ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 13.

Автор:
XIII


124-я стрелковая дивизия генерала Сущего, поднятая по тревоге на рассвете 22 июня, выдвинулась к границе и с боем заняла позиции в Устилугском укреплённом районе, отбросив аванпосты наступающих дивизий 6-й немецкой армии. Оказавшись в полосе главного удара группы армий «Юг», дивизия в течение всего первого дня войны вела тяжёлые кровопролитные бои с превосходящими силами неприятельской пехоты. Дважды она была выбита из окопов и дважды возвращалась в них после штыковой контратаки. К вечеру перевес противника сделался подавляющим, дивизия была выбита из окопов в третий раз и, не имея более сил для контратаки, отошла на тыловой рубеж в район Павловка, Милятин. Здесь она продержалась до вечера 23 июня. Связи с штабами армии и фронта не было, установить контакт с соседями справа и слева также не удавалось. С рассветом 24 июня в тылу у дивизии появились немецкие танки, а пехотные дивизии Вермахта уже обходили её открытые фланги: дивизия оказалась в окружении и заняла круговую оборону. В течение всего дня пехота противника атаковала её со всех сторон, артиллеристы дивизионного артполка с трудом отражали эти атаки, ведя огонь прямой наводкой. Немецкие автоматчики ворвались в расположение штаба дивизии, генерал Сущий был ранен, офицеры штаба трижды поднимали в контратаку комендантскую роту и в конце концов отбили штаб у автоматчиков. На следующий день налетели «Юнкерсы» и сровняли штаб с землёй, затем они стали утюжить позиции артполка, и вскоре половина орудий вышла из строя. Снаряды были на исходе, горючего для заправки автомашин не было. В ночь на 26 июня, когда самолёты улетели, наступила тишина. Напрасно генерал вслушивался в неё, пытаясь различить звуки далёкой канонады. Ждать скорой помощи извне, по-видимому, не приходилось. Генерал принял решение прорываться из окружения в направлении шоссе Владимир-Волынский – Луцк. Двигаясь короткими перебежками, аванпосты дивизии приблизились к деревне Подберезье и обнаружили в ней немецкий полк. Немцы подняли тревогу и открыли минометный и пулеметный огонь, однако местность была заболоченной, и мины не причинили большого вреда стрелкам, сосредоточивавшимся в окрестностях деревни для атаки. В штыковом бою немецкий полк был разбит, было взято 250 пленных, в том числе 12 офицеров, захвачено 50 полевых орудий с боеприпасами, запас продовольствия и много лошадей. Из допроса пленных выяснилось, что других войск у противника поблизости нет, и после короткого отдыха дивизия, которую в штабе фронта уже считали потерянной, продолжила движение в направлении шоссе, не встречая препятствий на своем пути: казалось, что путь теперь был свободен.
Наступил шестой день войны. Небо над Юго-Западным фронтом по-прежнему было безоблачным, и эскадрильи «Юнкерсов» с раннего утра принялись утюжить позиции 131-й мотодивизии по берегу Стыри и участок шоссе Луцк-Ровно, прегражденный артполком Рокоссовского. 8-й и 15-й мехкорпуса, не отдохнув как следует после ночного марша и контрмарша, вновь сосредоточивались на исходных позициях для наступления. В штабе Юго-Западного фронта ждали известий из 4-го мехкорпуса, из 5-й армии, из 9-го, 19-го и 22-го мехкорпусов, но известий оттуда не было, зато неожиданно пришла неприятная новость из 36-го стрелкового корпуса: на рассвете колонна немецких танков прорвалась из Дубно на восток, отбросив правый фланг корпуса к югу; теперь она, вероятно, быстро продвигалась по дороге Дубно-Острог, не встречая нигде сопротивления. «Так они, чего доброго, до Киева дойдут»,- встревожился Кирпонос. Командующий и его начальник штаба склонились над картой. От немцев в штабе фронта ждали чего угодно, но не подобной наглости: немцы просто свернули с дороги Дубно-Ровно вправо и, не обращая внимания на угрозу для своих флангов и тыла, продолжили свое ралли на восток, как будто и не было танкового сражения накануне, в котором их 11-й танковой дивизии пришлось несладко. Теперь фронт был прорван на всю глубину, немецкие танки вышли на оперативный простор, и в распоряжении штаба фронта уже не было войск, чтобы преградить им дорогу. Начальник штаба безуспешно пытался дозвониться в Шепетовку, где грузились в эшелоны для отправки в Смоленск части 16-й армии генерала Лукина. От Острога до Шепетовки было около 50 километров, и немецкие танки, захватив Острог, могли преодолеть это расстояние за полтора часа. Связи с Шепетовкой не было, и к Лукину отправили офицера связи. Прежде чем звонить в Москву, Кирпоносу нужно было самому принять оперативное решение, от которого зависела судьба фронта. Приказ Жукова о возобновлении контрнаступления никто не отменял, и его нужно было выполнять. В то же время направление ударов мехкорпусов следовало изменить: коль скоро противник ослабил ударную группировку в Дубно, выведя оттуда танковый авангард, удар 8-го мехкорпуса следовало направить именно туда, во фланг и тыл 11-й дивизии корпуса фон Клейста, тем более что перспективы повторения атаки 8-го мехкорпуса в направлении Берестечко, захлебнувшейся накануне, выглядели теперь совсем туманными. Было решено развернуть направления ударов 15-го и 8-го мехкорпусов вправо, на северо-восток. Теперь 15-й мехкорпус должен был наступать на Берестечко, а 8-й – из района Броды на Дубно. У Фекленко и Рокоссовского уже имелся приказ прорываться к Берестечко с севера, со стороны Луцка и Ровно.
Чтобы поторопить командиров мехкорпусов с началом атаки, из Тернополя в войска выехал член военного совета фронта корпусной комиссар Вашугин, прихватив с собой расстрельную команду сотрудников НКВД. Сначала он отправился в Броды. Увидев, что Рябышев ещё не выступил, Вашугин с ходу накричал на него при подчиненных и пригрозил расстрельной командой. Комкор побледнел, но сдержался и стал объяснять Вашугину, что ждёт прибытия тяжёлых танков и артиллерии, без которых, как показали события предыдущего дня, преодолеть противотанковую оборону немцев чрезвычайно трудно. Вашугин назвал комкора Иудой и потребовал атаковать немедленно. Был сформирован мобильный отряд в составе 34-й танковой дивизии полковника Васильева и мотоциклетного полка. Возглавленный бригадным комиссаром Попелем отряд немедленно выступил по шоссе Броды-Дубно, а Вашугин и его команда сели в машины и отправились в штаб 15-го мехкорпуса по кратчайшей дороге через нейтральную полосу, рискуя в любую минуту нарваться на немецкие аванпосты. В штаб корпуса, организованный на новом месте после прямого попадания тяжёлой авиабомбы, они добрались без приключений, однако здесь коса нашла на камень: корпус с утра отражал ожесточённые атаки противника, и с посланцем штаба фронта, явившимся без обещанных подкреплений, не стали даже разговаривать. Убедившись, что расстрельная команда здесь не поможет, Вашугин вернулся в Тернополь. Кирпонос и Пуркаев сидели в пустом штабе, склонившись над картой. Солнце поднялось уже высоко, а в эфире стояла гнетущая тишина: связи с войсками не было, офицеры разведотдела и Оперотдела штаба, посланные в войска, ещё не возвращались. Жуков требовал из Москвы отчёта о ходе сражения, а командованию фронтом оставалось о нём лишь гадать. Донесения авиаразведки позволяли заключить, что упорные бои развернулись на всем обширном пространстве в квадрате Луцк – Берестечко – Дубно – Ровно, что сплошного фронта нигде нет, советские и немецкие части повсюду перемешались, и это было на руку советским танкистам, поскольку противник не мог в такой обстановке использовать всю мощь своей бомбардировочной авиации. Картина событий этого дня не прояснилась и к вечеру, когда в штаб возвратились офицеры связи. От Попеля ещё не было никаких известий. Связи с Острогом и Шепетовкой не было. Оставалось лишь надеяться, что Лукин не был застигнут врасплох танками фон Клейста. Собравшимся в штабе командирам соединений последнего фронтового резерва – 24-го мехкорпуса, 199-й стрелковой дивизии, трёх противотанковых и одной воздушнодесантной бригады Кирпонос поставил задачу выдвинуть их части к верховьям реки Случь и развернуть их фронтом на север на рубеже Базалия, Старый Константинов, чтобы не допустить прорыва танков фон Клейста со стороны Острога и Шепетовки на юг, в тыл армии Музыченко. Наконец Рябышев донёс, что отряд Попеля смял немецкие аванпосты, прикрывавшие с юга шоссе Броды-Дубно, и с боем ворвался в Дубно. Кирпонос, посчитав этот успех долгожданным переломом в ходе сражения, пообещал поддержать 8-й мехкорпус силами 36-го и 37-го стрелковых корпусов и 14-й кавалерийской дивизии, только что подошедшей к передовой. Ликование, с которым в штабе фронта встретили известие о взятии Дубно, продолжалось недолго. Уходя из Дубно на восток, 11-я танковая дивизия немцев лишь уступала место 13-й танковой дивизии, переброшенной в ночь на 27 июня на южный фланг танкового клина, в полосу наступления 11-й дивизии. В те самые минуты, когда отряд Попеля ворвался в Дубно, через Берестечко на юго-восток, держа курс на Кременец, стремительно двигалась свежая танковая дивизия немцев – 16-я. Вскоре связь с отрядом Попеля прервалась, шоссе Броды-Дубно вновь было перерезано бронетехникой противника, вечером немецкие танки ворвались в Кременец и перерезали шоссе Тернополь-Дубно. Из штаба армии Потапова пришли неутешительные известия: мехкорпус Фекленко отступает по шоссе Дубно-Ровно, ведя тяжёлый арьергардный бой; мехкорпус Рокоссовского понёс большие потери от немецких бомбардировщиков, сосредоточивших в этот день на нем свои удары, и также отступает по шоссе Луцк-Ровно, его 20-я танковая дивизия ведёт арьергардный бой в окружении. Франц Гальдер, подводя итоги дня, с особенным удовлетворением остановился на событиях в полосе наступления танковой группы фон Клейста. Кризис, возникший накануне на флангах танковой группы, был, по-видимому, ликвидирован. «8-й мехкорпус русских наступает на Дубно – надо полагать, он движется тем самым навстречу своей судьбе», - записал Гальдер в своем дневнике. Благодаря своевременно брошенным в сражение резервам, отлаженному взаимодействию всех родов войск, хорошей погоде и господству Люфтваффе в воздухе непосредственная угроза флангам танковой группы была устранена. Более того, была одержана стратегическая победа. Противник не стал уклоняться от сражения и уже ввёл в него практически все резервы бронетехники. Данные воздушной разведки о передвижениях воинских эшелонов в неприятельском тылу позволяли заключить, что в резерве командования фронтом у русских осталось не более одного мехкорпуса, его спешно перебрасывали к Киеву с юга по железной дороге. После того как и этот мехкорпус будет разбит, - а в этом у Гальдера теперь не оставалось сомнений, - у фон Клейста будут развязаны руки, чтобы перейти к глубокому окружению всей группировки русских юго-западнее Днепра, и тогда 17-я и 11-я армии двинутся наконец вперёд, чтобы довершить окружение и разгром главных сил Юго-Западного фронта противника, не позволив ему отвести войска за Днепр.






Читатели (506) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы

Изготовление буклетов, стоимость которых низкая при любых объемах и при высоком качестве - это не сказка, это реальность!