ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 132

Автор:
Глава СXXXII


В предутреннем лесу возле Сенчи генералы Баграмян и Алексеев держали военный совет. Осеннее утро ещё только занималось. Пока не рассеялся туман над рекой, нужно было переправляться через Сулу: другого шанса противник мог уже не предоставить. Помочь штабу фронта, оставаясь у прочно занятой противником переправы, отряд Баграмяна уже не мог. Разделив отряд на две группы и пожелав друг другу удачи, генералы повели их в разные стороны: Алексеев двинулся вверх по течению, а Баграмян – вниз. Солнце ещё не взошло над лесом, а отряд Баграмяна, отыскав на берегу несколько лодок, уже переправился в тумане на восточный берег Сулы. Взяв в проводники местного старика, отряд двинулся по извилистой лесной тропинке через заболоченную пойму реки на восток. Уже рассвело, когда отряд пересёк дорогу Лохвица – Лубны и укрылся в копнах сена, перевалив за гребень холма к востоку от дороги. Высланный вперёд разведчик вскоре вернулся и рассказал, что обнаружил совхоз, в котором ещё не побывали немцы. До вечера отряд Баграмяна отдыхал, офицеры и бойцы успели вымыться в деревенской бане, поесть и почистить оружие, а самые аккуратные успели побриться. Генерал, имевший при себе хорошую штабную карту, наметил маршрут на ночь: он рассчитывал выйти к рассвету к советским аванпостам. Однако на окраине деревни Камышня, к которой вышел отряд на исходе ночи, разведчиков Баграмяна встетил очередью немецкий пулемёт. Над деревней взлетели сигнальные ракеты, и генерал поспешил отвести отряд подальше в лес. Обойдя деревню стороной, он к рассвету вышел к реке Хорол. Здесь в районе села Мелешки, где немцев не оказалось, местный житель указал окруженцам брод. Перейдя реку, отряд занял оборону в прибрежных зарослях: дальше к востоку простиралась безлесная равнина, и продолжать движение при свете дня было невозможно. Подполковник Соловьёв из Оперотдела штаба фронта вызвался в одиночку отправиться на разведку. Как и подобает опытному разведчику, он быстро справился со своей задачей и вскоре вернулся, ведя с собой двух хуторян, нагруженных мешками с хлебом и салом. Сам подполковник нёс в руках два увесистых бидона с молоком. С наступлением сумерек хуторяне проводили отряд в деревню, где накануне останавливался отряд красноармейцев. Красноармейцев в деревне не застали, но не встретили и немцев. Вокруг было тихо, не было ни стрельбы, ни сигнальных ракет, ничто не свидетельствовало о близости фронта. К рассвету отряд вышел к берегу реки Псёл южнее города Гадяч и укрылся в прибрежной роще. Вскоре выставленный на опушке дозор заметил несколько грузовиков, движущихся по дороге со стороны города. Это был разведотряд 519-го отдельного сапёрного батальона, обороняющего Гадяч. Командир батальона капитан Кулешов встретил генерала в своём штабе, куда к полудню доставили окруженцев поданные им грузовики. Капитан представился генералу командиром местного гарнизона. Батальон Кулешова формировался здесь, в глубоком тылу, когда связь со штабом фронта внезапно прервалась и больше не возобновлялась. Встревоженный капитан выслал разъезды разведчиков на север, запад и юг, и вскоре узнал, что на дороге Ромны – Лохвица – Лубны в нескольких местах были обнаружены колонны немецкой мотопехоты с танками и артиллерией. Посоветовавшись с батальонным комиссаром, капитан решил организовать и возглавить оборону города, неожиданно оказавшегося прифронтовым. Он подчинил себе дорожно-строительный батальон и противодесантный истребительный отряд, возглавляемый начальником городской милиции. Связи с вышестоящими штабами не было никакой. Высланный в сторону Лохвицы усиленный отряд разведчиков вернулся с богатыми трофеями: разведчики захватили на дороге небольшую автоколонну, следовавшую из Ромн. Вместе с пленными, трофейными автомашинами, радиостанциями и штабными документами 3-й танковой дивизии разведчикам достались два десятка Железных крестов, их везли в штаб генерала Моделя из штаба Гудериана. Ордена предназначались бойцам и командирам танковой дивизии, отличившимся в боях от Новгород-Северского до Лубн.
Генерал Баграмян спросил капитана, не встретил ли кто-нибудь из его разведчиков других офицеров из штаба Кирпоноса. Капитан ответил отрицательно и предложил навести справки в штабе маршала Тимошенко, установившем наконец связь с гарнизоном Гадяча. Но и в штабе Тимошенко, куда позвонил Баграмян, ничего не знали о судьбе Кирпоноса и его штаба. Лишь спустя несколько дней, уже прибыв в штаб 21-й армии в Ахтырке, Баграмян встретил начальника охраны штаба Кирпоноса подполковника Глебова. Тот был с Кирпоносом в Городищах, когда Баграмян повёл роту НКВД в атаку на высоту. Узнав, что Баграмян собирался захватить и удерживать мост в Сенче до прихода колонны штаба фронта, Глебов очень удивился:
- А разве командующий не сказал вам, что ваш удар на Сенчу - только отвлекающий манёвр, а колонна должна была идти по утверждённому на Военном совете маршруту?
Как только стемнело, колонна Кирпоноса выступила из Городищ, сделав на околице небольшой крюк, повернула на север, вышла к переправе через Многу выше по течению, у Вороньина, и, благополучно переправшись на восточный берег, двинулась просёлком на восток. Перед рассветом колонна остановилась на днёвку в роще у хутора Дрюковщина в 15 километрах юго-западнее Лохвицы. В роще собралось больше тысячи человек, из них около 800 были офицеры. Не меньше тысячи человек отстали по дороге ещё накануне вечером и ушли малыми группами вслед за отрядом Баграмяна, узнав, что тот успешно отбил мост у Городищ и двинулся кратчайшим путём на восток. В центре рощи был глубокий овраг. В нём разместили раненых, а офицеры и бойцы расположились по периметру вокруг машин. Поддерживать дисциплину в этой довольно пёстрой толпе голодных штабных офицеров было делом безнадёжным, и Кирпонос не пытался этого делать; многие отправились на близлежащий хутор и разбрелись по хатам в поисках провизии, другие, чья усталость после ночного марша оказалась сильнее голода, мирно дремали в древесной тени. Боевое охранение было возложено Кирпоносом на подполковника Глебова и его коллегу, начальника охраны штаба 5-й армии майора Владимирского. Немногочисленные бойцы штабной охраны заняли круговую оборону на опушке, развернули у дороги и замаскировали ветвями два противотанковых орудия, прикрыв их с флангов бронемашинами. Тем временем разведчики, высланные генералом Тупиковым на рекогносцировку, возвратились с известием: к роще с нескольких направлений подходят части немецкой мотопехоты с танками. Уже не было сомнений, что местоположение колонны штаба фронта не является для противника тайной. Через 20 минут немцы, не дожидаясь подхода своей артиллерии, атаковали рощу с трёх сторон. Впереди вдоль дороги шло несколько танков и бронемашин, сзади и с флангов к роще, преодолевая открытое пространство короткими перебежками, устремились автоматчики. Встреченные залпом двух пушек, пулемётным огнём бронемашин и бойцов охраны, немцы отступили, потеряв два танка. Однако не надолго. Один за другим подходили грузовики с немецкими автоматчиками и миномётными расчётами. Пока миномётчики выгружались и готовились к стрельбе, автоматчики рассыпались цепью и с ходу пошли в атаку на позиции противотанковых орудий Глебова под прикрытием огня танков, оставшихся на сей раз стоять на почтительном расстоянии. Когда рядом с противотанковыми пушками начали рваться немецкие гранаты, генералы Кирпонос и Потапов, прервав заседание Военного совета, подняли залёгших в роще офицеров в контратаку и лично возглавили вылазку. Атака на батарею была отбита. В бою генерал Кирпонос был ранен в ногу, генерал Потапов – тяжело ранен и контужен, начальник штаба 5-й армии генерал-майор Писаревский – убит. Их вынесли с поля боя и перенесли в овраг в глубине рощи. Здесь раненых перевязали. Вскоре генерал Кирпонос возобновил заседание Военного совета, продолжавшееся до половины седьмого. В это время немцы открыли по роще сильный миномётный огонь. Одна из первых же мин упала на лужайку, где заседал Военный совет. Генерал Кирпонос получил два смертельных ранения в грудь и в голову и спустя две минуты умер. Командование принял начальник штаба фронта генерал Тупиков. Ночью он повёл отряд Глебова на прорыв, остальные двинулись следом. Немцы встретили атакующих пулемётным огнём. Генерал Тупиков был убит в двух километрах от рощи. Отряд Глебова прорвался и через несколько дней вышел к своим, с ним вышли генералы Добыкин, Данилов, Панюхов и большая группа офицеров штаба. Остальные вернулись в рощу.
Как рассказывали после войны жители окрестных хуторов, стрельба в роще продолжалась четыре дня. 24 сентября, когда всё стихло, хуторяне пробрались в рощу и похоронили сваленные в овраге тела бойцов и командиров. В живых не было никого. Тяжелораненые генерал Потапов и член Военного совета фронта дивизионный комиссар Рыков были взяты в плен. Комиссара немцы подвергли пыткам и казнили. Командарм Потапов оправился от ран и, отказавшись сотрудничать с немцами, был отправлен в концлагерь. Освобождённый Советской Армией в апреле 1945 года, он вернётся в строй и проведёт остаток жизни на командных должностях.







Читатели (257) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы