ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Я С ТОБОЙ

Автор:
Автор оригинала:
изабелла валлин
В разгаре бурного и бесповоротного распада зимы Матильда приехала в город своего детства навестить тетю. Прогуливаясь по знакомым улицам она пыталась раскрутить себя на сентиментальные воспоминания, но механическое перебирание событий не подключалось к чувствам. Она шла по коридору памяти, по сторонам которого были комнаты с наглухо закрытыми дверями. Вот пруд в центре дворцового парка. Ребенком она часто рисовала здесь.Однажды в середине буднего дня начался проливной дождь. Матильда спряталась под старым деревом. Вокруг ходил здоровый дядька в резиновых сапогах и длинном черном плаще, косаясь ее. С листа бумаги стекала размытая акварель: не завершенное изображение отражающегося в пруду желтого дома с белыми колоннами и широкой лестницей,уходящей в мутную воду воду пруда, где колыхались тонкие волосы русалок, затаившихся в иле. Когда Матильда закончила рисунок, подозрительный дядька подошел к ней и распахнул плащ. Под ним ничего не было, т.е. ничего интересного для Матильды. Они постояли друг против друга и разошлись. Вот два холма: на одном школа, на другом кладбище. Когда ее семья переселилась сюда, кругом были новостройки. Говорили, что раньше все это была территория кладбища. Матильда зашла в знакомый подъезд, остановилась на площадке второго этажа. На подоконнике была надпись: ´´ Здесь живу я´´, за окном в песочнице играли малыши в разноцветных костюмчиках. Двадцать лет назад в пасмурный день на этом месте, среди глыб развороченной земли, стоял шестилетний мальчик и запрокинув голову смотрел на уходящий в небо мрачный темно-серый прямоугольник с черными квадратами окон, окруженный, похожими на развалины, недостроенными домами. Кругом ревели эскаваторы, ворочаясь в мутной жиже, подъемные краны с лязганьем поднимали головы из глинистых котлованов. Глаза ребенка, зеленые с золотистыми лучинками, искали хоть какой-нибудь островок чистого цвета с серо-буром месеве стройки. А тем временем его родители разгружали мебель из грузовика.
- Привет, я - Мотя, в одном подъезде будем жить.
Перед ним стояла девочка его лет, одетая под цвет окружающей среды. Каштановые кудряшки подрагивали как пружинки, цыганские глазки снисходительно разглядывали новичка.
- Я тебя из окна звала, звала, а ты все не идешь. Как зовут-то?
- Роберт. Я тебя не видел.
- Не ври, ты прямо на меня смотрел. Грязища тут, правда?... А я одно место знаю, там красиво и фокусы показывают. Пойдем?
- Пойдем.
Они прошли держась за руки под сводом арки туда, где стояли утопающие в поздних цветах покосившиеся кресты и замшелые могильные камни. Дорожки были усыпаны ярко-желтой листвой. Полустертые нежные лики смотрели на них с медальонов над датами рождения и смерти.
´´ Вот здесь´´ - Мотя остановилась над маленькой могилой с датами 1961-1967 г.г.
´´ Это Света, моя подружка´´. Тонкий огненно-красный клен росший рядом стал плавно раскачиваться, роняя пламенные листья. Разбежавшийся на другом конце дороги ветер взметнул желтый салют. ´´ Я здесь всех знаю и со всеми дружу.´´ - гордо сказала Матильда.
Они возвращались домой в тяжелых от налипшей грязи ботинках. Они шли держась за руки, не обходя лужи: ноги, все равно, давно промокли и не хотелось расцеплять рук.

- Я трактор. Р-р-р-р...
- А я вездеход. Шпионская машина. Двигаюсь безшумно.
- Тогда я луноход.
- Тебе понравилось там?
- Да. А у меня тоже есть что-то красивое!
- Покажешь?! Далеко?
- У меня дома.
- Прямо дома?!
- Пойдем ко мне в гости?! Покажу.
- Мне домой пора. Меня дома бить будут. А это очень красивое?
- Очень. Это моя мама.

Кристина сидела на низкой кушетке перед зеркалом, расчесывая длинные черные волосы. Шелковый халат цвета фламинго опускался до меховых розовых помпонов на нарядных парчевых тапочках. Сверкающие раскосые глаза смотрели в зеркало на завороженную девочку, которая медленно ела из блюдечка острый сладкий перец.
- Хочешь еще?
- Вы похожи на пантеру и на Венеру и еще на мегеру.
- На мегеру?!
- Так мама сказала. Она на вас в окно смотрела, когда вы вещи заносили, а потом сказала.


´´ Это было 20 лет назад. А теперь на старом кладбище меня знать не хотят.´´
Матильда поднялась на четвертый этаж. Дверь 15-ой квартиры была открыта. По коридору тяжелой походкой прошла Кристина и скрылась в одной из комнат. Она утратила свою красоту. Как жаль! Ее длинные шелковистые волосы, перекрашенные теперь в рыжий, обрезанные и накрученные выглядели, как парик. Тонкое гибкое тело раздалось и отяжелело. Раньше она носила длинные легкие одежды, а теперь растопыренная юбка из плотной шерсти едва прикрывала опухшие колени. По коридору гулял сквозняк, выгоняющий запах гари – творческой неудачи Кристины на кухне. Дверь в дальней комнате с шумом распахнулась. Взметнулись белые занавески. За письменным столом сидел Роберт и читал. Рядом, из пепельницы поднималась волнистая линия дыма от незатушенной сигареты, такая же светлая и тонкая, как прядь его волос над остро очерченным профилем..
Он встал, чтобы закрыть дверь и тут увидел Матильду.
- Не думала, что ты все еще здесь живешь.
- Матильда! Что с тобой случилось?!
- Тише.
В коридор снова вышла Кристина:
- Кто здесь?
- Я по телефону разговаривал.
Она недоверчиво оглянулась:
- Кажется проветрилось. Закрой дверь.
Матильда стала медленно спускаться вниз по лестнице. Она уже выходила из подъезда, когда услышала сверху быстрый сбегающий топот:
- Матильда , подожди!
- А если еще кто-нибудь спросит с кем ты разговариваешь?
- Пойдем куда-нибудь. Пойдем на кладбище.
- Кладбища мне и так хватает. Пойдем в школу. Залезем на крышу. Посмотрим сверху на наш район. Я здесь столько лет не была. Ты расскажешь мне, как жил все это время.
- Паршиво жил.
- Лучше паршиво жить, чем не жить вообще, поверь моему опыту. Я, например, не живу, но все таки существую.

С нагретой солнцем крыши старой школы район был как на ладони.
- Что это за красное здание у корьера?
- Новый кинотеатр. Давно ты ´´существуешь´´?
- Не очень. Мое существование ограничено. Могу извлекать из жизни чисто созерцательное удовольствие, хорошо еще, что была художницей.
- В детстве ты столько времени проводила на кладбище. Неужели никто из твоих невидимых друзей не рассказывал тебе, что бывает потом, после смерти?
- Они были такие же невидимые для меня, как я сейчас для тебя. У них все было по другому. Среди них не было самоубийц. Они были свободными гражданами двух миров. В одном у них все было для счастья, в другом старые привязанности, сентиментальные воспоминания.
- Зачем ты это сделала?
- Тогда мне казалось – все конец света. Только сейчас ясно какая это была глупость.
Стройный хор детских голосов запел где-то внизу.
- Урок пения. Интересно, как теперь поживает ´´ первая учительница моя´´, тварь паршивая.


Роберт и Матильда учились в одном классе. Учителя в школе № 99 не отличались особыми педагогическими талантами. Но первому ´´В´´ не повезло исключительно. Валентина Владимировна – худосочная веснушчатая крыска, особое внимание уделяла музыкальному развитию своих питомцев. Хор звонких голосов, распевавших патриотическую песенку, заглушал крик одного из них, ползающего между партами, жестоко щипаемого короткими дамскими ножками на черных лаковых ´´шпильках´´. Матильда и Роберт отличались от остальных тем, что быстро забывали боль. Им-то и доставалось больше всех. Визгливый фальцет часто выкрикивал их необычные имена, повторяя угрозы и предупреждения. Но проклятая парочка не знала страха. Тогда изобретательный педагог избрал другой метод :´´ Роберт и Матильда, что вы сидите прижавшись друг к другу,как жених и невеста´´, ´´ не смотрите друг на друга так, словно вот-вот целоваться начнете´´, ´´ любовь не должна мешать учебе´´. Скоро весь класс стал смеяться над ними и они начали сориться: ´´ Роберт, не держи все время меня за руку´´,´´ Матильда, я поиграю в футбол с ребятами, потом вернусь,´´ и не возвращался.


- Матильда, почему ты остановилась у тетки?
- Мы, ´´существа´´, можем находиться только у родственников или у очень близких людей. Тетка, бедная, чувствует. Сегодня всю ночь ворочалась, потом встала, включила свет. Так и спала с включенным светом. Я не могу у нее долго оставаться.
- А ты не хочешь остаться со мной?
- Хочу. Мне необходимо быть с кем-то, но для этого ты должен жить один и все время путешествовать. Я не могу оставаться на одном месте – меня поймают и отправят ... туда, где я должна постоянно находиться.
- Путешествовать всю жизнь – это прекрасно, но на что есть? Где спать? Это тебе ничего не надо, а я не смогу нищенствовать!
- Единственное, что у меня есть – это зрение, не очень острое для моего мира, но для внешнего мира сойдет. Пустующие дома, квартиры, потерянные или спрятанные деньги, брошенные лодки, на тебя никогда не свалиться сверху кирпич, под тобой никогда не рухнет гнилая лестница. Мы с тобой будем переходить границы любой страны.


Красное расплавленное солнце покачивалось, остывая, в уходящей воде. По палубе парохода катались пустые банки из под пива. Роберт сидел в шезлонге и смотрел на холмистые берега, поросшие густой тропической зеленью.
- Я думал не пройду, они так внимательно проверяли билеты.
- Сколько раз говорила тебе: не бойся, я же обещала.
- Я так счастлив. Я и мечтать на мог о такой жизни. Давно хотел тебя спросить, говорят, когда человек умирает к нему приходит такая костлявая в белой простыне с косой, к тебе приходила?
- К каждому что-то приходит, но у каждого это разное. Ко мне пришел длинный дядька в резиновых сапогах и черном плаще. Он распахнул плащ, а под ним не было ничего.


Роберт и Матильда скрывали от родителей, что посорились. Они продолжали каждый вечер делать вместе уроки или дома у Роберта или у Матильды. Однажды к ним пришли в гости соседские дети и они стали играть в прятки. Роберт и Матильда не сговариваясь спрятались под кроватью. Они лежали рядом, спиной друг к другу, потом вдруг одновременно развернувшись стали бешенно целоваться. Гости, поискав их, решили, что хозяева сбежали и разошлись. Последний, уходя выключил свет.



Читатели (182) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы