ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Возвращение в Лисаннагрин. Глава 19-23. Квазары космоса.

Автор:
Глава девятнадцатая. Зачёт – незачёт.

Интересно, когда производители зелёнки научаться упаковывать свой продукт так, чтобы перед использованием не испачкать все пальцы и близлежащие предметы? Возможно, этого не произойдёт никогда. Космические корабли будут бороздить просторы антивселенной, а зелёнка так и будет находиться в бутылочках, заткнутых трудно открываемой пробочкой. И инструмент для добывания внутреннего содержимого не будет прилагаться. Так думал куратор, попытавшийся обработать пораненный палец. Раньше с этим было как-то проще, сорвал целебную траву, намотал на изнемогающий орган и будь здоров, никаких проблем. Но ничего уже не поделаешь, придётся идти на приём зачёта с зелёными руками. Варвар плюнул с досады и покинув учительскую направился в аудиторию. Куратор сильно переживал по поводу того, что перед зачётом ему пришлось сбрить бороду. На что только не пойдёшь ради успеваемости родных студентов.
Куратор зашёл в аудиторию и быстренько забрался на задние ряды, где тут же разложил шпоры и начал что-то внимательно изучать. Уловка варвара заключалось в том, чтобы затесаться в студенческие ряды и взглянуть на ситуацию изнутри, прочувствовать уровень знаний. Надеюсь, борода стоила этой высокой цели. Помимо бороды Владыка оделся совершенно разгильдяйски. Потёртые джинсы с разрезами на коленках, рубашка навыпуск без нескольких пуговиц, вьющиеся волосы и контактные линзы, изменяющие цвет глаз, специальный крем омолаживающий кожу лица и рук, и зелёнка. Пожалуй, последнее было самое сильное средство. Разве бывают преподаватели, по уши измазанные в зелёнке? Разумеется, нет. Только в книжках.
Куратор бегло окинул помещение. Народ перепроверял шпоры, усердно распихивая их во все мыслимые и немыслимые места. Преподавателя крыли по полной программе, уличая его в том, что он очень много материала дал на самостоятельное обучение, а лекции совершенно расходятся с учебниками, причём, со всеми.
– Да ладно вам на куратора наговаривать, – воскликнула Эля. – Просто некоторые любят лекции прогуливать.
– Значит, любит, – сказал про себя варвар и утёр скупую мужскую слезу.
– А у тебя по третьему билету есть шпоры? – поинтересовался кто-то из ребят.
– Нет, у меня всё здесь, – и Эля показала на свой очаровательный бант.
– В смысле, в бант шпоры спрятала?
– Я их спрятала в голову, Промокашкин, – усмехнулась Эля. – Новая методика, позволяющая совершенно безопасно пользоваться шпорами во время экзамена. Конфиденциальность полнейшая. Разумеешь?
Промокашкин почесал затылок.
– Опять разводишь, – смекнул он. – Как их из головы прочитаешь-то? Значит, не дашь третий билет скатать?
– Если телепат, то списывай, я не против, – согласилась Эля.
– Вот стерва! – выругался Промокашкин и пошёл по рядам искать себе новую жертву.
– Народ, а варвара сегодня вообще кто-нибудь в школе видел? – спросил Телогрейкин, уже спрятавший всё необходимое под галстук.
– Не было его с самого утра! Уборщица доложила, которая его кабинет моет. Поговаривают, что они с деканом на Протопласт махнули к друзьям, – сказал кто-то из группы студентов, продолжающей сортировать шпоры.
– С Екатериной что ли? – спросил Рассольников.
– С ней. У них же бурный роман, – ответил тот же голос.
Эля внезапно покраснела и насупилась. Даже очаровательные банты несколько сникли и уже не выглядели такими жизнеутверждающими.
– Так чего мы ждём? Может быть, не будет никакого экзамена? – вдруг ожил Промокашкин. – Айда на реку купаться!
– Всё равно вернётся, – донеслось из группы сортирующей шпоры. – Варвара никакая баба не удержит. Он уж лучше её на вертел и к нам на экзамен на радостях с новыми впечатлениями.
– Как не стыдно, – не выдержала Эля, – Владыка Султанович не такой.
– Ой, любимица богов! – вставил Рассольников. – Молчала бы уже в тряпочку. У тебя у одной только зачёт досрочный, и все знают за что.
– Ну и?– вызывающе спросила Эля.
– Сама знаешь, не маленькая, – поддержал друга Промокашкин и запел. – Ах, варьете, варьете, шум в голове…
– Я вот одного не понял из лекций варвара, кого он считает положительным героем белых или красных? – спросил Алексей. – По его логике каждый сражался за правое дело, а получилось как всегда. Никто не виноват, но все в привычном месте.
– Это откуда ты выкопал красных и белых? – удивился Толик. – Из какой такой истории?
– Из лекций, вот у меня чёрным по белому написано, – показал тетрадку Алексей.
– Чушь! – донеслось из группы студентов. – Не было никаких белых и красных. В природе всегда существовали только голубые и розовые.
– Ну, всё, началось, – недовольно и громко высказался Толик. – На Вероне испокон веков воевали жёлтые и синие!
Половина аудитории вопросительно посмотрела на Толика, ибо он пользовался определённым авторитетом.
– Как это понимать? – спросила Мария. – А белые с красными что в это время делали?
– Не знаю, интуиция мне подсказывает, что они не из нашей истории.
– Конечно, не из нашей, – подтвердила всезнающая Эля. – Эта история с планеты одного из друзей Владыки Султановича.
– Владыки Султановича, – передразнил Алексей, – нет вы гляньте как она произносит это почти магическое имя. Варвар он, и этим всё сказано. Только я теперь отказываюсь, что-либо понимать, причём здесь другая планета?
– Это потому что вы не видите дальше своего носа, – ехидно вставила Эля. – Пару лекций во время отсутствия Владыки Султановича у нас вёл Андрей Саблин, его давний друг. Вот он по неопытности и напутал. События рассказывал из нашей истории, а цвета взял из своей.
– Ну вот, что и требовалось доказать! – воскликнул довольный Алексей. – Лекции никуда не годятся. Сплошной субъективизм!
В аудиторию вошла Екатерина.
– Ребята, Владыка Султанович задерживается. Думаю, стоит перенести зачёт на другой день, потому что ко мне пока не поступала ещё никакая информация от него. Завтрашний день вас устроит?
Студенты загалдели, возникла невообразимая суматоха. Кто-то хотел сдавать прямо сейчас, кто-то был не против оттянуть страшную кончину. Наконец, куратор поднялся с последних рядов и сказал:
– Дорогие мои студенты, – аудитория с недоумением оглянулась назад, – я немного понаблюдал за вами со стороны. Что ж, некоторые из вас оставляют приятные впечатления. Есть даже очень информированные субъекты. Но пока я готов поставить зачёт только Толику Савину. Толик держи зачётку, можешь готовиться к следующему предмету. Эля, с вами мы уже всё решили. Остальным готовиться к завтрашнему дню. Благо, все возможные местонахождения сопутствующих материалов я для себя пометил. Ваша выдающаяся находчивость не имеет границ. Но постарайтесь к завтрашнему дню кое над чем, о большем уж и не прошу, поразмышлять. Не стоит заучивать лекции наизусть. Видите, к чему это может привести в случае с Алексеем. К появлению новых персонажей в истории. И тут дело даже не в Саблине, хотя я ему крайне благодарен за подобную карусель. Механическое заучивание текста не даёт человеку знаний. Информацию нужно переосмысливать и записывать в своём формате, только тогда вы сможете размышлять по поводу услышанного свободно и по существу. И ещё, Эля заслужила зачёт честно по итогам всего семестра и моим тестовым контрольным. Поэтому сильно горячим на голову молодым людям не советовал бы её оскорблять всевозможными домыслами и подозрениями. Я хоть и лояльный преподаватель, но могу и силу применить. Очень хотелось бы не прибегать к крайним мерам, учитывая варварскую несдержанность и пылкость моего характера. До завтра, мои дорогие. А Промокашкин может идти на реку купаться. Для него обучение в нашем вузе завершено.
– За что вы его выгоняете? – возмутился Рассольников. – Тогда выгоняйте и меня. Я тоже заслужил. Мы вместе с ним над вашей любимицей посмеивались.
– Смело, – ответил варвар. – Давайте зачётку.
– Зачем? – удивился Рассольников.
– Будете отчислены вместе с Промокашкиным. Он за невозможность считывать информацию из головы, а вы за смелость.
– А я думал…
– Вы много думаете, зачётку! – резко сказал варвар.
Екатерина стояла молча, как будто её заколдовали волшебной палочкой доброй феи.
Рассольников вздохнул и поднявшись наверх протянул куратору зачётную книжку.
– Родители расстроятся? – спросил Владыка.
– У меня нет родителей, только бабушка, но она уже давно не расстраивается подобным вещам.
– Зачем пошёл на факультет?
– От безысходности, хотел податься к чёрным археологам. А что и то хлеб.
– Зачтено, – отрезал куратор. – Не хотел бы после сессии попробовать свои силы на Протопласте?
– Зачтено? – непослушными руками Рассольников открыл зачётку. – Ничего не понимаю, но я согласен. Конечно, хотел бы.
– Будешь работать со Старом. Это давний мой приятель. Обаятельный человек. И заработок неплохой, их финансирует сам Звездоград, если конечно ты слышал о таком городе.
– Слышал, но очень немного, – Рассольников растерянно смотрел по сторонам. – А как же мои друзья, как Промокашкин?
– На Протопласт поедут только лучшие. Промокашкину даю последний шанс. Все свободны, – и варвар лёгкой студенческой походкой направился к выходу.
Зардевшаяся Эля прятала глаза, Екатерина заворожено молчала. Что ж, эффект был велик. У бывшего каннибала явно просыпался преподавательский дар. Эля после ухода куратора мельком взглянула на Екатерину и их взгляды сошлись. Королева Аргонии прочитала мысли студентки и весело улыбнулась.
– Всё совсем не так, как вы думаете, Эля, – сказала декан. – Судя по всему, у вас тоже есть шанс попасть не только на Протопласт, но и в саму Аргонию, только не стоит останавливаться на достигнутом. Предстоит ещё много и плодотворно трудиться.
– Я постараюсь, – дрогнувшим голосом ответила Эля. Ей показалось, что Екатерина заглянула к ней в самую душу.
– Придётся постараться. Куратор возлагает на вас большие надежды, – холодно добавила Екатерина, – но имейте в виду, – вдруг декан обратилась ко всему факультету. – Протопласт и Аргония это не просто студенческая практика. Я бы на вашем месте больше внимания уделяла непосредственно изучению того, что предлагает вам варвар. – Екатерина нахмурила брови, – всё дело в том, друзья, что я тоже была на вашем увлекательном семинаре. Инкогнито. Желаю успехов на завтрашнем зачёте.
Декан ещё раз оглядела собравшихся и удалилась.
– Залёт! – ахнул Алексей. – Не знаю, почему, но они мне понравились. Не от мира сего, такие же, как и мы.
– Реальные бродяги, – добавил кто-то из группы студентов.
– Ладно, Элька, не дуйся, – усмехнулся Рассольников. – Видишь, даже декан никак не препятствует твоим с куратором отношениям.
– Дурак, – смутилась Эля, взяла сумочку и выбежала из аудитории.
Два совершенно оранжевых солнца слепили глаза. Весь вечер Эля гуляла по паркам и скверам, радуясь кружащимся каруселям и томным парам на лавочках, думала о пространных вещах, дивилась своим мыслям, каталась на чёртовом колесе, а ближе к ночи пошла в кино на последний сеанс и не сомкнув глаз от начала и до конца просмотрела скучную мелодраму, не понимая, по каким причинам главные герои никак не могут найти друг друга. Пьяная от усталости, но счастливая уже под утро Эля вернулась домой, расправила постель и, улыбнувшись кому-то незримому и далёкому, уснула безмятежным сном ребёнка.


Глава двадцатая. Квазары космоса.

Если истина колеблется где-то между богом и человеком, то зачем столько лишних деталей? И если конечный смысл этого сумасшедшего по своим масштабам театра в зарождении жизни и возникновении диалога между богом и человеком, то куда девать все эти уродливые газовые скопления со слабым осевым вращением? Реальная белковая жизнь может зародиться только на периферии, там где существуют приемлемые температуры и достаточно спокойное звёздное небо. Нормальный человек ведь даже не сможет представить себе пространство, усыпанное несколькими миллионами солнц, на достаточно близком расстоянии друг от друга. В таком парнике человечеству находиться противопоказано. Однако в природе существует поразительное многообразие всевозможных космических форм. Эллиптические, спиралевидные, линзообразные и неправильные галактики бороздят бездонный океан. Ужели для того, чтобы Николай Иванович Лоскутков сел сегодня в свой персональный автомобиль и выехал на работу, прозябая в нескончаемых пробках и очередях; а Мария Александровна Миллер сделала в салоне модельную причёску и была несколько месяцев счастлива с дядей Борей из соседнего подъезда? Заметьте, что звёзды и галактики движутся по небу без светофоров, и не испытывают затруднений в час пик, и хотя совершенно неясно, делают ли они модельные причёски, но определённый порядок и совершенство в них есть.
Продолжая рассуждать на тему целесообразности театра, мы обязательно уткнёмся в интересную закономерность, а именно в существование порядка на всех этажах мироздания. И совершенно неясно, на каком этаже находится управдом, потому как процессом управляют все. Каждый отвечает за свой участок. Большие управляют малыми, но малые со своей стороны незримо управляют большими. Кто кого в конце концов кушает понять очень сложно. Видимо, в этом круговороте и заключена гармония с точки зрения высших сфер. Следовательно, из существования больших и малых законов можно заключить, что и разум, т.е. постижение этого мира, может иметь сложную и неоднородную природу. Впрочем, человек казалось бы расположен где-то посередине бытия и на очень даже недурственном срезе. Глаза видят приятную картинку, слух восторгается замысловатыми хитросплетениями звуков, тело ощущает инородные прикосновения, запахи чаруют и кружат голову. Тем самым, большие прессуют человека снаружи, а малые грызут его изнутри. Диалектика. Но что со всем этим делать дальше абсолютно непонятно, поэтому каждый гребёт к берегу сам, используя подручные средства.
Квазары и квазаги были отлично известны Страннику. Так называемые внегалактические звёзды, надсмотрщики космоса, переговаривающиеся между собой. Он и сам был одной из них. Но не каждому квазару суждено стать человеком. Тёмная звезда не помнил начала. Чудесное свойство памяти забывать точку отсчёта, чтобы создать приятную иллюзию вечной жизни. Ведь если нет начала, не будет и конца. Однако человек узнаёт о рождении из уст родителей, а смерть так и остаётся неразгаданной тайной. Страннику не у кого было узнать о своём происхождении. Возможно, он вообще никогда не появлялся на свет, а был всегда вне времени и пространства, растворяясь в безмерном киселе потенциальной энергии, а жизнь это движение, по существу, кинематическая энергия или время, называйте, как хотите. Какая сила превратила весь этот студень в бурлящие потоки плазмы сказать трудно. Пожалуй, что и Странник не смог бы ответить на этот вопрос. В таких местах нетерпеливые исследователи тут же вносят в систему совершенную субстанцию, а именно Бога. Приятно предположить, что именно он толкнул маятник часов, после чего и началась вся эта круговерть. И хотя картинка складывалась достаточно убедительной, Странник никогда не хотел ей верить. Слишком мало попадалось ему в жизни совершенного, чтобы вот так с лёгкостью поверить в куратора проекта. Скорее всего, разгадка первопричины кроется в самой сущности материи, и копать нужно не на уровне метагалактик и звёздных скоплений, а погружаться на уровень мельчайших частиц. Вот она тайная вселенная управляющая миром. Было бы разумным спрятать самое ценное там, в элементарной частице, тогда никакое разрушение не угрожает самой идее. Более того, Странник не верил в то, что можно бесконечно глубоко погружаться в микромир, ему казалось, что всё в природе имеет замкнутую структуру и малые обязательно должны вывести к большим рано или поздно. Таким образом, тёмная звезда и сделал своё самое важное открытие, вот почему ему открылись все двери. Оказалось, что большие неразрывно связаны с малыми и путешествия в пространстве не прямолинейное устремление физического объекта от одной точки к другой. В природе всё гораздо проще и сложней, если хотите.
Раскрыв тайну перемещения в пространстве Странник увлёкся вопросами времени, потому что ничего более загадочного в природе просто не существует, разве что женщины. Именно разгадка природы времени может привести нас к началу. Ведь теоретически, чтобы вернуться в прошлое, необходимо просто составить все частицы существующие во вселенной в тот же порядок, сложившийся на момент, в который мы хотим вернуться. Казалось бы, что может быть проще? Останавливаем секундомер и снимаем координаты всех элементарных частиц в космосе, каждой даём имя, фиксируем на компьютере и можем спокойно в дальнейшем придать всем именованным частицам нужные ускорения, чтобы вернуть их в прошлое. Гениальный казалось бы план, но трудоёмкий, да и грешит тем, что эдак можно по неопытности разрушить мир. В общем, Странник пришёл к такому же выводу, как и мы, что трогать частицы нельзя. Должен быть какой-то другой способ. Но его почему-то не было, потому что время необратимо. Оно оставляет только следы. Со всех концов света до нас докатывается обманчивая картина мира, потому как различные энергетические потоки двигаются с разными скоростями, встречая препятствия на своём пути, всевозможные зеркала и чёрные дыры. Из всего этого мы смело можем заключить, что абсолютно не знаем каков мир. Взять хотя бы пресловутое общение с Господом Богом. Ведь чтобы послать письмо нужно знать точный адрес.
Для того, чтобы контролировать подобный проект, желательно получать информацию вовремя и из первых уст, а потому если куратор действительно существует, то он должен быть повсюду, одновременно находиться во всех точках пространства. Эта мысль вывела Странника на очередное открытие. Собственно ничего нового он не изобрёл. Бесконечно малые частицы рассыпаны по всему космосу, и сам бог велел воспользоваться ими, чтобы реализовать информационное поле. Словом, чтобы достучаться до Господа Бога информацию необходимо отправлять внутрь мельчайших частиц. И тут уж действительно «мой адрес ни дом и ни улица». Странник открыл, что все мельчайшие частицы связаны с каким-то единым центром. Опять в душу начали закрадываться мысли о кураторе проекта. Как интересно всё устроено в природе, разгадываешь одну загадку и тут же получаешь другую. Т.е. фактически мы никогда не отвечаем на вопросы, а только откладываем ответы, ссылаясь на более отдалённые частности. Но Странник всё-таки достучался до субстанции, к которой вели все нити. Ею оказался он сам.



Глава двадцать первая. Сотворение мира.

Прон достал свою волшебную шкатулку и вынул оттуда небольшой шарик чем-то напоминающую земной шар, потом он бережно закрыл крышку и вернулся в кресло качалку.
– Послушай, старуха, а ведь мы с тобой не зря прожили свою жизнь.
– Охота тебе на старости лет прошлое ворошить. Чего хорошего мы в жизни видели-то?
– Ой, не скажи, – вдохновенно сказал Прон, – не всё так плохо, как ты думаешь. Вот посмотри, что у меня есть.
Старый ключник разжал ладонь, на которой кружился самый настоящий земной шар.
– Впечатляет?
– Протопласт? – изумилась старуха.
– Земля, – ответил Прон. – Странник по наивности считал, что он испокон веков курировал Лисаннагрин и галактику неугомонного старика. Но это не всегда было так. До того как удариться в экспериментаторскую деятельность, я был связан с одним очень даже странным субъектом. Звали его Эксперт. Была у него чудаковатая привычка пристально вглядываться в собеседника и беспричинно щёлкать пальцами.
– Знаю я твои эксперименты, стоит ли по десятому разу рассказывать? Человечество способное выживать в условиях ядра? Ну и что, где оно теперь твоё человечество?
– Здесь, – Прон ещё раз разжал ладонь. – Моё человечество здесь. Древнейшая раса. Они были первопроходцами. – Прон вдруг перешёл на шёпот. – Поговаривают, что и Аргоны и замок богов выходцы именно с этой планеты.
– Враньё, – брякнула старуха. – Как будто не знаешь, что людям, а тем более богам, свойственно врать.
– Я тоже думал враньё, и поэтому проверил сам. Могу продемонстрировать в реальном времени, ты всё увидишь сама.
– Галлюцинации?
– Проекция добытая Экспертом. Его изобретение. – Прон снова разжал ладонь. – Думаешь это игрушка?
– Разумеется, что же ещё?
– Это натуральный предмет. Планета. Впрочем, за ней можно только наблюдать, любые влияния на события исключены. Однако, можно просмотреть любой отрывок из истории. Куликовская битва, нашествие Мамая или Наполеона. Битва под Сталинградом.
– Стереофильм?
– Хуже. Возможно, личное участие в событиях, но для этого необходимо перевоплотиться в заранее выбранного персонажа. Хочешь попробовать?
Старуха почесала затылок и расхохоталась.
– Ты, наверное, мечтаешь, чтобы я превратилась в грудастую молодку с очаровательной задницей?
– Не без этого, но я хотел бы показать тебе любопытные кадры из далёкого прошлого, о которых не знает даже Странник. О цивилизации якобы бесследно исчезнувшей.
– Об Атлантиде?
– О сотворении мира.
– Вижу, ты совсем спятил на старости лет, – ахнула старуха. – Будешь пичкать меня сказками для религиозных фанатиков?
– Да никакие это не сказки. Думаешь, если Прон безумен, то у него не может оказаться за пазухой козырного туза?
– И для какой же цели ты его приберегал?
– Всю жизнь мечтал утереть нос Страннику.
– Очень даже по-людски. Но ты ведь не какой-нибудь интеллигентный сноб или обманутый вкладчик. Ключникам не свойственно чувство зависти.
– Речь не о зависти, а об истине. Ну, так как готова отправиться на сотворение мира?
– И какие платья там носят? – спросила старуха.
– Боюсь тебя разочаровать, но в те времена ещё не было моды, и женщины одевались по своим внутренним убеждениям.
– А не в райский ли сад мы отправляемся? Мы будем Адамом и Евой?
– В какой-то степени, – констатировал Прон, и начал обратный отсчёт.

Лис молча ворошила угли в костре. Картошка всё никак не хотела печься. Грусть последнее время не сходила с лица богини.
– Мы остались одни. Завтра истекает последний срок доставки контейнера к нулевой отметке. Как думаешь, что произойдёт, если мы не успеем? – спросила Лис, продолжая заниматься углями.
– Цепь разомкнётся, и весь мир полетит в тартарары, – ответил я.
– Никак не могу постичь эту замысловатую схему. Как с курицей и яйцом, ведь всему должна предшествовать причина. Кто-то же должен был запустить первую вселенную, когда ещё не было нас.
Я в очередной раз нарисовал круг, и сделал на нём засечку.
– Всё гениальное просто. Смотри, где бы мы ни определили начало, всегда будет причина и следствие. Мир испокон веков кочует из одного состояния в другое. Этот славный поход и называется жизнью. Миг между прошлым и будущим. Помнишь?
– А что произойдёт потом? – Лис подняла глаза. – Никто и никогда о нас не узнает, и мы не увидим своих друзей. Люди всегда живут так как будто ничего не было до них и ничего не будет после. Разве не так? Зачем доставлять контейнер? Ведь нам не удалось изменить программу. Я не хочу ничего повторять. Всё бессмысленно.
– Просто у тебя депрессия. Мы забрались слишком далеко. Здесь уже нельзя мыслить человеческими мерками. В наших руках плод жизни всех древнейших цивилизаций, звёзд, галактик, метагалактик, всей Вселенной. Да любой смертный позавидовал бы нам в эту минуту.
– Не знаю. По крайней мере, у тех, кто не с нами ещё была хоть какая-то надежда. Человек всегда надеется что-то изменить. Ему не нравится плыть по течению. А ведь мы всю жизнь барахтаемся, но плывём. Понимаешь, Григ? Неужели ты ни разу не задумывался над тем, что всё это игра. Может быть этот контейнер пуст.
– Что ты такое говоришь, Лис? Мы же сами присутствовали при закладке. Или ты не доверяешь Страннику?
– Страннику? – ухмыльнулась Лис. – Человеку и тёмной звезде. Сумасбродному сказочнику и плуту. Да он и сам не знает, кто он таков. Вечный скиталец с ключами от всех дверей. Не парадокс ли? И вот он придумывает для нас финал. Доставить контейнер к нулевой отметке. Мы уже четвёртый месяц летим на корабле. Вначале всё было весело и славно, с нами были друзья. А теперь? Завтрашний день последний.
– Но это не так, Вселенная преобразится, и опять будет жить. Мы всего лишь подбросим мячик вверх, а поймает его уже кто-то другой
– Две реки текущие из вечности. Реки обязательно должны куда-нибудь впадать.
– Так и будет, Лис. Наша река впадёт в начало новой реки или даже лучше сказать океана. А будущее, оно покажет. У наших потомков возможно будет значительно больше времени…
– …которое они растратят по пустякам, на разжигание своих страстей, на глупую и сытую жизнь. Мы всё это уже проходили, Григ, и не раз. Помнишь, незабвенный Старик давал нам всего только три попытки?
– И что? Какая связь?
– Вот именно, что никакой. Но всему положен предел. Все наши стремления и начинания. Какие-то нелепые обрывки, куски, эпизоды. Бессвязные нарезки из чьей-то чужой жизни. Так что мы везем в этом контейнере? Мы ведь так ничего и не поняли о мире. Не осознали предназначения. О чём мы хотим рассказать потомкам?
– Наше предназначение заключается в передаче информации, в закладке фундамента будущей жизни, определения основных констант и законов, по которым будет развиваться Вселенная. Так поступали все предыдущие поколения. Это великая цепь жизни.
Лис подняла на меня свои измученные зелёные глаза. Достала какой-то прибор и выстрелила. Тяжесть мгновенно окутала моё тело, и я потерял сознание.
– Прости, Григ, но мы не станем доставлять контейнер. Мы поступим иначе.
Лис положила Грига на кровать и направилась в командирский отсек. Двери центра управления послушно открылись. Центральный компьютер предложил ввести код для авторизации, на экране появился Странник. Лицо его выражало какую-то тревогу.
– Здравствуй, Лис, – поприветствовал инопланетянку тёмная звезда. – Всё идёт по плану?
– Да, командир, всё идёт по вашему плану.
– Тебе не удалось уговорить Грига?
– Мне пришлось его усыпить. Вы твёрдо решились разорвать кольцо?
– Да, это единственный способ вырваться из этого ада. С проклятым миром должно быть покончено раз и навсегда.
– Я полностью с вами согласна. Когда мне лучше изменить курс?
– Прямо сейчас.
Лис попыталась сделать поворот, но курс не изменился. Звездолёт летел к нулевой отметке. Инопланетянка лихорадочно нажимала кнопки, но приборы отказывались подчиняться.
– Господи, электроника вышла из строя! Что мне делать? – воскликнула Лис.
– Во-первых, успокойся, – Странник помрачнел. – Во-вторых, всё это уже было. Фатальность событий. Пока ничего не удаётся изменить. Но не будем терять надежды. В прошлый раз с Григом отправлялась Грин и случилась точно такая же история, хотя ей и удалось убедить Грига не доставлять контейнер.
– Грин удалось его убедить? Да, моя сестра всегда была дипломатом. И каков был их следующий шаг?
– Они попытались отстрелить контейнер до нулевой отметки.
– И в чём заключалась ошибка?
– Контейнер продолжал следовать тем же курсом вслед за кораблём. Попытки сбить его лазерной пушкой ни к чему не привели.
– Но почему нельзя было вообще отменить наш полёт?
– Мы его отменили, – серьёзно ответил Странник, – и возле него появилась Лис, а потом и Григ.
Лис, ничего не понимая, смотрела на своего двойника на экране.
– Как только мы отменили полёт, – продолжил Странник, – откуда ни возьмись, на радарах тут же появился «Навигатор». Выскочил как чёрт из табакерки с полным экипажем на борту. У ребят в центре управления началась настоящая истерика, о женщинах я уже не говорю. Несколько раз мы пытались вас догнать. И были почти близки к этому, но между нашими кораблями вдруг вырастала какая-то непреодолимая стена, не позволяющая состыковаться. Экипаж, который периодически покидал «Навигатор» бесследно исчезал прямо на наших глазах. Просто мистика какая-то. Лис до сих пор не верит, что её двойник летит в данный момент к нулевой отметке.
Вдруг Лис почувствовала лёгкое дуновение ветра.
– Твоё снотворное не подействовало, – сказал я, появившись за её спиной. – Я вижу, игры с контейнером продолжаются.
– Григ? – испугалась Лис. – Тебя здесь не должно быть. Я поменяла код на входной двери.
– И как всегда забыла её закрыть. Кругом всё нараспашку. А что это у тебя за запись? – удивился я. – Что-то я не припомню этого момента.
– Это не запись. Связь с центром. Странник ведёт нас с тех пор как покинул звездолёт.
Я почувствовал, как по спине пробежал холодок, как будто тысячи мелких иголок впились в позвоночник. Происходило действительно нечто странное. Насколько я помню, все инструкции были отданы заблаговременно, и никто не должен был никого вести, а тем более консультировать.
– И давно ты общаешься с этим человеком? – спросил я.
– С каким человеком? – удивилась Лис. – С тёмной звездой? Он сам вышел со мной на связь, когда я была на смене. Сказал, что ты уверовал в передачу контейнера и не отступишься, но на самом деле план заключается в том, чтобы не допустить его передачу в новую Вселенную.
– И ты поверила?
– Ты же сам спрашивал, доверяю ли я Страннику. Он привёл веские доводы…
– Эх, женщины-женщины, и почему мужчины постоянно вас водят за нос?
– В каком смысле?
– В прямом. Давай мне своего Странника. Проверим что он за фрукт.
– Григ? – удивился Странник, увидев, что я подошёл к мониторам.
– Что не ожидали? – усмехнулся я. – Хитрый план не сработал. В следующий раз более внимательно относитесь к монтажу. Много мелких погрешностей, о которых Лис разумеется не догадалась. Вот почему вы уговорили её меня усыпить. Как поживает Аргония? У вас до контейнера ещё не дошло?
Странник исчез с экрана и появился Князь. Он в недоумении почесал бороду.
– Отдаю должное твоей наблюдательности, только это всё равно ничего не изменит. Нам удалось подкорректировать курс и заблокировать приборы. Так что вам ничего не удастся сделать, дорогой Григ, вселенная будет нашей, хотите вы этого или нет. Вы проиграли очередной поединок, хотя все козыри были на ваших руках. Счастливого пути!

Прон резко встряхнул головой и очнулся. Старуха сидела рядом и меняла на голове у мужа мокрые марлевые повязки.
– Ты уже третий час в бреду. Что с тобой происходит?
– А разве… разве ты не была там? – удивился Прон.
– У тебя действительно сильный жар, – покачала головой старуха.
– Как же, а шкатулка, я показывал тебе предмет в виде шара, напоминающего землю.
– Что-то подобное про шар ты говорил во сне, – согласилась старуха, – только какая шкатулка, у тебя отродясь её не было.
Прон окончательно пришёл в себя и понял, что шара действительно никогда не существовало. Какой странный сюрреалистический бред. Возможно, эта информация пригодится тёмной звезде.
– Слушай, старуха, а набери-ка мне Странника, мне очень нужно с ним переговорить.


Глава двадцать вторая. Междометия.

Странник снял трубку с телефонного аппарата.
– Ну, здравствуй, чертяка! Третьи сутки жду от тебя звонка, а ты всё не звонишь.
– Да вот старуха куда-то телефон задевала. У неё совсем плохо стало с памятью. То, что было, не помнит совершенно, зато временами видит то, чего ещё не было.
– Удивительный дар. Его бы молодым, меньше бы расстраивались по пустякам.
– Так ты всё уже знаешь? – без надежды в голосе поинтересовался Прон.
– Меня интересуют детали, а именно личность так называемого Эксперта. Ведь он в отличие от шара существовал. Не так ли?
– Всегда удивляюсь твоей прозорливости и радуюсь неосведомлённости. Эксперт появлялся в Галактике во времена, когда ещё я курировал теперешний Лисаннагрин. В правительстве Старика назревали очередные проблемы, и этот человек был вызван для каких-то консультаций. Не знаю, кого и в чём он просвещал, но болтался исключительно по кабакам и барам, вёл разгульный образ жизни, связался с девицами лёгкого поведения, подхватил венерическую болезнь и успокоился, вернувшись к первоначальной цели своего приезда. Поговаривают, что весь последующий месяц Эксперт посещал венеролога. Тайно.
– Интересный факт, – кивнул Странник, – но меня не слишком беспокоит его здоровье.
– Зря иронизируешь. В последствии выяснилось, что никакой болезни не было и в помине, просто Эксперт эффектно маскировал свои связи.
– Феномен, – согласился Странник.
– Под видом кутежа и прелюбодеяний наш герой сливал информацию космическим бродягам об интересах опального правительства Аргонии в нашей Вселенной. Вижу твоё удивлённое лицо. Да, Эксперт был засланным агентом с целью распространения слухов о готовящемся вторжении мятежников.
– Ну вот, можешь, когда захочешь. Последний факт крайне интересен. А ты бы не мог описать внешность Эксперта, хотя бы приблизительно.
– Черноволосый, сутулый, на голове небольшая залысина, но не смертельная. Что ещё? Ах да, он любил щёлкать пальцами. Меня это крайне раздражало.
– Ну да, ну да. Вылитый Князь. Только никак не могу понять, зачем ему было самому-то прилетать, неужели у мятежников такие проблемы с кадрами?
– И опять мимо, – довольно констатировал Прон. – Не Князь это, а его брат-близнец. Видишь, дружище, и тебя иной раз важные события обходят стороной.
– О как! Брат-близнец, что ж, тогда это многое объясняет. Спасибо, дружище Прон.
– Не за что. Только никак не возьму в толк, трюк с доставкой контейнера правда или так, отвлекающий манёвр?
– Пускаем пыль в глаза иностранным интервентам.
– Я почему-то так и подумал, – признался Прон. – Желаю здравствовать.
– И тебе не хворать. Привет старухе.
– Разрази её гром! – сказал Прон и повесил трубку.

– Стар! – взволнованно позвала древнего воина Алиса, и огляделась по сторонам, но тот как будто сквозь землю провалился.
– Видишь, подруга, мужчины исчезают незаметно. Был и сплыл, – горько сказала Марина. – Наверное, нашёл себе более молодую и привлекательную.
– Не говори глупостей, ты же видела, что он исчез абсолютно внезапно, как будто истаял. Здесь наверняка не обошлось без высших сил.
– Высшие силы тоже на их стороне.
– На чьей это на их?
– На стороне мужчин. Ведь Бог и тот далеко не женщина. А всё потому что его, как и всё на свете, выдумали мужчины, чтобы править миром. Нам даже в храм нельзя с непокрытой головой, и всё, что с женщиной связано грех. Чувствуешь? Полнейшая дискриминация. А мужчине хоть бы хны. Он всегда найдёт оправдание своим поступкам.
– Стар не из тех, кто бегает по бабам. Скорее всего, он переместился в параллельный мир. Он – великий воин. Ты бы видела, как он орудует мечом! – Алиса закатила глаза.
– Девушки, вы кого-то ищите? – поинтересовался молодой брюнет. – Не меня ли?
– Нет-нет, у нас здесь другие задачи, – коротко ответила Алиса.
– Очень интересно, и какие же? – спросил брюнет, приближаясь к женщинам с добродушной улыбкой.
– У нас пропал друг. Вы случайно не видели здесь мужчину крепкого телосложения?
– Древнего воина?
– Да, – недоумевая ответила Алиса. – Так вы его видели? И куда он подевался?
– Истаял прямо на моих глаза, – кивнул головой незнакомец. – Очень печальная история. Возможно, он покинул этот мир навсегда.
– Ничего он не покинул, – возмутилась Алиса. – Он давно уже путешествует автостопом по параллельным мирам.
– Что же это у него хобби такое? – рассмеялся брюнет.
– Никакое это не хобби. А вам-то что? Может, ему так нравится, – с напором ответила Алиса.
– А девушка Мила вам хорошо знакома?
– Лично мне нет, – сверкнула глазами Марина.
– И я что-то плохо помню, но скорее всего она одна из тех, кто был в команде Стара на «Навигаторе», – уточнила Алиса.
– Стар отправился к ней. Ловелас. Очень необузданный тип. Устроил очередную революцию на Протопласте, дабы доказать женщине на что он способен, увлёк за собой людей. С ним теперь ещё и Слейв. Хороший парень, но явно сбитый с толку пропагандистскими речами древнего воина. И всё бы ничего, но они и правительство втянули в свои разборки. Собираются идти войной на галактический совет. Так что вы девчонки связались с преступником, как бы вас к уголовной ответственности не привлекли.
– А кто вы такой собственно? – на повышенных тонах спросила Алиса, было понятно, что за Стара она перегрызёт глотку любому, даже блюстителю правопорядка.
– Нет-нет, вы меня неправильно поняли, я лицо частное, к полиции не имею никакого отношения, даже косвенного. Просто хотел вас предостеречь, потому что знаю о Старе побольше вашего.
– Ничего вы о нём не знаете, если думаете, что я поверю в ваши байки о том, как он затеял революцию ради женщины, – упорствовала Алиса.
– Именно из-за женщины, ведь он её спас от насильников, и решил отомстить режиму. Пробрался в логово губернатора города любви, устроил душераздирающую сцену. Представляете, привёл к нему внука с мечом приставленным к горлу. Каково? Дед поседел от горя, пил таблетки от сердца и под давлением сдал город любви. Вот такие методы у вашего любимца.
– Я вам не верю, Стар побеждает врагов в честном бою.
– Всю армию Протопласта? Я, конечно, отдаю должное бывшему богу и приклоняюсь перед доблестью древнего воина, но с армией в одиночку ему не совладать. Да и бедняга Слейв скорее балласт, нежели подмога, гранатомёт у него всё равно не заряжен.
В этот момент девушки отвлеклись на поток машин, который медленно двигался из города. Казалось, что пешком покинуть город было значительно проще. Этих нескольких мгновений хватило для того, чтобы брюнет исчез, почти точно также как Стар.
– А вы не знаете… – начала было Алиса, и вдруг поняла, что рядом с ней никого нет. – Надо же исчез.
– Истаял, – нервно хохотнула Марина. – Расскажи кому, не поверят. Жених оказался пришельцем и авантюристом, а первый встречный клоуном и колдуном. Чем дальше, тем веселее. И куда ещё приведёт нас этот чёртовый луч неизвестно.
– Никакой Стар не авантюрист. Этот человек врал, неужели ты не заметила? Я за долгие годы жизни на Протопласте под руководством Великого Бизнеса научилась отличать правду от лжи.
– И что действительно есть способ?
– В то время на Протопласте врали все без исключения.
– Да брось ты, человек не способен постоянно лгать. Однажды он вынужден будет сказать правду.
– Да, но только под пытками. Кстати, не знаешь, куда движется этот вселенский поток машин?
– Как куда? – удивилась Марина. – Отдыхать, конечно. Сегодня же пятница. А за город в туристическую зону у нас одна дорога.
– Весёлое мероприятие.
– Не то слово! Я однажды бывала в этой зоне.
– В какой ещё зоне? – не поняла Алиса.
– В туристической. Машины стоят рядом друг с другом как на стоянке. Палатки временами даже имеют общие пересечения. Все жарят шашлык, слушают эстрадную музыку, каждый свою, отчего над зоной висит ужасающая канонада. В жаркое время суток половина отдыхающих прибывает в воде, другая половина размышляет, как бы туда попасть. В общем, отдых проходит насыщенно. Не удаётся расслабиться ни на минуту, того и гляди, на тебя кто-нибудь наступит, пробираясь к воде или обратно. А потом в воскресенье вечером весь этот поток отдохнувших и слегка подгоревших граждан вереницей тянется назад в город.
– Очень полноценный отдых, – согласилась Алиса. – Не понимаю только, зачем так далеко ехать, мучаться по несколько часов в пробках, когда можно поступить иначе.
– Это как же?
– Очень просто. Каждая семья ставит палатку прямо перед своим домом, жарит шашлыки, слушает музыку. В общем и целом получится тоже самое, но зато дёшево и сердито. А на сэкономленные деньги можно в складчину построить бассейн прямо перед домом. И заметь, что отдыхать можно будет начинать прямо после работы, не тратя времени на путешествия по жаре и расплавленному асфальту.
– Ты прямо рационализатор! – воскликнула Марина. – Очень мило придумано. Раньше люди ехали за город, чтобы уединиться, побыть с глазу на газ с природой, а сейчас пожалуй, что и за городом от людей спасу нет. Кругом машины, гарь, вонь, пылища до самых небес и нескончаемая музыка, которую таскают с собой повсюду, даже в ушах.
– А вдоль дороги всё усыпано пластиковыми бутылками, – довершила радужную картину Алиса. – Пойдём, нам нужно двигаться вдоль луча, другого плана у нас всё равно нет.
– Другой план есть всегда, – сказал Слейв, на плече он держал гранатомёт. – Здравствуйте, красавицы, а Стар прислал меня за вами. Он сказал, что вам пора возвращаться в Лисаннагрин.
– Ещё один посланник, – ахнула Марина. – Что-то больно они зачастили, не к добру это.
– А почему мы должны вам доверять? – спросила Алиса. – Почему Стар сам не пришёл за нами?
– У него дела на Протопласте, а сегодня вечером галактический совет.
– Так это всё правда? – воскликнула Алиса.
Слейв смотрел на женщин не понимающими глазами. Он то и дело переминался с ноги на ногу и смотрел на часы.
– Вы идёте или остаётесь здесь? – переспросил Слейв. – Времени на пересуды у нас нет. Через пять минут Странник закроет окно. Он опасается некоего Эксперта, шпиона из Аргонии.
– Брюнета с противной улыбочкой, который всегда врёт? – переспросила Алиса.
– А откуда вы знаете? – удивился Слейв.
– Он только что был здесь, минут десять как истаял, – сообщила Марина. – Такой же невоспитанный мужчина, как и вы.
Слейв сгрёб в охапку хрупкие создания и не задавая больше лишних вопросов поволок их к окну. Девушки не успели опомниться, как оказались на Протопласте в гостиничном номере, снятом Старом для своих друзей. Мила тут же принесла перепуганным женщинам кофе.
– Меня зовут Мила, – представилась девушка.
Алиса сразу же покраснела и сделалась хмурой.
– Ну и как у вас с ним получилось? – пересохшими губами спросила Алиса.
– С ним? – улыбнулась Мила, указывая на Слейва.
– Со Старом, – уточнила Алиса.
– Ах, вот вы о ком, – Мила немного растерялась. – Ничего.
– Я так и думала, – выдохнула Алиса. – С ним ни у кого ничего не получается,
– Как? Я слышала, что у него есть жена.
– Вы её видели?
– Нет.
– А я видела. Кстати, спасибо за кофе.
– Постойте, – наконец-таки опомнилась Марина, – так мы на другой планете?
– Мы на моей родине, подруга. Скоро я покажу тебе город любви.


Глава двадцать третья. Странник собирает друзей.

Куратор поднял вверх руку.
– Прошу минутку внимания! – сказал варвар. – Окончен очередной учебный год. Пора подвести неутешительные выводы. Я, ваш покорный слуга, Екатерина и Славия вынуждены будем покинуть учебное заведение на неопределённое время.
Раздался неодобрительный гул студентов. Эля уменьшилась в размерах, как будто вросла в своё место.
– Тише, – громко сказал Владыка, – я обещаю вам, что мы ещё встретимся. Ваше обучение будут продолжать подобранные нами специалисты и асы своего дела. Всё останется, как и прежде.
– А с чем связан отъезд? – спросили с первых рядов.
– Не стану водить вас за нос, это не в моих правилах. Предстоит непростая работа. Странник собирает легендарную команду «Навигатора» в полном составе. Остальное пока держится в тайне.
– Я слышал, что вы хотите пригласить с собой лучших студентов, – послышалось из рядов.
– Любимчиков, – пояснил другой голос.
– Действительно я сделал предложение нескольким лучшим из вас. Предложение непростое. Возможно, наша командировка будет сопряжена со многими трудностями и риском. Честно говоря, я и сам не знаю, каков будет финал мероприятия в целом. Поэтому право выбора остаётся за ними. Либо продолжить обучение в вузе, либо попытать счастье в новом и неведомом деле. Итак, кто решился на опасное путешествие, прошу подойти ко мне и попрощаться с товарищами.
Первым вышел к Владыке Рассольников. Он сложил руки над головой, прощаясь с однокурсниками. Вслед за Рассольниковым последовал Алексей и сделал тот же жест. Долгое время никто не выходил из студенческих рядов. Ребята переглядывались друг с другом. Наконец поборов стыд к варвару вышла Эля.
– Я с вами, Владыка Султанович, – улыбнулась одними глазами девушка.
За Элей тут же поспешили Мария и Толик. Впрочем, на этом список добровольцев закончился.
– Это всё? – уточнил варвар.
Приглашённые, но не вышедшие вперёд, опустили глаза. Остальные замерли в ожидании, как будто куратор собирался указать на них пальцем.
– Смотри-ка, как на войну собираются, – усмехнулся Промокашкин.
– Почему это как? – поинтересовался брюнет, то и дело щёлкающий пальцами. – Они как раз на войну и собираются. Что-нибудь слышал о вторжении в Аргонию?
Промокашкин покачал головой.
– А вы собственно кто? – удивился студент. – Ещё пару минут назад вас здесь не было.
– Вы же современный человек, – сказал брюнет, – и должны понимать, что при очень большом желании можно находиться где угодно. А вы почему не вышли, вас же тоже пригласили?
– Откуда вам известно?
Незнакомец улыбнулся широкой улыбкой.
– Выдумали несуществующую причину о больной бабушке? Смешно, – хмыкнул брюнет. – Кстати, в Аргонию не хотите попасть? Могу поспособствовать. У нас как раз намечаются кадровые проблемы.
– Нет уж, спасибо, – ответил Промокашкин. – Хрен редьки не слаще.
Промокашкин хотел было сказать что-то ещё своему довольно странному собеседнику, но обернувшись обнаружил, что тот исчез.
– Что ж, раз больше желающих нет, разрешите откланяться, – констатировал варвар. – Ребята за мной, – скомандовал Владыка. – Сейчас нам предстоит перемещение на Протопласт. Сбор назначен на восемь часов вечера. У вас есть несколько часов, чтобы собрать всё необходимое.
– Тёплые вещи брать? – спросила Эля.
Варвар остановился и задумчиво посмотрел на свою воспитанницу. Чувствовалось, что он был крайне озадачен вопросом, ведь он и сам не знал, брать тёплые вещи или нет, к тому же если честно сказать, их у него отродясь не было.
– Советую взять только самое необходимое, – отрывисто пояснил варвар. – Дальнейшие инструкции мы получим непосредственно от тёмной звезды.
– От кого, извините? – переспросила Мария.
– От Странника. Я абсолютно не в курсе его планов.
– Речь идёт о вторжении в Аргонию? – поинтересовался нечитанный Толик.
– Очень даже может быть, – отозвался варвар. – А теперь по домам. Встречаемся на этом же месте.

Через некоторое время возле деканата стояли со спортивными сумками Толик, Алексей и Рассольников. Девушек нигде не было видно. Варвар нервно ходил по кабинету, заложив руки за спину. И куда подевались эти женщины, думал он, вечно с ними проблемы. Ни Екатерины, ни Славии, ни студенток. Впрочем, последние могли передумать в последнюю минуту, но куда подевались королевы и Слон? Владыка высунул голову из кабинета.
– Не появлялись? – нервно спросил он.
Толик неопределённо пожал плечами. Его крайне беспокоило отсутствие Марии. Потому что между ними существовал договор, что они полетят на Протопласт только вместе, либо вдвоём останутся на Вероне.
– Так, – откуда не возьмись, за спинами ребят материализовался Странник, – ждёте барышень?
– Да, – невесело отозвался Толик. – А вы к Владыке Султановичу?
– К нему, к нему. Меня зовут Странник. А вы как я понимаю, ударная команда, о которой так долго рассказывал мне Владыка?
– К сожалению, от команды осталось только группа. И то, девушки куда-то запропастились, – ответил Алексей. – Меня зовут Алексей.
Странник поочерёдно пожал ребятам руки.
– Предстоит непростая работёнка. Вы готовы навсегда покинуть Верону? – внезапно спросил тёмная звезда.
Ребята молчали. Одно дело, лететь в командировку, другое дело улетать навсегда. Пауза затягивалась. Из кабинета вышел варвар.
– Владыка, так ты ничего не объяснил своим стажёрам? – удивлённо спросил Странник и пожал варвару руку.
– Я и сам до конца не уверен в том, что нам предстоит. Толи последний бой, толи очередной поход на край света.
– С краем света это ты в точку, – усмехнулся Странник. – Планы меняются, – Странник огляделся по сторонам, и в этот же миг над ними выросла стена. Воцарился полумрак. – Это в целях безопасности, дабы не было утечки информации. На мой взгляд, бессмысленно штурмовать Аргонию. Есть более действенный способ. Мы полетим к нулевой отметке на звездолёте.
Варвар смотрел на Странника туманным взором. Что такое бой и хорошая драка он знал, но о нулевой отметке слышал впервые.
– Мы переместимся в Лисаннагрин, в абсолютно новую Вселенную и всё начнём с чистого листа. Возьмём под контроль будущее, чтобы никакие аргоны впредь не вставали на нашем пути. Я уже давно мотаюсь по мирам и отобрал лучших из лучших. Впрочем, Лис и Грин до сих пор уверены, что я подбирал людей, следуя стратегии будущих сражений в Аргонии. Но посуди сам, выиграем очередную битву, как на Протопласте, и что дальше? Мир рано или поздно опять вернётся к исходной точке, к своему равновесному состоянию. Я это понял уже давно. Единственный выход построить свой Лисаннагрин.
– Неожиданное предложение, от которого нельзя отказаться, – ухмыльнулся варвар. – Я давно мечтал изменить порядок вещей.
Студенты с опаской поглядывали на двух почти сумасшедших людей. Впрочем, людей ли? Толик вопросительно смотрел то на Алексея, то на Рассольникова.
– Я готов покинуть Верону навсегда, – сказал Рассольников. – Вот только бабушка…
– Она не будет ни в чём нуждаться, – тут же ответил Странник.
Алексей и Толик повторили слова Рассольникова как заклинание.
– Варвар, – сказал Странник, – ты полностью доверяешь своим людям?
– Как себе, – ответил Владыка.
– Добро. Слон, Екатерина и Славия уже на Протопласте. Я немного опередил события. Извини, дружище, некогда было предупредить.
– А Эля и Мария? – выпалил Толик.
Стена мгновенно исчезла, и ребята обнаружили, что находятся совершенно в другом месте, а именно по дороге к учебному заведению. На переднем плане красовалась Эля. Она пыталась перемещать два огромных чемодана одновременно. При этом у неё ничего не получалось, она страшно злилась и с ужасом поглядывала на часы.
– Эля, – позвал студентку Владыка и по-отечески покачал головой, – я же просил тебя взять только необходимые вещи.
Эля, услышав знакомый голос, тут же обернулась и обессилено села на один из чемоданов.
– Уф, – студентка вытерла пот со лба. – Вы уже здесь, а я уже думала, что никогда не доберусь до места.
Парни весело смотрели на Элю.
– Даже странно, что самое необходимое у женщины поместилось в двух чемоданах, – ехидничал Рассольников.
– Ребята, что-то я не понял, – воскликнул варвар, – а разве не нужно помочь даме дотащить сумки?
Толик и Алексей ринулись на подмогу. Судя по тому, как они перемещались, чемоданы действительно казались неподъёмными. Странник пожал плечами.
– Моя дочь Настя в точности такая же. Набрала с собой вещей видимо-невидимо. Я ей говорю, на «Навигаторе» всё есть, а она ни в какую. Мол, я привыкла к своим вещам и ничего другого ей не надо. Одним словом, женщин не перевоспитаешь.
– Так на кой же мы тогда затеяли этот безумный проект? – потёр ладони варвар. – Именно с женщин и придётся начать передел старого мира.
– Боюсь, что этот пункт окажется самым слабым звеном в нашем хрупком мироздании, – вздохнул Странник.
– Ничего-ничего, я тут кое-что с собой прихватил, – и варвар потряс своим знаменитым вертелом.
Как только Эля оказалась под куполом, Двери тут же захлопнулись, и перед глазами возник новый пейзаж. Мария сидела на сумках возле дома, и даже не собиралась сдвинуться с места. На лице её лежал лёгкий отпечаток печали.
– Мария, – позвала девушку Эля, – карета подана, ты с нами или решила остаться?
Мария от неожиданности чуть не подавилась соком.
– Вы? – удивилась она. – А я вот решила, если меня кто-нибудь не подберёт, то ни за что сама с места не сдвинусь. Негоже женщине таскать такой груз.
– Интересный подход, – согласился варвар.
– Очень нестандартный, – поддержал куратора Странник. – Владыка набрал людей, что надо.
Мужчинам пришлось всем покинуть модуль, для того, чтобы втащить в него вещи Марии.
– Надеюсь, вы взяли всё, что хотели? – поинтересовался тёмная заезда.
Мария всерьёз задумалась, перебирая что-то в голове.
– Не издевайтесь пожалуйста, мне итак пришлось пожертвовать почти половиной.
– Не во что было поковать?
– А как вы догадались?
– Интуиция.
– Меня зовут Мария, – и девушка приветливо протянула Страннику руку.

Тем временем на Протопласте царил настоящий переполох. Съезжались старые знакомые. Мила не успевала угощать гостей. Пришлось прийти к ней на помощь Алисе и Марине. Елена и Стар всё ещё пропадали на галактическом совете. Слейв встречал знатных гостей, рассказывал им о текущей диспозиции, показывал гранатомёт и яростно сотрясал кулаками, когда кто-нибудь упоминал про олигархов и прежнее правительство. Ему почему-то казалось, что люди съезжаются на Протопласт, чтобы нанести окончательный и сокрушительный удар по власть имущим.
Горн и Крайм после прибытия в город любви первым делом совершили пешую прогулку по окрестным лесам. Предводитель лесных жителей долго рассказывал Крайму об особенностях местной флоры. Тот делал вид, что слушает, и понимающе хмурил брови. На прогулку с мужчинами чуть было не напросилась Лиза, которая в отсутствии мужа не знала, чем себя занять. Несколько раз пыталась начать делать вышивку, но тут же отвлекалась на что-нибудь другое и начинала скучать.
Лис и Грин давали представления в местном цирке, чем веселили публику, соскучившуюся по настоящим чудесам. Дар левитации позволял им совершать умопомрачительные трюки. Я несколько раз ходил на их выступления вместе с Андреем и с Эммой. Надо сказать, что мы тоже получили удовольствие, хотя и знали о природе необычайных возможностей инопланетянок. Богиням удавалось так тщательно скрывать свой дар, что мы и сами подчас начинали верить в подлинность рискованных трюков.
Никто толком не знал истинных планов Странника, но почему-то у всех сложились прощальные и ностальгические настроения. В голову лезли какие-то философские мысли, душу терзали вечные и неразрешимые вопросы. Подстать всему на Лизе началась осень. Листья желтели и срываясь кружили свой прощальный и обворожительный танец. Мне вдруг вспомнились семидесятые, наша непродолжительная командировка, полёт над рекой, путешествие в Звездоград и королева Мурзик. Интересно, где он теперь?
Через пару недель долгих и утомительных ожиданий все друзья были доставлены на Протопласт. Странник собрал нас в огромном зале, который арендовала Елена, и произнёс пламенную речь. Она до сих пор звучит в моих ушах, как набат.
– Друзья! – начал он. – Я собрал вас по очень знаменательному поводу. У нас появилась возможность впервые в жизни преодолеть нулевую отметку и шагнуть в страну чудес. Если раньше предыдущие цивилизации передавали контейнер с основными законами и установками, то в этот раз я решил доставить в новую Вселенную людей, своих боевых друзей и товарищей, а так же всех тех, кого мы отобрали.
В этот момент я почему-то смотрел на Настю. Она всегда плакала, когда слушала отца, и это придавало словам Странника ещё большую силу и торжественность. Тёмная звезда говорил очень много и по существу. Об ответственности о том, что от путешествия можно отказаться прямо сейчас, если кто-то чувствует неуверенность. Разумеется, никто не отказался. Даже Слон как и прежде о чём-то шутил с Владыкой, не особенно вслушиваясь в текст. Всё это чем-то напоминало поход на Аргонию и речь в Звездограде. Впрочем, ставки были значительно выше.
– Имейте в виду, – подытожил Странник, – особенно это касается людей, после пересечения нулевой отметки вы станете богами раз и навсегда, и обратного пути не будет ни у кого. А теперь задавайте вопросы.
– Меня интересует вопрос питания! – крикнул с места Слон.
– Что касается рациона, то он будет обычным, как у любого космонавта.
– Неужели мне придётся расстаться с вертелом? – неожиданно печально спросил Владыка, чем обратил на себя массу пристальных взглядов.
– Боюсь вас разочаровать, но очень возможно, что нам придётся расстаться со всем, что связывает нас с этим миром. Опять же я предупреждал, что мероприятие очень серьёзное и ответственное. Кто прикипел к прошлому и не готов к перемещению может остаться. Я никого неволить не стану.
Воцарилось молчание. Мне казалось, что я слышу не только собственное сердцебиение, но и то, как колотится сердце в груди Лис и Грин.
– Мы не останемся прежними? Мы превратимся в звёзды? – неуверенно спросила Лис.
– И да и нет, – уклончиво ответил тёмная звезда. – Пожалуй, мы все станем странниками.
– Он хотел сказать, что вы станете ключниками, – усмехнулся старик Прон. – Поверьте старому надсмотрщику, не так уж это и плохо. Но ваша будущая сущность будет целиком и полностью зависеть от мира, в котором вы окажетесь. Нельзя утверждать, что он будет точно таким же, как этот. Я правильно говорю?
– Именно, но есть одно крайне любопытное обстоятельство. Мир будет таким, каким мы захотим его видеть. Не забывайте, мы творцы будущей Вселенной. И очень прошу отнестись к этому с должной ответственностью. Особенно это касается варваров.
– А что? Мы ничего, – пожал плечами Слон. – Лишь бы питание было на высоте. Остальное приложится.
Особенно ошарашенными выглядели студенты варварской школы. Эля слабо себе представляла свою новую сущность, отчего совсем растерялась и невольно жалась к плечу Толика. Тот выглядел не лучше. Не унывал только Рассольников. Он сразу же почувствовал приближение чего-то неведомого, и всё его существо стремилось навстречу обжигающему ветру перемен. Старт «Навигатора» был назначен назавтра. Выяснив все необходимые вопросы, будущий экипаж решил было расходиться по номерам, но, осознав, что в эту ночь всё равно не уснуть, начал собираться дружным кружком в парке перед гостиницей. Всем напоследок хотелось выговориться и надышаться воздухом родной Вселенной.



Читатели (416) Добавить отзыв
Масштабно закручено. Нравится!
24/07/2009 14:47
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы