ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Раз, два, три …

Автор:
Почему-то практически никогда не получается «на раз»? Да и на «раз - два», тоже получается очень редко. Всё больше на «три», «четыре» и далее … Это я про троллейбус, который ранним утром везёт меня на работу.
Я стараюсь всегда, за очень редким исключением, добираться на работу одним и тем же маршрутом «№2», который пролегает в основном в черте старого города, изобилующей всевозможными поворотами и перекрёстками. И почему-то всегда на пути у троллейбуса возникают всякие препятствия, то поворот занят впереди стоящим транспортом, то на светофоре загорается сигнал, запрещающий проезд, то прямо на ровном месте слетят дуги, то ещё случится какая оказия ...

НЕПРУХА …

Что за судьба проклятая -
Ухабы, да колдобины,
Одна сплошная чёрная
От грязи колея.
И в юности и в зрелости -
Одни лишь злые «прелести»,
Ни продыху, ни отдыху -
Одна галиматья.
Чуть только всё наладится,
И все дела уладятся,
Опять проблемы валятся,
Как комом на меня.
И вроде не грешу теперь,
Но всё равно не ладится,
Видать фортуна дразнится,
Мне пальчиком грозя.
Наверное, я в этот мир
Пришёл совсем нечаянно,
Случайно и негаданно
Был без любви зачат.
И бедолага мыкаюсь,
И как слепой всё тыкаюсь.
Измучил окружающих,
Да и они меня.
И не могу понять никак
Один такой я мученик,
Иль тоже у кого ещё
Горит огнём земля?
Что за судьба проклятая -
Ухабы, да колдобины,
Пройдёт ли ся напастия,
Иль ожидаю зря …?

Особенно я это стал замечать последнее время, хотя, может быть, и раньше было также, но раньше это как-то не особо бросалось в глаза. Возможно, это стало происходить оттого, что за последнее время город перенасытился количеством вновь появившихся у населения транспортных средств, а улично-дорожная сеть как всегда оказалась не готова к такой агрессивной автомобильной экспансии. Да, конечно же, это так, и хотя утром транспорта гораздо меньше, но с первого раза всё равно не получается проехать эти многочисленные перекрёстки.
Вообще-то я нормально отношусь к перемещению на троллейбусе, но, когда нужно быстрее куда-то добраться, как правило, его никогда не дождёшься. И тогда в голове возникают всякие нелепицы, и про волшебную палочку, и про щучье веление, или ещё про какие сказочные технические средства транспортировки.

НЕБЕСА …

Улететь бы душе в небеса,
И парить над землёй, не спеша,
Небеса эти так высоки,
Небеса эти так далеки.
И услышать бы там в небесах
Умудрённых столпов голоса,
И увидеть бы там чудеса,
И смотреть, замерев, чуть дыша.
Пусть немного – всего полчаса
Я как птица взовьюсь в небеса,
Два крыла распрямив - две руки
Полечу далеко от земли.
Сброшу тягость и бремя забот,
От беды улечу, от невзгод,
От земной улечу суеты
И рутинных хлопот маяты.
Но прошли, словно миг полчаса,
И не смог улететь в небеса,
И не слышал столпов голоса,
И не видел прикрас чудеса.
Ведь нет крыльев, а есть две руки,
И нельзя улететь от земли,
И всё также мечтам вопреки,
Небеса далеки, далеки …

Да и вообще троллейбус, самое безвредное из всего того, что ездит по городским магистралям и экологически чистое транспортное средство. Хотя если «бросить на весы», то, что электричество вырабатывают атомные или тепловые или гидро или ещё какие станции и т.д., то, может быть, безвреднее было бы ездить на конках, а не на этих «электро-железных» конях. Но это шутка, хотя и с большой долей правды, человечество ещё не научилось добывать энергию, не нанося ущерб окружающей среде, и, наверное, правильно поступали атланты, которые стали совершенствовать своё тело, а не изобретать технические приспособления и прочие машины.
Обычно я выхожу из дома пораньше, чтобы было поменьше народу, и, заняв свободное место у окна на задней площадке, погружаюсь в эту монотонность неторопливого движения по ещё дремлющему городу. И это движение как бы убаюкивает и уносит куда-то далеко мои мысли, и кажется, что как будто ты вовсе и не едешь, а словно паришь, не ощущая ни тела, ни времени, ни пространства.

ЧЁРНО–БЕЛОЕ КИНО …

Серый сумрак с утра,
Всё погрязло в тумане,
Покидают депо
Друг за другом трамваи.
Стук железных колёс
Спящий город разбудит,
И наполнят шаги
Тишину сонных улиц.
Опустело депо,
Разошлись все трамваи,
Ветер рвётся в окно
До костей пробирая.
Объявляет маршрут
Полусонный кондуктор,
Словно в старом кино
Так звучал репродуктор.
Убаюкал трамвай,
Сон сморил в одночасье,
И приснилось мне вдруг
Детства давнего счастье.
И мелькнут за окном
Хаотично картинки,
Как в старинном кино
Чёрно–белые снимки.
Тихо капает дождь
На асфальт тротуара,
Лист осенний кружит
По аллеям бульвара.
За вспотевшим окном
Стёрты краски с палитры,
А в старинном кино
Чёрно-белые титры.

Но вдруг резкое торможение на перекрёстке возвращает к реальности и это постоянно прерывающееся движение троллейбуса почему-то сопоставляется со своей жизнью, и находишь нечто знакомое, похожее и нечто объединяющее в этом пространственном перемещении. Ведь и у меня не было в жизни прямых дорог и не случалось лёгких путей. Хотя, всё, что задумывалось и о чём мечталось, в принципе сбылось. Пусть не сразу, пусть не совсем в полном объёме, пусть с большими трудностями, но всё равно осуществилось, а то, что пока ещё не свершилось, дай Бог, получится, ведь жизнь ещё не кончается, и как говорят люди и пишут в книжках, с годами всё только ещё начинается.

УЖЕ ВСЁ ЕСТЬ, УЖЕ ВСЁ БЫЛО …

Промчались годы чередою,
И жизнь, как будто бы прошла,
Уже всё есть, уже всё было,
По крайней мере, для меня.
Какие впереди событья
Мне, предназначено судьбою, пережить?
И как сложить остаток жизни,
И как дальнейшее в безгрешии прожить?
И как узнать предназначенье
Грядущих лет отмеренный предел?
И как его прожить без прегрешенья,
Не оказавшись, всуе, не у дел?
Какие впереди ещё скитанья,
Какие трудности осталось пережить?
Как душу уберечь от темноты незнанья,
И праведную честь не уронить?
Как совершать благочестивые деянья,
Добро и радость людям приносить,
И сбросить равнодушия личину одеянья,
Гордыню и тщеславье усмирить?
Так много хочется вместить в остаток жизни.
То, что упущено, не позабыть, и наверстать,
Но вот достанет ли упорства и логизма,
Терпенья, чтоб всё это исполнять?
Уже всё есть, и, кажется, уже всё было,
Несутся необузданно года,
Но нужно, чтоб сознанье не забыло
Обещанные клятвы никогда!

И хочется верить в лучшее, а иначе жизнь теряет всякий смысл, нельзя жить без веры, я это понял, пусть не так давно, но главное ведь понял. Ведь выпадало же мне несколько возможностей, чтобы покинуть этот мир, но может быть ещё рано?

ЧАСЫ УХОДЯЩЕГО ВРЕМЕНИ …

Всё в этой жизни имеет свой конец и своё начало. Закончится и этот спектакль, и уставшие артисты разойдутся по своим гримёрным, а зрители покинут свои места и в наступивших сумерках полудрёмного города торопливо заспешат разъехаться по своим квартирам. И тишина наполнит опустевшее пространство, и только часы, висящие на стене в фойе театра, продолжают свой ход, неумолимо отсчитывая время до начала действия следующего представления …

А дождь стучит в окно,
А дождь стучит по крышам.
Как будто ход часов,
Вдали идущих слышен.
И мокрые следы,
На полотне асфальта.
И душу рвёт струна,
Тоскующего альта.
Окончится спектакль,
И опустеют ложи.
Уставший музыкант
Помятый фрак отложит.
И время не вернуть,
Не сделать рокировки.
И мчит ночной трамвай
К конечной остановке.
Разведены мосты,
Кончаются маршруты.
Считают уж часы
Последние минуты.
В ночной проём окна
Врывается ненастье.
И не найти следов
Потерянного счастья.
Ненастье за окном,
Стекает дождь по крышам.
И только ход часов
Чуть уловимый слышен.

Наверное, что-то ещё недоделано и не совершено? Но уж пусть то, что должно случиться будет «хорошим». Как не хочется, чтобы пришла беда, или случилось горе, и не только у меня, но и у других тоже. И вот, поди же пойми, чего не хочется больше? Своё, вроде бы ближе, а другое больнее, особенно, если у близких, а ты ничем не можешь помочь им …

ТЕНИ СТАРОГО ДОМА …

Как много в жизни разных дорог, путей и направлений, и как сделать так, чтобы не очутиться на пороге, о который разбиваются желанья, надежды и мечты, и как не стать самому причиной этих крушений …?

О чём же написать стихи,
Наверное, о странах дальних,
О том, как строятся мечты,
Надежды, планы, ожиданья.
О том, как начинаются пути и улетают из гнезда,
И крылья расправляют птицы на просторе.
Еще хочу я написать о старом доме,
Печальном силуэте на крыльце,
Прощально замершем, в распахнутом дверном проёме.
Еще о жизни нужно написать и о её метаморфозе,
О верности, печали и любви,
О радостях, предательстве, коварстве,
И о мечтах, так и не ставших ярким полотном,
А растворившихся в рутинном будничном пространстве.
Ещё о выводах хочу я написать и непреложной аксиоме,
Что нет прекрасней лика на иконе,
Чем тот, который в трепете лампад намолен предками,
И в одиночестве остался в опустевшем старом доме.
Ещё о путнике я напишу и о дороге,
И чьи желания о долгожданном крове,
Покое, хлебе и глотке воды,
Сбываются, в конце нелёгкого пути.
Ещё, я точно напишу, о том, как выживают сохнущие корни,
Как расправляют кроны дерева,
И согреваются озябшие ладони.
Как возвращаются из дальних стран,
Как разгорается очаг, и словно оживают тени,
Как будто оставляя на стенах,
Давно уже прошедших лет, отображенье.
И пусть душа вновь обретёт покой,
И пусть рисуются мечты не на холсте, а на картоне,
Я знаю, что не будет ничего прекрасней, кроме
Тепла родного очага, горящего во вновь ожившем старом доме.
И пусть зажжётся новая свеча,
И снова заиграют тени,
Теперь уж оставляя на стенах
Текущих лет изображенья ...

Эх, жизнь, жизнь, какая ты непростая штука. И сто раз позавидуешь тем, кто особо «не загоняется», и не строит воздушных замков, а живёт простой, нормальной жизнью и не копается в ней, и не грызёт себя по каждому поводу и без оного. И когда же придёт мудрость и рассудительность, чтобы отбросить всё напускное и ненужное, а сосредоточиться на «большом» и на «главном», и кто может помочь в этом? Учителей уже нет рядом, есть, наверное, друг, но он более реалистичен и у него свои заботы, родителям самим уже нужна помощь, попы алчны и похотливы. Вера? Но нас воспитывали атеистами, и я не умею её понимать, по крайней мере, так, как это делали предки, а та, которая есть у меня, ещё слепа и непрозорлива и не указывает мне нужного пути, и не спасает меня от сомнений.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ ТЕРЯЮТ ВЕРУ …

Но я продолжаю верить …
А счастье недолго, и бед становится больше и больше, и некуда от них спрятаться, и уже остыл очаг, от которого мы согревали душу ...

Свет рождает серое утро.
Тьма рождает чёрные тучи.
День рождает тепло и надежду.
Ночь рождает холод и горе.
Жизнь рождает любовь и радость.
Смерть рождает скорбь расставанья.
Когда приходит корысть и зависть,
Происходят нелепые войны.
Человек рождается в мученьях
И живёт, от жизни страдая.
Зачем такая полосатая зебра?
Такой антагонизм внушает ужас!
Почему всё это так происходит?
Кому от этого становится лучше?
Когда доброго меньше, чем злого,
Перестают люди верить в Бога …

Есть, наверное, путь, это отречься от всего и уйти далеко-далеко, чтобы познать истину и себя, но он на данном этапе недостижим для меня, и этот путь может спасти только душу, но не позволит помочь другим, тем, которые зависят от меня сейчас и которым нужна ещё помощь.

ПРОСТИ И СОХРАНИ …

И, что-то подсказывает мне, что, наверное, я такой же странник, как и «Агасфер» и, наверное, это задуманное кем-то моё предназначенье. И уж лучше всё плохое я заберу с собой, заберу с собой и отойду, отойду подальше, отойду совсем далеко, отойду, чтоб никогда не вернуться назад, не вернуться назад, с плохим, с этим …

Прошу я у судьбы прощенья
О помощи её прошу,
Дай силы и успокоенья,
Дай оглядеться на краю.
Позволь подумать на пороге,
Тебя понять позволь, не подменить,
Душе позволь достичь покоя
И дел плохих не совершить.
Дай мне понять предназначенье
Дальнейших лет отмеренный предел,
Родных прошу огородить от огорченья,
И не познать разлуки и потерь.
Пусть их минуют злые бури
И только солнечными будут дни,
Не пожалей добра, дай им удачу,
И от несчастий их убереги!
Хотя это не бесспорно, и может быть это и есть выход, а может быть это наоборот слабость, и нужно остаться и продолжать бороться? Остаться и продолжать жить, но сделать это так, чтобы была польза и, прежде всего, окружающим людям.

ПИЛИГРИМ …

Поэт должен быть гоним и неудовлетворён в своих стремлениях и помыслах, тогда и будут рождаться стихи, рвущие душу …

Я оставаться полюбил один,
Пусть даже дом – наполненная чаша.
Уйду в себя – и вроде бы незрим,
Хотя и ем я в это время кашу.
Я почему-то полюбил слова
Не те, что всуе с губ роняешь,
А те, которые обдумав много раз,
Жить на бумаге оставляешь.
Я тишину бессонной ночи полюбил
За искренность её и откровенья,
И бдение в сознанье поселил
В противовес прекрасным сновиденьям.
Включаю старенький ноутбук
И вирши, не спеша, свои слагаю,
Из букв пытаюсь складывать слова
И постепенно в строчки их вставляю.
Я полюбил всё то, что так люблю -
Тепло сердец и пламенные души,
И об одном лишь Бога я молю,
Чтоб помыслов сих чистоту он не нарушил.
Гоним, в стремлениях своих, как пилигрим,
Чтоб всё прекрасное узреть воочию глазами,
И постараюсь всё Вам без утайки донести,
И выразить всю красоту правдивыми словами.
Я оставаться полюбил один,
Но жизнь пусть будет до краёв наполненная чаша.
И словно россыпью чудеснейших картин
Словами сокровенными наполню души Ваши ...

А разогнавшийся троллейбус мчится вперёд, но недремлющий светофор, тормозит непрерывность движения, уставившись на него немигающим «красным глазом» запрещающего проезд сигнала ...



Читатели (672) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы