ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Сезон дождей. Глава первая. Не предвещающая ничего хорошего.

Автор:
Глава первая. Не предвещающая ничего хорошего.

Над рекой клубился туман. Утренние сумерки отступали. Лёгкой походкой я спешил на вокзал. Тяжёлая от росы трава сбрасывала излишки влаги в мои ботинки, и голенища брюк были насквозь мокрыми, хоть выжимай. И всё-таки утро – самая таинственная и приятная пора. В голову лезут светлые мысли, а от сердца отступает печаль. Мир кажется обновлённым и вполне приемлемым для жизни, пусть и не вполне разумным, но всё-таки. Приподнятое настроение немного омрачали причудливые фигурки, плавающие в моих глазах. Однажды озадачившись этим вопросом, я выяснил, что подобное не лечится даже в нашем двадцать первом веке. Врачи бессильно разводят руками, предлагая ненаучные и сомнительные методы. Впрочем, пару учёных в штатах отстреливают подобные айсберги из лазерной пушки, но ехать в Америку из-за подобного пустяка не хотелось. Тем более, в последствии я вычитал в каком-то журнале, что Булгаков, известный русский писатель, тоже наблюдал в своих глазах нечто подобное, по наивности считая свои видения галлюцинациями, может быть, поэтому и писал такие странные книги. А что мы собственно знаем о человеке? Какая-нибудь незначительная деталь может оказывать на него потрясающее воздействие. К примеру, родинка на плече Лис. Почему я постоянно о ней думаю?
Между тем дорога шла своим чередом. Ноги окончательно промокли, и я перестал обращать на них внимание. Первое время, когда появились эти плавающие медузы, чем-то напоминающие нити ДНК, я не знал, как с этим жить. Хотел даже купить себе затемнённые очки, чтобы лучи света не обостряли ужасающую картину. Однако, со временем, как и предрекали врачи, я перестал замечать плавающие островки и вспоминал о них крайне редко. Вообще удобный способ лечения болезни в уговаривании больного смириться со сложившимися обстоятельствами. Впрочем, человек привыкает ко всему, даже к мокрым ногам. Надо же, дёрнул меня чёрт поехать с утра пораньше домой. Никуда бы не делась эта работа. Подумаешь, опоздал бы на пару часов. Лис меня бы прикрыла. Она всегда это делала, мне даже не нужно было её об этом просить. Всякий раз она заходила в кабинет к шефу с чашечкой кофе и тонким вкрадчивым голосом сообщала ему о том, что у меня в доме прорвало трубу, и я залил всех соседей или что меня вызвали в милицию для дачи свидетельских показаний. Словом, фантазия у неё была богатой, и всякий раз ей удавалось придумать что-то новое и правдоподобное.
Кантора, в которой я имел радость трудится, не занималась ничем полезным. Как правильно говорил наш шеф. Главное не в том, чтобы сделать что-нибудь нужное, важно суметь эту вещь продать, причём так, чтобы клиент отдал за неё всё, что у него и есть и при этом не почувствовал утраты. Но, не смотря на всю гениальность шефа в сфере бизнеса и умение делать деньги из ничего, я в тайне от всех и даже от себя считал его идиотом. Это помогало мне жить. Мы не совпадали с ним ни по одному показателю. Если брать наши характеристики, то мы были диаметрально противоположными людьми. И там, где он видел возможность искусно продать товар, я видел прежде всего человека, его сложную жизненную ситуацию, всеобщую неустроенность и разобщённость человеческих душ. Спрашиваете, чем бы я мог таким заниматься в хорошо отлаженной машине шефа по выкачиванию средств из отягощённых различными страстями человеческих масс? Я был психологом. Изучал портрет современного человека с той лишь целью, чтобы наиболее удачно продвигать на рынке продукт нашей компании. По крайней мере, так считал шеф, и меня это устраивало.
Лис, очаровательная и стройная блондинка, с дьявольски зелёными глазами и вкрадчивой улыбкой считалась офис менеджером, т.е. делала всю ту работу, которой не хотели заниматься остальные. Она уже не первый год собиралась бросить неперспективную специальность и пойти работать переводчиком, но что-то постоянно её останавливало то ли врождённая инертность толи боязнь всего нового. У меня иной раз возникало слишком уж смелое предположение, что блондинка не уходит из фирмы только из-за меня. Нескромно, согласен. Да и не было во мне каких-то уж особо выдающихся талантов и внешних данных, чтобы быть достойным такой женщины. Моя фатальная ущербность сквозила изо всех щелей. К тому же критический взгляд на мир, прохладное отношение к личной карьере, увлечение восточной поэзией разумеется не могло вдохновить ни одну более или менее нормальную современную женщину.
Совершенно незаметно кончился лес, и дорога вывела меня к посёлку. Современная деревня старалась не отставать от города. Практически в каждом доме, где так или иначе ещё оставались молодые люди, по каким-то причинам не успевшие сбежать в городские трущобы, обязательно стояла молотилка, которая с утра до вечера отстукивала популярные ритмы отечественной и зарубежной эстрады. Словом, рука сельского труженика постоянно лежала на пульсе времени. Казалось, что заданный темп жизни держали все, начиная от гусей и коров, которых с годами становилось всё меньше, до самых древних старух сидящих на лавочках подле своих домов и лущащих семечки двумя оставшимися зубами. Деревенские жители не отставали от горожан не только в музыкальном обрамлении жизни, но и в мелких житейских деталях. Например, наличие иномарки, намотавшей вокруг земного шара не менее десятка тысячи кругов, считалось делом обыденным. И если возле покосившегося набок дома стояла такая машина, то этому явлению удивляться не приходилось. Валовой доход на одну отдельно взятую душу населения рос непомерно и повергал в достаток всё более значительные и широкие слои общества.
Однако деревенские девушки хотели любви. И не просто любви, а светлого будущего в уютной городской квартире с видом на реку и далёкими перспективами. Как пристально и загадочно вглядывались они в заезжих парней, катающихся на дачу, чтобы убить время. Честно говоря, для того чтобы стать счастливым и беззаботным мужем нужно обязательно брать пышную деревенскую девушку без этих эмансипированных сдвигов, с преданным взглядом и широкой русской душой, искренне краснеющую и стыдящуюся всего порочного и непристойного, в меру хозяйственную и не скандальную, т.е. психически устойчивую и здоровую. Но, понимая всё это, я как всегда поступал наоборот. Мне нравились как раз эмансипированные, скандальные, порочные и лишённые всяческого стыда небесные создания. Разумеется, поэтому жизнь моя казалась беспросветной и лишённой простого и понятного человеческого счастья.
Однако на ярком солнце я вновь начинал вспоминать про плавающие островки в глазах. А ещё говорят о том, как совершенна природа. Где этот спасительный импульс, посылаемый мозгом, чтобы расщепить всё лишнее и мешающее жить изнутри? Ведь если можно отстрелить лазером, то почему не справляется мозг? На кой чёрт он вообще тогда нужен? Шеф наверняка не потерпел бы такой халатной работы и взял бы на его место более перспективного сотрудника. И когда только человек научится управлять своим телом? Живёт в нём, словно гость, как будто на один день взял поносить. Там жмёт, здесь болит. Нет, чтобы подогнать по размеру, будет мучиться, глотать эти страшные таблетки, делая круглые глаза, и как рыба хватая горячечный воздух, заглушая одну невыносимую боль другой. Нет, завтра же куплю себе солнцезащитные очки. Масса плюсов, меньше замечаешь вокруг, меньше расстраиваешься.
И всё-таки как жаль, что так быстро окончились выходные. Опять впереди бесконечная неделя, лишённая чего-либо осмысленного. Длинноногие девушки будут смущать мою тонкую и возвышенную натуру. Я буду ждать пятницы и стремиться сюда, подальше от суеты и раскалённого асфальта. Может быть, в следующий раз стоит взять с собой Лис? В конце концов, надо бы познакомить её с местными достопримечательностями. Но согласиться ли? Интересно, видела ли она когда-нибудь комаров? Надо будет у неё спросить.
Дожидаясь своего поезда, я спокойно сидел на свежем воздухе и пил холодное пиво с фисташками, наблюдая как большой зелёный жук никак не может преодолеть препятствие в виде стекла. Неужели эти прелестные создания напрочь лишены разума? Впрочем, мы тоже иной раз ломимся в раскрытую дверь.
– Слышали новость, – подсел ко мне долговязый старичок с рюкзачком, подлинный дачник из восьмидесятых годов, – звездолёт Навигатор попал в плен тёмной звезды. Пишут, что абсолютно ничего нельзя сделать. Представляете? Наши власти беспомощны, когда речь заходит о реальных делах, а не о предвыборной болтовне или агитаторских лозунгах.
– Ну и что? – удивился я. – Почти каждый день в мире что-нибудь да происходит. И потом, я никогда не читаю газет. Не хочу расстраиваться. А политика меня не интересует с детских лет. Я и на выборы-то не хожу.
– А я ведь тоже не читаю газет, но в дорогу иной раз одну-две прихвачу. Скучно, знаете ли, сидеть и ждать.
– Мне никогда не бывает скучно, – возразил я. – Так что вы говорите, произошло с тёмной звездой?
– Со звездой-то как раз ничего. А вот космический корабль, похоже, крепко влип в гравитационном поле квазара. Как думаете, есть у них шансы на спасение? Ведь там живые люди.
– И много людей? – зевая, спросил я.
– А какое это имеет значение? – удивился дачник. Его уже начинало раздражать моё равнодушие.
– Не знаю, – признался я, – но по телевизору любят называть цифры. Потерпел катастрофу космический лайнер, погибло двадцать два пассажира, как будто от другой цифры отличной от нуля кому-нибудь стало бы легче. Магия цифр. Человечество любит связывать свою жизнь и судьбу с числом. Причём, одни цифры оно считает счастливыми, другие – наоборот. Людям нравятся блестящие обёртки, в которые можно заворачивать свою никчёмную жизнь.
– Философ? – усмехнулся старичок.
– Психолог, – я безнадёжно махнул рукой и допил пиво. – Вчера напротив моего дома перевернулся лесовоз с брёвнами, и двух человек придавило насмерть. Есть об этом что-нибудь в центральных новостях?
– Нет, – прищурившись, ответил дачник.
– По-вашему это событие менее драматично, нежели случай с тёмной звездой?
– Я не главный редактор и не репортёр, стоит ли спрашивать об этом у древнего старика? Меня заинтересовало совсем другое. Понимаете, как бы вам это объяснить, – старичок задумался, – у меня возникло ощущение, что событие со звездой и вы как-то связаны между собой…
– Также как и с вами. Я никакого отношения не имею к космонавтике. Пожалуй, вы меня с кем-то путаете.
– Считайте как хотите, но у меня чутьё на подобные вещи. Знаете, я как прочитал эту заметку, так сразу же только вас и искал повсюду. Полгорода обошёл, а вы здесь сидите, загораете с пивом.
Я с интересом начал разглядывать старичка. Вроде бы ничего особенного и экстравагантного в нём не было, да и следы безумия не искажали черты его лица.
– И зачем вы меня искали? – выбрал я выжидательную тактику.
– Мне показалось, что вы должны знать обо всём, что произошло. И я даже уверен, что вы знаете больше, чем эти фальшивые газетчики.
– Допустим, – согласился я, – что дальше?
– Рассказывайте, – улыбнулся старичок, – я вас внимательно слушаю.
Совсем тронулся старик, подумал я. Надо было взять ещё пару бутылок пива, может быть, всё сейчас выглядело значительно веселее.
– Хорошо, – сдался я, – дайте мне газету. Я взгляну одним глазом.
– Не торопитесь, у нас масса времени. Поезд через десять минут и ещё полчаса до города.
– Практически, вечность, – согласился я.
Быстро бегая глазами по строкам, я без особого энтузиазма прочитал статью. Ничего особенного. Извечная напыщенность и пафос газетчиков. Только эмоции и предположения, ни на чём не основанные.
– Ну и? – дачник заглядывал мне прямо в глаза.
– Написано слабо и недостоверно.
– Откуда вы знаете? – обрадовался старичок.
– Интуиция.
– Основанная на реальных фактах?
– Я не понимаю, чего вы от меня добиваетесь?
– Правды, – по-простому ответил дачник. – Пойдёмте, уже поезд подходит. Как бы не опоздать на посадку.
Старичок оказался довольно шустрым и проворным. Он быстренько запрыгнул в электричку и ещё успел отвоевать для меня место у окна.
– Садитесь, молодой человек, – сказал он. – Вас ведь Григом зовут?
– А откуда вы знаете? – удивился я.
– Я в отличие от вас внимательно читаю газеты.
– Что?
– Это же ваша фотография? – ткнув пальцем в иллюстрацию слева от статьи, спросил старичок.
Я не мог поверить своим глазам. В центре небольшой группы людей я узнал себя и Лис. У меня в руках был самый настоящий шлем. Космический костюм элегантно облегал моё тело. Впрочем, выглядел я значительно моложе, чем теперь. Однако, мысли перемешались в моей голове и я вопросительно уставился на дачника.
– Вот видите, как интересно порой брать с собой в поездку пару ненавистных газет. Эти люди сейчас находятся там, – старичок задрал голову вверх, – на звездолёте, в плену у тёмной звезды. Представляете, каково мне было встретить вас здесь, пьющим холодное пиво? Тем более, что я и раньше видел ваш профиль и фас несколько раз в городе мельком, а у меня фотографическая память. Кстати, я забыл представиться, меня зовут Игнатий Борисович.
Я машинально пожал старичку руку. Разумеется, бывают в жизни совпадения и встречаются очень похожие люди, но когда эти похожие люди оказываются рядом с другими похожими людьми, которых ты знаешь лично, тогда становится как-то не по себе.
– Честно говоря, до сих пор не могу поверить, если это не розыгрыш, разумеется.
– Какой же тут розыгрыш? – удивился дачник, вскочил и выхватил газету у первого попавшегося гражданина. – Смотри, точно такая же публикация, вот фотография.
– Эй, дедуля! Не слишком ли круто взял?
Игнатий Борисович взял у меня газету и вернул гражданину со словами:
– Не роняйте больше свои вещи, пожалуйста.
– Чокнутый какой-то, – хмыкнул парень, и хотел было углубиться в чтение, как вдруг что-то заметил.
– Постойте, – обратился он ко мне, – так это вы тот космонавт с легендарного звездолёта?
– Да нет, что вы, – возразил я, – просто похожий человек. К тому же он значительно моложе.
– Бывает же такое совпадение, – покачал головой незнакомец.
– Ну и как вам перспектива? – спросил старичок. – Скоро вас начнут узнавать на улице, а любители космонавтики просить автографы.
– Знаете, я поверил бы в совпадение, если бы не одно обстоятельство.
– Говорите, – обрадовался дачник, – я уже битый час жду от вас признания. Как вам удалось оттуда сбежать?
– Сбежать? – расхохотался я. – Нет уж, такой экстрим не для меня. Есть кое-что другое. Девушка с этой фотографии работает у нас в офисе.
– Даже так, – потёр ладони старичок, – дело приобретает неожиданный поворот.
– Кто вы такой? Никак не возьму в толк.
– А вы до сих пор не поняли? Я частный детектив. На днях ко мне обратилась одна девушка. Я не хотел браться за дело. Какие-то смутные предчувствия, надуманные факты. Подумаешь, сходство. Мало ли в природе похожих людей? Но потом. Словом, эта девушка стоит слева от вас.
– Черноволосая? – переспросил я.
– Да, её зовут Грин. Она вдруг начала уверять меня, что видела вас в городе. Где и при каких обстоятельствах не уточнила, но попросила разыскать, что собственно мне и удалось. Но теперь дело приобретает крайне любопытный оборот. Люди, которые, казалось бы, должны находиться в космосе спокойно разгуливают по земле и даже не подозревают о своей славной миссии.
– Вы познакомите меня с Грин?
– Разумеется, – ответил детектив. – Более того, меня крайне заинтриговало это дело, и я готов предложить вам свою посильную помощь, чтобы во всём разобраться. Вот мой телефон.
С этими словами старичок встал и направился к выходу. На душе у меня творилось чёрт знает что. Во всяком случае, предстоящие будни обещали быть жаркими. Интересно, что скажет шеф, когда увидит меня и Лис в центральной газете в роли покорителей космических глубин?




Читатели (487) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы