ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



СТУК СЕРДЦА

Автор:
Автор оригинала:
изабелла валлин
В окне тускло блестели звёзды. Даша и Катя лежали в темноте, завернувшись в свои длинные пушистые волосы, как в меховые покрывала, и засыпали медленно переговариваясь.
- Ничего ты не понимаешь Катька, живешь, как во сне. Наметила себе мужика, хочешь в нем разобраться, прислушивайся к тому, что он говорит, принюхивайся чем он пахнет.- Нет Даш, нужно просто посмотреть, нет ли у него хвоста сзади.- Внешность - не главное. Подумаешь хвост, рога, копыта. Главное его сущность. Тем более ночью. Не имей дела с мужиками при свете, не будет проблем.- Не могу. Если какой-нибудь хвостатый проникает и меня, такое чувство, будто он остается жить внутри навсегда, как паразит.- Не усложняй, ешь, что дают, а то будешь вечно голодной.- А вот у Матадора не было ни рогов, ни хвоста, ни копыт.- И того у рего не было и этого.- Все, что надо у него было.- А где он сам то?- В Испании наверное.- Почему у тебя так тихо? Часы остановились?- Сердце не стучит. Я избавилась от рего по твоему примеру. Это оказалось так Просто. Из меня оно выпрыгнуло серым котом.- А из меня выпорхнуло летучей мышью.- Легко жить без сердца, правда?- Правда.

Мощный порыв ветра налетела на очередь за пирожками и качнул её. Катька стояла между двумя брюнетами. Один, оттолкнувшись от её упругого бюста, упал в перед, другой,оттолкнувшисьот её не менее упругой попки,упал назад. Приобретя равновесие, задний спросил:- Девушка, почему такая грустная?- Я не грустная, я затраханная.Очередь ахнула: - От голода?- Нет, от cekca. Катька шла по улице и ела пирожок. Её нагнал брюнет, стоявший сзади:- Девушка, как это вы ... от cekca? Что такая любительница?- Нет, эдакая профессионалка.- А можно поинтересоваться , сколько?Катька назвала ему цену.- Где взять такие деньги! – воскликнул мысленно разоренный брюнет, - Жаль, жаль...- и он побежал дальше, охлопывая змеистым хвостом свои выпуклые ягодицы и тощие карманы. Катька стояла прислонившись к стене в редкой тени голых деревьев. Над её головой шелестела развернутая газета, слетевшая откуда-то сверху и застрявшая между ветками. По ту сторону стены двое людей проводили время в квартире, принадлижавшей раньше Катькиной бабушке, очень религиозной старушке, а теперь превращённой Катькой в небольшой притончик. Серый лопоухий кот пробрался к ней сквозь кусты и,потершись боком, улегся у ног.- Пришёл, сердце мое?- Кто у тебя там?- Любимый мужчина и лучшая подруга.- Хочешь сказать, исполняющие их роли.- Хотя бы и так. Стою вот, и жду, когда в моей груди разразится буря чувств.- Напрасно ждешь. Ничего не разразится в твоей пустой груди, ты же прогнала меня – своё сердце! Зачем тебе буря чувств?- Чтобы работать с огоньком, а ты, сердце мое, тут ни при чём.- Может примешь меня обратно? Тяжело жить на помойке.- Многие сердца живут на помойке – и ничего.

Крепкие ножки в светло-голубых джинсах сбегали с широкой лестницы, цокая молочными копытцами.- Эй, невеста, подожди! – крикнул пушистый беленький телёнок Катьке.- Что детка?- Хочу тебя.- Единственное, что могу сделать для тебя – это усыновить.- Мама! Скорее прижми меня к своей груди!- И нас тоже усыновите пожалуйста, - за теленком степенно шли два здоровых лося: - Он ничего не умеет. Он ещё маленький.- Да! Я ещё маленький и мне больше всех нужно! – телёнок уже запихивал Катьку в такси. Четвероногое, четверорукое чудовище о двух головах спало на её постели.- Эй, парочка! Выстраивайтесь в клин и тайте за горизонтом – крикнула Катька с порога. Чудовище со стоном расщепилось и уползло, волоча за собой хвост скомканной одежды. Теленок шарил по стенам: - Где у тебя тут свет?- Туалет прямо по коридору.- Я что-то хотел тебе сказать. Забыл. – он заперся в туалете ну надолго. Зашипелавода и дверь распахнулась: - Вспомнил! Если сифилис – убъю. Я боксёр!

- Что такой печальный?- Я тебе не понравился, я ничего не умею.- Все нормально, давай поспим ещё минут пятнадцать.- Уже светло, спать не хочется. Что за мужик у тебя по стенам расклеен? Певец что ли?- Нет.- Любишь его? - Я всех люблю. Фотографиями Матадора была заклеена вся комната. Катька иногда без сожеления впомнила ту сумму, которую заплатила за любительскую плёнку о нем: Матадор улы-бается среди представительных бизнесменов с бокалом в руке, Матадор перед боем в своем великолепном расшитом костюме: ясный взгляд, полная готовность, Матадор на пляже: расстегивает джинсы, опустил ресницы во всю длину, с худощавого мускулистого торса с памятным шрамом на плече давно смыта Катькина помада. Несколько лет назад он обернул её своим красным бархатным плащем, как бабочка крыльями. Щекочущую, не смываемую пыльцу этих крыльев она носила на своем теле до сих пор и это не давало ей покоя.- У тебя есть что-нибудь поесть?- Нет.- Пойдем позавтракаем в городе? - Иди, я буду спать. Притормозив на пороге, он бросил разочарованный взгляд на свой случайный ночлег: - У меня не хватает денег в бумажнике. Ладно, дело обычное. Пока.- Я не ворую. Кинь мне сумочку. – Две новенькие купюры слиплись. Катька разъединила их пальцами: - Сам дал, я в темноте не заметила.- Я потрясен твоей честностью.- Ничем ты не потрясен, но репутация дороже. Он ушёл и квартира, рассчитанная на одного жильца, сразу стала просторной и светлой. Катька умылась и села к окну, поставив на колени телефон, который упорно молчал. Она набрала номер.- Даш, это я. Что делаю? Гипнотизирую телефон, а он такой тяжелый и гипнозу не поддается. Как тебе вчера мой? Я знала, что не понравился, жалкое подобие Матадора. А мне не надоело! Он есть! Где-то. Значит занят. Жуков, то есть быков на мартиры накалывает. Может и забыл, ну и пусть, а я буду помнить о нем.

Матадор носил её любовь, как цветок, приколотый к груди его нарядной рубахи.- Не помню, где я тебя видел раньше? – с этими словами он сел рядом с ней.- Тебе что, никто не отказывает?- Никто.- И что ты предлагаешь?- Поехали в Испанию?- Поехали. Испания прошла сверкающим на солнце праздником под окнами прохладной белой гостиницы, где она дни и ночи ждала Матадора, чувствуя себя бесполезной деталью в механизме его жизни. И чем больше она влюблялась в него, тем больше ей хотелось уехать.

Капли дождя усыпали её лицо, как веснушки. Матадор собрал их губами. Вокруг всё ещё была Испания. Тяжелая туча отодвинулась в сторону. Солнце осветило зеленый луг и стоящий на нем белый самолет. Длинная васильковая юбка Катерины вздымала свои крылья летательного аппарата, готового отнести её домой вместо самолета.- Вот и всё, любимый мой.- Почему всё? В следующий раз...- Не ври! И впервые за все время его лицо исказилось от боли: - Как ты не понимаешь – моя жизнь – это коррида. Я не принадлежу себе.- Прощай. – Катерина накинула на плечи темно-вишневую, как в романсе, шаль и пошла к трапу. Испания была готова провалиться сквозь облака. Телевизор что-то показывал, а Катька лежала на диване и смотрела сон. Зазвонил телефон: - Катрин! Я приехал из Мадрида, я должен Вам что-то передать. - От Матадора! Где Вы?! Давайте встретимся немедленно! Она бежала по ночной улице сквозь дождь и ветер к сверкающим рекламой бессонным дверям огромной гостиницы, где её ждал друг Матадора. Мельком взгляну-ла на свое лицо в зеркальной ветрине: - Слишком много чувств, слишком много косметики. Нет времени стереть.- Катрин, вы прекрасны, как ангел.- Ну и сравнение! Все мы более или менее удачные породии на наших ангелов, но не до такой степени.- Катрин, выходите за меня замуж.- Надо мной не висит предназначение стать женой.- Но я ведь тоже матадор.- Матадор, да не тот. Издали Вы похожи, но если присмотреться ...- в его черных кудрях едва проглядывали небольшие рожки.- Катрин, вы больше неувидите его. Каждый год на корриде гибнут люди. Такова игра.

Пульсирующие сосуды, которые несли горячие потоки чувств к медленно созревавшему плоду любви, превратились в мертвые коридоры, ведущие к площади, на которой в расползающемся тёмно-красном пятне лежал лицом вниз Матадор.

Катька проснулась. Казалось, сердце бешенно стучало. Она приложила руку к груди – нет, пусто. Это только дождь стучит по стеклу. Она подошла к окну. Два доверчивых зелёных глаза смотрели на неё снаружи.- Серый! Какой же ты стал худой. Морда вся исцарапана.- Побили на помойке. – кот со слабой надеждой поскребся лапой в окно.- Ладно, заходи, погрейся.










Читатели (285) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы