ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 175

Автор:
Глава СLXXV


Удержание косы Тендра Военный совет Черноморского флота вполне обоснованно считал необходимым условием удержания Одессы. Потеря косы слишком затруднила бы Черноморскому флоту поддержание сравнительно безопасного морского сообщения Одессы с Севастополем.
После убытия вице-адмирала Левченко в Крым на материковой части Тендровского боевого участка южнее Херсона развернулись упорные бои, в ходе которых Ново-Збурьевка несколько раз переходила из рук в руки. Однако соотношение сил сторон исключало возможность длительной обороны. В течение сентября противник овладел всеми ключевыми пунктами ТБУ на берегу, включая Свободный порт и Железный порт. Левченко сдержал слово, и лагерь беженцев в Железном порту был своевременно эвакуирован морем в Крым. Эвакуировав окрестные острова, включая Березань, командование стянуло все силы ТБУ непосредственно на Тендру, переправив сюда дополнительно 2-й Черноморский полк морской пехоты. На Тендре развернулось строительство взлётно-посадочной полосы для истребителей. Большие корабли Дунайской флотилии, потерявшей в боях в районе Тендры флагман – монитор «Ударный», - были отведены в Севастополь; под Тендрой остались лишь катера, которые могли базироваться непосредственно на косу. Монитор «Мартынов» и отряд бронекатеров, переданные в конце лета флотом в оперативное управление 18-й армии Южного фронта и участвовавшие в боях в районе Запорожья, не смогли вернуться в Чёрное море; они были взорваны их экипажами, вернувшимися вскоре на флот по суше.
Тем временем 11-я немецкая армия, возглавленная после гибели генерала фон Шоберта генералом Манштейном, заняла северный берег Сиваша до основания Арабатской стрелки и отрезала 51-ю армию от войск Южного фронта, блокировав Крым с суши. 24 сентября, после нескольких дней разведки боем, генерал Манштейн провёл мощную артподготовку и повёл пехоту 11-й армии на штурм Перекопа. Части 156-й стрелковой дивизии генерала Черняева, принявшей на себя главный удар, оказывали героическое сопротивление. Их поддерживали огнём восемь батарей, развёрнутых в районе Перекопа флотскими артиллеристами. Сводная авиагруппа ВВС флота из 80 самолётов прикрывала защитников укреплений Перекопа с воздуха. Перебазированная в район Перекопа авиагруппа, возглавляемая заместителем командующего ВВС Черноморского флота генерал-майором авиации Ермаченковым, располагала всего несколькими штурмовиками, и в штурмовках принимали участие истребители с привешенными к крыльям авиабомбами. Флотский зенитный артдивизион, переведённый из района Скадовска, прикрывал защитников Перекопа от атак с воздуха. Отряд моряков-минёров установил на подступах к Турецкому валу несколько морских мин. Идея использовать морские мины на суше в качестве фугасов большой мощности была высказана вице-адмиралом Октябрьским уже в первые дни войны. Теперь она была проверена на практике. Как только пехота противника выходила на заминированный участок, матросы-подрывники, укрытые в заранее оборудованных колодцах, включали электрический ток; на месте взрыва оставалась воронка в несколько метров.
Перекопский перешеек, соединяющий Крым с материком, имеет 30 километров в длину и от 8 до 23 километров в ширину. Самое узкое место находится на севере, у деревни Перекоп, где ещё в старину перешеек был перегорожен земляным валом. Несколько южнее вала расположен посёлок Армянск. На юге перешеек имеет ширину 15 километров и перегорожен пятью озёрами, дефиле между которыми получили название Ишуньских позиций по названию расположенной поблизости деревни. Дальше на юг расстилалась степь и не было ни одного окопа, не говоря уже об инженерных сооружениях. Бескрайняя степь простиралась и на север от земляного вала. Казалось невероятным, что противник отважится атаковать вал с этой стороны, чрезвычайно трудной для ведения наступления. Ровная как блин выжженная южным солнцем степь не предоставляла ни малейшего укрытия, и даже фигура лежащего плашмя человека была хорошо видна с гребня вала за несколько километров. Однако то, что было плохо для пехоты, открывало хорошие перспективы для использования танков.
Накануне войны никто в СССР не мог допустить мысли о том, что сухопутные войска противника смогут угрожать Крымскому полуострову с севера. В результате полуразрушенный земляной вал совершенно не был укреплён, а имевшиеся во времена гражданской войны инженерные сооружения пришли в негодность. Строительство современных укреплений на Перекопе было начато лишь в июле. Прежде всего защищались от танков. Вдоль вала были врыты в землю двухметровые стальные надолбы, залитые сверху бетоном.
19 августа в Крым прибыл командующий вновь учреждённой 51-й Отдельной армией генерал-полковник Кузнецов. Спустя неделю, 26 августа, начальник Генштаба маршал Шапошников потребовал от главкома Юго-Западного направления Будённого «не допустить прорыва противника в направлении Перекопа». Прошло ещё 5 дней, и авиаразведка флота доставила в штаб вице-адмирала Октябрьского сенсационное известие: противник соорудил понтонную переправу через Днепр в районе Каховки; к полудню на левом берегу обнаружено до батальона мотопехоты.
На следующий день воздушная разведка донесла уже о двух полках немецкой пехоты на левом берегу Днепра. Генерал Батов, командующий 9-м стрелковым корпусом, не поверивший накануне донесению моряков, недоумевал: как мог допустить такое Черевиченко, командующий 9-й армией Южного фронта? Спросить об этом в штабе Черевиченко он не мог: прямой проводной и радиосвязи между штабами 51-й и 9-й армий не было, хотя директива Шапошникова от 20 августа предписывала генералу Черевиченко установить такую связь и обменяться делегатами командования с 51-й армией. Генерал Черняев, в штабе которого находился в это время генерал Батов, отправил в штаб 9-й армии своего начальника штаба. Вернувшись на другой день, он сообщил: «Состояние штаба 9-й армии таково, что получить какую-то информацию о положении войск противника было невозможно. Самого командарма застать в штабе не удалось, он был в войсках». Генерал Черняев не успокоился и отправил в штаб 9-й армии начальника разведотдела штаба дивизии капитана Лисового. Возвратившись, капитан доложил, что «проник» в кабинет командарма и имел с ним беседу. Высказав предположение о том, что наступление немецкой и румынской армий на Крым маловероятно, генерал Черевиченко отправил капитана за более подробной информацией в Оперотдел штаба, но и там никакой дополнительной информацией о противнике разжиться не удалось. В тот же день немецкая авиация бомбила Армянск и железную дорогу на Перекопе. У генералов Батова и Черняева больше не было сомнений: противник будет штурмовать Перекоп.







Читатели (126) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы