ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 147

Автор:
Глава СXLVII


На противоположном фланге Восточного фронта, на Дунае, война началась не так, как на других его участках. Боевые действия, начатые 22 июня с отражения артналёта на Дунайскую речную флотилию Черноморского флота, уже через два дня были перенесены на территорию Румынии. Утром 24 июня после артподготовки, проведённой кораблями и береговыми батареями флотилии, советские бронекатера высадили десант на правый берег Дуная в районе Сату-Ноу. Планируя десантную операцию, командир 14-го стрелкового корпуса генерал-майор Егоров и контр-адмирал Абрамов не ставили перед собой далеко идущих оперативных целей на правом берегу Дуная: они просто хотели обезопасить базу флотилии и город Измаил от огня румынской артиллерии. На подготовку операции ушло двое суток – очень маленький срок, если учесть, что мобилизационными планами подобная операция не предусматривалась и была от начала до конца разработана, спланирована и проведена командованием в Измаиле своими силами, без помощи и вмешательства вышестоящих штабов, что, отчасти, и обеспечило как скорость подготовки, так и успех проведения весьма непростой операции.
Первая волна десанта высаживалась под сильным огнём румынской артиллерии. Прямым попаданием снаряда в рубку одного из бронекатеров тяжело ранило командира и оторвало ногу рулевому. Рулевой остался стоять у штурвала и вывел повреждённый катер из зоны обстрела, прежде чем потерять сознание от потери крови. Он умер по дороге в лазарет. Высадившаяся первой на румынский берег рота пограничников захватила плацдарм и закрепилась на нём. Следом высадился стрелковый батальон корпуса генерала Егорова. Ниже по течению, у городка Килия Старая, был захвачен второй плацдарм. Здесь высадился стрелковый полк. Расширив и соединив оба плацдарма, корпус Егорова, поддержанный пограничниками, моряками и авиацией, захватил 75-километровый участок румынского берега и прилегающие острова, взяв сотни пленных с артиллерией и другими богатыми трофеями. Поставленная войскам боевая задача была полностью выполнена. Румынская речная флотилия, располагая мониторами, не уступающими по вооружению и броне кораблям Абрамова, без поддержки береговой артиллерии оказалась блокированной и в течение трёх недель, пока советский плацдарм на Дунае не был эвакуирован в связи с неблагоприятным развитием событий на советско-германском фронте, не могла приблизиться к Измаилу. Командование Черноморского флота, внимательно следившее за ходом операции со стороны, поздравило генерала и контр-адмирала с успехом первого советского наступления в этой войне.
C началом наступления 11-й немецкой армии в начале июля командованию советского ВМФ пришлось считаться с возможной перспективой эвакуации военно-морской базы в Измаиле и вывода речной флотилии из Дуная. Соответствующий приказ в штабе контр-адмирала Абрамова был получен 7 июля. Эвакуация Дунайского плацдарма была проведена скрытно и без потерь. В ночь на 19 июля, когда немцы входили в Кишинёв, флотилия покинула Измаил. Противник, успевший развернуть на правом берегу Дуная артиллерию, попытался преградить дорогу флотилии. Потеряв один бронекатер, контр-адмирал Абрамов вывел сто вымпелов флотилии в открытое море. Здесь многочисленные речные суда, не предназначенные для морских походов, подверглись гораздо большей опасности, чем в бою на реке. Погоду выбирать не приходилось. Волнение в четыре балла, которым встретило море флотилию, стало суровым испытанием для мелкосидящих кораблей. Встреченная в устье Дуная прибывшими заранее крейсером «Коминтерн» и канонерскими лодками, флотилия под их прикрытием направилась в Одессу и прибыла туда утром 20 июля. Многие суда получили в походе повреждения, волнение на море стало причиной нескольких столкновений, однако ни одно судно не затонуло. На следующий день море успокоилось, и большая часть судов была отправлена в доки Николаева для срочного ремонта. Погранкатера и подвижные береговые батареи (последние прибыли из Измаила в Одессу вместе с зенитными частями и тыловыми службами в походных порядках 14-го стрелкового корпуса) были переданы Одесской базе ВМФ.
С уходом Дунайской речной флотилии из Измаила активные операции Черноморского флота у берегов Румынии не прекратились. 15 августа подводная лодка «Щ-211» капитан-лейтенанта Девятко потопила на подходе к порту Констанцы крупный военный транспорт. Черноморский подводный флот, насчитывавший к началу войны 47 подводных лодок, уже 22 июня получил боевую задачу пресекать морские перевозки противника. Несколько отрядов подлодок заняли позиции в западной части Чёрного моря. Однако противник был к этому готов и проявлял крайнюю осторожность, осуществляя каботажные перевозки малыми судами в недоступных для подлодок районах мелководья. Почти два месяца советские подлодки в Чёрном море не встречали целей для торпедных атак. Капитан «Щ-211», открыв счёт потопленным судам противника, продолжил поход и высадил тёмной ночью на побережье Болгарии в районе Варны отряд подпольщиков.
Дивизионный комиссар Кулаков, встретив в Одессе Дунайскую флотилию и проводив её на следующий день в Николаев, занялся осмотром береговых укреплений и батарей, что было главной целью его приезда в Одессу. Артиллерия Одесской военно-морской базы по огневой мощи уступала на Чёрном море только севастопольской. Две батареи 180-миллиметровых орудий с дальностью стрельбы до 35 километров размещались на берегу у Большого Фонтана и у посёлка Чебанка. Это была ударная сила одесской береговой артиллерии. Кроме этих двух батарей имелись ещё четыре стационарных и пять подвижных батарей. В подчинении командующего Одесской базой ВМФ находились также четыре батареи Очаковского сектора береговой обороны. На батареях, которые объехал комиссар, объявили боевую тревогу и провели учения по отражению нападения с моря. После учений краснофлотцы засыпали комиссара просьбами отправить их на передовую со стрелковым оружием. Когда Кулаков сказал, что за этим дело не станет, так как передовая может вскоре оказаться в непосредственной близости от батарей, все восприняли это как шутку.
На следующий день, 22 июля, над Одессой появились эскадрильи немецких бомбардировщиков. После двух воздушных налётов в городе остались разрушения и жертвы, среди них было трое краснофлотцев. Капитан повреждённого авиабомбой теплохода «Аджария» успел отвести тонущий корабль на мелководье и посадить на мель. Воздушные налёты на Одессу сделались регулярными, всё больше судов, стоявших у причалов одесского порта, получали повреждения. На исходе лета усилились нападения с воздуха на Севастополь. Командование Черноморского флота приняло решение рассредоточить эскадру надводных кораблей. Два крейсера и три эсминца ушли в Новороссийск, часть кораблей ушла в порты на черноморском побережье Кавказа. В Севастополе остались линкор, три крейсера, лидер и семь эсминцев.
5 августа вице-адмирал Октябрьский получил приказ Ставки: «Одессу оборонять до последней возможности, привлекая Черноморский флот». Для обороны Одессы и Очакова был сформирован отряд кораблей в составе крейсера «Коминтерн», эсминцев «Шаумян» и «Незаможник», бригады торпедных катеров, дивизиона канонерских лодок, дивизиона тральщиков, подразделений сторожевых катеров и вспомогательных судов. Командиром отряда стал контр-адмирал Вдовиченко. Кораблям этого отряда приказом наркома ВМФ предписывалось поддерживать сухопутные войска огнём артиллерии до последнего снаряда. Остальные силы Черноморского флота, включая авиацию, предполагалось привлекать к обороне Одессы и Очакова по обстановке.
Тремя днями позже в порт Одессы вошёл эсминец «Шаумян» с заместителем наркома ВМФ вице-адмиралом Левченко на борту. Он прибыл из Главного штаба ВМФ для координации действий флота и сухопутных войск отдельной Приморской армии. Последняя, удерживая левым флангом позиции у Днестра, загнула правый фланг, развернув его к северу. Противник уже занял Котовск и Вознесенск, немецкие аванпосты выходили к Кременчугу. В тот же день контр-адмирал Жуков, начальник одесского гарнизона, объявил город на осадном положении.







Читатели (310) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы