ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Сезон дождей. Глава третья. Повествующая о других немаловажных событиях.

Автор:
Глава третья. Повествующая о других немаловажных событиях.

Когда Грин исполнилось одиннадцать лет, родители подарили ей увлекательную книжку о Гарри Потере. Девочка, разумеется, сразу же начала зачитываться. Кто не увлекался в детстве книжками о волшебнике изумрудного города или путешествиями Гуливера? Детям нравятся таинственные и загадочные истории. Однако первый вопрос, которым озадачилась Грин после прочтения, почему Гарри Потер не смог исправить своё собственное зрение и ходил в очках, когда как легко справлялся с великими волшебниками и магами первой величины. Родители не сумели дать девочке вразумительный ответ, и Грин заскучала. Ей было жаль таинственного героя. Сейчас в наше время существует столько способов коррекции. Ведь в самый ответственный момент очки могут подвести, свалиться, сползти на нос, разбиться о меч соперника или волшебную палочку и повредить глаза. Одним словом, долгое время Грин не удавалось найти утешение, пока отец не принёс ей новую увлекательную книгу о вкусной и здоровой пище. Готовить девочке понравилось сразу. Приятно, когда в твоих руках рождаются вкусные вещи, совсем как у волшебницы. В этом чувствовалась настоящая и неподдельная магия, доступная трудолюбивой и усердной хозяйке.
Однако со временем Грин всё дальше и дальше отдалялась от плиты. Времени катастрофически не хватало. Приходилось посещать две спецшколы и несколько секций и кружков. Мама очень хотела, чтобы её дочь была пластичной и поэтому записала Грин на хореографию и бальные танцы, отец хотел, чтобы его дочь была сильной и ловкой, поэтому Грин занималась силовыми единоборствами и стреляла из лука. Причём, никто из родителей никогда не интересовался, а чем хочет заниматься сама дочь. Создавалось ощущение, что родители старались через ребёнка реализовать свои юношеские мечты и утраченные иллюзии.
Но Грин оказалась девушкой выносливой и стиснув зубы достойно переносила все тяготы и лишения подневольной подростковой жизни. Не хотелось расстраивать ни маму, ни папу, хотя тайком Грин удавалось всё же заниматься и тем, что нравилось, а именно астрономией. Магия звёзд очаровывала девочку с юных лет. Она могла часами стоять под открытым небом и любоваться рассыпанными горошинами. Временами Грин чувствовала какую-то неуловимую сопричастность, её как будто тянуло туда в бесконечные космические дали, словно там далеко находится её дом. Волны разбиваются о скалистые берега. Они сидят на песке и рассуждают о превратностях судьбы и о будущем. Этот сон она видела множество раз, и постоянно удивлялась тому каким необычайно красочным и удивительным может быть мир. Он был намного огромней и величественнее существующего. Словно какой-то незримый маг умышленно прячет от нас самые важные и значительные детали, без которых на первый план выходит однообразие и серость, скудоумие и скука.
Когда Грин окончила среднюю школу, родители целый месяц спорили о том, куда их дочь должна поступать. Доходило до скандалов. Отец несколько раз в сердцах уезжал на рыбалку, приезжая только в понедельник утром, чтобы сразу же отправиться на работу. К середине недели родители мирились и всё начиналось по новой. Грин старалась не замечать кровопролитный боёв вокруг своего светлого будущего, потому что сама давно всё решила. В один прекрасный день она взяла документы и отнесла в университет на физический факультет, пришла домой и поставила родителей перед фактом.
– Она вся в тебя! – ругался отец. – Вот помяни моё слово, своими же руками сломает себе жизнь. Физический факультет, надо же. Да кому нужны эти физики-химики? Прошлый век. Вот так со своими балетами и пируэтами ты прохлопала дочь.
– Если я когда-то и допустила ошибку, – злилась мать, – так только в том, что связалась с тобой. Вот они плоды твоего воспитания! Девочка совсем неуправляемая. Она должна быть сильной и смелой. Пожалуйста, получай. Ребёнок в таком возрасте ещё не способен сам решать свою судьбу. Он обязательно допустит ошибку, и будет потом раскаиваться всю жизнь. Не удивлюсь, если она завтра и мужчину в дом приведёт, поставив нас перед фактом.
– Нет уж, второго мужчину в доме я не потерплю.
– Ладно тебе задаваться, а она тебе хук справа и ногой в челюсть, а мужчину себе под бок. Ведь ты же об этом мечтал?
Чувствовалось, что отец уже хотел поехать на рыбалку, но по инерции ещё ходил по комнате, закинув руки за спину.
– Родители, может быть, хватит? – появилась на пороге Грин. – Я уже устала делать вид, что не замечаю ваших постоянных диспутов. Никого в дом приводить я не собираюсь. Напротив, договорилась с подругами, которым дадут жильё в общежитии. Хочу перебраться к ним.
– Что?! – хором крикнули отец и мать.
– Неужели вы решили, что я всю жизнь буду упиваться вашими разговорами о моём будущем? У меня своя жизнь, у вас – своя. Счастливо, будет время, обязательно позвоню.
Вот так рушатся последние иллюзии и ветхие смыслы человеческой жизни. Дети уходят в свою жизнь, оставляя родителей наедине с их планами и заботами. Попробуй тут не сломайся? И приходится выстраивать новый храм бытия взамен разрушенному старому, и ждать чего-то, может быть, обещанного звонка? Возможно, нельзя так серьёзно и самозабвенно сосредотачиваться на чужой жизни, даже если этот человек твоя дочь или возлюбленный. Всегда параллельным курсом должен идти спасительный лайнер, который подберёт тебя в трудную минуту.
Училась Грин хорошо, даже не смотря на тот балаган, который творился в общежитии. Очень скоро после начала учёбы Грин увлеклась одним преуспевающим студентом, тоже болеющим астрономией. Звали его Стас Громов. Было что-то в этом человеке размашистое и притягательное. Первый раз она увидела его зимой. Громов вошёл в аудиторию в огромной шапке-ушанке, широкоплечий и высокий. Увидела и была сражена наповал. И всё в жизни Стаса казалось Грин большим и величественным, начиная от планов и заканчивая грандиозной трудоспособностью Громова, который мог на несколько месяцев погружаться в проблему и в конце концов её решать не прибегая к профессорам и академикам в качестве консультантов.
Однажды, когда на носу уже висела весенняя сессия, Грин обнаружила, что к нашей Галактике приближается квазар. Тут же она примчалась с этим открытием к Громову и с удивлением обнаружила, что тот уже не первый месяц исследует тёмную звезду. Всё, начиная от обычных характеристик и газового состава, до свойств необычайно индивидуальных. Особенно интересным, разумеется, было радиоизлучение. Стас поделился с Грин своей информацией и предупредил, что по его расчётам квазар недолго задержится в Галактике и будет продолжать движение в сторону предполагаемого Вселенского экватора. Увлёкшись изучением тёмной звезды, Стас и Грин не заметили, как почти все вечера и дни начали проводить вместе. О чём-то подолгу спорили, чертили схемы, рисовали, рылись в пудовых звёздных каталогах, и даже засыпали в одной постели. Они и представить себе не могли, что в скором времени квазаром заинтересуется вся Галактика.
В то утро Грин как всегда встала поздно, прогуляв первую ленту. Стас уже убежал на занятия, оставив на столе записку: «Завтрак на столе. Помой посуду, собери чертежи и подумай над системой дифференциальных уравнений, о которой мы говорили вчера. На мой взгляд, есть смысл пропустить её через компьютер. Твой Стас».
Разумеется, Грин сделала всё, о чём попросил её Громов за исключением посуды. Вообще, когда в одной квартире собираются два талантливых учёных, то обязательно нужен кто-то третий, кто бы ходил за ними и подбирал всевозможные бумажки, грязные тарелки и потерянные мысли. Последнее особенно важно для науки.
Пытаясь решить систему уравнений, Грин обнаружила, что в компьютерном классе ребята шумно обсуждают квазар и какой-то космический корабль.
– Представляете, наши олухи опять не учли, что вблизи межзвёздных трасс, по которым привыкли кататься звездолёты, будет проходить квазар, случайно попавший в нашу Галактику. В следствии чего, тёмная звезда прихватила с собой звездолёт с тремя космонавтами на борту и одним пассажиром. Мартышкин пытается говорить умными фразами и сдвигать брови, но похоже пока не видит, каким образом вызволить Навигатор из ловушки. Гравитационное поле квазара слишком велико.
– Мартышки здесь ни при чём, – вдруг вступила в разговор Грин. – Квазар изначально двигался по периферии Галактики. А в последние несколько дней вдруг изменил маршрут. Если мне кто-нибудь поможет решить систему уравнений, я скажу вам несколько больше. Похоже, мы имеем дело не просто с блуждающей звездой, а с разумным существом.
– Грин, ты наверное начиталась какой-нибудь фантастики, – возразил кто-то из парней. – Изменение траектории может быть вызвано самыми элементарными физическими законами. Той же гравитацией. Много ли мы знаем о квазарах? А тебе уже прямо не терпится вдохнуть в тёмную звезду разум.
– Алексей, я не хочу с тобой спорить. Дело в том, что я занимаюсь этим квазаром уже достаточно давно, и кое-что успела о нём узнать. Мне бы какой-нибудь пакет для решения систем нелинейных дифференциальных уравнений.
– Да ради бога, – отозвался Алексей, и несколькими щелчками мыши открыл Грин необходимую программу. – Что всё так серьёзно? Я слышал у вас со Стасом тандем?
– Да брось ты! – смутилась Грин. – Просто занялись совместными исследованиями.
– И много накопали?
– Порядком. Говорю тебе, этот квазар очень необычен. Мы подозреваем, что его действия разумны. Хотелось бы, конечно, приблизиться и кое-что измерить в непосредственной близости. У тебя случайно нет в гараже какого-нибудь завалящего космического корабля?
– Только старая газонокосилка, но она вряд ли вам подойдёт, – усмехнулся Алексей.
– А если серьёзно? У тебя же отец вращается в самых верхах. Может, есть возможность заполучить хоть какую-то посудину в целях научных исследований. Если что в долгу не останусь. Твоё имя войдёт в историю, как первого мецената, поспособствовавшего открытию новых разумных существ во Вселенной.
– Грин, ты наверное забыла где живёшь. Весь галактический транспорт под контролем правительства Старика. Тебе же не нужна ракета, способная подняться на земную орбиту и кружить там до посинения. Впрочем, есть олигархи в южной части Галактики, у которых имеется свой межзвёздный транспорт. Но такое судно стоит бешенных денег, так что забудь как страшный сон.
– Ни в коем разе, а если попытаться выйти на правительство, на того же Бориса Игнатьевича или Мартышкина?
– Какая ты забавная, Грин! А почему бы сразу не выйти на президента? А что? Грин необходимо предоставить возможность заниматься исследованиями квазара, дать команду, звездолёт и снаряжение, дата подпись. На таком уровне даже мой отец не вращается. Да его на пушечный выстрел не подпустят к Мартышкину, не говоря уже о Борисе Игнатьевиче. Можно конечно действовать в официальном порядке, но когда рассмотрят твою просьбу или запрос квазар уже покинет Галактику. Тем более, как ты сама понимаешь им теперь не до нас. Запахло жареным.
– А может быть, как раз сейчас и до нас? В любом другом случае на кой им исследования квазара? Поговори с отцом, ведь ему легче доставить официальную бумагу на стол Мартышкину. У него всё равно нет выхода. Экипаж необходимо спасать любой ценой.
– Хм, у меня с отцом большой напряг. Видимся раз в неделю и то большую часть времени молчим.
– Я тебя понимаю. У меня такая же история. Но я тебя очень прошу, – и Грин посмотрела глубоким и пронзительным взглядом, который сводил с ума половину факультета и даже ещё какую-то его часть.
– Хорошо, попробую, но нужны ведь реальные факты и доказательства.
– Через пару дней я тебе представлю пакет документов. Мартышкин человек не глупый, если бумаги лягут ему на стол, он всё поймёт.
– Ну, ты сказочница! – усмехнулся Алексей. – Но учти, никаких гарантий, даже в том, что пакет будет доставлен Мартышкину.
– Я понимаю, – кивнула Грин. – Чёрт, похоже, эта система уравнений не имеет решения.
– Или методы несовершенны, – заключил Алексей.
– А других программ нет?
– Эта самая лучшая. Остальные засекречены. Связываться не советую. Сама понимаешь. Поэтому лучше дождись ответа. Хотя я не очень-то в него верю. Никак не могу тебя постичь. Другие женщины на дискотеки бегают, в ночных барах просиживают, а ты изучаешь квазар. Тебе оно надо?
– Надо, Алексей. Может быть, я через это особенный кайф ловлю? Откуда тебе знать. Каждому своё.
– И то верно. Тогда жду от тебя пакета документов. С отцом постараюсь переговорить сегодня же. Вот только станет ли он меня слушать?
– Конечно, станет. Куда ему деваться? Как раз будет повод наладить отношения. Давай, счастливо. Очень на тебя надеюсь, – и Грин поцеловала Алексея в щёчку, чем вызвала гул восхищения среди однокурсников.
Собрав свои бумаги, она выключила компьютер и направилась к выходу. День обещал быть солнечным и тёплым. Идти на занятия абсолютно не хотелось. Грин сомневалась всего несколько мгновений, затем набросила на плечо свою дамскую сумочку и вприпрыжку покинула университет.



Читатели (436) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы