ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 164

Автор:
Глава СLXIV


В конце сентября 1918 года подводная лодка «Германия» В-III капитан-лейтенанта Карла Дёница покинула военно-морскую базу Пула на побережье Истрии и вышла в Адриатическое море. Вечером 3 октября она приблизилась к юго-восточному побережью Сицилии и остановилась в 50 милях от мыса Пассеро. Здесь она должна была встретиться с подводной лодкой капитан-лейтенанта Штейнбауэра, чтобы вместе, пользуясь новолунием, атаковать в ночное время в надводном положении британский конвой, следующий на Мальту со стороны Суэцкого канала. С наступлением темноты подлодка всплыла носом к юго-востоку: оттуда должны были появиться англичане. Небо было ясным, но благодаря отсутствию луны было достаточно темно, лишь южные звёзды ярко сияли над горизонтом. Море было величественно спокойно и пустынно. Сигнальщик подал условленный световой сигнал, направив луч фонаря сначала в северо-восточном, затем в юго-западном направлении, но ответа не получил. Вторая подлодка не подошла. Устанавливать антенну на двух мачтах, чтобы воспользоваться искровым радиопередатчиком и попытаться выйти на связь с капитаном Штейнбауэром по радио, капитан Дёниц не рискнул: во время сеанса радиосвязи лодка имела ограниченную готовность к погружению и не могла вести торпедной атаки, а англичане должны были быть уже где-то неподалёку.
Около часа ночи с мостика был замечен над гороизонтом чёрный сигарообразный силуэт привязного аэростата. Его буксировал эскадренный миноносец. Следом с юго-востока показались силуэты остальных кораблей охранения, а затем и очертания огромных транспортных судов. Дёниц направил лодку наперерез, строго перпендикулярно курсу кораблей охранения, постепенно разворачиваясь носом к первому транспорту, который он намерен был атаковать: видимый силуэт подлодки с неприятельского судна оставался при этом минимальным. Быстро преодолев завесу охранения миноносцев, подлодка легла на боевой курс, готовя к бою торпедный аппарат. Чёрный силуэт английского транспорта быстро вырастал прямо по курсу лодки, до залпа оставалось меньше минуты, когда конвой стал круто менять курс, поворачивая на север. Это был обычный противолодочный манёвр. Едва успев отвернуть влево, Дёниц с трудом избежал столкновения, которое стало бы для его лодки фатальным, и атаковал оказавшийся прямо перед ним второй транспорт. Выпустив торпеду в середину левого борта транспорта, капитан скомандовал срочное погружение. Закрывая за собой люк, он ещё успел увидеть ярко освещённый столб воды, взметнувшийся выше палубы смертельно раненного судна, и услышать грохот мощного взрыва. Нужно было как можно скорее уходить в подводном положении от места атаки, чтобы не угодить под глубинные бомбы эскадренных миноносцев охранения. Дёниц направил лодку строго на юг: интервалы между транспортами конвоя были очень невелики, и кораблям охранения было бы очень непросто маневрировать и атаковать подлодку на этом курсе, к тому же взрыв глубинной бомбы на близком расстоянии от транспорта, имеющего глубокую осадку, мог представлять для него серьёзную опасность.
Оторвавшись от конвоя, подводная лодка развернулась носом на северо-запад и осторожно всплыла, оставшись в позиционном положении, при котором палуба лодки оставалась под водой. С мостика, едва поднимавшегося над поверхностью моря, капитан Дёниц увидел в бинокль на горизонте силуэты конвоя, удаляющегося курсом на запад. Ближе к лодке эскадренный миноносец подбирал в море людей с затонувшего транспорта. Дёниц скомандовал продуть балласт. Подлодка всплыла в крейсерское положение и двинулась, набирая ход, курсом на запад, держась на почтительном расстоянии от конвоя. Капитан надеялся до рассвета обогнать конвой, чтобы под покровом темноты повторить атаку, на этот раз с юга. Однако англичане тоже прибавили ход, и когда подлодка наконец поравнялась с головным транспортом, небо на востоке окрасили серые предрассветные сумерки. Атаковать в надводном положении было уже слишком опасно. Дёниц скомандовал погружение на перископную глубину.
В 1918 году подводные лодки, подобно аэропланам и танкам, были ещё новинками техники и потому довольно часто выходили из повиновения или ломались. Но уже в те далёкие годы, как и в наши дни, это случалось с ними в самый неподходящий момент. Возможно, приказ на погружение был исполнен слишком поспешно. Едва мостик скрылся под водой, как подлодка Дёница получила сильный дифферент на нос, потеряла управление и стала стремительно погружаться в морскую пучину. Свет в отсеках погас: из аккумуляторов вылился электролит. Корпус лодки способен был выдержать давление воды до глубины 60 метров. Глубина Средиземного моря между Сицилией и Мальтой достигает трёх тысяч метров. В полной темноте Дёниц скомандовал продуть весь балласт, застопорить двигатели, дать задний ход и переложить рули, чтобы попытаться замедлить погружение. В свете карманного фонарика, включенного вахтенным офицером, стрелка глубомера замедлила движение, но продолжала неуклонно скользить вправо, преодолев отметку 60 метров. Прошло ещё много времени, пока она не замерла наконец между отметками 90 и 100 метров, после чего подлодка стала всплывать, постепенно ускоряясь. Вскоре лодку с полностью продутым балластом выбросило из воды, словно пробку от бутылки. Капитан открыл рубочный люк и выглянул наружу.
Лодка всплыла в самом центре британского конвоя в бледном свете начинающегося утра, вызвав панику на палубах транспортов: вскоре все они развернулись к лодке кормой и открыли огонь из кормовых орудий. Со всех сторон, воя сиренами, к лодке полным ходом устремились эскадренные миноносцы, ведя огонь на ходу. Напрасно капитан повторил несколько раз команду «Срочное погружение»: запасы сжатого воздуха были израсходованы. Снаряды рвались вокруг, вздымая фонтаны воды.
Вскре лодка получила пробоину, затем ещё одну. Несколько человек экипажа были убиты, включая инженера-механика. «Всем покинуть лодку!» - скомандовал Дёниц. Выбираясь на палубу в спасательных жилетах, члены команды получили из рук капитана по куску пробки, мешок которой был накануне подобран в море и предусмотрительно привязан к палубе. Спустя несколько минут лодка затонула, а моряки остались плавать на поверхности в ледяной воде, пахнущей машинным маслом, дожидаясь, когда с одного из миноносцев противника вышлют за ними лодку.
Так закончилась Первая мировая война для капитана Карла Дёница и его уцелевших боевых товарищей: тела семи погибших членов экипажа погрузились вместе с подлодкой на дно Средиземного моря.
Каждый подводник ощущает величие океана, величие своей задачи и чувствует себя богаче всех королей. Иной судьбы он не хочет.
Вернувшись из английского плена в Киль, Карл Дёниц не хотел оставаться на флоте: Версальский договор запрещал Германии иметь свой подводный флот. Капитан так и заявил в штабе по учёту кадров на базе ВМФ в Киле. Референт по учёту кадров рассмеялся: «Вы что же, воспринимаете этот запрет серьёзно? Уверяю вас, через пару лет у нас снова будет подводный флот, и никто пикнуть не посмеет». Карл Дёниц, обдумав слова собеседника, согласился не торопиться с увольнением и остался служить в военно-морских силах, сделавшись командиром миноносца, затем флотилии миноносцев, затем штурманом на флагманском корабле командующего военно-морскими силами на Балтийском море и наконец командиром крейсера «Эмден».
За эти годы он не раз задавался вопросом: что стало главной причиной поражения Германии в Первой мировой войне? Итогом этих размышлений стало твёрдое убеждение: причиной стала неверная тактика использования одиночных подводных лодок в борьбе с крупными морскими конвоями, позволившая Англии в течение всей войны осуществлять крупномасштабные морские перевозки, а на заключительном этапе позволившая Америке доставить в Европу свой экспедиционный корпус.
Анализируя международную обстановку, Дёниц не сомневался в том, что новое военное столкновение Германии и Англии не за горами. Нужно было заранее позаботиться о том, чтобы в новой войне у Англии не было больше на руках этого козыря. Так в тиши капитанской каюты родилась тактика использования подводных лодок большими стаями.
Вернувшись в июле 1935 года из похода вокруг Африки, крейсер «Эмден» стал на якорь на рейде Шилдигрееде в заливе Яде перед Вильгельмсхафеном. В тот же день из похода в Северную и Южную Америку вернулся крейсер «Карлсруэ». Капитан Лютьенс поднялся на борт «Эмдена», следом на корабль прибыл главнокомандующий Кригсмарине (Германскими военно-морскими силами) генерал-адмирал Рёдер. Капитаны доложили о своих заграничных походах и приступили к обсуждению новых задач. Согласно плану походов, разработанному в штабе Кригсмарине, Дёниц должен был отправиться на «Эмдене» в Японию, Китай, Голландскую Индию и Австралию. Лютьенсу на «Карлсруэ» предстояло снова идти в Новый Свет. Лютьенсу наскучила Америка и он предложил изменить маршрут: он тоже хотел познакомить экипаж с древней культурой Востока. Дёниц энергично протестовал, заявив, что восточно-азиатский район традиционно закреплён за «Эмденом», что ещё в начале Первой мировой здесь ходил на тёзке «Эмдена» капитан 2-го ранга фон Мюллер. Рёдер некоторое время терпеливо слушал, затем сухо заметил:
- Не спорьте, господа, вы оба покинете свои корабли. Лютьенс назначается начальником отдела кадров офицерского состава Кригсмарине, а вы, Дёниц, возьмёте на себя организацию германских подводных сил.



Читатели (316) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы