ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 172

Автор:
Глава СLXXII


Командующий Одесской базой ВМФ контр-адмирал Жуков не всегда был моряком. В гражданскую войну он воевал на Волге; затем, уже в тридцатые годы, отправился добровольцем в Испанию и вернулся оттуда с двумя боевыми орденами. Учитывая это, Ставка именно ему вверила командование всеми войсками Одесского оборонительного района (ООР), учреждённое 19 августа в целях сосредоточения сил армии, авиации и флота, действующих на плацдарме, под единым командованием. Непосредственное командование Одесской базой ВМФ перешло в руки контр-адмиралу Кулишову, так и не доведшему до конца строительство нового штаба в Николаеве и эвакуированному морем в Одессу.
Во второй половине августа в Одессу были доставлены морем шесть батальонов морской пехоты общей численностью 2470 человек. Несмотря на это, из 34500 защитников плацдарма, в число которых 20 августа входили 8000 моряков, спустя всего неделю под ружьём осталось 25000 человек. Следуя совету Гитлера штурмовать город с северо-востока, чтобы как можно скорее выйти к району порта и подвергнуть его артобстрелу, Антонеску стянул на участок 5-го армейского корпуса осаждающей Одессу румынской армии всю артиллерию подошедших в конце лета свежих дивизий и развернул наступление именно там. Понеся большие потери, морская пехота оставила Чебанку и отошла к пригородам Одессы, оставив без прикрытия береговую батарею 412, которую контр-адмиралу Жукову пришлось взорвать. Отряд надводных кораблей Черноморского флота под команованием контр-адмирала Вдовиченко, базирующийся в Одессе, ежедневно вёл огонь по коммуникациям, батареям и скоплениям войск противника. Наибольшую эффективность в контрбатарейной борьбе демонстрировали 130-миллиметровые орудия эсминцев предвоенной постройки, оборудованных самыми современными системами управления огнём. 25 августа эсминец «Беспощадный» с расстояния 120 кабельтовых (более 20 километров) рассеял тяжёлый румынский артполк, причинив ему большие потери. Более старые эсминцы, чья артиллерия обладала меньшей дальнобойностью и точностью стрельбы, действовали на флангах плацдарма; особенно отличился эсминец «Незаможник», уничтоживший не одну румынскую батарею и сорвавший много румынских атак на приморском участке фронта. Противник был вынужден обратить против флота всю дальнобойную артиллерию, предназначавшуюся для штурма Одессы. Флот маневрировал, прикрывшись дымовой завесой. Лишь 25 августа, приблизившись к городу и порту с северо-востока, румыны начали обстрел Одессы из дальнобойных орудий. Чтобы не распылять силы, Черноморский флот эвакуировал очаковский плацдарм, переправив немногочисленный гарнизон на Тендровский боевой участок.
Встревоженный сообщениями об успешном продвижении румын к окраинам Одессы, маршал Шапошников попенял по телеграфу вице-адмиралу Октябрьскому и потребовал принять энергичные меры противодействия.
Ранним утром 29 августа крейсер «Червона Украина» в сопровождении лидера «Ташкент» и трёх эсминцев вошёл в порт Одессы. На борту крейсера, доставившего в осаждённый город отряд разведчиков морской пехоты, находились вице-адмирал Левченко и дивизионный комиссар Кулаков. Когда контр-адмирал Жуков поднялся на борт, чтобы отдать рапорт прибывшему начальству, в десятке метров от крейсера над морем полнялся столб воды от взрыва 150-миллиметрового снаряда дальнобойного румынского орудия. Вице-адмирал нахмурился: он своими глазами убедился, что порт находится в зоне досягаемости румынских батарей. Это было началом конца обороны Одессы. Жуков доложил Левченко о больших потерях сухопутных войск. Приказав капитану 3-го ранга Ерошенко подавить огнём корабельной артиллерии «Ташкента» неприятельскую батарею, обстрелявшую внутренний рейд, вице-адмирал в сопровождении контр-адмирала и комиссара сошёл в катер и отправился в штаб ООР. Здесь Левченко и Жуков занялись координацией действий корабельной артиллерии против румынских войск, занявших накануне Гильдендорф и Александровку и вышедших к морю в районе Фонтанки, а комиссар Кулаков отправился в штаб Приморской армии, где в присутствии командарма Софронова провёл беседу с командирами 25-й Чапаевской дивизии генерал-майором Петровым и 95-й стрелковой дивизии генерал-майором Воробьёвым. После беседы командарм пригласил комиссара в гости на чашку чая.
Чаепитие затянулось. Румынская артиллерия продолжала методично обстреливать город. Когда тяжёлый снаряд разрывался особенно близко, комиссар непроизвольно вздрагивал, а генерал невозмутимо прихлёбывал из стакана, продолжая не спеша разбирать оперативную обстановку перед фронтом пехотных дивизий и бригад морской пехоты. Уже начинало темнеть, когда со стороны моря прогремели залпы корабельной артиллерии «Ташкента». Румынская батарея замолчала. Почувствовав себя гораздо уютнее, комиссар Кулаков подлил себе крепкого чая и предложил радушному хозяину сказать прямо: удержит Приморская армия Одессу или не удержит?
- Удержит, если немедленно получит с большой земли полностью укомплектованную стрелковую дивизию, а уже находящиеся на плацдарме дивизии получат обещанные Ставкой десять маршевых батальонов.
Чаепитие продолжалось. Часы в квартире генерала пробили полночь, когда стёкла в окне мелко задребезжали и с запада послышался нарастающий гул немецких ночных бомбардировщиков. Теперь уже забеспокоился хозяин. Его гость, привыкший в Севастополе к еженощным налётам и давно переставший спускаться в душное бомбоубежище, стал уверять генерала, что эффективность ночных бомбардировок крайне невелика.
- Что касается подкреплений, то первый из десяти маршевых батальонов прибудет в Одессу уже завтра. Кроме того, Военный совет Черноморского флота решил усилить базирующийся в Одессе истребительный полк морской авиации тридцатью пятью истребителями и шестью штурмовиками, а также эскадрильей морских разведчиков МБР-2.
Генерал Софронов скептически покачал головой:
-Этого мало. Какое-то время, впрочем, ещё продержимся.
Вернувшись на борт крейсера уже под утро, комиссар выслушал рассказ корабельного дальномерщика, своими глазами видевшего в бинокль, как разбегаются с развороченной позиции румынские артиллеристы, накрытые залпом орудий «Ташкента».
На следующий день «Ташкент», вновь покинувший внутренний рейд для ведения контрбатарейной борьбы, был атакован немецкими бомбардировщиками. Тяжёлая авиабомба разорвалась возле самого борта. Корабль получил пробоину в 10 квадратных метров, при этом был затоплен один из кубриков, погибли трое матросов. К счастью, корабль удержался на плаву, успел отойти под прикрытие ПВО Тендровского боевого участка и после необходимого предварительного ремонта с наступлением темноты ушёл малым ходом в Севастополь, сопровождаемый эсминцем и сторожевыми катерами.
Комиссар Кулаков вернулся в Севастополь двумя днями позже по экстренному вызову вице-адмирала Октябрьского. 11-я немецкая армия форсировала Днепр и захватила плацдарм в районе Каховки. От Каховки до Перекопа в хорошую погоду – полтора часа езды. Отныне Крыму грозила непосредственная опасность нападения с суши.











Читатели (111) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы