самого,- пробубнил Прон.
-Чего того самого, вы того самого уж лет двести как не можете,- усмехнулась Матрёна.
-Матрён ну ты же знаешь,- без стеснения сказал Степан,- мы же посмотреть, ты же знаешь мы ни-ни.
-Ни-ни говоришь, что вы ни-ни я и так знаю, штрафники,- презрительно сказала Матрёна,- ну ладно как стемнеет, приходите на амшейник.
-Вот за что мы тебя любим Матрёна,- начал Прон.
-Только через ограду прыгнуть не забудьте, любят они,- перебила их Матрена,- лучше бы не любили, а могли, пользы было бы больше.- Сказала Матрена и развернулась в сторону грядки.
* * *
Поздно вечером, украдкой, два старика пробирались к дому Матрёны. Встав возле её ограды, они огляделись по сторонам и прыгнули через неё. Только они перескочили ограду, как тут же превратились в козлов. Немного поблеяв на месте о чем-то своём, они, тряся вонючими, изъеденными молью шкурами, поплелись в амшейник.
Спустя некоторое время, к дому Матрены подъехал трактор, из него вышел, в грязной фуфайке, средних лет, тракторист и направился к дому Матрёны. Вскоре он и Матрёна, обнимаясь и целуясь, направились в амшейник и закрыли за собой дверь. Сразу после этого, к дому Матрены подбежал Алексий и Митроян, с инструментами в руках и принялись разбирать забор, переставляя его сегменты к дверям амшейника.
Тракторист обнимал и целовал Матрену, его руки ласкали её тело и сжимали её большие упругие груди, за всем этим из закуты, широко выпучив глаза, наблюдали два козла, за козлами, притаившись в сене, наблюдал Ибрагим. Любовная игра Матрёны и тракториста перешла в страстное сексуальное действо и у козлов, выпуская слюни, широко раскрылись рты. Великий Ибрагим Паша начал про себя усердно молиться.
-Ибрагим, п-с-с, Ибраги-и-и-м,- тихо раздалось сквозь щель в стене амшейника, со стороны улицы.- Ибрагим пора.
Кот мгновенно спрыгнул с сена и широко, как только мог, расставив лапы, в полёте, зацепил когтями козлов, окурат промеж задних ног. Козлы взблеяли нечеловеческим голосом и понеслись из закуты в сторону выхода и Алексий, им на встречу, открыл с наружи дверь. Что было дальше, ни в сказке сказать, ни пером описать. Два козла, на полном скаку, перепрыгнули через ограду и превратились в стариков, но стоящая впереди ограда заставила их прыгнуть ещё раз. Старики совершили несколько прыжков, через стоящие перед ними сегменты ограды, как бегуны через препятствия, попутно превращаясь из козлов в стариков и наоборот, и так несколько раз. К сожалению, Алексий неправильно рассчитал или сделал это специально, но перепрыгнув через последний сегмент ограды, старики превратились в козлов и с блеянием побежали по деревне.
* * *
Рано утром в сарае на окраине деревни, оглядываясь, не видит ли кто, Степан, широченным рашпилем отпиливал рога на голове Прона.
-Да, с прыжками получился перебор,- сказал Прон, глядя на копыта Степана.
-Рога Прон, это ещё не самое плохое,- отметил Степан,- вот я на пример, как пёрну, так в козла превращаюсь.
-Ага, это ты прав,- подтвердил Прон,- у меня такая же фигня с икотой.
-Да не вертись ты. Сиди спокойно, пень широкий не соскочишь. Рога пилить мешаешь.
-Как ты думаешь Степан, кто это нас подловил?
-Не знаю, может бабки наши, а может сама Матрёна,- ответил Степан и сдунул опилки с головы Прона.
-Слышь, Степан, а может это, эти, козлы эти?
-Какие козлы?
-Ну эти, Алексий и Ибрагим. Я других таких козлов не знаю, кто бы мог до такого додуматься.
Степан, постукивая копытом по полу, продолжал пилить рога Прону, как вдруг, с первыми петухами, в сарай, с ведром в руках, вошла бабка Степана. Несмотря на тусклый свет лампочки в сарае и далеко не снайперское зрение бабки Алёны, представшая перед ней картина, оказалась весьма ясной и красочной. Первым выпало ведро из рук бабки Алёны, второй, выпала бабка Алёна из дверного проёма.
ГЛАВА IV
Падение и подъём Великого Ибрагим Паши
* * *
Этой жаркой июльской ночью, на Ивана Купала, Матрёна развлекалась до-упаду. Со всех концов Калужской области к ней слетелись все колдуны и ведьмы. Возле её дома стояли горшки, котлы, ступы и мётла. На пороге и по всему дому валялись пьяные колдуны и ведьмы, на коньке дома, держась за деревянного петуха, валялся вусмерть пьяный чёрт. Матрёна лежала на кровати, в обнимку с двумя ведунами, как вдруг раздался оглушительный грохот в дверь.
-Матрёна! Матрёна открывай!- ломился в дверь Ибрагим.
-Ну зачем, зачем так шуметь,- не поднимая головы, пьяным голосом произнёс, лежащий на полу, в сенцах, колдун.
-Заткнись пьянь,- пнул ногой Ибрагим колдуна и продолжил ломиться в дверь.- Матрёна открывай! Открывай!- Орал Ибрагим.
-Ну что тебе?- Полусонным голосом ответила Матрёна, открыв Ибрагиму дверь.
-Мать честная, ты бы хоть оделась для приличия,- сказал кот, отступив от двери при виде пьяной, обнаженной Матрёны.
-Говори чего тебе и проваливай, не мешай людям отдыхать. Нам всем сегодня на работу,- зевая, сказала Матрёна.
-Какая на хрен работа, я сегодня сплю,- пробуровил пьяный чёрт и упал с конька.
-Я это, того самого,- замешкался кот.
-И ты того самого? Ты что котяра, стыд потерял?- Резко протрезвев, спросила Матрёна.
-Э-э-э, я ни это. У нас это, муть трава кончилась, одолжишь а?- Спросил её кот.
-Ну проходи,- сказала Матрена и пригласив кота жестом в дом, направилась на кухню.
Кот, пробираясь сквозь штабеля пьяных колдунов и ведьм, с ужасом смотрел на пределы человеческой деградации. Брезгливо переступив через тело непонятного пола, он запрыгнул на стул и уставившись на обнаженную Матрёну ждал, муть траву.
-Тебе прошлогоднюю или свежую,- спросила кота Матрёна.
-Лучше конечно свежачок, а то у нас с Алексием дело деликатное, чего не так и всё, коллапс.
-На вот, эта с огорода, неделя как сорвала,- поднеся коту траву произнесла Матрёна,- Ибрагим, ты пить будешь?
-Чего? А нет, мне нельзя употреблять сок бродившего зерна или ягод,- ответил Ибрагим.
-А это не зерно и не ягоды,- улыбнулась Матрёна,- это мёд.
-Мёд?- Переспросил Ибрагим, и сильно не придавая этому значения, взял у хозяйки дома траву и спрыгнул со стула.
* * *
Оставив Алексия наедине с Митрояном, Ибрагим полез вверх по лестнице, в машинный отдел, чтобы отрегулировать механизм. Ибрагим взял маслёнку и полез внутрь адской машины. Смазав все детали, он взял разводной ключ и нырнул обратно. Чем дольше и сильнее Ибрагим затягивал гайки и болты, тем всё чаще его голову посещала одна крамольная мысль. Наконец Ибрагим перестал ей сопротивляться, выкинул ключ и выскочил из механизма.
-А чёрт с ней, будем считать, что оно готово,- сказал Ибрагим и взял из рядом стоящего ящика пустой пузырёк.
Ибрагим подошёл к баку возле машины, к которому вели шланги от барабана, подставил под его кран пузырёк и, сорвав пломбу, повернул вентиль. Заполнив пузырёк, он осторожно закрыл его и отнёс к другим пузырькам, стоящим в этой же комнате на полке.
Не предупредив о своих планах Алексия, Ибрагим направился к пасечнику. Немного пошантажировав Прона, он с пятью банками мёда вернулся на мельницу и, украдкой, пронёс их в машинный отдел. Дёрнув один из рычагов, Ибрагим остановил барабан и, быстренько заменив в нём пузырьки с реагентами на банки с мёдом, запустил его вновь.
Несколько дней, после внесенных Ибрагимом модификаций, аппарат крутил банки с мёдом, а ничего не подозревающий Алексий даже не придал значения шуму, создаваемому ускорившимся вращением барабана. Наконец, настал час ч. Ночью, тайком, Ибрагим пробрался в машинный отдел и поставив банку под кран бака, повернул вентиль.
-Эх ядрёный, твою мать,- отметил Ибрагим, завернув вентиль и отхлебнув медовухи из банки.
Поздно ночью Алексий проснулся от шума бьющегося стекла и невнятных ругательств. Создавалось впечатление, что он спит не у себя дома, а у Матрёны в период её очередного помешательства. Алексий поднялся с кровати и направился из спальни в прихожую. Открыв дверь, он ощутил невероятный эмоциональный шок. На столе танцевал пьяный Ибрагим. Он ругался матом и кидал на пол пузырьки.
-Ибрагим грелка! Ибрагим эбонитовая палочка!- кривлялся на столе пьяный кот,- Ибрагим - килька в томатном соусе! А где благодарность! Где благодарность!
Алексий явно ощущал, что сейчас, его, алхимика изготовившего эликсир бессмертия, вот-вот ударит сердечный приступ.
Ибрагим поднял над головой эликсир со светящейся тёмным сиянием жидкостью и сказав,- чудо эликсир? Дерьмо!- С силой шмякнул его о пол, вдребезги.
Увидев бесславное завершение своих многолетних трудов, Алексий поднял с пола сапог и прицельно метнул его прямо в Ибрагима.
* * *
Ибрагим сидел под порогом мельницы уже несколько дней подряд и прижав уши, жалостливо повешенной головы не переставая мяукал. Беспощадно палило солнце, Ибрагим мяукал. Шёл дождь, Ибрагим мяукал. Матерились соседи по всей деревни, проклиная эту мяукающую тварь, Ибрагим мяукал. Наконец сердце старого Алексия не выдержало и он открыл дверь.
-Ты есть будешь?- Спросил он Ибрагима и широко распахнул дверь.
Ибрагим с виноватым видом зашёл в дом и запрыгнул на стул возле накрытого скатертью стола. Алексий ушёл в соседнюю комнату и вернулся из неё уже с блюдцем и крынкой. Поставив перед носом Ибрагима блюдце, он налил в него из крынки жирной, прежирной сметаны.
-Э, а блины?- Глядя недовольным взглядом на Алексия, спросил Ибрагим.
-Значит так Ибрагим,- с трудом отойдя от природной наглости Ибрагима Паши, начал Алексий.- Я уезжаю на днях за реагентами, что бы возобновить нашу работу, а ты остаёшься за главного. Слушай меня внимательно, что я тебе скажу. Скоро наступит новолунье и из Санкт Петербурга приедет наш с тобой клиент.
-Не волнуйся Алексий, всё будет в лучшем виде,- ободрил его Ибрагим.
-Значит так, лекарства для него я сложил в отдельную коробку и положил в сундук. Порядок их применения ты знаешь, смотри не перепутай.
-Ага, хорошо. А коктейль сделать можно?- Заискивая, спросил Ибрагим.
-Можно, только сам не пей,- строго ответил Алексий.- И ещё, так как я буду долго отсутствовать, то выбор способа оплаты возлагаю на тебя, смотри не злоупотреби.
-Да что ты, да как ты мог подумать,
-Я бы не подумал, если бы прецедентов не было,- сказал Алексий и взял крынку.
-Э-э, я ещё не закончил,- прервал его кот и схватился за крынку.
* * *
Как обычно, перед новолуньем, в деревню Азиатовка, на очередной курс лечения приехал высокопоставленный чиновник из Санкт Петербурга. С радостным лицом и надеждой на скорое выздоровление, он направился к старой мельнице. Открыв дверь мельницы, его охватило непривычное чувство тревоги за свой кошелёк. Сидя за столом на скромного, почти нищего чиновника из Питера, оценивающе смотрел сам Великий Ибрагим Паша.
-Здравствуйте, а где Алексий?- Робко спросил он прожженного многовековым опытом дельца.
-В деловой командировке,- резко ответил Ибрагим Паша.- Нус больной, говорите, что у вас болит.
-Знаете, а мне вот кажется, что я почти выздоровел,- начал Митроян.
-Да что вы говорите и почему же вам это начало казаться?
-Ну знаете, я себя, в последнее время, очень хорошо чувствовать начал,- сообщил чиновник.
-Да? И в чём это проявляется?- Пытливо спросил его Ибрагим.
-Ну понимаете вот шпоры. Они у меня то отрастут, то отваляться, отрастут, отвалятся. Или вот ещё, гребень. Гребень вырастет, вырастет и назад уменьшиться, уменьшиться вот.- Радостно жестикулируя рассказывал Митроян. -А-а. А хвост, хвост тот вообще расти перестал.
-Всё, это конец,- резко, как приговор произнёс Ибрагим.
-Что значит конец?
-То и значит,- с серьёзным видом ответил Ибрагим,- тебе Алексий про осложнения говорил?
-Ну да. Что в чём дело?- Забеспокоился Митроян.
-Вот они и начались. Осложнения,- грозно произнёс кот.- То, что ты рассказываешь это ни что иное, как трансмутация. Почти крайняя степень и если мы тебя не спасём, то на тебе, как на человеке, можно будет ставить суп, ой-ёй-ёй пардон, крест.
-Как это суп? Ой крест?- Запугано спросил Митроян.
-Так. Сперва, они у тебя пропадают, а потом, через некоторое время, перестанут пропадать. И ничем их не выведешь,- с невозмутимым лицом объявил Ибрагим.
-А что же мне делать?
-Что делать, что делать,- начал рассуждать Ибрагим,- прописать тебе тройную дозу, что делать. Только ты учти, у меня, такого количества препарата нет, а взять его здесь можно только у Матрёны. Помнишь Матрёну? Э-эх огонь баба, а Матрёна сам знаешь, так просто ни кому не даёт. Так что придётся, раскошелится,- грубо намекнул Ибрагим и сделал характерный кивок головой.
* * *
Неизвестно, что Ибрагим предложил Матрёне, но она вместе с ним всю ночь устраивала театральное представление на старой мельнице. Матрёна кружилась и плясала, взлетала под самый потолок, вызывала гром и молнии, произносила сотнями заговоры и заклинания. Ибрагим прославлял Аллаха, целовал Коран и даже умудрился впасть в религиозный экстаз. Всё внутри мельницы гремело и сверкало, жители деревни ждали конца света.
-А-а-а! Не надо!- Завопил насмерть перепуганный Митроян.
-Целуй Коран неверный!- Приказал Ибрагим и Митроян повиновался.
Матрёна схватила Митрояна за грудки и взмыв под потолок, высунув длиннющий змеиный язык, поцеловала его в засос.
В небе над деревней разразилась страшная буря, казалось шквальный ветер, сорвёт крыши со всех домов. Мощные потоки воздуха ударили в лопасти мельницы, и они стократно увеличили свою скорость, едва не оторвав от земли деревянное строение под демонический смех Ибрагима.
На утро, получив ценное указание об оплате своего курса лечения, Митроян с трудом передвигаясь, поплёлся к своей машине. Измученный за ночь Митроян, силился припомнить хоть один, близкий по ощущениям, день в своей жизни, но хорошенько раскинув мозгом утвердился в том, что проволочка в отделе по борьбе со взяточничеством и коррупцией, даже рядом не стоит по сравнению с ночным кошмаром.
* * *
Завидев далеко на горизонте деревню Азиатовку, Алексий выронил из рук саквояж с реагентами и чуть было не лишился рассудка. Уходя за реагентами и оставляя управление мельницей на Великого Ибрагим Пашу, Алексий предполагал увидеть по возвращении всё что угодно, но только не это. Высоко в небе, над деревней возвышался высоченный, сверкающий на солнце минарет.
-Ибрагим!!!- Раздался истошный крик Алексия, распугавший всех птиц на многие километры.
Алексий бегом бросился в деревню, сбивая случайно оказывавшихся на пути местных жителей. Влетев на старую мельницу, он увидел спокойно пьющего чай Ибрагима.
-Это ты ещё не знаешь, чего Матрёна попросила,- улыбнувшись, сказал Ибрагим и Алексий, тяжело дыша, рухнул на колени.
Алексий раскрыл саквояж, достал из него свежий, запечатанный акцизом пузырёк и выпив его, начал приходить в себя. Он пододвинул к столу один из стульев и присел рядом с Ибрагимом.
-Как ты додумался минарет-то построить. Ну ладно ты-то додумался, я понимаю, но как этот-то дурак повёлся,- взявшись за голову начал рассуждать Алексий,- и ведь отсутствовал-то всего на всего две недели.
-Ну дак, дело мастера боится,- гордясь собой сказал кот.
-Ибрагим, ты же человека ограбил. Как же ты будешь с этим жить?- Посетовал Алексий.
-Да что там человека, я весь Питер обобрал,- радостно сообщил Ибрагим.
-Да. Не для Питера, минарет это не дорого,- держась за голову, произнёс алхимик.
-Ага, а ты спроси из чего этот минарет,- заливаясь смехом проболтался кот.
-Чего? Ну-ка, ну-ка поясни,- гневно произнёс Алексий.
-Да это, это. Это же сущие копейки, по сравнению с очищением души. Ты же знаешь, мне грехи замаливать надо, ну там ближе к Аллаху быть,- попятился Ибрагим,- я это, я хадж последний раз тридцать лет назад совершал, тридцать лет. Ты только вдумайся Алексий, а минарет, минарет его же всё равно не сломать, он из, из.
-Из чего?- Поднимаясь как туча над Ибрагимом спросил алхимик, сверкая из глаз искрами.
-А-а-а! Да это, это, как его, камушек там разный, гранит, мрамор, малахит, янтарь, хризолит, нефрит, алмазы, серебро, золото, сверхпрочные аэрокосмические сплавы.
-Ты что космический корабль строил?
-Зачем корабль, произведение искусства, а сплав использован при изготовлении держателей для камней, чтоб их не спёрли,- оправдался Ибрагим,- в деревне воруют.
-Кто ворует?
-Мы и воруем!- Раскрылся Ибрагим.
-А ну да, тогда тебе точно нужен минарет, ну да, точно,- находясь в глубоком шоке, произнёс Алексий.- Ибрагим, а он вообще вернётся.
-Куда он денется, если не посадят.
* * *
-Ну ты мужик и постарался, мы там на верху чуть все не взмокли, когда ты его на деньги кружить начал,- похвалил Ибрагима могущественный Архангел Феофан, сидя под сводами минарета,- не зря я тебя назначил султаном всех котов и кошек на земле.
-Вот, вот, а Алексий-то меня не понял,- с укоризной произнёс Великий Ибрагим Паша.
-Это всё от того, что он не ведает истинную силу твоей веры.
-Теперь как бы правительство его не разобрало в поисках растраченных бюджетных средств,- посетовал Ибрагим.
-Не волнуйся, мы все документы оформим, всё будет грамотно, всё будет по уму,- успокоил его Феофан.
-Вот спасибо тебе,- обрадовался Ибрагим Паша,- а то я в этой бюрократической волоките, ничего не смыслю.
-О чём речь, тебе спасибо,- поблагодарил Ибрагима Архангел и низко поклонился.- Да и ещё, в следующий раз, когда будешь развлекаться, предупреждай, а то у нас там, на верху чуть, что так ЧП, чуть что так ЧП и всё по твоей милости, а так мы хоть ставки сделать успеем.
-Ибрагим! Ибрагим! Хорош любоваться, ночь на дворе, иди спать,- кричал стоя на пороге мельницы Алексий.
-Ну ладно, мне пора, тебе тоже. Всё расходимся,- сказал Архангел и начал взлетать под своды минарета,- ещё увидимся, если что молись.
ГЛАВА V
Ночная наездница
* * *
Невообразимо громкий и пугающий кошачий вой, сопровождаемый звуками бьющейся посуды и падающей мебели, раздался из хаты местной красавицы Матрёны. Немыслимая для человеческого понимания брань и оскорбления были настолько сильны, что только от их произнесения на доме Матрёны покорёжился водосток и развалилась завалинка. Сопровождаемый смертельными проклятиями и сглазами из дверного проёма выскочил Ибрагим.
-И что бы больше я тебя не видела полосатая скотина!- Гневно кричала Матрёна в след, трусливо убегающему, коту посылая ему вдогонку увесистый чугунный котёл.- Вот тварь чего удумал а,- гневалась Матрёна, поправляя лямку своей ночной рубашки.
Измученный тяжёлой отдышкой, Ибрагим забежал на мельницу и захлопнув за собой дверь, начал силится поднять засов. Сидящий за обеденным столом Алексий, от увиденного, выронил из рук ложку.
-Чего смотришь, помоги,- поднимая засов, прохрипел Ибрагим.
-А что случилось-то?- Удивлённо спросил его Алексий.
-Да так, дело молодое, шалости это всё,- наконец закрыв дверь на засов, ответил Ибрагим.
-Не дело-то, конечно, может и молодое, но Матрёна тоже просто так кричать не будет.
-Да так пустяки, предложил Матрёне в кошку на час превратится,- отмахнувшись, сказал кот,- да какой там час, тут делов-то раз плюнуть.
Невообразимо громкий и пугающий кошачий вой, сопровождаемый звуками бьющейся посуды и падающими полками, раздался из старой ветряной мельницы. Немыслимая для человеческого понимания брань и оскорбления были настолько сильны, что только от их произнесения у мельницы потрескались лопасти и осыпалась крыша. Сопровождаемый бьющимися пузырьками, со смертельными химикатами и взрывчатыми веществами из дверного проёма выскочил Ибрагим.
* * *
-Ты что же мракобес удумал? Думал тебе такая выходка с рук сойдёт?- Спрашивал, виновато стоящего, носом в угол, кота, Алексий.
-Да я это, для дела, для подмоги,- оправдывался Ибрагим.
-Ага, знаю я для какого дела,- перебила его Матрёна,- для подмоги ему.
-А от куда ты знаешь, что я собирался к Степану в хату забраться?- Оборачиваясь, спросил Ибрагим.
-Носом в угол!- Грозно скомандовала Матрёна.
-Она не это имела в виду,- ответил Ибрагиму Алексий.
-Да, а что?- Не поняв, спросил правоверный.
-Того самого, или ты думаешь я совсем дура, не понимаю о чём ты думаешь, похотливый котяра.
-А что я думаю?- Виновато спросил Ибрагим и услышал красноречивый ответ Матрёны с жестикуляцией и характерными телодвижениями, с этим объяснением Матрёны весь внутренний духовный мир правоверного Ибрагима перевернулся напрочь.
* * *
Рано утром, когда только, только прокукарекали петухи разъяренная Матрёна, искря глазами, направлялась к дому Прона. Она держала в руках мятую стопку бумаги и что-то нервно проговаривала про себя. Подойдя к дому Прона, она с силой постучала в деревянную дверь и начала материть его на всю деревню, вскоре из окна своего дома высунулся сонный Прон.
-Ты что старый козёл, совсем из ума выжил!?- Ругалась на него Матрёна,- или тебе ещё раз рога поставить?
-Ты что Матрён? Чего случилось-то?- Ничего не понимая, ответил сонный Прон.
-Что случилось? Посмотри на это!- Гневно крикнула Матрёна и сунула ему в лицо мятые бумажки,- что случилось!
-Едрёна вошь!- Обомлел Прон.
На записке было написано, что Матрёна похотливая, гулящая женщина, жадная до-разврату. В принципе, для деревни, это была не новость, но что следовало дальше, составляло значительный интерес. На листках бумаги подробно описывался один примечательный случай из личной интимной жизни Матрёны, во всех самых мельчайших и грязных подробностях, а это согласитесь, выведет любого.
-Вон, на каждом столбе наклеено!- Прокричала Матрёна и схватила Прона за бороду.- Да если бы я знала, что вы старые извращенцы, так меня подставите!
-Матрён, это не мы, Христом Богом клянусь,- перекрестился Прон и вырвал свою бороду из рук Матрёны.
-Ну если ты меня обманул, ты у меня с рогами в гроб ляжешь, плотники хрен спилят, понял!
* * *
Уже шла середина Августа, а дискредитирующие Матрёну записки всё появлялись и появлялись на столбах и домах деревни. Жители деревни узнавали всё новые и новые, шокирующие и манящие подробности личной жизни Матрёны. С недавних пор на анонимных записках начала появляться символическая подпись «Друг», что ещё больше бесило Матрёну. Теперь, каждый, из проходящих мимо дома Матрёны мужиков, считал своим долгом, показать в сторону, её дома пальцем и отпустить какую ни будь шутку, хотя сам тоже в нём бывал. Матрёну это очень сильно выводило из себя и начинало угнетать, от чего она увядала прямо на глазах.
Время шло, анонимки продолжали появляться, а злобный доброжелатель так и не был раскрыт и вот однажды, поздно ночью, когда луна скрылась за облаками, на краю деревни показалась тень. По центральной дороге, через всю деревню, верхом на громадном борове, ехала обнажённая женщина. Неторопливо погоняя свинью и при этом смеясь, она демонстративно выставляла на показ свои прелести. Странным стечением обстоятельств в эту же минуту на порог своего дома вышел по нужде один из местных пастухов. Совершив круг почёта по деревне, обнажённая женщина на кабане выехала за её пределы и скрылась из виду. От увиденного пастух потерял дар речи и способность передвигаться, так и простояв на пороге с расстегнутой ширинкой, до самого утра.
Ещё до полудня вся деревня была в курсе ночного репрезента и местные бабы, вооружившись вилами и косами, направились к дому Матрёны, срывая по пути анонимки. На выдвинутые в её адрес обвинения, Матрёна сказала, что всю ночь была дома и ничего не знает. Затем, после того, как ей не поверили, она обругала всю женскую половину деревни и прокляла её до седьмого колена. Этой же ночью, незнакомка на ездовой свинье снова показалась в деревне, но из-за кромешной темноты, пробегавший мимо, с пузырём самогонки, пастух опять не смог её опознать. Когда же на утро, пастуха всё-таки привели в чувство, он поведал, что это женщина была очень мила, приятна, и даже заигрывала с ним. Заподозрив неладное, местные бабы пригласили из соседней деревни священника и, срывая по пути анонимки, пошли на разборки к Матрёне.
Не смотря на оправдания Матрёны, о том, что она всю ночь спала дома, бабы решили взять её хату штурмом. Недолго думая, Матрена плюнула священнику на бороду и та превратилась в клубок змей. Далее Матрёна уже по знакомой ей схеме, снова обругала всю женскую половину деревни и прокляла её до седьмого колена.
Красноречивая история, о ночном появлении незнакомки, рассказанная пастухом зажгла в деревенских мужиках былой азарт и молодецкую удаль. Все без исключения, начиная от седых стариков и заканчивая малыми детьми, хотели собственными глазами увидеть, такие ли большие прелести у неизвестной красавицы или же пастух брешет. И, несмотря на то, что пастух был найден с пузырём самогона, не верить ему не было никаких оснований и вся мужская половина населения деревни Азиатовка, перед тем как выйти на ночное дежурство, сговорилась хорошенько выспаться днём.
* * *
После долгого и мучительного разбора препирательств возле дома Матрёны, исцеления священника, очередного снятия групповой порчи, Алексий вернулся на мельницу и тихо открыв дверь, увидел удивительнейшую картину. Сидя за столом, Великий Ибрагим Паша дёргал из школьной тетради листы и писал на них какие-то записки. Поняв, что его обнаружили он начал быстро собирать их в кучку и прятать от глаз Алексия.
-Ну-ка, что тут у нас?- поинтересовался Алексий и потянулся к запискам.
-Ни чего, ни чего,- оправдался Ибрагим, прижимая их к себе.
-Ну-ка, ну-ка,- вырвал одну из записок Алексий,- оба на, Ибрагим, а ты же говорил, что ты на русском писать не умеешь. Ну-ка, ну-ка, интересно, интересно. Опаньки, Ибрагим Паша, а что это?- Спросил Алексий кота, глядя на записку с подписью «Друг».
Кот втянул голову в плечи и прищурив один глаз, начал ждать оплеуху.
-Ох-ох-ох, что же теперь делать-то, а?- проговорил Алексий и повесил голову.- Хрен с тобой, что уж теперь сделаешь, бери свои записки и вон в ведро.
Ибрагим обрадовавшись, что на этот раз его пронесло, выкинул записки в мусорное ведро и быстренько убежал в машинный отдел, обдумывать свои поступки.
* * *
Наступил поздний вечер. Густые облака в очередной раз скрыли луну и Азиатовку объял мрак. Вся деревня была в нетерпении. Мужики, испытывая сексуальный мандраж, засели возле окон, предварительно связав своих баб, чтобы те не мешали им, если вдруг появиться незнакомка. Тем временем на ветряной мельнице Алексий жарил омлет, на старой электрической плитке.
-Ибрагим! Ибраги-и-м!- Кричал Алексий подсыпая в омлет какой-то порошок,- ты есть будешь?- Спросил он и тут же послышались громкие шаги, бегущего из машинного отдела Ибрагима.- Вот омлет тебе, о Великий Ибрагим Паша.
-Омлет,- брезгливо произнёс кот, глядя на сковородку.
-Ну что поделать, ты помнишь, во времена дефицита ещё хуже было,- сказал Алексий, снимая со сковородки крышку.
-Ты бы ещё гражданскую войну вспомнил,- презрительно сказал Ибрагим,- когда я на мышей охотился.
Затянув носом приятный аромат омлета, Ибрагим принялся его жадно уплетать. Съев всё до последней ложки он развалился на стуле и почёсывая пузо произнёс.- Эх, хорошенький, перчёный.
-Ага, это точно, я специй не жалел,- улыбнулся Алексий и замочил сковородку в котле с водой.- Ибрагим я хочу сейчас Матрёну проведать, посмотреть как она там. Всё ли в порядке, а то в последнее время в деревне не пойми что твориться,- сказал Алексий и вышел из мельницы.
Выйдя с мельницы, Алексий, что было сил, побежал к дому Матрёны. Забежав в амшейник он увидел, как та, в бессознательном, спящем состояние, полностью голая садиться на огромного борова.
-Фу еле успел,- проговорил Алексий и снял Матрёну с поросёнка.
Взяв её на руки, Алексий отнёс Матрёну домой и уложив в постель, крепко на крепко привязал её к кровати, чтобы та ни куда не делась. Вскоре Матрена начала ворочаться и пытаться подняться с кровати. Её крепко на крепко привязанные руки и ноги начали сгибать железную кровать. Алексий достал из кармана какую-то ароматическую конфету и положил её в рот Матрёне. Через несколько секунд Матрёна успокоилась и посасывая конфету окончательно расслабилась.
-Слава богу подействовало,- сказал Алексий и вытер пот со лба,- ну Ибрагим, ну засранец, довёл девку.
Тем временем Ибрагим, обожравшись омлета, почувствовал приятное тепло внутри груди и ниже ближе к задним лапам. Его начали распирать мысли, о которых он доселе не имел представления. Они всё сильнее и сильнее овладевали его разумом и он перестал сопротивляться. Ибрагим начал ластиться к стулу и кувыркаться по полу. Вскоре из старой мельницы начали доноситься протяжные кошачьи крики.
Протяжный волчий вой, далеко в лесу, взбудоражил деревню и мужики вышли из домов в засаду. Прячась в кустах и за заборами, они шумели как целая рота демобилизовавшихся солдат. В ожидании незнакомки они исходили слюной и нервно переминались с ноги на ногу. Подавая сигналы жестами и условными звуками, они сообщали друг другу, кто где находиться, кто что видит, кто что слышит, кто что выпил, за всем этим с крыши старой мельницы, в бинокль ночного видения наблюдал старый алхимик Алексий. Внезапно на краю деревни показалась какая-то тень. Мужики посмотрели на край деревни, но в кромешной темноте ничего не удалось разобрать. Вдоль по дороге слышался какой-то непонятный шум, но из-за сильной облачности на небе мужики не видели даже себя, не то, что дороги. Наконец на средине дороги шум усилился и стал интенсивней. Неожиданно мужики услышали звук похожий на хрюканье и бросились к дороге. Увидев это в бинокль ночного видения, Алексий выпил эликсир, затем простёр руки к небу и лёгким движением раздвинул облака, освободив яркую луну из их плена.
-Фу! Нет! Какая мерзость!- Кричали мужики, сомкнувшись плотным кольцом вокруг кота Ибрагима, оседлавшего дикую кошку.
ГЛАВА VI
Рецидив
* * *
Несчастный Степан мучался со спазмами живота уже целую неделю. Мучительный, непреодолимый понос усугублялся проклятием, полученным во время прыжков через Матрёнину ограду. После долгих мучений и многократного публичного позора, несмотря на увещевания жены, Степан всё-таки отправился к Матрёне.
-Матрён, милая, внученька, выручай,- взмолился Степан, переступив порог Матрёниного дома,- не могу, помираю.
-Слышь, Степан, похмеляться это не ко мне,- не поняв старика, ответила Матрёна,- это тебе вон, к Ибрагиму, самогонный аппарат у него.
-А не Матрён мне к тебе, по любому,- взмолился Степан и издав пронзительный звук, превратился в козла.
-А-а, так тебе кишки вылечить,- усмехнулась Матрёна,- так бы сразу и сказал.
-Да, мне это именно и надо,- хорошенько пёрнув, ответил старик.
-Ладно, мне сейчас некогда,- сказала ему Матрёна и указывая на кухню добавила,- там вот в шкафу, найдёшь прозрачный пузырёк с сине-зеленой жидкостью, он тебе подойдёт.- Сказала Матрёна и отправилась в спальню менять покрывала.
-Матрён!- Кричал из кухни Степан, держа в руках пузырёк,- это тот, который с резиновой пробкой?
-Почём я помню, какая у него пробка,- ответила из спальни Матрёна,- там жидкость сине-зелёная?
-Ну да.
-Бери, дарю!- Крикнула из спальни Матрёна.
-Спасибо милая, люблю, целую!
-Ага, хоть раз бы поцеловал, парнокопытное,- пробубнила Матрёна и начала заправлять кровать.
Степан взял пузырёк с сине-зелёной жидкостью и выскочив из дома Матрёны, радостный попрыгал домой.
Через несколько минут в дверь постучался Алексий.
-Матрёна, милая, это я Алексий,- входя в дом, произнёс алхимик.
-Да, заходи чего тебе?- Выйдя из спальни, с бельём в тазу, спросила Матрёна.
-Ко мне сегодня пациент приезжает, на лечение,- начал Алексий,- а у меня как назло закрепитель закончился. Не поверишь, Ибрагим сволочь выпил, его после того случая ночью, в запой потянуло. Ну так вот, не одолжишь закрепитель?
-Да, там, на кухне в шкафу, прозрачный пузырёк с сине-зелёной жидкостью,- ответила Матрена, указывая головой на кухню.
-Ага, спасибо,- сказал Алексий и направился на кухню.- Матрёна! Это тот, который с деревянной пробкой?
-Да разве же я помню, какая у него пробка. Спросил тоже,- Заливая водой бельё, ответила Матрёна.- Бери, Дарю!- Крикнула с улицы Матрёна.
* * *
По обещанью Алексия именно это сентябрьское новолунье должно было стать последним в процессе излечения, изрядно поиздержавшегося, Митрояна от страшного недуга. Митроян добровольно лёг на стол, помог себя пристегнуть ремнями безопасности и даже не испытывал никакого ужаса перед стоящей рядом Матрёной, посасывающей ароматическую конфету.
-А где котик?- Спросил Митроян.
-Котик, котик на санаторном лечении,- ответила, сосущая конфету, Матрёна,- лечит психологическую травму.
-А-а, это хорошо, это правильно,- проговорил чиновник,- леченье это свет, не леченье тьма.
-В твоём случае, это точно,- дополнил его Алексий и заполнил шприц каким-то веществом,- главное чтобы не было рецидива.
-А что? Есть такая вероятность?- Спросил, навидавшийся чертовщины в этой деревне, Митроян.
-Вероятность, красавчик есть всегда,- улыбаясь, ответила Матрёна.
-Итак, остаётся ждать,- констатировал Алексий и уселся на стул.
Время приближалось к полуночи, сильный ветер вращал лопасти мельницы, нагнетая зловещую атмосферу, Митроян приготовился к худшему. Матрёна и Алексий достали из саквояжа пузырьки с неизвестными веществами. Стрелки часов, висевших на стене, пересекли двенадцатое деление и начали бой. Шрамы Митрояна засветились неестественно зелёным светом. Алексий тут же вколол шприц в вену Митрояну и глаза того засветились как лампочки, а сам чиновник начал бесноваться.
-Вливай лекарства,- крикнул Матрёне, навалившийся всем весом на Митрояна Алексий.
-Сейчас,- сказав это, Матрёна воткнула Митрояну в рот воронку и начала выливать туда содержимое пузырьков.
-Отлично Матрёна, а теперь вливай ему закрепитель!- Еле удерживая Митрояна, кричал Алексий.
Матрёна взяла пузырёк сине-зелёной жидкостью и влила его в воронку. Шрамы Митрояна перестали светиться, а сам он утихомирился. Тяжело дыша, Митроян лежал, привязанный к столу.
-Ну слава богу всё,- с облегчение вздохнул Алексий.
Только он потянулся к Митрояну, чтобы развязать его ремни, как внезапно, мельницу озарила ярко-зелёная вспышка, и Митроян превратился в маленького белого петушка.
-Не может быть,- поглядев на пузырёк, сказала Матрёна.
-Не понял, что случилось?- Спросил её алхимик.
-Ты у меня в место закрепителя взял релаксатор,- сказала Матрёна, смотря на петушка.
-Так ты же сказала?
-Я знаю что я сказала,- перебила Алексия Матрёна,- они одинакового цвета, только эффект у них разный.
После этих слов петушок спрыгнул со стола и побежал в сторону двери. Алексий обогнал птицу и захлопнул дверь на засов. Петушок рванул обратно, ему на перерез прыгнула Матрёна, но проскочив под массивной женской грудью, он взбежал в верх по лестнице в машинное отделение старой мельницы.
-Лови его, не дай бог в шестерёнки забьётся, век не выковыряем!- Кричал алхимик.
Матрёна вскочила на ноги и побежала вверх по лестнице, едва не снеся головою притолоку. Неуловимый петушок бегал на вращающемся валу, прямо перед смотровым окошком. Матрёна взяла в углу машинного отделения метлу и начала сгонять его вниз, немного попрыгав от метлы, он прыгнул в окошко и был таков.
* * *
В первой половине дня, прямиком к деревне, с утреннего автобуса, после продолжительного и успешного лечения, направлялся Великий Ибрагим Паша. Не дойдя до деревни каких-то метров двадцать, опытный глаз охотника засёк движение в кустах, возле дома Прона. Ибрагим пригляделся и увидел в кустах молодого белого петушка.
-Что-то я таких в нашей деревне не припомню,- ковыряясь в памяти, произнёс Ибрагим,- ага! Бесхозная птица!- Крикнул Ибрагим и кинулся в кусты.
Почувствовав смертельную опасность, петушок бросился прочь из кустов. После первого промаха Ибрагим не бросил своей затеи и погнался за петушком по всей деревни. Петушок бегал как реактивный, распугивая мелких птиц, детей и женщин, но неутомимый Ибрагим не отставал ни на секунду. Наоборот дистанция между петушком и Ибрагимом неумолимо сокращалась. Пролетая на полном скаку грязь, кусты и изгороди, Ибрагим, наконец-то догнал петушка и тот безвольно повис в его могучей пасти охотника.
Тем временем Матрёна и Алексий, разгребая в шкафу на кухне пузырьки, пытались понять, куда же Матрёна дела закрепитель. Только Матрёна начала, с досады, дёргать из своей головы волосы, как к ней в дом вбежала бабка Степана Алёна и посетовала на то, что её муж со вчерашнего дня сидит в туалете и не выходит. Тут в голове Матрёны наступило просветление. Матрёна и Алексий быстро рванули к дому старика Степана. Забежав на задний двор, они увидели сортир, из которого доносились немощные, кряхтящие звуки.
-Степан!- Кричала Матрёна,- ты не тот флакон взял!
-Я уже понял!- Кряхтя, выкрикнул Степан.
-Степан нам очень нужен этот флакон,- не успев отдышаться, сообщил Алексий.
-Извините, ни чем не могу помочь,- с усердием выдавил из себя Степан,- я его взял с собой в сортир, а когда поднатужился, у меня руку заклинило и не только руку,- сообщил Степан.- Так что пока не отпустит, я вам даже дверь не открою.
-Что же делать?- В панике спросила у Алексия Матрёна.
-Погодь! Кажись пробирает,- раздалось из сортира,- о, точно. Ложись!
Едва Матрёна и Алексий успели пригнуться, как сельский туалет разнесло в клочья.
-Фу, кажись отпустило,- проговорил вспотевший Степан и отдал на половину пустой пузырёк с сине-зелёной жидкостью.
Матрёна и Алексий бегом помчались к старой мельнице, ведь, кроме того, чтобы заново приготовить лекарства, им ещё надо было поймать петушка. Время шло на секунды, а промедление неминуемо грозило необратимыми последствиями. Едва дверь старой мельницы распахнулась, как алхимик Алексий и ведьма Матрёна чуть не лишились дара речи. Великий Ибрагим Паша, султан всех котов и кошек, подарок Феофана, будь он трижды не ладен, придавив шею связанного, белого петушка к разделочной доске, занёс над его головой маленький, хорошо заточенный, разделочный топорик, а в котелке на электроплитке уже кипела вода.
* * *
На дворе была поздняя осень, Питерские деревья уже давно сбросили свою листву, а по утрам пробивал довольно крепкий морозец. Уже немолодой, но зато весьма успешный московский чиновник поднимался по лестнице административного здания. Подойдя к двери, с надписью на табличке Митроян Сергей Александрович, чиновник несмело постучал в дверь и открыв её прошёл внутрь.
-Здравствуйте, я Владимир Анатольевич Долгоруков,- представился чиновник,- я из Москвы.
-Здравствуйте, чем могу помочь,- ответил ему, жизнерадостный Митроян, поглаживая свои скупые остатки волос на голове.
-Видите ли, я прослышал, что недавно у вас были проблемы определённого рода.
-Не понял?- Удивился Митроян.
-Как бы это сказать, так как, как бы это,- начал запинаться московский чиновник.
-Говорите так, как есть,- смело предложил Митроян.
-Видите ли, меня потрясло горе и мне чисто случайно стало известно, что вы с этим сталкивались и каким-то чудом, вам удалось это преодолеть,- заплетающимся языком сказал чиновник.
-О чём вы, я что-то не могу понять, вы о налоговке, что ли?- Недоумённо спросил Митроян заподозрив, что его разводят.
-Ну хорошо,- стеснительно сказал москвич и снял шляпу, выставив на показ собачьи уши,- а ещё, я ем всё подряд и лаю на луну,- добавил он.
-Не волнуйтесь, я знаю где вам могут помочь,- с улыбкой сказал Митроян и подойдя к московскому чиновнику, дружелюбно похлопал его по плечу.





Читатели (415) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы