ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Гл. 20

Автор:
Глава XX.


Поздно вечером Бонапарту доставили депешу от генерала Вобуа: тот сообщал, что утром был разбит Давидовичем, принужден был оставить Корону и Риволи и отступает к Буссоленго, где попытается закрепиться. Бонапарт распорядился скрытно отвести все войска на правый берег Адидже , оставив в Порчиле и Арколе костры на биваках и небольшие аванпосты. Андреосси получил поручение подготовиться к снятию понтонного моста в Ронко. Рассчитав расстояние от Буссоленго до Ронко, Бонапарт, прежде чем отправиться спать, поручил Бертье быть готовым к выступлению в четыре часа утра по одному из трех возможных направлений: Верона, Кастельнуово, Ровербелла. В четыре часа утра 16 ноября армию поставили в ружье. В ту же минуту прибыл курьер из Буссоленго с новым донесением от Вобуа: Давидович в шесть часов вечера оставался на Риволийском плато, арьергарды Вобуа стоят в Буссоленго и Кастельнуово и готовы прикрывать Верону и Мантую с севера до подхода Бонапарта. Одновременно с аванпостов из-за Адидже поступили сообщения: Арколе и Порчиле в три часа ночи заняты австрийцами. Бонапарт передал на аванпосты приказ со всей поспешностью отходить на правый берег Адидже. Вскоре в 200 шагах от понтонного моста на болотах послышалась стрельба: авангард австрийцев энергично преследовал отступающие аванпосты Бонапарта по обеим дамбам. Считая эти аванпосты арьергардами армии Бонапарта, скрытно ушедшей ночью на перехват корпуса Давидовича, австрийцы надеялись на плечах отступающих завладеть понтонным мостом через Адидже. Французские гренадеры со штыками наперевес устремились по мосту на болота и устроили на обеих дорогах резню. Вскоре Массена отбил у австрийцев Порчиле, захватив 800 пленных, 4 орудия и несколько знамен, Ожеро очистил от австрийцев дорогу до моста в Арколе. Бонапарт в этот день не стремился развить инициативу: он уже нашел идеальное положение для стратегической обороны и занял его. Днем к генералу Кильмену прибыло долгожданное подкрепление в 3000 человек, после чего опасность потери Вероны в результате внезапного штурма австрийцев сделалась минимальной. В свою очередь, Альвинци не упорствовал в бесперспективных попытках атаковать ветеранов Бонапарта на узких дорогах среди болот и ограничился удержанием моста в Арколе. Попытка генерала Виала навести понтонный мост через Аьпоне между Ронко и Арколе была также отражена Альвинци. В течение дня Альвинци и Давидович обменялись курьерами. Давидович не отваживался самостоятельно спуститься с Риволийского плато на равнину и отвлечь на себя силы Бонапарта, чтобы облегчить тем самым задачу Альвинци, который должен был так или иначе искать способ переправиться через Адидже, но ничего не мог поделать, пока Бонапарт находился в Ронко и контролировал Порчиле. Осторожность Давидовича была обоснованной. Во-первых, сила набранного им тирольского ополчения в полной мере могла проявиться только в горах, вблизи от родных очагов горных стрелков, защищавших свои дома от незваных «освободителей». Вряд ли они горели желанием спускаться на равнину и месить ногами грязь раскисших дорог ради политических амбиций австрийской короны, зная к тому же, что на сей раз им придется иметь дело не с разбитыми ими среди горных ущелий батальонами генерала Вобуа, а со всей французской армией под руководством генерала Бонапарта, о котором они уже кое-что слышали. С этой стороны у Давидовича, не забывшего уроков летней кампании, также не было иллюзий. Во-вторых, даже имея в своем распоряжении регулярные войска, Давидович не мог рассчитывать на успех самостоятельного маневра в направлении Мантуи, так как состояние дорог и расположение сил Бонапарта и Альвинци было таково, что Бонапарт успевал нанести по его корпусу удар превосходящими силами с нескольких направлений до того, как Альвинци будет в состоянии приблизиться к месту сражения. Исходя из этих соображений, Давидович ждал решительных действий со стороны Альвинци. Альвинци в cвоей записке пообещал сковать силы Бонапарта, завязав с ним сражение на следующий день и предложил Давидовичу действовать, исходя из этого. Вечером Бонапарт, как и накануне, отвел дивизии Массена и Ожеро на правый берег Адидже и сделал те же распоряжения на ночь.
В пять часов утра 17 ноября, получив донесение от Вобуа о том, что Давидович накануне вечером был в Риволи, Бонапарт двинул дивизии Ожеро и Массена на левый берег Адидже. У Массена была прежняя задача: занять Порчиле и удерживать его в течение дня, прикрывая тыл Ожеро и контролируя подходы к Вероне. Ожеро должен был обеспечить работу саперов, которым Бонапарт поручил к полудню навести понтонный мост через Альпоне в непосредственной близости от Ронко: таким путем Бонапарт намеревался обеспечить себе полную свободу маневра и решающим образом усилить свою позицию. Альвинци, выполняя обязательства, принятые им перед Давидовичем, встретил французов на середине болот сильным контрударом. На этот раз бой был чрезвычайно упорным: генералы Провера и Гогенцоллерн снова и снова возобновляли атаки, невзирая на потери. Несколько раз Массена оказывался в трудном положении, из которого всякий раз выходил победителем, бросаясь впереди своих гренадер с поднятой на острие сабли шляпой, и в конце концов занял Порчиле, произведя в рядах австрийцев большие опустошения. Еще более сильный натиск пришлось выдержать Ожеро. Когда саперы под руководством Эллиота, адъютанта Бонапарта, уже наводили мост через Альпоне у него в тылу, дивизия Ожеро дрогнула и откатилась к Ронко. Эллиот и его саперы погибли. Перелом в сражении наступил, когда трехтысячная колонна хорват, преследуя французов, приблизились к мосту в Ронко. Бонапарт, никогда не упускавший случая применить в деле классические приемы стратегии и тактики, и на сей раз нашел возможность воспроизвести эпизод знаменитого сражения у Тразименского озера, в котором Ганнибал атаковал из засады растянувшуюся в узкой теснине колонну римского консула Фламиния и полностью ее уничтожил. Три батальона резервной французской полубригады заранее залегли в кустарнике на обочине дороги, по которой приближались к мосту хорваты. Дождавшись, когда голова колонны достигла моста, французы выскочили из засады, произвели залп и ударили в штыки во фланг неприятелю. На каждого французского солдата пришлось по хорватскому новобранцу. К полудню мост в устье Альпоне был наведен, и дивизия Ожеро перешла на левый берег, вынудив Альвинци оставить Арколе. В два часа пополудни армия Бонапарта ( около 10 000 человек ) стояла на левом берегу Альпоне, упираясь левым флангом в Арколе. Армия Альвинци (около 15 000 ) стояла напротив. Упираясь правым флангом в монастырь Сан-Бонифаччо в окрестностях Виллановы, а левым – в болото в пяти километрах к юго-востоку, она преграждала французам дорогу из Арколе на Монтебелло и Виченцу. Позиция австрийцев была достаточно эшелонирована в глубину, чтобы в случае неблагоприятного исхода сражения они могли в порядке отступить по направлению к Виченце. Обе армии за неполных три дня боев на болотах поредели на треть своего состава, но моральное превосходство французов, владевших теперь инициативой, не оставляло у Бонапарта сомнений в успехе дела, цель которого заключалась, разумеется, не в том, чтобы наголову разбить Альвинци ( для этого у Бонапарта не хватало сил), а в том, чтобы окончательно деморализовать его и вынудить начать отход к Виченце, завершив тем самым победой четырехдневное сражение, столь несчастливо начатое 13 ноября. Риск, на который шел при этом Бонапарт, - не успеть прийти на помощь Вобуа и Серюрье, вернувшемуся в строй и вновь руководившему блокадой Мантуи, - был минимален, учитывая плохое состояние дорог между Мантуей и Риволи, где находился накануне вечером Давидович. В три часа сражение началось по всей линии оживленной канонадой. Когда стрелки сошлись врукопашную, в тылу за левым флангом Альвинци заговорила французская легкая батарея из четырех орудий, заблаговременно отправленная по большому радиусу в обход болота из гарнизона Леньяно под прикрытием батальона пехоты и 200 человек кавалерии; одновременно с этим из зараслей камыша на краю болота появились 25 французских конных гвардейцев, а четыре трубача, которых они сопровождали, протрубили сигнал к началу кавалерийской атаки.
Весь этот спектакль произвел на противника ожидаемый эффект, первая линия австрийцев заколебалась, была прорвана и стала откатываться к тыловому рубежу, прикрывшему начавшееся под покровом наступившей темноты общее отступление армии Альвинци по дороге на Виченцу. Армия Бонапарта заночевала на поле сражения, кавалерия преследовала арьергард Альвинци до Монтебелло, где Альвинци не задержался и продолжил отступление к Виченце уже в полном беспорядке. Общие потери Альвинци за пять дней боев составили по разным оценкам от 12 до 20 тысяч человек, включая 6 000 пленными, а также 18 пушек и 4 знамени. Потери французов составили не меньше 8 000 человек.
Утром армия двинулась к Вилланове. В монастыре Сан-Бонифаччо французы нашли импровизированный австрийский лазарет, в котором были свалены в кучи 5 000 раненых, в большинстве своем они были уже мертвы. Повернув в Вилланове налево, армия проследовала через высоты Кальдиеро и спустя три часа завершила начатый тремя днями раньше маневр, второй раз возвратившись в Верону через Венецианские ворота, на этот раз с победой.



Читатели (804) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы