ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 143

Автор:
Глава СXLIII



После того как 56-й мотокорпус Манштейна был снят в августе с лужского направления и переброшен в район Старой Руссы, где терпел бедствие 10-й армейский корпус 16-й немецкой армии, бои под Лугой, где немецкое наступление захлебнулось ещё в июле, продолжал лишь 28-й армейский корпус генерала Викторина. Несмотря на большие потери, которые понесли в этих боях 269-я пехотная дивизия и полицейская дивизия СС, противостоящая им группировка из пяти советских стрелковых дивизий прочно удерживала предмостное укрепление и не пускала немцев на стратегическое шоссе Луга-Ленинград. Уже пал Новгород и была захвачена немцами станция Чудово, и удержание плацдарма в Луге с оперативной точки зрения не представлялось более необходимым, но русские продолжали его удерживать, справедливо полагая, что контроль над главным стратегическим шоссе, соединяющим Ленинград с глубоким тылом группы армий «Север», стоит пяти стрелковых дивизий: пока фон Лееб вынужден был снабжать свои армии окольными путями, его тыловые службы сталкивались с серьёзными проблемами.
Когда потери полицейской дивизии СС под Лугой превысили 2000 человек, генерал Буш приказал генералу Викторину прекратить фронтальные атаки, подтянуть резервы, обойти группировку противника с фланга и блокировать её с тыла, перерезав коммуникацию с Ленинградом. Подтянув к передовой 122-ю пехотную дивизию, генерал Викторин двинул её в наступление юго-восточнее Луги. 13 сентября командир 122-й пехотной дивизии генерал Махольц под прикрытием огня тяжёлой корпусной артиллерии приступил к форсированию реки силами трёх пехотных полков. Форсировав реку, пехота с боями углубилась в заболоченные леса. Наступающий в авангарде 410-й пехотный полк в первый же день наступления понёс большие потери в офицерском составе. Старший лейтенант Крамер принял командование батальоном, оставив свою роту под командой унтер-офицера. Советские снайперы, сидящие в лесных засадах, тщательно замаскированных крохотных окопчиках, пропускали немецкие цепи мимо и прицельно выбивали, поражая в спину, офицеров, унтер-офицеров и пулемётчиков. Даже после того как снайперы выдавали себя, открыв огонь, засечь и уничтожить огневую точку удавалось не сразу. Немецким офицерам и унтер-офицерам пришлось самим пройти школу маскировки. Когда начиналась перестрелка, они отделялись от своей группы, уходили в лес, затем возвращались к поляне или опушке с другой стороны и по радио корректировали огонь пулемётных расчётов. Подавив огневую точку, двигались дальше. Роты авангарда первыми прочёсывали лесопосадки, солдаты катили вручную 37-миллиметровые противотанковые пушки, несли на себе боеприпасы, раненых и убитых заворачивали в брезент и тоже несли на руках. Убитых хоронили во время ночных привалов. Когда 1-я рота 410-го полка вышла к старому ликёро-водочному заводу, из-за полуразрушенных строений появились советские танки. Трёхбашенный Т-28 и пять Т-26 стремительно атаковали немецкий авангард. Прислуга 37-миллиметровой пушки, установленной на опушке леса, разбежалась, за ней в ельник устремилась и вся рота, не внемля увещаниям унтер-офицеров. Танки, не снижая скорости, преследовали пехоту в ельнике. Лавируя между большими деревьями и с хрустом ломая молодые ёлочки, они гонялись за каждым солдатом, словно охотничьи собаки за подстреленной в камышах дичью. Конец охоте положил немецкий лейтенант, адъютант командира батальона. Пробравшись через кусты к брошенной противотанковой пушке, он в одиночку развернул её и открыл огонь. С третьего выстрела он подбил Т-26. Второй танк остановил унтер-офицер, бросив под гусеницу связку гранат. Когда танк остановился, двое пехотинцев взобрались на башню, открыли крышку люка и бросили внутрь гранату. Охотники и дичь поменялись ролями. Потеряв ещё одну машину, советские танкисты ретировались, преследуемые унтер-офицером и обер-ефрейтором, ведущими на ходу огонь из ручного пулемёта.
Семь дней с тяжёлыми боями пробиралась пехота генерала Махольца через леса, речушки и болота, миновала поляну с обгоревшим после артналёта старинным охотничьим домиком русских царей и вышла наконец к реке Оредеж. За рекой было село Паниково. С высокого правого берега реки капитан Ройтер, командир батальона 409-го полка, хорошо видел в бинокль село и отрытый перед селом от леса до леса свежий противотанковый ров, однако противника не было видно. Вероятно, русские скрывались в густых зарослях по обе стороны от села. Был один из последних погожих дней уходящего лета. Солнце стояло в зените и сильно припекало. Осторожно спустившись по крутому берегу к реке, пехота сосредоточилась на берегу, скрываясь за строениями, избами и огородами рыбачьей деревушки. Пулемётчики выбрали и заняли огневые позиции. Ширина реки в этом месте достигала полукилометра. Никакого движения на противоположном берегу не было заметно. В два часа пополудни сапёры спустили на воду штурмовые лодки. Пехота заняла места в лодках, улёгшись вповалку под прикрытием бортов, и только сапёры, голые по пояс, остались стоять, держа обеими руками рули навесных моторов. Когда первый штурмовой отряд достиг середины реки, второй уже отчаливал от берега. Никто не стрелял. Только жужжали моторы штурмовых лодок, заглушая гудение снующих над водой стрекоз. Когда первую лодку отделяли от заболоченного левого берега метров тридцать, из камышей прогремел выстрел из карабина. Эхо далеко разнеслось над рекой. С противоположного берега ударили короткими очередями два немецких пулемёта, и снова всё стихло. Батальон форсировал реку. Командир, опасаясь коварной засады, сразу отправил разведчиков прочесать оба леса по сторонам деревни. Возвратившиеся через полчаса дозоры выглядели обескураженными. Никаких следов противника они не обнаружили. Лишь когда батальон углубился в лес, отделяющий село Паниково от шоссе Луга-Ленинград, противник открыл беспокоящий огонь из лёгких орудий. Прислушавшись, командир батальона определил, что противник где-то рядом: между звуками взрыва и орудийного выстрела почти не было промежутков. В следующую секунду из молодых лесопосадок грянуло «Ура!», и русская пехота, поддержанная шестью танками Т-26, атаковала со штыками наперевес левый фланг втянувшегося в лес батальона и смяла его. У командира батальона не было ни одной противотанковой пушки – их оставили на берегу прикрывать переправу полка. Рация, по которой командир попытался вызвать подкрепления, не действовала. Батальон занял круговую оборону. В завязавшейся в густом подлеске рукопашной русская пехота была перебита - на стороне Ройтера был большой численный перевес, – и только шесть танков продолжали кататься между деревьями по полю боя, преследуя разбегающуюся пехоту. Так продолжалось до вечера, когда связной, отправленный за подкреплениями в переправляющийся через Оредеж восточнее батальон, вернулся и привёл с собой подкрепления – несколько 75-миллиметровых самоходок полицейской дивизии СС, подтянувшейся следом за пехотой генерала Махольца. Батальон капитана Ройтера был спасён от неминуемой гибели, ожидавшей его, если бы танковая атака русских была поддержана достаточными силами пехоты. Вскоре полицейская дивизия СС обошла Лугу с севера. С юга 41-й стрелковый корпус генерала Астанина был обойдён 96-й Нижнесаксонской пехотной дивизией, прорвавшей левый фланг советской обороны под Лугой и захватившей в плен раненого начальника штаба. Остаток лета ушёл у немцев на то, чтобы силами 9-й, 96-й, 122-й пехотных дивизий, полицейской дивизии СС и 8-й танковой дивизии замкнуть кольцо окружения вокруг корпуса Астанина. 3 сентября шоссе Луга-Ленинград было наконец в руках немцев. Генерал Шаль де Больё, начальник штаба танковой группы Гёпнера, отметил этот день как светлый праздник для тыловиков и снабженцев группы армий «Север». Окружённые в лесах и болотах под Лугой дивизии группировки Астанина оборонялись до середины сентября, пока не кончились артиллерийские боеприпасы, после чего генерал приказал прорываться к Ленинграду малыми группами. 21 000 человек попала в плен. Немцам достались 316 танков и 600 орудий.





Читатели (340) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы