ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 157

Автор:
Глава СLVII


За неделю до начала операции «Тайфун» Франца Гальдера больше всего тревожили два участка Восточного фронта: район Валдайских высот и одесский плацдарм. В районе Валдайских высот противник в течение всего сентября целеустремлённо накапливал силы, явно готовя контрудар в стык групп армий «Север» и «Центр». Было крайне важно до начала операции «Тайфун» не дать противнику нанести здесь упреждающий удар, опередить его, разгромить в центре Восточного фронта, создать непосредственную угрозу Москве и тем самым в зародыше обезвредить замысел контрнаступления. В противном случае тех же выгод мог достичь противник, сорвав переброску с севера в центр мобильных войск и артиллерии, столь необходимых фон Боку для прорыва эшелонированной обороны на пути к Москве, для создания которой русские получили в августе двухмесячную передышку.
Только всемерное усиление группы «Центр» перед началом наступления, только привлечение всех резервов, какие удастся выделить группам армий «Север» и «Юг» в пользу группы армий «Центр», позволяли сосредоточить достаточное количество войск на направлениях главного удара для победы в последнем блицкриге кампании 1941 года; сил на ещё один блицкриг у Германии в обозримом будущем больше не будет, и теперь на московском направлении решалась судьба всей войны и в конечном счёте судьба Германии. Победы в этом последнем блицкриге нужно было достичь максимум в две недели: каждый день наступления бронетанковых и моторизованных дивизий Вермахта, сосредоточенных на фронте фон Бока, по подсчётам снабженцев должен был потребовать 19 эшелонов с горючим, не считая боеприпасов и продовольствия. Для сети железных дорог, ведущих к центральному участку Восточного фронта, это была непосильная нагрузка. Даже для того, чтобы подготовить на прифронтовых тыловых базах группы армий «Центр» запасы для двухнедельного полномасштабного наступления, понадобилось два месяца. По истечении двух недель о продолжении большого наступления придётся забыть, пока вновь не будут накоплены в необходимом количестве запасы в ближнем тылу. Напряжение в перевозках на германских железных дорогах было уже теперь так велико, что эшелоны с зимним обмундированием, подготовленные к отправке на фронт, были загнаны в тупики на территории Польши и там безнадёжно застряли до лучших времён, и когда эти времена наступят, никто не мог сказать, оставалось лишь надеяться, что суровая русская зима наступит в этом году не слишком быстро. Только полный разгром противника в первые две недели октября спасал Германию от неизбежного в противном случае поражения. Мог ли фельдмаршал фон Бок решить эту задачу? Да, мог, но для этого за оставшуюся неделю нужно было снять с фронтов фон Лееба и фон Рунштедта всё, что можно было оттуда снять и бросить в центр, где сеть железных дорог, работая с предельной нагрузкой, ещё позволяла поддерживать боеспособность больших масс наступающих войск.
Другой большой заботой Гальдера была Одесса. Здесь 4-я румынская армия, осаждающая город, не могла продвинуться ни на шаг. Между тем именно теперь обстановка на южном фланге Восточного фронта настоятельно требовала энергичного штурма Одессы – не потому, что Гальдер верил в способность румын своими силами завладеть городом и базой Черноморского флота (в это он не верил с самого начала), а потому, что лишь таким путём можно было сковать на одесском плацдарме значительные силы сухопутных войск противника и отвлечь от Крыма как можно больше корабельной артиллерии, без чего 11-й армии Манштейна, вышедшей к Перекопу, будет очень трудно, если вообще возможно, завладеть Крымом до зимы. Оставлять Крым на зиму русским было нельзя: это имело бы для Германии крайне неприятные политические, военные и экономические последствия. Гальдер больше всего боялся, что пассивность румын позволит русским оперативно и без потерь свернуть плацдарм и перебросить резервы в Севастополь.
Последние дни сентября показали, что худшие опасения Гальдера начинают сбываться. Между озёрами Селигер и Ильмень радиоразведка засекла три штаба новых дивизий противника, не считая 149-й стрелковой дивизии, снятой русскими с московского направления и теперь объявившейся здесь. 23 сентября в районе Бологого воздушная разведка обнаружила 150-километровую советскую автоколонну, движущуюся в сторону Новгорода. В тот же день немецкие пилоты насчитали 40 советских эшелонов, движущихся от Вологды в сторону Ладожского озера.
На следующий день, пока фон Браухич и Гальдер проводили совещание в Смоленске, фон Лееб слал в Главный штаб одну за другой панические телеграммы. Контрнаступление русских началось одновременно под Ленинградом и на стыке 9-й и 16-й армий. «Бутылочное горлышко» на берегу Невы под Шлиссельбургом опасно сузилось. Южнее Ладожского озера была отброшена 8-я танковая дивизия. На волховском участке фронта и в районе Кронштадта немецкие войска отступали, неся потери. В отсутствие Главкома и начальника Главного штаба телеграммы фон Лееба экстренно доставили Гитлеру. Гитлер немедленно распорядился оставить фон Леебу 36-ю мотодивизию, перебросить ему по воздуху два полка парашютистов и один полк пехоты 250-й испанской дивизии, сняв последний с фронта фон Бока, а также «стратегический резерв» Главного штаба – штрафной батальон. Кроме того, он приказал Гальдеру немедленно доставить фон Леебу самолётами 20 000 мин: у артиллеристов 16-й армии вышли все снаряды, а все запасы, имевшиеся в тылу, были уже отправлены фон Боку. На такую бесцеремонность Гальдер отреагировал весьма нервно. В вечернем отчёте Гитлеру на следующий день он сообщил, что для отправки пехоты по воздуху не располагает самолётами, пехота будет отправлена из Витебска по железной дороге шестой скоростью (то есть по 6 эшелонов в день) и прибудет на станцию Дно семью частями со второго по восьмое октября. Отправка штрафного батальона невозможна без срыва графика движения эшелонов в рамках операции «Тайфун», а также по ряду других веских причин. Взамен он снимает и перебрасывает из Франции в группу армий «Север» 71-ю пехотную дивизию. Снятую с Западного фронта пехотную дивизию сменит 99-я лёгкая пехотная дивизия: она уже выступает маршевой колонной из-под Бердичева и прибудет к месту назначения своим ходом.
25 сентября на фронте группы армий «Север» была хорошая погода, и эскадрильи немецких бомбардировщиков бомбили наступающего противника с утра до вечера. К вечеру наступление русских на фронте группы армий «Север» было остановлено.
В тот же день генерал Манштейн после сильной артподготовки повёл 11-ю армию на штурм Перекопа.




Читатели (105) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы