ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Гл. 19

Автор:
Противник, чьи потери в сражении были сравнимы с потерями французов, с полным основанием приписывал себе победу. Измерив силы армии Бонапарта, он убедился в их немногочисленности и больше не сомневался в конечном успехе всей кампании. Дважды вынудив Бонапарта отступить, Альвинци развеял ореол непобедимости, уже внушавший трепет австрийским солдатам и офицерам при упоминании имени командующего Итальянской армией, и теперь они, воспрянув духом, готовили штурмовые лестницы, намереваясь с боем захватить Верону, соединиться с тирольскими стрелками Давидовича и идти на выручку Мантуи, после чего их численный перевес над армией Бонапарта должен будет сделаться подавляющим. Австрийские аванпосты вплотную приблизились к стенам Вероны. Гарнизон Мантуи также не замедлил проявить активность и участившимися вылазками держал в напряжении блокирующую город дивизию, не позволяя Бонапарту отвлечь из-под стен города сколько-нибудь значительные резервы для пополнения поредевших сил своего ударного ядра – дивизий Ожеро и Массена, в которых 13 ноября оставалось под ружьем 13 000 человек, моральное состояние которых оставляло желать лучшего. Правда, все это были закаленные ветераны, в большинстве своем имевшие за плечами ранения, полученные на полях сражений в Италии,- а некоторые успели получить их по два и три и снова вернуться в строй,- но теперь, когда казалось, что все оборачивается против них и впереди – лишь бесславное отступление за Альпы по раскисшим от дождей дорогам, настроение у всех упало. Они не боялись австрийцев и презирали опасность на поле боя, но считали, что с ними поступают несправедливо, снова и снова заставляя побеждать численно превосходящего их противника здесь, в Италии, в то время как две других французских армии «прохлаждаются» на Рейне, не справившись с уступавшими им по численности войсками эрцгерцога Карла. Весь день 14 ноября войска сушились у костров и отдыхали. Бонапарт распорядился распространить среди солдат известие о скором подходе подкреплений. В этот день он написал несколько писем. В письме к Директории он постарался довести до сознания военного министерства всю затруднительность своего положения: подобно жонглеру, работающему с тремя подброшенными в воздух предметами, он вынужден был изворачиваться и балансировать, сдерживая превосходящие силы противника сразу на трех участках - против Давидовича, Альвинци и Вурмзера. Жозефине он написал уехать из Милана в Геную. В течение лета Жозефина уже несколько раз наведывалась в Геную за покупками и посещала генуэзских банкиров, поэтому ее отъезд из Милана не должен был произвести впечатление бегства. Наступила холодная, туманная ночь на 15 ноября.
В два часа ночи дивизии Массена и Ожеро были подняты на ноги и вместе с главнокомандующим выступили колонной через Миланские ворота Вероны, но не для того, чтобы отступать по шоссе на Пескьеру, как предполагали солдаты и просыпавшиеся в эту холодную ночь горожане, среди которых наверняка были австрийские агенты. Оказавшись за пределами города, армия повернула налево и направилась правым берегом Адидже по дороге, ведущей к Альбаредо. Состояние дорог было очень плохим. Отступать по равнине, имея на хвосте численно превосходящего противника с сильной кавалерией, значило почти наверняка потерять артиллерийский парк, а вместе с ним и всю Италию. Пассивно выжидать в глухой обороне за стенами Вероны было столь же бесперспективно: стояла поздняя осень, солдаты начинали роптать, их моральный дух падал. Оставался единственный выход: нанести поражение корпусу Альвинци, наполовину состоящему из новобранцев, пока он не соединился с сильными войсками Давидовича и пока моральное состояние французской армии еще позволяло это сделать. Коль скоро не удалось обойти сильную позицию Альвинци с одного фланга, нужно было попытаться сделать это с другого. В Вероне был оставлен Кильмен с полуторатысячным гарнизоном, ему было поручено запереть все ворота и никого не выпускать из города до прибытия подкреплений. Сил у Кильмена было явно недостаточно, чтобы выдержать энергичный штурм, поэтому у Бонапарта не оставалось времени для обхода позиций Альвинци по большому радиусу через Альбаредо; быстрый и сравнительно безопасный маневр под покровом ночи Бонапарт собирался осуществить, не удаляясь от Вероны слишком далеко. Он решил переправиться в Ронко в болотистое междуречье Адидже и Альпоне к югу от Кальдиеро, после чего выйти во фланг и тыл Альвинци, двигаясь по дорогам, проложенным по дамбам прямо через Аркольские болота. С первыми лучами солнца армия была уже на левом берегу Адидже: за ночь саперы генерала Андреосси навели понтонный мост (местность была хорошо разведана во время преследования Вурмзера, понтонный парк был захвачен у него же). Дивизия Ожеро первой перешла на левый берег и устремилась по четырехкилометровой дамбе, ведущей через болото к деревне Арколе, где имелся мост через Альпоне, перейдя который, Ожеро должен был как можно скорее занять Вилланову в трех километрах выше по течению Альпоне, перерезав тем самым шоссе из Вероны в Виченцу в тылу у Альвинци. Дивизия Массена, перешедшая мост в Ронко следом за Ожеро, двинулась по левой дамбе, ведущей на север к деревне Порчиле, на окраине которой упирался в болото левый фланг позиции Альвинци. Массена должен был атаковать Порчиле, прикрывая фланг и тыл дивизии Ожеро и одновременно отвлекая внимание Альвинци от Вероны, захват которой австрийцами в результате немедленного энергичного штурма явился бы опровержением всего замысла Бонапарта. Что должен был подумать и предпринять Альвинци, глядя в подзорную трубу с колокольни на французские колонны, марширующие по дамбам среди болот в клочьях утреннего тумана? Прежде всего он должен был подумать о своей тяжелой артиллерии и своих обозах, растянувшихся на разбитой после маршей и контрмаршей двух армий и раскисшей после сильных дождей дороге между Виченцей и Виллановой. Если позволить французам пройти через болота, перейти Альпоне и выйти к Вилланове, австрийская армия не успеет спуститься с высот и развернуться на левом берегу Альпоне, чтобы прикрыть дорогу, и тогда все, что на ней застряло, достанется французам. Замысел Бонапарта заключался в том, что Альвинци поддастся искушению немедленно сбросить французов в воды Альпоне и Адидже и двинет свои силы с высот на болото, где они не смогут развернуться и реализовать численный перевес. Подобным образом Александр Македонский нейтрализовал численный перевес Дария на узкой полоске средиземноморского побережья при Иссе в 333г. до нашей эры. В Арколе имелся не особенно длинный, но очень узкий мост, соединяющий высокие насыпи плотины, регулирующей уровень воды в Альпоне. Австрийский полковник Бравидо, прикрывавший мост с двумя батальонами хорватских стрелков, расположил их цепью за надежными укрытиями на левом берегу и установил два полевых орудия таким образом, чтобы в случае необходимости сосредоточить на мосту и примыкающем к нему участке дамбы на противоположном берегу сильнейший фланкирующий огонь. Попытка авангарда Ожеро захватить мост с ходу была встречена дружным залпом с противоположного берега. Поредевший авангард колонны откатился назад, к тому месту, где поворот дороги в сторону от реки позволял выйти из зоны фланкирующего огня. Возмущенный Ожеро лично возглавил новую атаку, бросившись к мосту впереди колонны гренадер со знаменем в руках, но и эта атака была отражена с большими потерями, несколько десятков солдат было убито, генералы Ланн, Вердье и Бон были ранены. На берегу у моста осталось стоять воткнутое в землю французское знамя. Когда австрийцы сделали попытку добраться до него, генерал Бельяр один вернулся к мосту и унес знамя. Массена благополучно вышел по другой дамбе к Порчиле и, отогнав сторожевые разъезды австрийских гусар, занял деревню. Он уже видел на горизонте колокольни Вероны, и за судьбу города в ближайшие часы можно было не опасаться: Альвинци не мог двинуть на приступ штурмовые колонны, не позаботившись предварительно о безопасности своего левого фланга. Бонапарт, остававшийся с кавалерией и несколькими батальонами резерва в Ронко, наблюдал за развитием событий с колокольни. Увидев, что у Ожеро возникли проблемы с переходом моста, он отправил генерала Гюйо с тремя батальонами резерва в Альбаредо с тем, чтобы, переправившись на пароме через Адидже ниже устья Альпоне, он атаковал Арколе с тыла. В продолжение некоторого времени Альвинци выжидал: ему нужно было убедиться в том, что маневры французов на его левом фланге – не диверсия, предпринятая с небольшими силами с целью спровоцировать австрийцев ослабить центр, после чего ударить по ним главными силами из Вероны. В 9 часов утра, видя, что из Вероны никто не выходит, а силы французов на его левом фланге все возрастают, Альвинци двинул на Порчиле дивизию генерала Проверы, а на помощь полковнику Бравидо послал левым берегом Альпоне дивизию Митровского. Массена, позволив дивизии Проверы подойти поближе, атаковал ее и опрокинул, взяв много пленных. Ожеро отразил атаку авангарда Митровского, перешедшего мост и попытавшегося проникнуть за поворот дороги. К полудню насыпи вдоль обеих дорог, ведущих по дамбам, были усеяны трупами. Крайне раздосадованный задержкой Ожеро у Арколе, грозящей сорвать его планы, Бонапарт поскакал к нему сам: он уже задействовал резервы и отдал все необходимые распоряжения, теперь он решил поддержать моральный дух войск личным присутствием на поле боя. Проскакав галопом к голове колонны, он взял в руки знамя 5-й легкой полубригады и сам повел колонну в атаку на Аркольский мост. Адъютанты, среди которых был и его младший брат Луи, старались прикрыть командующего своими телами. Бонапарту удалось водрузить знамя на мост, гренадеры устремились по мосту на левый берег Альпоне, но в это время с противоположной стороны моста подошел свежий батальон дивизии Митровского и с хода ударил в штыки. Авангард французов был опрокинут и в панике обратился в бегство. В возникшей давке Бонапарта столкнули с дамбы в болото, он погрузился в ледяную жижу по пояс, его адъютант прыгнул следом и был тут же убит; между тем по мосту на дамбу устремились австрийцы. Наконец генерал Бельяр, заметив неладное, развернул гренадер спасать главнокомандующего и сам вместе с Мармоном, Луи Бонапартом и несколькими солдатами принял участие в вызволении Бонапарта из болота. Генерал Ланн, участвовавший в сражении, не долечив ранения, полученного в долине Кьезе, и снова дважды раненный этим утром, был рядом и получил третье ранение, прикрывая своим телом Бонапарта. «Болит только первая рана. Потом на них перестаешь обращать внимание», - отвечал генерал, когда вечером Бонапарт поинтересовался его самочувствием. Австрийцев отбросили обратно за мост, но взять мост фронтальной атакой так и не удалось. Впрочем, необходимость в этом уже отпала, поскольку Альвинци, узнав о поражении Проверы, начал отход с высот Кальдиеро к мосту в Вилланова и вскоре тылы австрийцев на левом берегу Альпоне оказались достаточно надежно прикрыты. Только в четыре часа пополудни Гюйо переправился через Адидже у Альбаредо и двинулся к Арколе по левому берегу Альпоне. В семь часов вечера он занял Арколе без единого выстрела: Митровский и Бравидо отошли к Вилланова. День завершился победой французов: две дивизии Альвинци были сильно потрепаны, штурм Вероны был предотвращен, неприступная позиция на высотах Кальдиеро была оставлена противником, в настроении войск Бонапарта совершился перелом: никто уже не помышлял об отступлении. Вечером через французкий лагерь в Ронко, где солдаты у костров варили суп, проследовали многочисленные колонны австрийских пленных. Потери французов также были значительны, многие генералы были ранены, генерал Робер был убит. Так закончился первый день большого сражения на Аркольских болотах.




Читатели (1241) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы