ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 134

Автор:
Глава СXXXIV


15 сентября в штаб генерала Моделя в Лохвице нагрянул большой отряд военных корреспондентов. Они прибыли, чтобы запечатлеть исторический момент нового триумфа Вермахта. Оператор Бештанир весь день снимал сюжет для кинообозрения, фотограф Хабеданк отснял несколько плёнок для журнала «Вермахт», обозреватель «Берлинского вестника» Фриц Люке брал интервью у Моделя и его офицеров. В полдень представители немецких СМИ собрались за праздничным столом, организованным в солдатской столовой назначенным в это утро военным комендантом Лохвицы майором фон Бером. Меню было по-военному незатейливым, но калорийным, а главное – оно состояло исключительно из местных блюд, приготовленных из свежих овощей и мяса. На первое был подан суп из белокачанной капусты, называемый у русских «шти». На второе – гуляш со свежими помидорами. В заключение повара вынесли «кулебяку» - большой пирог, который корреспонденты запивали компотом из свежих фруктов.
Генерал Гудериан не жаловал корреспондентов: накануне вечером он не дослушал по радио сводку последних известий, генерала вывела из себя хвастливая речь Геббельса, в которой тот объявил о том, что армия Будённого окружена и разгромлена восточнее Киева и теперь перед солдатами Вермахта больше нет противника до самого Урала. Вот и сегодня от участия в торжестве Гудериан уклонился. С утра объезжая подразделения дивизии Моделя, он побывал на наблюдательном пункте майора Франка севернее Лубн и видел в бинокль движение русских автоколонн по дорогам, ведущим к реке Сула с запада. Майор показал командующему 15 захваченных ночью его отрядом грузовиков и познакомил с показаниями пленных. Из этих показаний следовало, что между Днепром и Сулой у русских осталось несколько сот тысяч человек, и хотя организованно отступить этим силам не позволяют 2-я, 6-я и 17-я немецкие армии, наседающие с севера, запада и юго-запада, а с юга и юго-востока путь к отступлению преграждают танки генерала фон Клейста, уже в самое ближайшее время следовало ожидать попытки массированного прорыва противника именно здесь, на востоке, и силами одной только 3-й танковой дивизии удержать эту лавину было невозможно. Из штаба майора Франка Гудериан вернулся в Лохвицу, в штаб 6-го танкового полка, где подполковник Мюнцель рассказал о бое с танками генерала Семенченко, атака которых была отбита накануне вечером его полком в районе села Степуки в 10 километрах северо-восточнее Лохвицы. Узнав, что после боя у подполковника в полку осталось 10 танков – один Pz.IV, три Pz.III и шесть Pz.II, – Гудериан связался со штабом танковой армии и приказал фон Либенштайну немедленно выдвинуть на юг 4-ю танковую дивизию и дивизию СС «Рейх», развернуть их фронтом на запад по реке Удай и выставить заслон на пути оступающих с запада русских армий на рубеже Бахмач, Сребное, а 10-ю мотодивизию выдвинуть в Ромны для защиты штаба армии от вероятного деблокирующего контрудара противника с востока. В последние дни из-за плохой погоды данных воздушной разведки почти не поступало, но Гудериану было известно от командира 9-й танковой дивизии генерал-лейтенанта фон Хубицки, побывавшего на аванпостах майора Франка после того как танкисты его дивизии в половине восьмого утра заняли Сенчу, что в районе Полтавы у русских ещё есть резервные бронетанковые части.
Ночь в Лохвице прошла спокойно, только пламя пожаров над западным краем горизонта, где немецкие самолёты сбрасывали зажигательные бомбы на деревни, расположенные на пути следования отступающих армий противника, напоминало о том, что война ещё продолжалась. Гудериан заночевал в одной из городских школ. Генерал теперь часто останавливался на ночлег в русских школах: здесь он находил чистоту и порядок, которые напоминали ему Германию. Прежде чем лечь спать, Гудериан связался по радио со штабом в Конотопе: он ждал результатов поездки своего начальника штаба в штаб группы армий «Центр». Самолёт фон Либенштайна только что приземлился. Просьбу Гудериана прислать ему из-за Десны 18-ю танковую дивизию фон Бок отклонил. Фон Либенштайн пытался настаивать, но командующий группой армий был непреклонен. На прощание он бросил загадочную фразу: скоро дивизия понадобится Гудериану здесь, на севере, так что незачем зря гонять танки по плохим русским дорогам.
В пять часов утра Гудериан уже был в штабе Моделя: тот только что отправил в сторону Ромн гауптмана Шнейдера-Костальски с несколькими танками и отрядом мотопехоты отражать нападение русских на дивизионный обоз. Когда рассвело, конвой доставил в город колонну русских пленных. К вечеру количество пленных на организованном в Лохвице сборном пункте выросло до двух тысяч. А с запада из лесов на дорогу выходили всё новые отряды; некоторые, встретив немцев, сразу сдавались, другие оказывали яростное сопротивление, а самые отчаянные атаковали немецкие аванпосты, развёрнутые вдоль дорог фронтом на запад. 3-й мотоциклетный батальон 6-го танкового полка был атакован и выбит из села Мелехи стрелковым батальоном противника. Моделю пришлось послать в деревню роту танков. Во второй половине дня сигнал бедствия пришёл из 1-го разведбатальона, атакованного превосходящими силами противника на дороге западнее Ромн. Кризис был преодолён после того как дивизия СС «Рейх» заняла Прилуки, а 4-я танковая дивизия вышла по реке Удай в район Сребное и развернулась фронтом на запад. Теперь дивизия Моделя могла наконец отдохнуть в Лохвице и заняться приведением в порядок своей матчасти. Гудериан перевёл штаб танковой армии в Ромны, прикрыв его двумя батальонами 10-й мотодивизии и зенитным артдивизионом. Свой наблюдательный пункт командующий оборудовал на верхнем этаже тюрьмы, оказавшейся самым высоким зданием города. Отсюда хорошо просматривались дороги на восток, откуда следовало ожидать в скором времени деблокирующего удара противника.
Утро 17 сентября застало Гудериана на аванпостах 4-й танковой дивизии в Сребном. Слева к реке Удай выдвигались с востока подразделения мотопехоты дивизии Моделя. Желая лично проверить надёжность прикрытия справа, на стыке 4-й танковой дивизии и дивизии СС «Рейх», Гудериан выехал в бронемашине по просёлку на север вдоль реки Удай. Возле деревни Переволочное водитель резко затормозил и дал задний ход. Из придорожных кустов по обеим сторонам дороги в сторону машины в упор смотрели стволы двух русских пушек, замаскированных ветками. Генерал Гудериан вспоминал впоследствии, что именно здесь пережил одну из самых неприятных минут в своей жизни. Ровно минута понадобилась сопровождавшим машину мотоциклистам, чтобы убедиться, что орудийные расчёты разбежались, бросив на опушке леса непогашенный костёр и распряжённых лошадей, мирно ощипывающих стог сена. На окраине Переволочного мотоциклисты дивизии генерал-лейтенанта Гауссера вели бой за переправу через Удай. Понаблюдав за ходом боя, Гудериан выехал дальше на север, в Кустовцы. Здесь вела бой мотопехота полковника Битриха. Лишь к утру Гудериан вернулся в Ромны; 100-километровая поездка в войска на передовую, которую он планировал завершить к вечеру, затянулась из-за грязи на дорогах. В штабе он узнал об ожесточённых боях, которые вели накануне на левом фланге в районе Конотопа части 10-й мотодивизии и пехотного полка «Великая Германия»: здесь натиск противника с востока удалось сдержать лишь благодаря авиации, повредившей на большом протяжении железнодорожное полотно стратегической ветки Тула – Орёл - Глухов, по которой русские гнали из глубокого тыла всё новые эшелоны с войсками. Однако русские железнодорожники очень скоро восстановили движение. Положение спасла 17-я танковая дивизия. После того как её танки заняли Путивль, русским стало крайне сложно продолжать наступление на Конотоп.
Встретив прибывшего в Ромны фон Либенштайна, Гудериан узнал от него подробности совещания у фельдмаршала фон Бока. Предстояло решающее наступление на восток. Для удара на Москву предполагалось сосредоточить в полосе наступления группы армий «Центр» три четверти войск Восточного фронта. Перегруппировка уже началась: 2-я полевая армия отозвана фон Боком из-под Киева. Окружённые восточнее города русские армии оставлены под присмотром 6-й армии и танкистов Гудериана и фон Клейста. 25-й мотодивизии фон Клейста поручено сменить на передовой части 3-й танковой дивизии генерала Моделя. В ближайшие дни начнётся переброска из-под Ленинграда танков Гёпнера. Все танки армии Гота будут также развёрнуты на Москву. Такого сокрушительного удара противник не в состоянии будет выдержать. Отсрочить скорое падение Москвы могла теперь лишь непролазная осенняя грязь.








Читатели (977) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы