ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Возвращение в Лисаннагрин. Глава 9-13. Небесная колесница.

Автор:
Глава девятая. Небесная колесница.

Наша неотразимая пятёрка отправилась в путешествие на колеснице. Как боги кочевали мы из одной страны в другую в поисках следов своих друзей, попутно собирая добровольцев для выступления в Аргонию. Лис была инструктором по рукопашному бою, Грин занималась исключительно тактическими вопросами, Анна вела среди новобранцев просветительскую работу, рассказывала про Леонардо да Винчи, Сурикова и Айвазовского. Особенно впечатляло будущих воинов картина «Девятый вал». Моя же скромная роль заключалась в принятии окончательного решения о зачислении новобранца в армию Странника. Словом, можно честно и откровенно сказать, что я ничего полезного не делал.
Тем временем Странник сидел на лавочке и вдумчиво любовался звёздным небом. Возможно, именно сейчас к нему приходили самые замечательные мысли по поводу устройства этого мира. Как в таких случаях говорят люди, Странник считывал с небес загадочные чувства и слова как раз на том языке, на котором разговаривал в данный конкретный момент. После перемещения в Лисаннагрин Грига и компании Странник решил заняться поиском Славии, которая затерялась в мирах настолько, что практически не откликалась не на один из известных позывных во всей Вселенной. Безусловно, тёмная звезда был обеспокоен таким ходом событий. Это могло означать только то, что королевы Звездограда кто-то серьёзно опасается, и не желает скорейшего её возвращения на престол.
– Здравствуй, папаша, – подсел к Страннику молодой человек с группой лихих друзей и хмельных подруг. – Огонька не найдётся?
– Ага, дедуль, угости папироской, – подсела с другой стороны молодая девушка с раскосыми карими глазами.
– Так огонька или сигарет? – спросил тёмная звезда.
– По возможности и того и другого, папаша, – улыбнулся парень с гитарой. – Разве ты не знаешь, что это наша территория и в подобное время здесь находиться не следует?
– Ой, виноват, ребятки, – засуетился Странник. – Бес попутал. Но позвольте, а как называется ваша планета?
– Хе-хе, – наклонился коренастый паренёк со шрамом на щеке, – а старичок-то у нас с чувством юмора.
– Не говори, – восхищённо подтвердила кареглазая, – а сигаретку пожалел.
– Что есть то есть, – согласился Странник.
– О, так он ещё и хамит! – воскликнул коренастый.
С тёмной стороны улицы к лавочке подошёл человек в милицейской форме.
– Действительно, перестаньте хамить, что же вы грубите молодым людям, они же с вас пример будут брать, – сказал милиционер.
– О, а это ещё что за хрен с горы нарисовался? – удивилась рыжеволосая барышня с наколкой на плече.
– Григ, действительно, неужели не видишь, что у нас идёт деловая беседа? И потом, в этой стране стражи порядка носят другую форму. Мог бы, кстати, поинтересоваться ради приличия, – пожурил милиционера Странник.
– Так некогда было, – смутившись, ответил я. – Пока всех добровольцев записал в нашу амбарную книгу, семь потов сошло.
– Верю, – кивнул головой Странник. – Писатель из тебя никакой.
– Нет, они совсем как будто нас не замечают, – возник коренастый.
– Полнейшее неуважение, – подхватила кареглазая. – Прямо как у себя дома! Эй, дядя, тебя вежливости учили?
– О, миледи, разумеется, – расшаркался я и поклонился до самой земли.
– Клоуны! – хихикнула девушка с татуировкой.
– Реальные пацаны, – подтвердила девушка с золотыми браслетами на руках. – Совсем страх потеряли!
Потом она сделала несколько лишних судорожных движений и взлетела в воздух с поднятой вверх ногой. На полпути к моему несовершенному профилю Странник остановил движение как стопкадр.
– Ну и что скажешь? – спросил тёмная звезда.
– Я не специалист, сюда бы Лис, чтобы оценила технику и пластику. Держится хорошо, первой вступила в бой. Перспективный боец.
Ватага лихих парней и девчонок как завороженные наблюдали за своей подругой застывшей в воздухе с поднятой ногой. Они переводили взгляд, то на меня, то на тёмную звезду ничего не понимая и не соображая. Никто из них больше не делал никаких движений, все ждали, чем кончится отчаянный выпад девушки с золотыми браслетами.
– Как зовут вашу подругу? – спросил я, вытаскивая блокнот.
– Танька Шелест, – ответила осевшим голосом кареглазая. – А вы кто такие? Нам никогда раньше не доводилось видеть ничего подобного. Это круто. Нет слов.
– Чистейшая физика, барышня, ничего удивительного – махнул рукой Странник.
– Мы набираем команду добровольцев для одного очень важного мероприятия, – сказал я. – Словом, нам нужны отважные герои вроде вас. Только наша цель не приставать на лавочках к одиноким старикам и невинным прохожим. У нас есть задачи несколько более серьёзного масштаба. Если вас это хотя бы капельку заинтересовало, то тогда вы поступаете в распоряжение нашего милейшего инструктора. Лис, выйди в свет.
Инопланетянка шагнула в луч света и вежливо поприветствовала аудиторию, мельком взглянув на Таньку Шелест, которая продолжала зависать в моём направлении.
– Перспективный боец, – согласилась она. – Григ прав. Разве что нет никакой школы и техники. Удар не поставлен. Растяжка никуда не годится. Так… – Лис откуда-то вытащила указку. – Смотрим сюда, сейчас я вам покажу все допущенные вашей подругой ошибки.
– Прирождённая преподавательница, – шёпотом сказал я Страннику. – Можно слушать часами. А голос!
– Определённо есть в твоей подруге что-то демоническое, – отозвался Странник. – Пожалуй, что мы им больше не нужны. Партию в шахматы?
– Нет уж, я потерпел девяносто девять поражений подряд, давай остановимся на этом счастливом числе.
– Как знаешь, – поскучнел тёмная звезда.
– Странник, а вы сыграйте партию со мной, – предложил кто-то за нашими спинами.
Мы обернулись и с удивлением обнаружили Князя. Король аргонов сидел на соседней лавочке и любовался тем, как Лис проводила занятия.
– Согласитесь, друзья, талант аргонов превзойти невозможно. Григ не даст мне соврать. Ни одна земная женщина не способна так очаровать мужчину, – сказал Князь. – Ну, так как насчёт партии в шахматы?
– А давайте сыграем, – принял вызов Странник. – Я всё никак не пойму, чего вы добиваетесь? Оттягиваете мучительный конец?
– Возможно, – серьёзно ответил Князь. – Но и вас понять непросто. Чего вам не хватает? У вас ведь всё есть и власть, и сила, и талант, и колоссальные возможности, и ключи от всех дверей. В природе всегда существовало равновесие. Можно считать, что Аргония служит противовесом вашему миру. Компенсирует избыточность и пылкость характера, мятежность ваших душ.
– Может быть и так, – кивнул Странник, – но заканчивать партию ничьей только ради того, чтобы начать новую не в моём характере. Меня устраивает текущий расклад сил. А сказки про равновесие будете рассказывать вон тем очаровательным девицам, которых обрабатывает Лис. Я решил положить конец правлению Аргонов. Отныне во главе двух вселенных будет стоять королева Звездограда.
– Которую всё никак не удаётся найти? – ехидно спросил Князь. – И чем интересно ваша новая власть лучше прежней? Думаете, Славия справедливее меня или королевы Екатерины?
– Разумеется, дело не в справедливости. Просто пришло время. Назрела масса неразрешённых проблем, и у меня есть желание доверить людям управление миром, как это было в древние времена, когда закладывались основные законы Вселенной. Нужны перемены, не находишь Князь?
Чувствовалось, как король Аргонии помрачнел. Партия складывалась не в его пользу. Белые фигуры повсюду теснили чёрных, прижимая их к своим оборонительным порядкам.
– Никак не возьму в толк, кто ты такой, Странник? – пересохшими губами спросил Князь.
– Я и сам бы хотел это знать, – громогласно протрубил тёмная звезда. – Смутно помню себя от самого сотворения мира, когда не существовало ни пространства, ни времени. Был только огромной величины глаз.
– Глаз? – переспросил сбитый с толку Князь.
Странник расхохотался.
– Смотрю, ты и вправду поверил. Да не было никакого глаза! Ответ на вопрос зарождения мира очень прост. Вход там же где и выход. Время неизбежно приведёт нас в Начало.
– И всё? – удивился Князь. – Бесконечное совершенствование мира в кольце времени?
– Не совсем так. Насколько я знаю, всем предыдущим искателям Великой Цели не удавалось встать над миром, выйти за его границы. Бог погибал вместе с умирающей Вселенной. Не оставалось ни истории, ни каких-либо фундаментальных выводов, только изменения в поведении элементарных частиц. Мощное бессознательное энергетическое излучение, заставляющее материю двигаться по заданному пути и складываться в необходимую мозаику, как пазлы. Вот изобретение наших великих предков. Так они пытаются рассказать о себе, о том, что с ними произошло. Человечеству всякий раз не хватало времени для того, чтобы разрешить основные противоречия мира и спасти его от катастрофы, поэтому они закладывали в новую вселенную всё больше и больше ресурсов, чтобы успеть вернуться к тому же самому моменту на более ранних этапах развития, но время обмануть не удавалось. Тебя никогда не посещало ощущение, что всё это уже было когда-то?
– Аргоны предполагают, что мир движется в нынешнем направлении не в первый раз, – коротко ответил Князь.
– Так вот, предыдущие поколения не смогли обуздать время. Постепенно перед нами раскрывается полотно их мира. Последним путешественникам по Великому Кольцу удалось подсказать нам многие открытия на самых ранних стадиях. Нынешние космические бродяги знают о космосе многим больше своих сверстников из предыдущего витка. Ведь очень часто даже серьёзным учёным кажется, что то или иное открытие им кто-то подсказал.
– Есть такое, – согласился Князь. – Ощущение ведомости не покидает наши сердца.
– Вот именно нас ведут и ведут по ложному пути, – отрезал Странник.
– Доказательства?
– В обмен на моих друзей.
– А ты хитёр, – прищурился Князь. – Допустим я тебе поверил и вернул твоих друзей, какая гарантия, что ты не пойдёшь на меня войной?
– Всё дело в том, что я всё равно пойду на тебя войной.
– Т.е. ты предлагаешь мне самоубийство в обмен на информацию? – Князь окончательно оказался прижатым к краю доски.
– Мат, – констатировал Странник, зевнул и огляделся.
Лис продолжала инструктаж новобранцев, я как завороженный всё это время наблюдал за развитием событий на доске. Гениальные манёвры Странника впечатляли меня до глубины души. Он был действительно классным стратегом.
– Ваша ошибка в том, что вы стараетесь опередить время, – вдруг сказал Странник. – Даже в шахматах ты стараешься выиграть уже на двадцатом ходу. Я не тороплю тебя с ответом. Всё взвесь. Можешь сдать мне Аргонию без боя и подчинить её Звездограду. Меня устроит и такой вариант развития событий.
– Никогда!
– Я знал этот ответ, – спокойно ответил Странник. – Пока всё идёт так как и хотят от нас наши предки. Чувствуешь, как тебя насквозь продувает ветер фатальной неизбежности?
– А ты сущий Диавол! – крикнул Князь. – Но учти, на меня твои уловки не действуют.
С этими словами Князь истаял, оставив клубы тяжёлого синего дыма.
– Ну, вот и поговорили, – вздохнул Странник и наконец-то заметил меня. – Что-то не складывается, заметил?
Я озадаченно кивнул в ответ, а Странник с упоением начал разглядывать звёздное небо.
– Две вещи не перестают меня удивлять: звёздное небо над головой и сердобольная душа. О чём интересно она пытается нам рассказать?
– Может быть, в этом и заключается разгадка мира? – спросил я.
– Никогда больше не повторяй подобную глупость, – усмехнулся Странник. – Тебе когда-нибудь доводилось принимать сигналы SOS?
– Нет, не доводилось, – признался я.
– Очень схожие ощущения, – сказал Странник. – Но нам, похоже, пора, Лис уже завершила свой гипнотический сеанс.


Глава десятая. Варварское воспитание.

В эпоху проклятого мира, когда всем родителям пришлось заниматься добычей средств к существованию, множество детей оказалось предоставлено самим себе. Никто не занимался их воспитанием, не вёл к светлому будущему. В школах отменили единую форму, и каждый ребёнок старался козырнуть состоятельностью своих родителей, если таковые имелись. Девочки наносили на лицо тонны туши и красок, представляя из себя эдаких чудищ приятной наружности. Мальчики крыли девочек матом, девочки весело визжали, радуясь пошлым шуткам в свой адрес и достаточно экстравагантным знакам внимания.
Королева Екатерина для смягчения характера плечистого варвара и более быстрой адаптации Владыки среди людей решила отправить его в школу преподавателем истории. Плечистый варвар сначала долго сопротивлялся, а потом купил себе кожаный портфель, удобное пенсне и поступил на службу учителем истории в местную среднюю общеобразовательную школу.
Первый же урок произвёл колоссальное впечатление на варвара. Он никогда не думал, что воспитание детей находится в таком диком упадке.
– Здравствуйте, Владыка Султанович! – хором, но довольно вяло и разрозненно, произнесли дети.
Владыка кивком головы усадил детей по местам и первым делом достал из кожаного чехла свой вертел, поставил в уголок и уселся на место. По классу раздались смешки, дети начали обсуждать странный металлический стержень.
– Так, – поднял глаза варвар, – кто мне объяснит, что смешного он видит в предмете, который я принёс с собой. Пожалуйста, отвечай ты, – сказал Владыка и метнул дротик в сторону паренька заигрывающего с соседкой по парте.
Дротик воткнулся аккурат над головой ребёнка в карту мира, висящую на стене. Класс мгновенно стих, никто не ожидал от учителя подобных террористических актов.
– Я слушаю тебя, юный отрок, – повторил плечистый варвар, выглядывая из под пенсне. – Язык что ли проглотил?
– Мой папа тебе шею свернёт, – вальяжно ответил отрок. – И вообще кто тебе сказал, что так можно себя вести с детьми? Это противоправно. Ты мог меня убить, идиот.
– Ответ неправильный, – нахмурился варвар и направился в сторону мальчика. Нагнувшись к ребёнку, плечистый варвар очень тихо повторил свой вопрос. – Что смешного ты находишь в предмете, который стоит у стены? Ты вообще знаешь, что это такое?
– А на кой мне? Зачёт ты мне итак поставишь. А не поставишь, мой отец тебя заставит. Ты вообще знаешь, кто мой папа?
– Понятия не имею, – улыбнулся варвар.
Не долго думая, он взял молодого негодяя за правую ногу и быстро отнёс к доске, где пришпилил его ботинок дротиком к стене. Дети в классе ахнули, у некоторых был самый настоящий шок. Ребёнок, висевший вниз головой, страшно кричал, угрожая варвару своим отцом. Владыка спокойно уселся за стол и оглядел класс пристальным взглядом.
– Кто хочет последовать за своим товарищем?
Воцарилось молчание. Затих даже герой, изредка всхлипывая.
– Так я и думал, – разочаровался варвар. – Каждый за себя. Неужели больше нет ни одного смельчака, который мог бы похвастаться своими родителями?
Дети молчали, с ужасом вглядываясь в учителя.
– Начнём с той железяки, которая стоит в углу. Это вертел, на нём я жарю… – варвар чуть не сказал «женщин», но сдержался, – …цыплят. На наших уроках мы будем заниматься историей и ничем больше. Освободите свои головы от посторонней чепухи и постарайтесь сосредоточиться на истории древнего мира. Девочек я очень попросил бы больше не приходить на мои уроки размалёванными как в цирке шапито. Мальчиков прошу впредь не рассказывать мне о своих родителях и вести себя достойно. Предмет, который мы собираемся с вами изучать не настолько весёлый, чтобы вести себя так легкомысленно. Постарайтесь не просто слушать то, что я буду рассказывать, но и чувствовать своей шкурой. Вникать в суть процессов.
С первой парты поднялась симпатичная девочка с очень интересным лицом и выразительными бровями.
– А с чего это вы решили, что нам нельзя краситься? Сейчас это разрешается. Вы ведёте себя грубо, мы проголосуем, и вас снимут с работы. Нам нужен учитель, а не деспот.
– Вам лично нужен ремень, – сдвинув брови, ответил варвар. – А учитель, судя по всему, вам не нужен, потому что вы не хотите учиться. Это видно невооружённым глазом. Вы пришли сюда отбыть номер. Может быть ради родителей, может быть ради оценки, за которую вам пообещали новый компьютер или сногсшибательную игру. Многие из вас вообще не понимают, зачем ходят сюда каждый день. Вот вам лично, зачем история?
– Не знаю, – ответила девочка с интересными бровями, – родители хотят, чтобы я поступила в институт.
– Теперь понятно, я освобождаю вас от занятий в таком случае, тройку я вам поставлю просто так, скажем, за внешний вид.
– Мне не нужна тройка! – воскликнула ученица.
– Имя и фамилия?
– Майя Пешкова.
– Так и запишем, тройка не нужна. Чтобы получить оценку выше тройки, нужно, по крайней мере, любить предмет, уже не говоря о том, чтобы его знать. Моя задача привить вам любовь к предмету, всё остальное зависит от вас. Я не смогу научить вас истории против вашей воли, поэтому все, кто не хотят учиться могут получить свои тройки и не отнимать моё время. Кстати, висящего на доске товарища это тоже касается.
Дети сидели по местам, видимо, тройки их родителям были не нужны.
– Назавтра я назначаю родительское собрание, – продолжил варвар. – Подготовьте своих родителей. Пусть представят свои доводы и соображения, я готов с ними всё это обсудить. И вы, молодой человек, – Владыка повернулся к висящему на доске ученику, – приводите своего папу, мы с ним потолкуем. А теперь думайте и соображайте, чего вы хотите от истории.
Владыка снял ученика с доски, положил дротик в портфель, зачехлил вертел и, поправив пенсне, вышел из класса.

Класс бурлил родителями. Чувствовалось, что среди них шло оживлённое обсуждение нового преподавателя истории.
– И кто же интересно допустил к преподаванию этого варвара? – возмущалась гражданка в модных очках.
– Я ещё доберусь до директора, его снимут с работы, и больше не возьмут ни в одну школу, даже простым преподавателем. Это же надо, подвесить моего сына за ботинок. Да я ему сейчас сам рожу начищу! – возмущался папаша обиженного ребёнка.
В самый разгар негодования в класс вошёл плечистый варвар, быстренько расчехлил свой вертел и уселся на своё место напротив родителей.
– Здравствуйте, уважаемые! Итак, начнём, – сказал варвар. – Первое. В углу стоит вертел, на нём в прошлом я поджаривал женщин живьём, особенно тех, кто много любил говорить и не по существу. Второе. Пусть сюда выйдет отец того паренька, который провисел сегодня на доске.
Женская половина родительской аудитории ахнула, отец паренька вскочил и с кулаками бросился на варвара. Владыка подхватил отважного родителя и также спокойно пришпилил его за пиджак и ботинок к доске двумя дротиками.
– А теперь к делу, – продолжил плечистый варвар.
– Я так этого не оставлю! – кричал отец обиженного ребёнка.
– Я прекрасно вас понимаю, – развёл руками Владыка, – на вашем месте я поступил бы точно также, но, прежде всего, воспитал бы своего сына, научил бы его разговаривать со старшими и прилично вести себя на уроках.
– Так вот, друзья, – обратился Владыка к аудитории родителей. – Вы должны решить, зачем учатся ваши дети. Ведь не за ради же оценок они ходят в школу и истаптывают по три-четыре пары обуви в год? История очень сложная и неоднозначная наука, требующая самоотдачи и повышенного внимания. Я хочу заниматься на моих уроках только с теми, кто действительно хочет разобраться в прошлом. Всем остальным я обещаю поставить удовлетворительно.
– Считаешь, что на тебя не найдётся методов? – спросил ухоженный мужчина в клетчатом пиджаке.
– Так, кто это мне сейчас тыкнул? Или мне послушалось? – спросил варвар.
– Ну, я, – не вставая с места, ответил человек в клетчатом пиджаке.
Варвар метнул в его сторону несколько дротиков, которые с грохотом воткнулись перед ним в стол.
– Сам пришпилишь себя или тебе помочь?
Клетчатый пиджак, выронив сигарету, предпочёл отмолчаться.
– Всё ясно, значит без помощи никак, – варвар встал и направился к клетчатому, после чего, сделав грязное дело, вернулся на своё место. – Вы только взгляните на этих людей! С них ли нам брать пример? В прежние времена подобных смутьянов употребляли на ужин в качестве закуски. Впрочем, мясо у нарушителей общественного порядка жестковатое, да и горчит. Друзья, кто ещё хочет что-нибудь возразить по поводу вышеперечисленного?
Аудитория безмолвствовала.
– Да вы не стесняйтесь, вопросы по существу приветствуются. Вы наверное думаете, что сейчас отсидитесь, а потом включите все свои связи, настрочите кучу жалоб и сущего варвара снимут с должности. А если не снимут? Вдруг вашим детям придётся у него чему-нибудь поучиться?
– А чему вы можете научить своими зверскими методами? – с волнением в сердце спросила кудрявая мамаша с роем веснушек на щеках.
– Во-первых, сделать из ваших ребят настоящих мужчин, чтобы всегда могли постоять за слабых и беззащитных. Во-вторых, рассказать о настоящей истории, без прикрас и купюр. В-третьих, влюбить в свой предмет и научить будущих граждан бережно относиться к своему прошлому и к прошлому своих отцов и дедов.
– Вроде бы всё правильно говорите, но зачем же бросать дротики и рассказывать про вертел, на котором вы якобы жарили женщин? Что это ещё за варварство? – донеслось с дальних рядов.
– Варварство? – рассмеялся Владыка. – Да вы не знаете своих детей. Поинтересуйтесь как-нибудь на досуге, о чём они говорят, чем живут, какие фильмы смотрят, и моё чистосердечное признание покажется вам милой шуткой. Вы живёте в мире, который развращает человека, а значит и ваших детей. Чудовищная система ценностей, которую вы породили, и которая начинается уже здесь со школьной скамьи, когда-нибудь сожрёт ваш мир изнутри, и это будет куда страшнее варвара-людоеда.
– Что вы такое говорите?! – возмущалась женщина с открытым лбом и множеством косичек на голове. – Вам нельзя доверять детей!
В классе поднялся невыносимый гвалт. Родители о чём-то спорили, бросали в воздух душераздирающие фразы, потрясали кулаками. Владыка встал, размял поясницу, зачехлили свой вертел и, подхватив портфель, направился к выходу.
– Этим людям совершенно не нужна история, им нужен лечащий врач, – констатировал плечистый варвар.
– Постойте, куда же вы? – воскликнула девушка с голубыми глазами, которая всё время молчала и с восхищением любовалась Владыкой. – Здесь есть люди, которые вам доверяют.
– Славия? – удивился плечистый варвар. – Господи, вы ли это? Я… конечно же, я останусь. Сейчас. У вас есть дети?
– Пока нет, я пришла вместо своей подруги. Ей некогда, она вся в бизнесе. А вы каким образом оказались на этом поприще?
– Ой, не говорите, всему виной ваша мама.
– Королева?
– Точно, – смутился варвар.
– Ну вы даёте!
– Есть немного, – согласился Владыка. – Идём к нам?
– С удовольствием, – обрадовалась Славия. – Я уже несколько лет никого из наших не видела. Ни одной знакомой души за всё время. Представляете?
– Очень даже! А вы денег у себя в тумбочке не находили?
– Каких денег?
– Значит у вас другой случай, – махнул рукой варвар. – Пойдёмте скорей, я решил забросить преподавательскую деятельность. В этом обществе незачем учить детей.
– Вы знаете, в чём-то вы правы, но учить всё-таки надо, не смотря ни на что.
– Считаете, стоит вернуться?
– А вы подумайте, – ответила Славия.
Вместе они вышли из класса. Возле входа в кабинет варвара поджидала группа бритоголовых парней атлетического телосложения. Варвар, не оглядываясь, метнул горсть дротиков, которые остановили всех сразу, пришпилив мужчин различными частями одежды к стене.
– А кто эти люди? – удивилась королева Звездограда.
– Мои поклонники. Устал раздавать автографы. Вот решил в этот раз сделать им личный подарок.
– Даже так?
– А вы как думали? Преподаватель, как и королева, всегда на виду и в первых рядах. С подобным бременем славы справиться не так-то просто.
– Это точно, – согласилась Славия и взяла под руку плечистого варвара. – Так как там, говорите, поживает моя мама?



Глава одиннадцатая. Сон с четверга на пятницу.

Сегодня мне снится удивительный сон, почти такой же, как в ту ночь после вылета из порта «Надежда». Красочный и совершенно фантастический. В сборе все наши однополчане по неудачной компании в Аргонии. Варвар рассказывает анекдоты про свою преподавательскую практику. Девчонки заливаются радужным смехом. Звездолёт «Навигатор» несёт своих пассажиров сквозь космические дали. Странник уверяет нас, что мы летим не куда-нибудь, а к Началу, к нулевой отметке. Он считает, что есть все шансы попасть в новую Вселенную. Разумеется, все находятся в сомнениях, даже философски настроенный Крайм ходит кругами, ведь никто до нас не проделывал подобного трюка.
В другом конце корабля продолжает царить расслабленность и веселье. Лиана засыпает королев историями об исследованиях на Протопласте, о следах оставленных Лис и Грин. Инопланетянки слушают рассказ краем уха, одновременно продолжая вникать в тонкости преподавательского искусства плечистого варвара. Аргонам не привыкать к подобным вещам. Я наблюдал собственными глазами, как Грин учила языки, параллельно готовила ужин, смотрела научную передачу об эллиптических галактиках и слушала музыкальную композицию в исполнении Людвига Ван Бетховена «К Элизе», записанную на диктофон во время последнего перемещения в целях написания реферата по истории.
Эмма, Мила, Лиза и Жанна уже третий час плавают в бассейне и не хотят слушать никаких историй. Анна смотрит на них с надувного матраса, и читает журнал. У неё сегодня разгрузочный день. Андрей со Старом посмеиваются над байками Владыки. Тут же Слон пытается компенсировать несколько лет интенсивного голодания путём поедания нескольких десятков бутербродов с колбасой, но как показывает опыт Данилова, утолить ими голод маловероятно. Горн и Князь спорят по поводу способов построения разумного общества. Князь считает, что лучше всего подходит метод пряника и кнута, на что мятежный Горн возражает тем, что кнут всегда должен опережать пряник. Когда как Настя и Берест вообще находят сладкое вредным для зубов, и что без него очень даже можно обойтись. На каши нужно налегать. Ну, им видней!
Я нигде не могу найти себе места, хожу туда сюда. Уж и не вспомню, когда мы в последний раз так мило собирались и беседовали. Впрочем, где-то на самом дне моей души меня не покидают ощущения, что всё это сон. Ведь ещё вчера мы летели на небесной колеснице со Странником в очередной пункт назначения, где якобы объявилась королева Звездограда. Но сон мне нравится, и я не спешу просыпаться. Сходил в свою каюту и переоделся в купальный костюм. Когда ещё удастся поплавать в бассейне? Здесь – самое подходящее место и время. Кстати, сразу хочется отметить и другую приятную деталь относительно сна. В нём всё намного безопаснее, чем в жизни, даже супружеский брак. Честно говоря, наверное, именно поэтому постоянно тянет что-нибудь попробовать новое. Не страшат полёты без крыльев в полнейшую непогоду и грозу. Напротив, чем размашистей и необузданней стихия, тем интересней подниматься в воздух, тем сильней захватывает дух. Но вот откуда наш мозг знает ощущения, которые должны происходить во время бреющего полёта? Несколько раз ко мне приходила мысль, что ощущения эти схожи с реальными ощущениями, которые испытываешь в воде. Иной раз, взлетая, также смешно машешь руками, как будто стараешься всплыть на поверхность. И всё бы ничего, если б периодически не снилась армия. Бредовый и нескончаемый сон о продолжении службы, о ротном, бегающем с резиновым шлангом по расположению, об усатом прапорщике Брылёве, о котором мне удалось сложить даже песню. Неужели это так важно? Но сегодня ничего этого нет, мы летим на звездолёте к Началу, и я ничему не удивляюсь.
Ловлю себя на мысли об инопланетянках. Всю жизнь (или это мне только кажется?) ломаю себе голову на ком в конце концов жениться. На двух сразу нельзя, закон не позволяет. Какой закон? За годы скитания по галактикам и вселенным я уж и позабыл, какой закон является для меня основным. Похоже, остался только тот, что внутри, но он по-прежнему не в ладах со мной, всё чему-то противится, всё чего-то опасается, как будто любовь – одномерное чувство лишённое всякой иронии. Как раз наоборот, такого накрутит, да навертит, что днём с огнём не разберёшься.
Хороший сон, и думается легко и дышится. Не умер ли? Да нет, не верю я в жизнь после смерти, в эту фантастическую и вечную сущность без тела. Что же прикажете потом всю жизнь вспоминать, как это было? Нет уж, увольте, уж лучше забвение на все времена. Вот память чертовка! А ведь действительно раньше было значительно лучше, и это в том числе. Не начал ли я заранее готовиться? С разбегу плюхнулся в бассейн. Хороша водица! Прохлада окутывает с ног до головы. Уж больно реально окутывает, может быть всё-таки ущипнуть себя за локоть, посмотреть что выйдет? Нет, не хочу просыпаться, ещё немного поплаваю, а потому ущипну, честно. Впрочем, дождусь того момента, когда проснусь сам. Интересно, чем всё кончится.
Как же всё-таки врут учёные. Они всерьёз утверждают, что сон длится недолго что-то около 20 минут. Я проплыл уже как минимум сорок кругов по бассейну, распугал девчонок, отыскал на дне золотистую заколку Жанны, объяснил им, что неплохо было бы для приличия прикрывать грудь, ну хоть чуть-чуть. Мало того, что и всё остальное никак не прикрыто, так ещё и грудь. А грудь для мужчины, всё равно что… ну трудно подобрать сравнение, чего вы хотите, мы ведь не в эротическом жанре. У нас здесь другие задачи. Кстати, желание плавать, как рукой сняло, начал что-то заглядываться, кружить вокруг да около, об инопланетянках забыл. Нет, всё-таки мужчины – народ лихой, прёт наружу природа ничего с ней не сделаешь. Как строить справедливое общество с такими мыслями?
Второй час не вылезаю из воды. Слушаю, как молодые бестии обсуждают между собой семейный быт. Столько оказывается у женщин проблем, никогда бы не подумал. Полезли неожиданные и тревожные размышления на тему супружеской измены во сне. Т.е. непонятно как её трактовать. С одной стороны вроде бы не всегда точно знаешь, что спишь, а женщина спуску не даёт, берёт быка за рога, а с другой мало ли чего присниться. Впрочем, во сне зачастую не всегда и понимаешь, кому изменяешь и с кем. Проблемы с временными насечками и с идентификацией партнёрши. Господи, вот забрался в дебри! Пора выбираться. Так сон или не сон? Решил ущипнуть себя за локоть.
– Всем собраться в командирском отсеке, – поступает команда Странника.
Девушки бегом покидают бассейн, я спешу вслед за ними переодеваться. По ошибке заскакиваю в номер к Жанне, получаю увесистую пощёчину и возвращаюсь в коридор. Неужели не сон? Во сне как-то всё проще складывается. По дороге к номеру навстречу попадается Стар.
– Ну, что, старик, – быстро говорит мне Данилов. – Пришло твоё время.
Древний воин хлопает меня по плечу и спешит дальше по коридорам. Что могла бы означать эта фраза? Я заскакиваю в номер, там уже копаются инопланетянки.
– Григ, ты где полдня пропадал? – на ходу спрашивает Лис. – Мы сбились с ног тебя искать. Странник говорит, что у нас очень важная задача, а мы даже инструктаж не прошли. Бегом одеваться!
Интересно, она даже не обратила внимания на то, что я в плавках. Грин находит где-то на нижних полках мои слегка помятые штаны и рубашку.
– Извини, гладить уже некогда, – говорит Грин.
Втроём мы спешим в командный отсек. Мне почему-то постоянно кажется, что всё происходит как будто в замедленной съёмке. Рядом оказывается варвар, он тоже с чем-то меня поздравляет и жмёт руку. Потом мы вбегаем в командирский отсек. Варвар отходит от нас в сторону, в этот же самый момент к нам подбегает Анна, вернувшаяся с пляжа, створки прозрачных ворот закрываются.
– Пора, – доносится далёкий голос Странника. – Прощайте, друзья!
– Что всё это значит? – кричит Лис. – Откройте, мы не хотим без вас, мама!
Анна растерянно стоит с этюдником наперевес, похоже, она вообще не понимает, что происходит. Прямо перед нами стоит как на подбор весь экипаж «Навигатора». Горн сплющив нос о защитное стекло машет нам вслед, рядом с ним Стар и плечистый варвар. На глазах у Владыки слёзы. Не может быть! Я ощущаю, что путь назад мне преграждает защитная стена. Екатерина и Славия, Эмма, Жанна, все они остаются там, за чертой.
– Почему, мама?! – кричит Лис. – Я не хочу! Слышишь?
– Нулевая отметка успешно преодолена, – слышится пропадающий голос Странника. – С возвращением в Лисаннагрин!
Ещё долго мы видим, как удаляется от нас экипаж «Навигатора». Грин стоит молча и плачет, утирая рукавом растёкшуюся по щекам тушь. Анна кладёт этюдник на пол и подходит к нам.
– Что произошло? – спрашивает она.
– Они отправили нас в новую Вселенную, – всхлипнула Лис. – Вот она идея Странника. Жестокая и беспощадная.
– Почему я об этом слышу впервые? – нелепо спрашиваю я.
– Потому что ты давно уже ничего не слышишь, – отвечает Грин. – Они пожертвовали собой ради нас. Понимаешь? Я не сразу догадалась. Дура! Странник мельком говорил, что не смог решить какую-то главную задачу, мол, ему помешала фатальность основных событий. И вот, он решил отправить через нулевую отметку только нас, четверых.
– А с чего ты взяла, что они погибли? – как будто просыпаясь спросила Анна.
– Потому что им не удержаться возле нулевой отметки. Слишком медленное время. Обратного пути у них нет, – тихо сказала Лис. – Бедная мамочка.
Звёздное небо просветлело и на нём вспыхнуло яркое солнце, точнее целых два. Мячик полетел в меня откуда-то прямо с небес. Я поймал его и огляделся. Девушки стояли вокруг и ждали от меня каких-то активных действий.
– Григ, ну кто так играет в волейбол? – спросила Грин. – Мячик нужно отбивать, а не ловить руками.
– Посмотрите, здесь надпись, – воскликнул я.
Девушки, одетые в лёгкие летние платьица, подбежали ко мне и начали вглядываться в надпись. Анна положила руки мне на плечи и попыталась заглянуть через плечо, встав на цыпочки.
– Читайте вслух, я ничего не вижу, – сказала она.
– «Первопроходцам на вечную память от предшественников», – произнесла Лис. – И подписи, очень неразборчиво. Григ, откуда ты взял этот мяч?
Я в недоумении пожал плечами.
– С неба свалился, – улыбнулась Грин. – У нас почти всё хорошее падает с неба.
– Остаётся теперь только узнать, кто такие эти таинственные предшественники, – продолжая висеть на моём плече, подытожила Анна.
– Таинственное послание из прошлого, – размышляла вслух Лис, – никогда не думала, что подобное может произойти. Признавайся, Григ, это ты всё подстроил?
– Ага, небось подменил мячики и в душе посмеивается над нами. Вот, мол, загадочные пришельцы к нам пожаловали. Смешно, – горячо высказалась Грин.
– Стоп, – остановился я, заметив, как Грин плавно превращается в Лис.
– Не стоп, а с добрым утром! – рассмеялась Лис. – С кем это ты так продолжительно беседовал во сне? Грин показалось, что ты видишь вещий сон, и побежала за Странником, а ты раз и проснулся. Что мы теперь ему покажем?
– Ничего не надо показывать, – медленно приходил в себя я. – Это не сон, а тихий ужас. Дай-ка мне лучше воды. В горле пересохло.
– Держи, – Лис протянула мне бутылку с минеральной.
На пороге появились Грин и Странник.
– Наш герой проснулся, – сказала Лис. – Я так и не успела подсоединить оборудование.



Глава двенадцатая. Замки на песке.

– Да, я хочу красиво одеваться и носить дорогую одежду, хорошо зарабатывать. Что в этом плохого? – говорила на повышенных тонах Елена. – Это тебе ничего не надо по жизни! Пришёл, рухнул на диван и забылся сном. А я ещё пожить хочу по-людски.
Горн молча смотрел на жену. Он понимал, что если ей зашла под хвост шлея, то лучше не мешать и не перечить. Пусть выскажется, поплачется на судьбу свою горемычную и успокоится, а если начнёшь возражать, то может и скандалом закончится. Горн не любил ссориться с женой, а Лену напротив тянуло на конфликты. Она как будто заряжалась энергией от скандалов или самоутверждалась таким образом. На работе-то не очень покомандуешь, будучи в низших чинах.
Горн не понимал ценностей своей жены. Элементы красивой жизни были ему чужды. Весь шкаф снизу доверху был забит её вещами. Несколько норковых шуб, кожаных курток, всевозможных пиджачков, платьев всякий раз ставили жену в тупик, она не знала, что ей надеть и жаловалась мужу, как бедно они живут. У Горна напротив не было ничего, даже пиджака, но зато он всегда знал, что ему надеть, потому как и выбора-то особого не было. Горн считал лишним покупать новые вещи, пока не сносились старые.
Скандалы в семье Горна давно уже считались делом обыденным. Елена искренне считала, что муж испортил ей жизнь, не смог обеспечить всем необходимым, не создал комфорта, не сотворил вокруг неё сущий рай. Будучи военным, Горн постоянно снимал квартиру, потом жил в общежитие, жена ездила за ним повсюду, накапливая негативные эмоции. Но в молодости многие вещи кажутся не такими уж страшными и непроходимыми, а с годами человек устаёт, и вдруг начинает понимать, что всё могло быть иначе и намного лучше. Тем более, что Елена женщина интересная и красивая. Плюс ко всему, редкое сочетание красоты и таланта уживалось в ней, но по каким-то причинам Елену так и не прибило ни к одному берегу. Все прежние увлечения юности прошли, и остался зануда муж, военный, неперспективный и бесхарактерный. Одним словом, болото. Чем больше ты пытаешься из него выползти, тем сильней оно тебя засасывает. А вроде бы посмотришь по сторонам, у подруг всё путём. У кого муж, у кого отец при делах.
В былые времена страсти накалялись до такой степени, что и до драки доходило. Горн долгое время терпел издевательства, но в один прекрасный момент не выдержал и наотмашь звезданул жену по лицу. Елена опешила сначала, смотрит на мужа сумасшедшими глазами, не привыкла к такому обращению, а потом в слёзы. Всю ночь рыдала. И у Горна ссадина на всю жизнь. Не даёт покоя. Сорвался, не выдержал, слабак. Ударить женщину последнее дело.
Вот так и жили. Тяжело. Друг с другом не могут, и друг без друга никак. И чего люди хотят, каких таких подвигов требуют? Жили бы да радовались каждому дню, проведённому вместе, ведь не так уж и много даруется их судьбой, но не ценят, тратят по пустякам. Всё чего-то делят, воюют, не понимают своих близких, но по большому счёту и сделать-то ничего не могут. Только разрушают песочные замки.

У Владыки тоже когда-то была жена. Только не надо сразу же ехидствовать по поводу того, что в конце концов он её съел. Скорее наоборот. В те далёкие и светлые времена плечистый варвар ещё не был таким свирепым и беспощадным людоедом. Он по-юношески мечтал о далёких космических странствиях, хотел стать великим учёным, покорить самые замысловатые вершины. В то время многое было не так как теперь. Даже фотографии. Чёрно-белые снимки несли в себе подлинную загадку и магию времени. В нынешние времена фотография всего лишь отпечаток реальности с перепутанными цветами и освещением. Очень трудно отличить их друг от друга, понять, когда и что фотографировалось. По старым же снимкам всегда можно догадаться, из какого они времени.
Принято почему-то считать, что у злодеев всё должно быть злодейским и лицо, и нравы, и повадки. Всегда представляется этакий монстр с хитроумными планами, пытающийся проникнуть к вам в душу, чтобы потом сразить вас одним ударом. Владыка никогда не был таким. О своих намерениях высказывался искренне, никому не врал и не строил умную рожу, дабы понравится окружающим. Он был самим собой. Женщинам нравятся естественные мужчины, которые не пытаются изобразить из себя невесть что. В общем, в один прекрасный момент варвар попался на крючок. И подсекли его знатно, без единой задоринки, по всем правилам рыболовного искусства. Владыка и опомнится не успел, как уже болтался на нехитрой рыболовной снасти.
О! У женщин выдающийся дар. Это вам не пескарей из речки выуживать. Здесь талант от природы. Чутьё. В искусстве ловли два основных правила: сезонность, и понимание на что ловить и собственно сама снасть. А то знаете как бывает и прикормишь и вовремя дёрнешь, а снасть не выдержит, то леска порвётся, то крючок сломается. И получается в итоге не себе, не людям. Кому потом нужен это инвалид с крючком в глотке и сумасшедшими глазами навыкат?
Поймав добычу, женщина тут же понимает, что пользоваться всем этим в естественном виде не представляется возможным, и начинает процесс по переработке материала. Где что отрежет, где перчиком сдобрит, где нафарширует и получается уже совершенно новый продукт, доселе неведомый. Женатый мужчина. Только не надо опять острить по поводу того, что мол после всех этих экзекуций ему никогда уже больше не плавать вольной рыбой и единственный, реальный путь на сковородку и к любимой в сахарные уста. Неправда, попадаются очень даже крепкие и живучие экземпляры. Возьмём хотя бы карася. Этому всё нипочём, иной раз и без внутренностей плывёт и без головы. Впрочем, среднестатистическая женщина до таких уж зверств не доходит. Максимум плавники подрежет или жабры. А на кой вам летать-то и плавать? Всё, отлетались.
Женщина никогда не останавливается на достигнутом. Анализ и синтез полученного экземпляра никогда не имеет логического завершения. Ведь какой бы продукт не вышел в итоге, он лишён окончательного совершенства. А хочется, чтобы на века, чтобы легло точь-в-точь, чтобы прямо по размеру. Поэтому шлифовка и коррекция под себя продолжается на протяжении всей жизни. И вроде бы уже как камень засох, затвердел, ничем не прошибёшь, а всё равно там лобзиком подточит, здесь что-то постукает и опять на сервант. А что должен вписываться в интерьер и не раздражать.
Варвар поначалу пробовал сопротивляться. Как рыба бил хвостом о берег, надеясь когда-нибудь опять соскочить в воду, жадно хватал жабрами воздух, но тщетно. Программа текущих дел и свершений была расписана на тысячу лет вперёд. Каждое утро Владыка находил на тумбочке список, что купить, куда сходить, за что заплатить и с кем посоветоваться. Владыку всегда поражал тот факт, почему женщина красится перед тем, как идти на работу, а придя домой тут же смывает грим, и легко расстаётся с причёской. Казалось бы, какое ей дело до других мужчин, ведь нужно прежде всего нравится мужу. Так нет, перед мужем она предстаёт во всём своём природном ужасе, когда как перед всеми остальными старается держать планку и быть на высоте.
Жена Владыки, а звали её Натали, считала своего мужа неким громоотводом. Она с удовольствием сливала на него весь негатив, накопившейся за день, делилась с ним всеми невзгодами и безумными планами. Варвару иной раз за весь вечер и рта не удавалось раскрыть, даже при гостях.
– Ну что, Владыка, как у тебя на работе? – спрашивают гости.
– У него всё хорошо, – опережает Владыку жена. – Недавно подняли оклад. Начальник считает моего мужа очень перспективным проектом. Собирается продвигать его по производственной линии.
– А с футболом, небось, завязал?
– Что вы, ему некогда! Всё для дома, всё для семьи. Подруги на работе завидуют, такой мужчина, и всё своими руками делает. Недавно стенку приобрели, так он самостоятельно разобрал и собрал, установил. Правда через месяц дверца отвалилась, но ничего вызвали мастера, подправили немного. Теперь всё в ажуре.
– А кино-то видел новое, американское?
– Ой, видел. Мы вместе с ним ходили. Ему вообще американские фильмы не очень нравятся. Ну, ничего, я ему попкорна купила. Он сидел и нервно жевал. Зато я получила истинное наслаждение, такая великолепная мелодрама. А актёры, просто чудо!
– А с женой как?
– С женой у него всё просто замечательно. Не сводит с неё глаз, каждый день, то цветы, то неожиданный подарок. Нескончаемый медовый месяц. Так феерично!
Одним словом, всё в жизни Владыки уже было решено раз и навсегда. Никаких неожиданностей или сногсшибательных поворотов, пылких случайных встреч и знакомств. Умопомрачительных полугодичных погружений в исследовательскую работу. Бывало в прежние времена, варвар с головой уходил в изучение всевозможных исторических находок и открытий, основанных на новых раскопках. Варвар пытался отыскать в прошлом терзающие душу ответы на неразрешимые вопросы. А когда любишь своё дело, то не замечаешь, как летит время, не замечаешь никого вокруг. Нырнул зимой, а вынырнул в середине июля. Жара! Женщин на пляже видимо-невидимо. Выбираешься из берлоги в своём старомодном балахоне, люди оглядываются на тебя, пожимают плечами. Уже и сам начинаешь понимать, что с тобой что-то не так. Ба, так лето уже! А сейчас. Да о чём говорить? Натали всё скажет сама. Ей давно всё известно о жизни. Не хватает только достаточных средств и возможностей. Размаху нет. Размаху.
Но мы продолжаем строить замки на песке и верить во что-то возвышенное и неземное. Отрицая обыденную жизнь, какую ещё фантазию ищем там, о чем думаем, обращая глаза к звёздному небу? Надеемся, будто всё, что не получилось здесь, когда-нибудь свершится там? Возможно. А чем чёрт не шутит? По крайней мере, я точно уверен в том, что мир грёз существует. Именно туда мы перемещаемся в своих снах, о нём вспоминаем в тот самый миг, когда уже ничего, кажется, не держит нас здесь, когда утрачены надежды. Он ведёт нас по жизни, как маяк светит нам вдали в кромешной мгле. Именно там люди бывают счастливы. Блажен тот, кто способен забыть о реалиях мира и погрузиться в этот волшебный и сладостный сон.



Глава тринадцатая. Золотой меч.

Алиса, Марина и Стар шли по электромагнитному лучу. Данилов уверял своих спутниц, словно Странник подсказал ему, что именно по этому лучу можно выбраться из этой западни. Но они двигались вдоль луча уже достаточно долго, и ничего особенного не происходило. На какое-то мгновение Стар отвлёкся на прохожего, который показался ему странным. Оглянувшись он увидел, что девушек рядом с ним нет. Прямо над головой возвышалось чёрное небо. Кто-то крепко ударил его в плечо.
– Друг, ну ты с нами или как?
Стар увидел прямо перед собой того самого парня с Протопласта. Тот подмигнул Данилову и показал ему гранатомёт.
– Решился? – парень сплюнул через плечо. – Сегодня мы зададим им жару! Меня зовут Слейв. А тебя?
– Стар, – протянул руку Данилов.
– Это не тот ли о котором ходят легенды? – с удивлением спросил Слейв.
– Не знаю, не в курсе, – скромно ответил Данилов.
– Нет, в самом деле. Вы тот самый легендарный воин из небезызвестного экипажа звездолёта «Навигатор»?
– Глупо отпираться. Было дело, – сознался Стар.
– Вот это да! Так значит победа у нас в кармане. Друг, ты понимаешь, они же совсем озверели. Сосут из нас все соки.
– Кто?
– Олигархи, мать их! Но впрочем, дело даже не в них. Система. Вот наш враг.
– И чем же вам насолила система?
– Ну, вот к примеру, работаем мы с другом на разгрузке вагонов. Вырабатываем свою норму. Сидим курим. Нам больше не надо. Тут приходит к нам недоделанный с головой как у хряка и давай про двойную норму втирать. Мол, что вы за народ, неужели не хотите ещё заработать, чтобы жён порадовать? Представляешь? Это он нам такое говорит, грузчикам. Идиот хренов. Взял бы да сам разгрузил пару вагонов, а потом бы ещё и сверх нормы с десяток. Эдак к сорока годам и станешь инвалидом. И вот такие уроды повсюду. А нам что? Нам бы в два раза меньше работать, да в два раза больше получать, вот это было бы дело, чтобы без вреда здоровью. И потом, у нас ведь всякого народа полно, даже образованного. Разное ведь в жизни бывает, и не такой народ на обочину жизни прибивает. Да и не в деньгах в общем-то суть, а в принципе. Принесу я скажем домой вдвое больше денег, и что? Ничего ведь не изменится. Как буду я грузчиком, так и останусь. Купит жена себе ещё одну шубу или новый холодильник. А дегенераты как правили миром, так и будут править.
– Хорошо, – согласился Стар. – Сбросите вы олигархов. Дальше что?
– Хм, дальше… Дальше мы не думали, – Слейф сжал в руке гранатомёт. – Надо вернуть уважение к человеку. К таким как мы. Чтобы уважали не тех, кто по жизни в белых перчатках ходит, да бабки с народа стрижёт, а таких как мы, простых людей. Хотя бы за то, что честно отрубили за свою страну положенное и в армии, и у станка, а не прятались за чужими спинами и не воровали у ближнего.
– И с чего вы начнёте? – спросил Стар.
– В смысле? – удивился Слейф.
– Какой первый шаг предпримите после свержения олигархов?
– Трудно сказать. По обстоятельствам.
– Вот чудак-человек, – ухмыльнулся Стар. – По такому случаю смею тебя заверить, что ничего принципиально нового вы не построите. Разбазарите награбленное, и взрастите новых хозяев жизни, которые будут пускать вам пыль в глаза. Ведь по сути говоря, дело не в системе, а в человеке. Для того, чтобы изменить систему, нужно изменить человека. Как вы собираетесь это сделать? Загоните половину в концлагеря строгого режима?
– А что? – сверкнул глазами Слейв. – Иным и не помешает поработать на благо родной планеты.
– Согласен, однако нового человека таким способом не воспитаешь. Жажда власти, наживы, лёгкой и сытой жизни сидит в нём как заноза. Да и не нужна человеку свобода действий, ему нужна чёткая программа, которую необходимо исполнять. Именно в такой системе координат большинство людей чувствует себя уютно. Человек приходит в ужас, если понимает, что ему не нужно каждое утро ходить на работу. Без программы можно протянуть некоторое время, но не всю жизнь. Так или иначе, человек начинает планировать, прогнозировать и программировать свою жизнь, вставлять в неё обязательные элементы. Вот в чём штука-то. И наше рабство заключается не в желании кому-то подчиняться, а в необходимости действовать по чёткой программе. Взять хотя бы армию. Чем она притягивает? Да всё тем же. Чёткой программой действий и конкретными целями. Или вера в Бога. Почему мы ищем Творца, никогда не задумывался? Та же причина. Святое писание предлагает конкретный план. Что ещё нужно человеку?
– Я не согласен, – возразил Слейв. – Человек всегда стремился к свободе, зависимость гнетёт его душу. Разве не об этом вся наша история? Разве не за свободу сражались все известные доселе народы мира и вы в том числе?
– Нет, – спокойно ответил Стар. – Я никогда не воевал за свободу. На свете существует только одна свобода, которая находится внутри нас. И то она ограничивается внутренним законом. Зачастую как это ни странно человек бывает гораздо более свободен в несвободном мире и абсолютно порабощён там, где ему никто не чинит препятствий.
– А за что же вы воевали тогда? – удивился Слейв.
– За своих друзей. По крайней мере, это честно, – улыбнулся Стар.
– Значит, вы не пойдёте с нами?
– Извини, дорогой друг. У меня сейчас другие неотложные дела.
В это время за спинами разговорившихся странников медленно подкрался милицейский наряд. Офицер в форменной фуражке и с автоматом наперерез перегородил путь Стару.
– Стойте на месте. Не двигайтесь. Вы обвиняетесь в организации вооружённого мятежа. Предъявите ваши документы.
Слейв с волнением наблюдал за тем, как военные окружили древнего воина. Стар нарочито рылся в карманах, стараясь отыскать документы коих не было у него и в помине. Данилов настолько привык кочевать из одной страны мира в другою, что давно забыл о том, что такое удостоверение личности. Да и какой личности? В древнем воине уживались масса странных и неоднозначных персонажей.
– Имейте в виду, по законам военного времени за отсутствие документов и явное подстрекательство мятежникам у нас предусмотрен расстрел на месте без суда и следствия, – сказал бритоголовый офицер.
Оставшийся чуть в стороне Слейв поднял на плечо гранатомёт и направил его в сторону защитников правопорядка. Но в тот же момент Стар сделал свой фирменный поворот на триста шестьдесят градусов.
– Видит бог, господа, я этого не хотел, – сказал древний воин и направил свой золотой меч в сторону правозащитников.
– Что? – изумился бритоголовый офицер. – Вы собираетесь противостоять нам с этой средневековой железкой? Да вы не просто подстрекатель, но ещё и плюс ко всему настоящий сумасшедший. Что ж, приятно было с вами познакомиться, – и офицер махнул рукой.
В сторону Стара полетели несколько десятков пуль выпущенных благородными правозащитниками, но офицер с удивлением обнаружил, что Стар спокойно продолжает стоять на месте, слегка приподняв меч.
– Абсолютная невоспитанность, – весело отметил древний воин. – Все ваши чёртовы пули угодили в мой меч и изрядно его поцарапали. Кто возместит мне ущерб?!
Офицер в форменной фуражке услышал знакомые слова и просветлел.
– Так вы наш? – удивился военный. – Что же вы с бандитами шашни водите? Нехорошо. Мы вас чуть не пристрелили.
– А если б пристрелили? – закричал Данилов. – Кому бы мне из вас счёт потом выставлять? Или прикажете разбираться и ждать баллистической экспертизы? Или нет, вы видимо решили, что я должен был бы потом сам разобраться, кто засадил в меня пулю.
– Извините, барин, – хихикнул офицер. – С кем не бывает.
– Так что мне показывать документы или разойдёмся по-хорошему? – пошёл в атаку Данилов.
– Не извольте беспокоиться, – сказал бритоголовый офицер. – Ошибочка вышла. Меч можно отремонтировать в лучших мастерских, если изволите. У вас страховка-то есть?
– Не задавайте глупых вопросов, офицер, – ответил Данилов. – Страховка у меня есть и не одна.
– А на какой случай, осмелюсь спросить?
Между тем на соседней улице группа негодяев пыталась изнасиловать молодую женщину. Стоял невыносимый крик, который мешал течению внятного разговора между Старом и вершителем законности.
– Там на соседней улице насилуют женщину, примите меры, – предложил Стар, поглядывая на Слейва, который продолжал держать всю компанию на мушке.
– Не беспокойтесь, ситуация под контролем. Эти господа уже заплатили за свой вопиющий поступок. Тем более, там внук губернатора города любви и его друзья. Их всё равно не удастся привлечь к ответственности. Ещё и получишь по шапке. Сами знаете, как это бывает.
– Интересная у вас философия, – заметил Данилов. – С таким мировоззрением далеко пойдёте.
– Рад стараться, – гаркнул бритоголовый офицер.
Древний воин через пару мгновений оказался возле группы молодых людей. Девушка уже практически сдалась на милость победителям и лишь глухо всхлипывала.
– Кто здесь внук губернатора? – громко спросил Данилов.
– Ну, я внук, – не отрываясь от дела, сказал парень лет двадцати. – Чего тебе нужно дядя? Иди своей дорогой, пока цел.
Стар за шкирку выволок парня и поставил перед собой.
– Сейчас ты отведёшь меня к своему папаше. Мы с ним потолкуем. Слейв, – подозвал Данилов своего случайного знакомого с гранатомётом, – возьми этого недоделанного на мушку. Я сейчас разберусь с остальными.
Милицейский наряд с удивлением наблюдал за развитием событий. Офицер даже сел на лавочку и закурил. Слейв взял на мушку внука губернатора и не сводил с него глаз, пока Стар воспитывал подрастающее поколение.
– Девушка, – обратился Данилов к жертве, – какого чёрта вы делаете здесь ночью одна?
– Жду вас, – оправившись от шока, ответила женщина. – Стар, почему вас так долго не было? Неужели разговоры с блюстителями порядка вам важнее жизни старой знакомой?
– Мила? – обрадовался Данилов. – А вы каким образом здесь оказались?
– На Протопласте я с тех самых пор, как покинула звездолёт. Знающие люди мне подсказали, что на этой аллее я обязательно встречусь с вами. Сообщили даже точное время, но про дату забыли, поэтому я появляюсь в этом месте каждый день ровно на несколько минут. А сегодня прицепились эти варвары. Значит я ещё очень даже ничего, Данилов?
– Замечательно выглядишь, – вежливо согласился Стар. – Но тебе повезло, что рядом мы оказались, а не стражи порядка. Им похоже было не до тебя.
– На Протопласте стражи порядка не занимаются защитой рядового населения, не способного оплатить услуги. Для них это направление бесперспективно.
– Я заметил. Прогуляешься с нами к губернатору города любви?
– Разумеется, – согласилась Мила. – С вами хоть на край света.
Стар взял за шиворот внука губернатора приставил к его горлу меч и заставил двигаться в нужном направлении, рядом шла Мила, а позади семенил с гранатомётом Слейв.
– Стар, вы же его так убьёте, – вздыхала девушка.
– Странная у вас у женщин порода, – отвечал Данилов. – Ещё несколько минут назад это юное создание хотело вас изнасиловать, а теперь вы его уже жалеете.
– И какой у вас план? – поинтересовался Слейв. – Я вижу, что невольно вы оказались на нашей стороне.
– План самый простой, – отозвался Стар. – Прорвёмся к губернатору и захватим власть в городе любви. А дальше видно будет.
– Но вы же сами говорили, что нужна программа построения нового общества, определение целей и задач, воспитание нового человека…
– Говорил, не буду отрицать, но я терпеть не могу, когда обижают моих друзей.
– Значит, опять стихия?
– Скорее произвол богов.
– Богов?
– Именно. Будем считать, что я действую здесь от имени королевы Звездограда.
Слейв вдруг заметно выправился и зашагал уверенным строевым шагом. В его глазах появился отблеск законности и торжественности. Ему было абсолютно ясно, что теперь это не какой-нибудь мятеж, а миротворческая миссия.



Читатели (1576) Добавить отзыв
Мысль про абсурдность образования, высказанная в 1 части книги, раскрылась здесь полностью. Совершенно согласен. Автор, пишет крамолу в сторону Великого Бизнеса)
Как это важно, учиться чтобы учиться .. офигеть просто.
У меня даже вышел конфликт с родителями, которые мечтали о моем высшем образовании, ибо свое не получили. Из-за этого мне пришлось его получить, не конфликтовать лишний раз. а второй вуз я просто бросил. Да.. Факт, что почти ничего из выученного не пригодилось

Да описания брака очень живописные.. знакомые портреты, аж до боли..
21/07/2009 16:37
Да вот, а моя подруга едет в германию, чтобы получить третье образование. Кому что нравится, как говориится.
02/08/2009 19:48
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы