ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Сезон дождей. Глава седьмая. Конференция.

Автор:
Глава седьмая. Конференция.

Во время визита в министерство галактических связей я, Лис и Грин были официально признаны сумасшедшими. На конференции присутствовал непосредственно сам Мартышкин и его заместители. Сергей Николаевич прямо так и заявил, что наличие на земле второго экземпляра космонавтов попавших в плен тёмной звезды физически невозможно, если только они не являются искусственными клонами легендарных путешественников или же природными близнецами. Однако анализ индивидуальных характеристик показал, что мы не можем являться клонами вышеперечисленных героев, а уж тем более близнецами, потому как все наши показатели совпадают один в один. Собственно на этом и базировалось разоблачение нас Мартышкиным, мол, будь мы клонами или родственниками, то многое можно было объяснить, но после связи с космическим кораблём все, в том числе и высокая комиссия, визуально удостоверились в нашем присутствии на орбите. Впрочем, было одно затруднение. Создавалось ощущение, что экипаж корабля находился в состоянии летаргического сна. Никто из нас не подавал признаков жизни.
– Они мертвы? – испугалась независимый эксперт, озираясь в нашу сторону.
– На каждом из космонавтов есть личный «доктор», прибор, позволяющий осуществлять контроль над основными функциями организма, – доложил Мартышкин. – Так вот, если верить этим приборам, то состояние космонавтов полностью соответствует состоянию сна.
– Чем вызван столь продолжительный сон? – спросила допущенная на встречу журналистка из галактических новостей.
– Точными данными мы не располагаем. Предположительно причиной сна может служить сильное радиоизлучение квазара. К сожалению, данный космический корабль оказался не готов к подобному стечению обстоятельств, на нём нет экранов для защиты от излучений подобной мощности.
– И чья в этом вина? – напирала газетчица.
– Я бы не был столь категоричен. Тёмная звезда не должна была оказаться в данном секторе по предварительным расчётам центрального компьютера. Я думаю, подобную информацию может подтвердить и Грин, которая присутствует здесь. Она занималась изучением аномалии, – ответил Мартышкин.
– Значит, вы всё-таки признаёте наличие двойников?
– Не признать схожесть этих граждан с космонавтами означало бы погрешить против истины. Однако, все существующие законы не допускают наличие одного и того же физического объекта в двух точках одновременно. Тем более, если внимательно вглядеться в наших двойников, то можно заметить, что они несколько старше тех, кто сейчас находится на орбите.
– Но ДНК совпадает и отпечатки пальцев. Какие ещё нужны доказательства? – удивилась журналистка.
– Разрешите я отвечу? – предложил психолог.
– Пожалуйста, – кивнул Мартышкин
– Собственно начать нужно с того, что никто из наших гостей не является космонавтом. Грин – студентка, Лис – офис-менеджер, Григ – мой коллега. Второе. Никто из них до этого момента и понятия не имел об этом полёте. Значит, они не являются продолжением тех людей, которые находятся на орбите. На мой взгляд, Сергей Николаевич прав, отрицать сходства мы не можем, но и признать их легендарными космонавтами не вправе.
– А если это долгожданная весть из параллельного мира?! – крикнул из дальнего ряда тележурналист Рассольников и громко высморкался в платок.
– Здесь собрались серьёзные учёные, а не писатели-фантасты, – парировал выпад Мартышкин.
В этот момент на его стол прилетела аккуратно сложенная записка: «Товарищ Мартышкин, звездолёт дадите? Грин». Сергей отыскал глазами молодую девушку. Грин ждала этого взгляда и весело улыбнулась в ответ.
– Детский сад какой-то! – выругался главный конструктор. – Давайте высказываться по существу вопроса.
В помещение вошёл новый человек и, не проходя глубоко в зал, встал возле стены, беглым взглядом окинув аудиторию.
– Разрешите сказать пару слов в защиту двойников, – попросил он.
– Представьтесь, пожалуйста, – предложил ведущий.
– Николай. Николай Данилов. Я здесь с официальным визитом.
– Очень приятно и какое издание вы представляете?
– Я представляю не газету, – улыбнулся Данилов. – С некоторых пор я выражаю интересы тёмной звезды в Галактике.
Зал некоторое время молчал, переваривая информацию, а потом раздался вздох изумления. Мартышкин с интересом изучал плечистого верзилу.
– Ещё комиков нам здесь не хватило, – шепнул ему кто-то из замов.
– Потрудитесь объяснить, – сказал седовласый учёный, занимающийся вопросами времени.
– Всенепременно, – подхватил Данилов, как будто ждавший этого предложения. – Но в самом начале мне хотелось бы развеять ваши сомнения по поводу двойников.
– Пожалуйста, развейте, – обрадовалась журналистка из галактической газеты. – Только погодите, не начинайте, я сейчас включу диктофон. Теперь можно.
– Большое спасибо, – поблагодарил Данилов. – Только я боюсь, что вы не захотите признать очевидное, потому что моё сообщение касается не только легендарной команды.
– Не тяните, чего уж там, – опять воскликнул с последнего ряда Рассольников. – Хуже не будет.
– Мне очень не хотелось бы опровергать ваш оптимистический прогноз, – холодно заметил представитель тёмной звезды. – Ваш мир – всего лишь тень реального мира. Этим объясняется наличие двойников. В данный момент Вселенная меняет свой экватор. Идут глобальные макропроцессы, и тени будут искажаться. В ближайшее время стоит опасаться небывалых перемен. Именно поэтому в Галактику прибыл квазар, именуемый Странником.
В зале начался переполох. Журналисты наперебой задавали вопросы, учёные что-то шумно обсуждали между собой и размахивали руками.
– Тише, господа! – попросил ведущий. – Задавайте вопросы по очереди. Пожалуйста, галактическая газета.
– Николай…– журналистка сделала невольную паузу.
– Просто Николай, – помог ей Данилов.
– Николай, Вы утверждаете, что квазар является разумным существом?
– Я ничего не утверждаю, – возразил он, – я всего лишь нахожусь здесь с официальным визитом. Чтобы избежать катастрофических последствий Странник предлагает предпринять некоторые самые необходимые меры.
– И какие же? – поинтересовался Мартышкин.
– Он предлагает снять правительство и назначить управляющим меня. Временно. Пока не окончится сезон дождей.
– Вы в своём уме? – привстал со своего места Сергей Николаевич. – Кто дал вам право высказываться на подобные темы? Какое отношение это имеет к двойникам?
– Самое прямое. Двойники – только первая ласточка. Скоро вы совершенно не сможете управлять Галактикой.
– Вы говорите бездоказательно.
– Никогда со мной не происходило ничего подобного, – возразил Данилов. – Вы хоть представляете, что может произойти с тенью, если прекратится её связь с первоисточником?
– Понятия не имею, – гневно ответил Мартышкин.
– Вот видите. Однако у меня есть возможность кое-что вам показать. Только не подумайте, что я какой-нибудь иллюзионист или фокусник.
Данилов вытащил из кармана какой-то золотистый прибор и включил его. Он чем-то внешне напоминал фонарик. Луч света разрезал тишину и упал на потолок.
– Ну, так что, насколько я понял вы любитель всевозможных доказательств и экспериментов, – обратился Данилов к Мартышкину, – будем пробовать на вас?
– Постойте, – поднял руку первый заместитель, – мы хотим знать, каковы будут последствия.
– Если бы я знал все последствия, то не пришёл бы сюда к вам, – ответил Николай.
В луч света попала бабочка и бешено закрутилась на одном месте, потом появилась другая такая же, следом за ней ещё одна, потом ещё. Уже несколько сотен бабочек летало в луче света, а та первая так и не могла вырваться из его объятий. Данилов выключил прибор, и все бабочки до одной исчезли, кроме изначальной.
– Впечатляет, – кивнул головой седовласый учёный. – Моментальное клонирование. Наша наука до этого ещё не дошла, но опять же это ничего не доказывает. Какое отношение луч имеет к апокалипсису?
– Как вы изволили выразиться, этот луч имеет отношение к блокированию связи объекта с первоисточником. Бабочка, попав в мёртвую зону, практически сошла с ума, она не знала, что ей делать дальше.
– А чем объяснить размножение? – спросил Рассольников. – Не доказывает ли случай с бабочкой существование параллельных миров?
– Если пропадает тень, то на смену ей тут же возникает новая, а так как и новая тень остаётся невидимой по отношению к первоисточнику, то этот процесс порождает множественное копирование. Если бы я не выключил прибор, весь зал бы заполонили бабочки.
– И с человеком произойдёт тоже самое? – настороженно спросил Мартышкин.
– Сложно сказать определённо, но очень даже может быть. Вот почему я утверждаю, что в скором времени ваше правительство не сможет управлять Галактикой.
– Даже если вам удастся убедить учёный совет, чиновники не пойдут на такой рискованный шаг, – констатировал первый зам. – Политика это вам не бабочек размножать. Мы ведь даже не знаем кто вы такой.
– Николай. Николай Данилов, – ещё раз представился гость. – Если этого недостаточно я могу паспорт показать. С документами у меня всё в порядке.
– Вы считаете, что наличие паспорта достаточно, чтобы управлять Галактикой? – поинтересовался Мартышкин.
– С формальной точки зрения да. А чем таким особенным располагают ваши чиновники? Ведь они наверняка даже не знают, как устроен мир, а с лёгкостью берутся за рычаги управления.
– Многие из них закончили соответствующие высшие учебные заведения, – сообщил первый зам.
– Надо же, как интересно! – рассмеялся представитель тёмной звезды. – И чему учат в этих учебных заведениях? Может быть, и мне стоит пройти краткий курс?
– Мне кажется, что разговор уже потерял всякий смысл, – высказался Мартышкин. – Всё, что вы здесь показали, конечно, очень интересно и ваша гипотеза о разумности квазара тоже крайне любопытна, но мы не намерены тратить своё время на философские гипотезы. Если вам уж так не терпится поделиться с кем-нибудь своими догадками, обратитесь к Грин. Ей тоже крайне любопытны фантастические теории.
– И всё-таки вы приняли меня за иллюзиониста, очень печально, – Данилов прошёлся вдоль первых рядов. – Странник даёт вам три дня на раздумья. По истечении этого срока, вне зависимости от вашего решения, Галактика будет взята под контроль тёмной звездой.
– Вы нам угрожаете? – подпрыгнул с места заведующий военным сектором.
– Предупреждаю, – как эхо отозвался Данилов и направился к выходу.
– Задержите его! – скомандовал начальник охраны.
Несколько человек бросилось к представителю, но тщетно. Охранники как будто сражались с невидимыми тенями. В какой-то миг Данилов обернулся и сказал:
– Барьер времени. И даже не пытайтесь его преодолеть. Бесполезно, – после чего визитёр покинул помещение.
В зале воцарилась зловещая тишина. Слышались только частые сморкания простывшего Рассольникова.
– И всё-таки, я думаю, что в сложившихся обстоятельствах вы просто обязаны предоставить нам звездолёт, Сергей Николаевич, – серьёзно сказала Грин. – Другого выхода у вас нет. Ведь вы должны отдавать себе отчёт с кем имеете дело.
– Хорошо, – ответил Мартышкин. – Зайдите ко мне после совещания. Неужели вы и вправду решились лететь? У вас же нет навыков. Без опытного специалиста я вас не отпущу, так и знайте.
– Я бы хотела взять с собой двойников.
– Делайте что хотите, – махнул рукой Мартышкин. – Команду для управления звездолётом я вам выделю. Жду вас после совещания для обсуждения деталей.



Читатели (451) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы