ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Возвращение в Лисаннагрин

Автор:
книга третья. первая книга "Ключи от Галактики"

Глава первая. Река, жара, июнь.

Стояла невыносимая, июньская жара. Единственным местом, где хотелось постоянно находиться, была река. Закатав трико выше колен, мы с парнями ловили марлей мелкую рыбёшку, двигаясь против течения. С другой стороны, страшно размахивая руками, брызгаясь во все стороны, бежал кто-то третий, загоняя улов в невод. Разумеется, этим третьим был я.
– Григ, какого чёрта? Опять вся рыба прошла мимо нас, – возмущался Андрей. – Мы же не можем перекрыть всю реку, а ты гонишь косяк в сторону. Посмотри, только два гольяна, и то мелкота. Коту на один зуб. Мы ему даже на ужин не наловили. Давай опять на исходную.
– Так вода ж ледяная! – отвечал я с неохотой.
– А то нам не холодно, – подбадривал меня другой Андрей.
Их было в сущности два. Один ходил всё время в красных штанах, другого мы окрестили «костлявым». Впрочем, все звали его «Костой». Так было как-то приятнее и ему и нам. С берега за нашим мероприятием наблюдали две миловидные девушки, поэтому нам хотелось в рыбалке как-то наиболее раскрыться. Особенно это получалось у Андрея в красных штанах, потому как дед у него был рыбак, а мы что, мы так, на подхвате. У нашего заядлого рыбака и вид был очень серьёзный. Взгляд внимательный такой, изучающий. Бывало, идёт Андрей мимо чужих огородов и внимательно смотрит по сторонам. Глядь, где-нибудь пылает куст спелой малины. Тут уж наш рыбак своего не упустит. Обберёт и спасибо не скажет, а потому что всё, что растёт в лесу и на земле, оно же никому не принадлежит. Оно всё наше! Кто первым заметил, тот и оприходовал.
Решив как-то порадовать наших ловцов, а что самое главное повеселить барышень, я раздобыл на берегу длинную палку и побежал весело в припрыжку, постукивая палкой со стороны, куда теоретически могла уходить рыба, чтобы миновать сети. Артистизма мне было не занимать, поэтому девочки были в восторге, но улов опять оказался не важным. К двум гольянам, как и в прошлый раз, прибавилось ещё пара пескарей и одна страшная усатая пищуга, которая извивалась в марле как змея.
– Нет, это не рыбалка, – констатировал Андрей в красных штанах, поглядывая в сторону барышень. – Нужно идти на другие места. Здесь Григ одним своим видом уже всю рыбу распугал.
– Не нравится, попробуй сам загонять, – взорвался я. Мне было неприятно, что Андрей так разговаривает со мной при девушках, которые явно мне симпатизировали.
Андрей молча взял у меня шест и пошёл было на исходную.
– Мальчики, кто хочет с нами в волейбол поиграть? – спросила одна из небесных созданий.
Надо сказать, что мальчики не долго сомневались и тут же забыли про голодного кота, который с самого утра сидел без рыбы. На первое место вышел волейбол. Коста героически нырял под каждый мяч, который летел в его сторону, но не по одному не успевал попасть до того, как падал на землю. Получалось очень смешно, и девочкам это страшно нравилось. Надо сказать, что меня это злило. Кто такой этот Коста, чтобы нравиться таким очевидным красавицам? Толи дело я, Григ. Играю на семиструнной гитаре, фортепиано, пишу замечательные стихи. Но ведь они этого не знают, они видят, как глупо ныряет за мячами этот мешок с костями, и весело смеются.
– А ты чем занимаешься? – спросила меня черноволосая девчонка с голубыми как небо глазами.
После этого вопроса тут же вся душа моя ушла в пятки. Куда девались все те неоспоримые достоинства, которыми я так смело козырял в своих мыслях? В сравнении с красотой этой девчонки все мои увлечения показались мне такими никчёмными, что я только пожал плечами и тихо чуть слышно ответил.
– Да ничего особенного, живу.
– Так уж и ничего? – заигрывала черноволосая.
– Ну, есть некоторые незначительные увлечения, – скромно заметил я, продолжая краснеть. Мои щёки уже налились таким же ярким и пунцовым цветом, как штаны незабвенного рыбака.
– А мы с Лис долго гадали, чем бы ты мог на наш взгляд заниматься. Тебя ведь Григ зовут. Знаешь, нам твоё имя кажется знакомым. А ты в какой класс перешёл?
– В девятый, – соврал я для пущей убедительности, хотя перешёл только в восьмой.
– Ух, ты! Какой взрослый, а мы с Лис только седьмой окончили. Кстати, меня зовут Грин, – девочка протянула свою руку, явно для рукопожатия.
– Очень приятно, – краснея, сказал я, боясь прикоснуться к руке Грин, как будто меня обязательно должно было стукнуть электрическим током.
– Не бойся, я не кусаюсь, – улыбалась черноволосая девушка. – Так чем ты всё-таки занимаешься? Разреши наш с подругой спор.
В процессе всей этой беседы я пытался не выпустить из виду оранжевый волейбольный мяч, пролетающий мимо меня, как торпеда. Но Грин со смехом отбивала мячи за меня, чувствуя, что я абсолютно парализован.
– Лис ваша подруга? – я никак не мог заставить себя говорить Грин «ты». – А мне почему-то показалось, что вы сёстры.
– Это просто внешнее сходство, – быстро ответила Грин. – Я совершенно точно знаю, что у нас разные мамы. Никак не могу отделаться от ощущения, что мы с тобой были знакомы.
– И я, – сознался я. – Может быть, мы учились в одной школе?
– Нет, мы бы сразу же обратили на это внимание. Понимаешь, мы очень часто ходим с подругой на реку. Просто так. Без причины. Лис очень не любит мошкару и оводов, всякий раз, когда мы возвращаемся домой, она возмущена, мол, что мы делаем на реке, зачем пропадаем там так подолгу. Странно, скажи ведь?
– Не знаю, наверное, – соглашался я. – Мы с ребятами ходим сюда на рыбалку или купаться. У нас ведь кот, ему нужна свежая рыба. Кальций. Без него ему никак. Загнётся холера.
– А мы как будто ждали чего-то, – продолжала Грин. – А сейчас у нас сложилось ощущение, что мы дождались. Нам больше незачем сюда приходить.
– Чего дождались? – охрипшим вконец голосом спросил я.
– Тебя, Григ, – ответила черноволосая. – Ты ведь играешь и на гитаре и на фортепиано и пишешь замечательные стихи, завидуя тому, как неумело прыгает за мячом твой товарищ. Забавно, не правда ли? Казалось бы, чему завидовать…
В этот момент я впал в совершенный ступор, не зная, что говорить в следующий момент. Отпираться, что я никогда так не думал? Но откуда она узнала о моих увлечениях и о моих мыслях?
– Не удивляйся, у тебя всё на лбу написано, Григ, – ухмыльнулась Грин.
Я машинально потёр лоб рукой, и в этот момент в меня прилетел оранжевый мячик.
– Не спи, замёрзнешь, – расхохотался Андрей в красных штанах.
– Какой ты смешной, Григ, – подхватила Грин смех моего товарища. – Никогда не упускай из рук нить игры!
– Лис, это действительно он, – сказала черноволосая девушка совершенно странную для меня фразу.
– Я так и поняла, – не менее странно ответила белокурая Лис.
– Вы знаете Грига? – удивился Коста, он вдруг почувствовал, как от него уходит инициатива.
– Пока нет, но надеемся скоро узнать, – ответила Лис. Волосы её распустились и оказались сразу повсюду. – Уф, какая жара! Айда, купаться!
Мальчиков, разумеется, не надо было долго уговаривать, и хотя у нас не было с собой купальных плавок, мы решили купаться прямо в трико, а Андрей прыгнул в воду прямо в своих легендарных красных штанах. Зато две грации неземной красоты оказались в очень лёгких купальных костюмах. Небольшая глубоководная заводь, специально когда-то выкопанная для нас экскаватором, конечно, не ахти какой водоём, но в такую жару, пожалуй, само соприкосновение с водой оставляет массу незабываемых впечатлений, тем более в обществе таких привлекательных особ.
Домой возвращались мокрые, но счастливые. В банке плавали с пару десятков мелких рыбёшек. Усатого зверя ожидала принудительная диета. Лис и Грин обещали принести нам немного сыру из своих запасов, чтобы хоть как-то поддержать кота. Мы уже назначили им свидание все втроём. А что оставалось делать? Ведь при любом раскладе кому-то из нас пришлось бы как говориться сушить вёсла, пока его сотоварищи наслаждались бы прекрасным тёплым июньским вечером, наедине с противоположным полом и комарами. Поэтому решили собраться впятером и обсудить сложившуюся диспозицию. На повестке дня, ожидалась печёная картошка и анекдоты, по знанию которых Косте не было равных во всей Вселенной и её окрестностях.

Начинало смеркаться. Мы жгли костёр и пекли картошку. Девчонки опаздывали. Может быть, накручивались на плойку или искали в холодильнике сыр. Кто знает. Андреи нагло и пошло обсуждали достоинства наших новых подруг. Меня это страшно бесило, но я ничего не мог поделать, потому что так было принято. Реальная оценка фигуры и остальных достоинств служила основой всевозможных рассуждений на тему женского пола. Всё это, разумеется, сопровождалось идиотским смехом, дурацкими шуточками и постыдными примерами из чужой совершенно нереальной и выдуманной жизни. Не знаю, я уже практически был готов набить Косте морду, как в поле нашего зрения появились героини нашего бала. Андрей от неожиданности уведенного чуть не сел на костёр, Коста вовремя поймал его. Да, тут было чему подивиться. Совершенно вечерние платья и абсолютно не дачные причёски украшали наших спутниц.
– Вот это да, – сказал Коста, спасая красные штаны Андрея от огня.
– А мы как-то по-простому, в чём были, – смутился я.
– Ничего-ничего, – быстро разрядила обстановку Лис.
– И что же вы в этом будете есть печёную картошку? – продолжал я комплексовать по поводу нарядов.
– Ой, – смутилась Грин. – А мы и не подумали о картошке.
– Она думала, как произвести на тебя впечатление, – шепнула мне на ухо Лис. – Перебрала все наряды, и остановилась только на одном. Такая привереда. Скажи ведь, ей совсем не идёт.
– Что вы, очень идёт, – также шёпотом возразил я. – Вы обе просто красавицы.
– О чём это вы там шепчетесь? – поинтересовался взволнованный Коста, и чуть тише для Андрея прибавил. – Похоже, Григ склеил сразу двух. Это уже ни в какие ворота!
– И главное, что они в нём нашли? – отвечал Андрей. – Даже рыбу толком загонять не умеет.
– А может, он чем-нибудь другим сразил? – предположил Коста.
– Чем, например? – почти ржал Андрей.
– Ну, мало ли, – мешал в костре угли Коста. – Не по-товарищески это. Смотри, как воркуют. Ишь, детский сад развели. Эй, на шхуне мы вам не мешаем?!
– Нет, мальчики! – опомнилась Лис. – Вот, кстати, обещанный сыр. Можете, сходить покормить своего кота.
– Смотри, они реально нас отшивают, – возмущался Коста, который уже приготовил в уме с дюжину анекдотов, способных сразить наповал, даже самую строптивую девушку.
– И главное, девки-то что надо. Что-то я не припомню, чтобы я раньше их здесь видел.
До Лис по-видимому донёслась последняя фраза Андрея и она ответила.
– А наши родители совсем недавно купили дачу.
– Так будем есть картошку или нет? – недовольно спросил Коста.
Грин вдруг сделалась очень серьёзной. Она подошла к костру и присела рядом с моими друзьями. Долгое время молчала и смотрела, как красиво горит огонь.
– Не обижайтесь на нас, мальчики, – начала она. – Вы замечательные парни, и сразу же нам приглянулись, но я не хочу вводить вас в заблуждение. Мы здесь из-за Грига. Нам нужно с ним поговорить, но не по этим вопросам, о которых вы думаете вот уже почти весь вечер.
– А по каким же? – ухмыльнулся Коста.
– Я не могу вам пока сказать, – загадочно сказала Грин. – Это тайна. Идите кормить кота, вот ваш сыр.
Удивительно, но этих слов оказалось достаточно, чтобы два любителя порассуждать на тему женских прелестей встали с мест и направились к дому. Больше они не проронили ни слова, как зомби проследовав к месту назначения.
– Ну вот, Григ, видишь какие у тебя понятливые друзья, – положила мне руку на коленку Лис, отчего я чуть было не отпрыгнул на другой конец скамейки.
С другой стороны ко мне подсела Грин, а Лис пододвинулась с другого конца. Деваться мне было абсолютно некуда, разве что бежать, но куда, кругом ведь лес.
– Всё это очень странно, не правда ли? – спросила наконец Грин, когда моё сердцебиение вошло в норму.
– Ага, – сухими губами ответил я. – Очень. Я что же обеим вам так нравлюсь?
Лис и Грин рассмеялись так, что казалось всколыхнулись все ветви деревьев в округе. Дольше всех не могла остановиться Лис. Потом она посмотрела на меня загадочными и зеленоватыми глазами, как будто впервые.
– Знаешь, мы и сами не знаем. Думали, ты нам объяснишь, почему вдруг наши родители покупают дачу в этом богом забытом месте и везут нас из самой Европы в ваш захолустный городок. Я спрашивала, мне никто не может объяснить ничего вразумительного. А потом мы ходим с подругой на реку каждый день и чего-то ждём против всякой воли под этим гнётом взбесившейся мошки. И вот сегодня мы встречаем тебя. И вдруг в наших сердцах наступает какое-то невероятное облегчение. Как будто незримый кто-то делает нам одобрительный знак, мол, наши поиски завершены.
Я смотрел на девушек совершенно сумасшедшими глазами.
– А ты ничего подобного не испытывал? – спросила Грин.
– Нет. Но отчего-то мне кажутся знакомыми ваши лица и имена. Что-то очень мимолётное. Может из детства?
– Из детства, – как эхо повторила Лис. – Очень даже вероятно.
– Так мы не до чего не договоримся, – сказала Грин. – Нужно получше узнать друг друга, тогда что-нибудь проясниться более конкретно. Пойдём к нам, Григ. У нас родители разъехались, оставив нас на произвол судьбы.
– А как же друзья? – вспомнил я.
– Какие в такой момент могут быть друзья, дуралей? – изумилась Лис. – Идём быстренько, пока твои Андреи не очухались от чар Грин.
– От чар? – переставал что-либо понимать я.
– Грин у нас кое-что может, я тебе потом расскажу. А сейчас пошли, девушки дважды не будут уговаривать.
Я послушно встал и на ватных ногах проследовал за странной парочкой девушек, которые были мне далеко небезразличны. Впрочем, если честно, то я их боялся. Перед тем как войти в дом, мне почему-то показалось, что он как будто светился изнутри изумрудным сиянием. Может быть, виной тому послужили сильно сгустившиеся сумерки. Не знаю. Попав внутрь, я был абсолютно поражён. Ничего подобного я ещё никогда не встречал. Дом просто был переполнен всякого рода техникой. Некоторым приборам я не смог подобрать подходящих названий.
– Что это всё значит? – воскликнул я.
Лис и Грин печально развели руками.
– Мы думали, что ты нам что-нибудь прояснишь. Дело в том, что родители купили этот дом со всем содержимым. Ты случайно не знаешь, кому он раньше принадлежал?
– Нет, но можно выяснить, – ответил я.
– Хорошо, с этого и начнём наше расследование, – вздохнула Грин. – А теперь всем мыть руки, и пить чай.
– У вас всегда так строго? – удивился я.
– Да, – согласилась Лис. – Грин у нас большая чистюля, и любит, чтобы приём пищи осуществлялся по расписанию.
– Лишнего не болтай, – пожурила подругу Грин.
Что-то в поведении этих девушек казалось мне страшно знакомым. Вот так бывает, когда не можешь вспомнить код на входной двери, вроде бы вертится в голове, а не поймаешь. Но я был счастлив, что сумасшедший ветер перемен ворвался именно в мою жизнь, и придал ей совершенно новые и неизвестные мне доселе цвета.


Глава вторая. Дом с приведениями.

Дарья Ивановна, женщина с характером, любила цветы и домашних животных. Её дом охраняла злая собака. На терраске всегда было прибрано, в саду кружил голову аромат цветов. Никто точно не знал, что именно выращивает Дарья Ивановна, и поэтому побаивались не только злую собаку, но и её изумительных насаждений. Поговаривали, что с помощью оных женщина одурманивала своих женихов и добивалась от них замужества. Чепуха, конечно же, но мужчины в округе побаивались подобных слухов и обходили усадьбу стороной.
Зато случился давеча занимательный случай с Андреем в красных штанах. Он действовал по излюбленной схеме, потому как ему-то замужество не грозило, заприметил гряду со спелой викторией и, пробравшись в сад, залёг в рядок, подставив голую грудь солнцу, и спокойно лежал, вкушая спелым плодам. Гармонию с окружающим миром нарушила сердобольная женщина. Её страшно возмутило поведение беспардонного подростка. Хотя, казалось бы, из-за чего поднимать скандал? Из-за гряды виктории. Тоже мне яблоко раздора. Вроде бы радоваться нужно, зашёл к тебе молодой человек, и ведь не к бабке какой пошёл с клюкой, а к молодой и симпатичной Дарье Ивановне, так нет же, гоняла бедного по всему огороду. Сколько уж он там цветов и ягод подавил, одному богу известно. Впрочем, моему другу не удалось сбежать через забор, в штаны ему вцепилась злая собака и порвала прямо по шву. На легендарных красных штанах образовалась вопиющая дыра, открывавшая вид на такие нецензурные подробности, что Дарья Ивановна тут же смягчилась и предложила отремонтировать всё то, что было так варварски изничтожено. Андрей сначала испугался, но идти по дачному посёлку с голым тылом хотелось ещё меньше, и он согласился. Дарья Ивановна усадила его на лавочку возле какого-то живописного куста. И больше Андрей ничего не помнит. Совершенно. Говорит, очнулся сидя за столом для игры в домино в штанах, аккуратно простроченных на машинке. Вот и гадай, что там с ним было. Этих женщин вообще трудно понять. Чего они хотят, одному богу известно и то частично.
Дарья Ивановна вообще слыла девушкой загадочной. Частенько по утрам она ходила к подножью горы и собирала Марьины Коренья. Цветы божественной красоты. Она их ставила на стол на терраске и долго на них смотрела, думая о чём-то своём. Вот такая занимательная оказалась у Лис и Грин соседка по даче. Пару раз мы пытались пригласить её к нам на чай, но она всегда находила предлог, чтобы отказаться. Мы надеялись через неё выяснить, кто же был её бывшим соседом.
– Если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе, – изрекла древнюю мудрость Лис. – Давайте сами сходим, навестим нашу соседку.
– Без приглашения? – удивился я. – Но ведь так не принято.
– Принято, не принято. Какая разница? Другого способа нет. Кто ещё кроме неё мог сталкиваться вплотную с этим странным типом?
– Например, соседи слева, – предположила Грин.
– И когда ты их последний раз видела, огород весь травой зарос, – ответила Лис. – Я замучилась сорняки выдирать. Они с их огорода так и прут.
– Вы и в огороде работаете? – с недоверием оглядел я божественное создание.
– Лис считает, что девушка должна всё уметь делать сама, – ответила за подругу Грин.
– Ладно, пошёл напрашиваться на свидание, – сказал я.
– Мы тебя не отпустим! – хором воскликнули девушки.
– Это ещё почему? – удивился я. – Я же для пользы дела.
– Про Дарью много слухов ходит разных, – смущаясь, попыталась объяснить Лис.
После длительных рассуждений и взаимных переубеждений мы решили идти все втроём. Подошли к ограде и постучались в калитку, не вместе разумеется, эту ответственную миссию взял на себя я, как единственный мужчина. На забор поставила передние лапы злая собака и попыталась просунуть морду между кольев ограды, тяжело дыша.
– Господи, какое чудище! – испугалась Лис.
– Это не чудище, а пёс Барбос, – откликнулась Дарья Ивановна. – Чего вам нужно, ребята?
– Мы хотим вас… – начал я.
– Ну-ну, продолжайте, – улыбнулась Дарья Ивановна.
– …спросить по одному очень деликатному делу, – выдавил я.
– Спрашивайте, – подбодрила меня Дарья, не открывая калитки.
Нам показалось, что по террасе скользнула какая-то тень, и кто-то загремел посудой в доме.
– Вы не одни? – удивилась Грин. – Извините, тогда мы зайдём в другой раз.
– Нет-нет, это ветер гуляет, – усмехнулась Дарья. – Или кот забрался на буфет, проказник. Я вас слушаю.
– Нас интересует бывший сосед. Понимаете, у нынешних владельцев есть к нему несколько вопросов, а мы не знаем, как с ним связаться. Вы случайно не в курсе? – по-взрослому спросил я.
– Ой, нет ребятки, не знаю. Странный был человек. Частенько выходил на крыльцо по вечерам и смотрел в небо. Встанет так и стоит часами. Мороз по коже. Постойте, кажется, звали его Странник… Точно, однажды приезжали к нему гости, шумная компания. Гудели чуть не до самого утра. Так вот крепкий такой мужчина, красивый, – Дарья Ивановна мечтательно запрокинула голову, – называл его этим именем. Больше ничего, к сожалению, сказать не могу. Пару раз заходил ко мне брал кое-какой инструмент. Телефона я у него не спрашивала.
В этот момент по террасе опять скользнула тень человека. Кто-то как будто выругался где-то в самой глубине дома. Дарья Ивановна помрачнела на мгновение, но потом опять заулыбалась.
– Большое спасибо, – поблагодарила Дарью Ивановну вежливая Грин. – Ну, мы пойдём, тогда?
– Давайте, ребята, – ответила Дарья. – Вы уж извините, что не пустила на порог. У меня не прибрано.
– Ничего-ничего, – понимающе кивнула Лис.
Странник, подумал я, когда мы направились к своему дому. Знакомое имя. И не проходящее ощущение, что всё это уже было.
– Дарья Ивановна от нас что-то скрывает, – размышляла как будто сама с собой Лис. – Надо бы узнать, кого она там прячет. Что-то здесь не так. Всё неспроста.
– Как пить дать, у неё кто-то живёт, – согласилась Грин. – Но как ты себе представляешь вот так ни с того ни с сего вторгнуться в частные владения?
– Какие ещё частные владения? – удивился я. – У нас ничего такого нет. Вы что с луны свалились? Никакой частной собственности.
– Разве разум у вас уже победил? – спросила Лис.
– Какой ещё разум? – удивился я.
– Да так, – смутилась Лис.
– Ладно, скажи ему, раз проговорилась, – усмехнулась Грин.
– Мы обманули тебя, Григ, мы вовсе не из Европы приехали, – призналась белокурая Лис.
– Совершенно не из Европы, – подтвердила Грин. – Мы даже не знаем, где находится эта часть света.
– Разве у вас не припадают географию?
– Григ, географию Земли у нас не припадают, – ответила Лис. – Понимаешь?
– Нет, – упрямился я, хотя всё уже давно понял. Конечно же, разве земные девушки бывают такими красивыми и рассудительными?
– Он всё понял, – тихо констатировала Грин.
– И тебя не смущает, что мы инопланетянки? – поинтересовалась белокурая Лис.
Мне не хотелось думать об этом, и я молчал. Слишком неожиданно навалилось на меня это новое мироощущение. Слишком быстро овладело всем моим существом. Я не знал как себя вести, что говорить.
– Этот домик мы не приобретали, и родителей здесь с нами нет, – призналась Грин. – Для нас перемещение на эту планету – полнейшая загадка. Наша родина – Аргония.
– С полмесяца назад мы решили встретиться с друзьями, – подхватила рассказ подруги Лис. – С одноклассницами. Шумно гуляли, танцевали, пели. Потом Грин заметила какие-то странные волны, разбегавшиеся во все стороны во дворе. Девчонки завизжали от восторга. Мы бросились на улицу, чтобы посмотреть на диковинку. Волны, разбегаясь, переливались всеми цветами радуги. Девчонки совсем ошалели и начали водить вокруг воронки хороводы и петь песни.
– Да, осторожности аргоны не обучены, – подтвердила Грин. – Одним словом, что-то произошло. Ничего подобного мы никогда раньше не видели. Открылось какое-то окно, и неведомая сила втянула нас внутрь. Мы слышали крики своих подруг, но ничего не могли поделать. Незримые волны закручивали нас в сумасшедший круговорот.
– После чего мы оказались здесь, в этом доме, – продолжила Лис. – За столом сидел человек. Никогда раньше мы его не встречали. Сказал, ну вот вы и прибыли, теперь этот дом ваш. И исчез. Просто истаял на наших глазах.
– Мы со многим сталкивались в своей стране, – сказала Грин. – Но чтобы вот так взять и переместить против воли. И главное, ничего не объясняя. Несколько дней находились просто в шоке. У Лис было предположение, что мы всё-таки остались а Аргонии, но исследовав окрестности и увидев людей, осознали, что находимся в другом мире. За несколько дней нам удалось изучить язык. В нашем доме есть всё для этого необходимое…
– Хватит заливать! – не выдержал я. – За пару дней они выучили язык. Некоторым жизни не хватает, чтобы постичь его до конца. Никакие вы не инопланетянки. Выглядите вполне земными. Разве что странноватые немного. Так с кем не бывает.
– Григ, выслушай до конца. Я понимаю, что всё это для тебя выглядит дико, – прошелестела Лис. – Если не веришь, мы тебе докажем. Грин, покажи ему.
И девушка приподнялась над землёй ровно настолько, чтобы я окончательно лишился рассудка. Я закрыл глаза и начал повторять про себя «этого не может быть, это сон, я скоро проснусь, и всё будет как раньше».
– Уже никогда не будет как раньше, – добила меня Грин. – И ты это прекрасно понимаешь. Думаешь, мы не хотели бы вернуться домой? Не меньше твоего. Ваш ужасный гнус вызывает у нас аллергию. И сила тяготения не очень-то подходит, здесь мы намного тяжелее, нежели дома. Соберись с мыслями, Григ. Мы в такой же ситуации, как и ты. Тебе, кстати, что-нибудь говорит имя Странник?
Я незаметно для инопланетянок открыл один глаз. Грин по-прежнему продолжала слегка зависать над землёй.
– Сумасшедший дом! – громко сказал я. – Мне, безусловно, нравятся фантастические романы, но реальность я привык воспринимать без чудес. Так как-то спокойней. Грин, спуститесь с небес на землю, сделайте милость.
– Пожалуйста, – пожала плечами Грин. – Как тебе будет угодно, мсье Григ.
– Что? – удивился я. – Повторите ещё раз, как вы меня назвали.
– Мсье Григ, – удивлённо посмотрела на меня Грин. – Я сказала что-то оскорбительное? Ведь нет? У вас так говорят. Я читала.
– Вот чёрт! – изумлялся я. – Всё это уже происходило с нами, но как-то иначе, не так как сейчас. У вас никогда не бывало ощущение, что вы проживаёте какой-то момент уже не в первый раз?
– Ещё как бывает, – подтвердила Лис. – Грин, например, сегодня мне утром сообщила очень интересные подробности.
– Лис! – воскликнула Грин.
– У неё комплексы, Григ. Ты видишь? – смеялась Лис. – Мы скоро здесь все сойдём с ума. Веселая у вас планета. Он должен знать, Грин. Хватит уже строить из себя саму невинность.
– Действительно очень забавно звучит. К нам начинают возвращаться обрывочные знания о будущем, – краснея, начала Грин, – потому как прошлым это быть в принципе не может.
– Не важно, прошлое это или будущее, – подхватила Лис, – но у нас там были очень тёплые отношения.
– У кого это у нас? – потерял всякую надежду я.
– У нас троих, – хихикнула Лис и пододвинулась вплотную ко мне. – То-то меня так к тебе тянет.
– Лис прекрати! – почти крикнула Грин.
– Ну вот, чуть что так сразу Лис, – обиделась инопланетянка. – Хочешь меня обойти? Не выйдет! Григ, признайся, тебе ведь больше нравятся блондинки? К тому же Грин так нелепо одевается…
– Смотрите! – крикнул я.
Из дома Дарьи Ивановны вышел человек одетый во всё чёрное. Мы никак не могли различить его лица. Человек направился в нашу сторону и, поравнявшись с нами, сказал совершенно потрясающую фразу:
– Вы попали в капкан времени, необходимо вернуться в Лисаннагрин. Всё необходимое у вас есть. Давайте ребята, на вас вся надежда. Огромный привет вам от Странника.
Мы переглянулись.
– Постойте! – крикнула Лис. – Объясните нам, что происходит.
Из ворот с криком выскочила Дарья Ивановна.
– Гоните его в шею! Ишь, алкоголик несчастный, а я-то подумала, впервые попался приличный мужчина. Супостат чёртов! Всю бражку из погреба повытаскал. Нет ну надо же! Ни стыда, ни совести. Вот народ пошёл! В следующий раз собаку натравлю, так и знай.
Мы в недоумении смотрели то на Дарью Ивановну, то на уходящую тень, которая с каждым шагом становилась всё менее реальна, она просто таяла на глазах, что совершенно не тревожило Дарью Ивановну, потому что она продолжала кричать и грозить в её сторону кулаками.
– Успокойтесь, пожалуйста, – сказала Грин. – Он вас не слышит. Истаял давно.
– А и бес с ним! – в конец расстроилась Дарья Ивановна и пошла обратно в дом. – Столько бражки выжрать, истаешь тут. Понятное дело. Алкоголик чёртов.


Глава третья. Шерлок Холмс отдыхает.

Между тем наши расследования шли своим чередом. Дарья Ивановна после случая с чёрным человеком впала в продолжительную депрессию и даже не выходила по вечерам поливать огород. Оказалось, что Андреи меня хватились и долго не могли понять, где я нахожусь. Спрашивали у родителей. Те разводили руками, отвечая, что уже третий день Григ ходит в гости куда-то наверх и не ночует дома. Коста несколько дней выслеживал меня по всему периметру, бегая то вверх, то вниз, но в тот день как раз мы засели с инопланетянками за изучение одного прибора, позволяющего изучать звёздное небо нашей Галактики. Инопланетянки научили меня перемещаться в пространстве в пределах нашего посёлка, поэтому я легко мог разминуться с Костой. Я постепенно привыкал к своим спутницам и потихоньку влюблялся в них, ловя себя на мысли, что мне уже не столько интересно то, что мы изучаем, сколько само нахождение рядом с Лис и Грин. Их близость отражалась в моей душе приятным жжением где-то в середине груди. Более того, я ловил себя на странной мысли, что влюбляюсь не в кого-то из них, а именно сразу в двух девушек. По началу меня это страшно беспокоило. Как так? Все мои знания и опыт предыдущей жизни говорили мне о том, что так быть не должно. Но так было, и я ничего не мог с этим поделать.
Надо сказать, что мы не очень-то поверили чёрному призраку. Привет от Странника ровным счётом ничего для нас не значил. Возможно, не значил пока. Странная история с бражкой не выходила из головы. Ну не может же порядочный инопланетянин таскать у бедной женщины из погреба бутылки. Название Лисаннагрин казалось нам ещё более удивительным. Мало того, что в нём были заключены имена моих спутниц, но в нём присутствовало имя ещё одной женщины, о которой мы и понятия не имели. Да и что такое Лисаннагрин? Город? Планета? Мы перерыли все звёздные карты, которые отыскали в доме. Никаких следов Лисаннагрин мы не нашли. Оставалось одно, попытаться разгадать личность Странника. Обрывочные воспоминания из будущего, которые, было, начали появляться у инопланетянок, загадочным образом истаяли вместе с тем человеком, воровавшим у Дарьи Ивановны алкоголь. Для того, чтобы разобраться в том, кто такой Странник, мы пошли самым простым и логическим путём. Мы предположили, что в доме есть личные вещи этого человека. И не ошиблись. На чердаке нам попался занятный прибор, излучавший в космос какой-то загадочный сигнал. Инопланетянки могли чувствовать некоторые электромагнитные поля даже без специальных приборов. Так вот, на обратной стороне прибора была выгравирована дарственная надпись: «Страннику на добрую память от доблестного экипажа Навигатора». Когда мы разбирались с прибором, то вдруг заметили в окошечко чердака, что возле нашей калитки трётся Коста. Подозрительно вглядываясь в тёмные окна, он по-видимому что-то разглядывал на крыльце.
– Всё, этот Пинкертон нас выследил. Сейчас начнётся самое ужасное. Ревность, обвинение в предательстве и прочие сопутствующие неприятности, – грустно заметил я.
– Интересно, кого же ты предал? – удивилась Лис.
– Своих друзей.
– А разве у вас запрещено дружить с лицами противоположного пола? – спросила Грин.
– Настоящая дружбу бывает только между мужчинами, – ответил я.
– Какая глупость! – возмутилась Грин. – Ничего подобного. Дружить можно с кем угодно.
– Не уверена, – возразила Лис. – Мне постоянно хочется его ущипнуть или потрогать коленку. Одним словом, никакая это не дружба. Между мужчиной и женщиной всегда возникает напряжённость. Плюс и минус порождают электромагнитное поле. Долго такое не может продолжаться, рано или поздно они сольются в любовном экстазе.
– Господи, Лис, откуда ты знаешь такие подробности? – раскраснелась Грин.
– Откуда-откуда, из будущего.
– А я думала, что ты всё уже забыла.
– Ничего подобного, такое трудно забыть.
Коста, похоже, услышал голоса и задрал голову вверх. Он с недоумением разглядывал чердак.
– Григ, ты здесь? – позвал он. – У нас народу на футбол не хватает, пойдёшь? После обеда начинаем. Эй?
Лис приложила палец к губам.
– Не отвечай, – шёпотом сказала она, – а то потом не отделаемся, опять придётся подключать чары Грин. На людей это плохо действует. Точнее мы просто не изучали последствий и опасаемся за твоих друзей.
Я кивнул в ответ. Коста ещё некоторое время постоял возле калитки, пожал плечами и пошёл вниз по тропинке.
– Как думаешь, вернётся? – спросила у меня Грин.
– А что?
– Дело в том, что прибор указывает какой-то путь. Он излучает не в космос, а в лес, в том направлении, – Грин указала в сторону самой высокой сопки.
– Брусничная гора, – тут же ответил я.
– Ты хорошо знаешь местность? – спросила Лис.
– Спрашиваешь, – ответил я, мне было приятно, что хоть что-то я знаю лучше их.
– Видимо, придётся прогуляться с этим прибором. Посмотреть куда направляется электромагнитный луч, – пояснила Грин. – Желательно, чтобы из кустов не выскочил наш горячо любимый Пинкертон.
– Не выскочит, судя по всему, он пошёл на реку, а может быть, и вправду ребята в футбол собрались играть.
Инопланетянки лукаво посмотрели на меня и весело подмигнули друг другу.
– А ведь ты хочешь пойти поиграть в футбол, ведь так? – спросила Лис.
– Никак не могу понять, как вам удаётся угадывать мои мысли, – ответил я.
– Мы и не угадываем, – сказала Грин. – Мы их просто считываем. У нас талант с детства. Нас даже отдали в специальную школу для изучения этой науки. Улавливать мысли на самом деле занятие не из самых простых. Ведь каждый человек мыслит по-разному. Кто-то словами, кто-то образами, третий вообще может музыку прокручивать в голове, а на самом деле наполеоновские планы строить. Модуляция мысленных импульсов может носить самый разнообразный характер.
Я был смущён и раздавлен. Догадываться это одно, но точно знать – совсем другое. Значит, они не просто чувствуют, но и точно знают все мои мысли и чувства. Какие опасные подруги! Того и гляди проговоришься, сам того не ведая. Но делать было нечего. Мы решили идти в сторону брусничной горы. Инопланетянки, заметив моё крайнее смущение, обещали больше не сканировать меня даже ради шутки. Ну а мне оставалось уповать на их честное слово, потому как проверить их я всё равно бы не смог.
Когда мы выбрались из дома, я попросил Грин, чтобы она тщательно закрыла дом. На её крайнее удивление я попытался ответить объяснением, что в наше отсутствие в дом может спокойно кто-нибудь забраться, даже ради любопытства. Тот же Коста! Не смотря на то, что инопланетянки не понимали как вообще такое возможно, мы всё-таки повесили на дверь увесистый замок. Не смотря на все предпринятые меры предосторожности, мы чуть было не наткнулись на нашего сыщика. Практически разминулись в двух шагах. Лис вовремя успела выстроить перед Костой прозрачную стену, и тот не успел нас заметить. Прошёл мимо, как ни в чём не бывало. Опять покрутился возле дома, увидел замок и успокоился, видимо, решив, что в прошлый раз ему просто показалось.
Лес в наших местах удивительно сказочный. Во-первых, практически непроходимый, поперёк дороги всегда лежит мелкий валежник, а местами и очень крупный. Во-вторых, дикий. В тайге до сих пор ещё можно встретить бурого медведя или рыжую лицу или даже волка. Человек, как ни старался, на смог вывести всех братьев меньших из нашего леса. Впрочем, близость людей несколько отодвинула зверьё на более дальние рубежи. Ближний лес со временем становился благоустроенным и напоминал больше парк, нежели тайгу.
Легкомысленные инопланетянки чуть было не собрались идти на каблуках и в коротких юбках. Я не могу сказать, что мне не нравилась идея лицезреть своих спутниц в таком обличие, но в тайге можно выживать, только в том случае, если все части тела надёжно укрыты от гнуса. Впрочем, желательно ещё и чем-нибудь намазаться, чтобы комар падал замертво уже на подступах к оборонительным заграждениям.
Облачив Лис и Грин в штурмовки, которые с большим трудом удалось выпросить у Дарьи Ивановны, мы углубились в лес. Я шёл впереди и весело насвистывал какой-то незатейливый мотивчик, сшибая палкой мелкий папоротник.
– Не понимаю, зачем мы идём пешком, – возмущалась Лис, которая уже чувствовала, как вокруг неё кружилась стая голодных и нудно жужжащих насекомых.
– Лететь не получится, – отвечала Грин. – Прибор работает только на определённой высоте. Если мы поднимемся над елями, то потеряем сигнал. Это уже проверено. Я пробовала возле дома, пока вы ходили за штормовками.
– Какой ужас, я не выдержу этих мук, – жаловалась Лис. – Ай, господи!
Я с давних времён осознал, что женщин с собой в лес лучше не брать, ибо они – обуза, даже инопланетянки. Не смотря на свои выдающиеся способности, в условиях близких к экстремальным они превращались в беззащитных и слабых созданий. Надо ли говорить, что половину пути мне пришлось тащить Лис на своих плечах, чему инопланетянка была несказанно рада. Она стёрла палец в непривычных для её ног сапогах. Совершая прогулку верхом на мне она весело кричала и размахивала руками на завить Грин.
Вскоре с горем пополам мы достигли брусничной горы и залюбовались открывшимся перед нами видом. Особенно радовалась Лис. С моих плеч вид открывался наиболее красочный. Мы отметили наш домик, помахали ему рукой и направились в противоположную сторону. Прибор по-прежнему показывал то же направление. Медленно, но верно мы спустились с горы и зашагали по лесным тропам. К моему удивлению лес не сгущался. И хотя мы шли уже достаточно долго, таёжных и непроходимых мест не наблюдалось. Это меня начало смущать и мы остановились.
– Удивляюсь твоей выносливости, Григ, – говорила Грин. Чувствовалось, что инопланетянка немного завидует подруге.
– Мне не привыкать, – отвечал я. – Бывает, при заготовке дров, и не такие брёвна на себе таскаешь.
– Это кто тут бревно? – оживилась на загривке Лис.
– Я имел в виду тяжесть, – начал оправдываться я. – Между прочим, по моим ощущениям мы возвращаемся назад.
– Не может быть! – сказала Грин. – Мы идём точно по лучу, ни на йоту не отклонились.
– После брусничной горы начинается тайга, я это точно помню. Может быть, мы дали крен и вернулись к подножью в том же месте, что и зашли?
– Нет, тогда прибор показывал совершенно другое направление. Перед подъёмом я специально останавливалась и проверяла. Поэтому предлагаю всё-таки двигаться согласно луча. В конце концов, наша задача выяснить, куда он ведёт.
Некоторое время шли молча. Пару раз делали остановку, я снимал с плеч Лис. Ничего не поделаешь, земляне тоже устают, они не всесильны. Во время очередного привала взгляд наш привлёк какой-то парень. Мы пригляделись, это был Коста!
– Откуда здесь взялся этот Пинкертон? – с досадой спросила Лис. – Он что же всё это время шёл за нами?
Тем временем Коста спустился к ручью, набрал полные вёдра воды и пошёл с ними наверх.
– Ёлки-моталки! – догадался я. – Мы вернулись назад, как я и предполагал.
– С той лишь разницей, что теперь прибор показывает другое направление от леса, – заметила Грин.
Полные разочарования мы поднялись по тропинке вслед за Костой, потом спустились немного вниз к своему дому и с интересом обнаружили, что замка на двери нет.
– Вот тебе и раз! – воскликнула Лис. – Никогда бы не подумала, что во Вселенной ещё есть дома, в которые залазят воры.
– Наивная душа, – констатировал я. – Впрочем, в нашем мире, это явление тоже не частое.
Я с удивлением рассматривал дверь. На ней не было не только замка, но и петель. Более того, на двери не было даже намёка на то, что они когда-либо были. Мы прошли в дом. Всё казалось лежало на своих местах, но чего-то не хватало. Долгое время мы не могли понять, чего.
– На окнах нет занавесок, – воскликнула Лис.
– Точно! – согласилась Грин. – Так было, когда мы только что сюда прибыли. Мужчины – народ бесхозяйственный.
– Тогда они должны лежать в сундуке, – Лис бросилась к сундуку, чтобы проверить. – Да, они здесь.
– Капкан времени? – спросила Грин.
– Очень не хотелось бы так думать – ответила Лис.
В этот момент в дверь постучали. На пороге мы обнаружили совершенно незнакомую женщину, которая представилась Анной, нашей соседкой. Девушка сказала, что она художница и приехала сюда на этюды, а дверь открыть в дом не может. Когда мы проследовали вслед за Анной, то поняли, что она не может попасть как раз в домик Дарьи Ивановны.
– А разве этот дом ваш? – спросила Грин. – Нам казалось, что здесь жила другая женщина. Дарья Ивановна.
– Никогда не слышала, – удивилась художница. – Да нет же, это моя дача. У меня даже есть документы. Сейчас.
Девушка полезла в сумочку и достала оттуда книжку садовода. Действительно никакой Дарьи Ивановны там не значилось и в помине. Инопланетянки и я находились в полной растерянности. Каково было моё удивление, когда на дверях Анны я обнаружил тот самый замок, который мы повесили на свою дверь. Я быстро достал из кармана ключ и открыл его без труда.
– Большое спасибо, – поблагодарила меня Анна. – А я уж думала, что придётся дверь ломать. Но откуда у вас ключи от моего замка?
– Понятия не имею, – ответил я. – Впрочем, можете забрать.
– Нет-нет, это как раз кстати. Я такая растяпа, могу и потерять. Пусть у вас будут на всякий случай.
Вернувшись в дом, мы с удивлением обнаружили, что на окнах появились занавески.
– Мистика, – заворожено произнесла Грин.
– Похоже, это какое-то другое место, – сказала Лис. – В прежнем мире чудес было меньше.
– А откуда у нас в доме кот? – совсем сбитый с толку поинтересовался я.
Инопланетянки пожали плечами. Грин посмотрела на прибор.
– Луч показывает в сторону, противоположную брусничной горе. Если доверять прибору Странника мы действительно попали в другое место. Вопрос только в том, в какое?


Глава четвёртая. День рождения невесты.

На столике возле кровати страстно надрывался сотовый телефон. В нынешние времена он служит вместо злосчастного будильника. И если про будильник после пробуждения через некоторое время удаётся забыть, то сотовый телефон остаётся с тобой на весь день, как память о недосмотренных снах, да и вообще как неизменная деталь современного быта. Непонятно, чего от него больше вреда или пользы. Толи дело раньше придумал себе легенду и гуляй куда хочешь, а сейчас тебя обязательно проконтролируют, туда ли ты пошёл или нет, а за отключенный телефон так и просто взгреют. Скажут, ага, вот она та самая долгожданная измена. Ну, нельзя же так, человечество придумало средство связи не для контроля, а для сближения человеческих душ, для снятия излишнего волнения и стрессов. Узнала, что жив и будь спокойна. Что ещё человеку нужно?
Стоит сразу же отметить тот факт, что пробуждение Стара в этот день носило обыденно-специфический характер. Во-первых, ему никак не удавалось ногами попасть в свои тапки. Сначала он не мог понять, в чём дело, но потом обнаружил, что около кровати лежит три тапка и один из них женский. Во-вторых, часы в доме шли в разные стороны. Одни вперёд, другие назад. Потрясающие впечатления производили на Данилова переходы из одной комнаты в другую. Побыв минут пять на кухне, где ходики с гирькой как все нормальные механические часы шли правильно, он вернулся в спальню, чтобы заправить кровать и с ужасом обнаружил, что время идёт вспять, причём прямо с того самого момента, как он вышел из кухни. Задумавшись на пару минут на не заправленном диване Стар вернулся в кухню. Часы там показывали ровно столько времени, сколько было на них, когда он вошёл туда в первый раз, и бутерброд, уже съеденный им однажды, был целым. Рука машинально потянулась к нему, и Данилов уничтожил его во второй раз. А что также вкусно, как и раньше, глупо отметил про себя он. Как человек привыкший работать с проверенными данными и большой статистической выборкой древнему воину пришлось раз десять повторить опыт, чтобы убедиться в том, что он пока ещё не сошёл с ума. Съев десяток бутербродов, Стар почувствовал, что по-прежнему голоден. Раздираемый противоречиями он позвонил своей невесте Марине и рассказал, что запутался во временных отрезках своей квартиры, и что его нужно срочно спасать.
– Опять допился до чёртиков? – поинтересовалась Марина, она явно не верила в установленные Даниловым парадоксы.
– Да что ты, я же отродясь не пью! – недоумевая ответил Стар на явно лживые обвинения, чего он там в конце концов вчера выпил. Литров пять вина, подумаешь. Для него это не норма, и даже не минимальная доза, так для разогреву.
– Антон, а ты не забыл, что сегодня мой день рождения? – поинтересовалась Марина.
– Не забыл, – соврал Стар. Впрочем, соврать-то соврал, но причём здесь Антон? – А с кем я разговариваю? – тут же поинтересовался Данилов.
– Как с кем с невестой? – удивилась Марина. – Или у тебя опять кто-то появился невзначай. Выкладывай, лучше раньше, чем поздно. Я всё пойму. Я девушка понятливая.
– Да никого у меня нет, – ответил древний воин с сомнением посмотрев на женский тапочек возле кровати. Впрочем, здесь он был чист, про тапочки ничего не помнил, честно и положа руку на сердце.
– Ладно, поверю на первый раз, – рассмеялась в трубку Марина. – Ну что раз у тебя чисто, тогда я к тебе? Отметим по-семейному вдвоём при свечах. Как смотришь?
– Давай, конечно, – обрадовался Стар, – а то я совсем тут запутался в какую сторону время должно идти. Кстати, сейчас который час?
– Четверть пятого, рабочий день вот-вот кончится.
– Ага, спасибо, – ответил Данилов, а про себя подумал, у кого-то рабочий день кончается, у кого-то и не начинался. Вся жизнь как в бреду! Ничего не понимаю, что происходит, кто такая эта Марина, кто такой этот Антон. Почему я здесь стою в комнатных тапках рубаха навыпуск? – Хорошо, дорогая, жду тебя в гости.
Марина повесила трубку. На душе стало ещё печальней.
«Значит, зовут меня Антон, и весь день я прослонялся по собственной квартире, – решил Данилов. – Нет, ну ведь на часах-то восемь утра, и я голоден и небрит, хотя уже бреюсь в одиннадцатый раз. Нужны перемены, и невесте не мешало бы что-то подарить на праздник».
Стар перетащил вещи из спальни в коридор и с ужасом наблюдал за часами на сотовом, пока не понял, что в коридоре время идёт вперёд и значит у него есть все шансы вырваться отсюда. С удовольствием нацепив помятый пиджак, Данилов вприпрыжку выскочил из дома и побежал за цветами. Впрочем, как только он выскочил из дома, весёлое настроение моментально улетучилось. На улице Стар увидел совершенно незнакомый город. Незнакомый это ещё мягко сказано. Он увидел чудовищный город, который никогда прежде не видел. Повсюду летали авиетки, то и дело задевая крылами окрестные дома, в воздухе стояло жутчайшее зловонье, Мимо промчался полусумасшедший человек с глазами навыкат со шлемом и гранатомётом в руке. Потом вдруг остановился и вернулся к Данилову.
– Не ищи лёгких путей! Если хочешь отправиться на тот свет, старина, то будь мужчиной, бери гранатомёт, и пойдём со мной. Зададим жару этим гидрам капитализма! У меня есть для тебя пушка.
– Я вообще-то вышел купить цветов… – начал было древний воин.
Парень с гранатомётом внимательно изучал его взглядом.
– Ах, вот оно что, то-то я смотрю, ты странный какой-то, – воскликнул незнакомец. – Ты из чудаков, застрявших между мирами. Теперь я понял. Ха! Ну, брат, ты полный кретин. Лучше возвращайся туда, откуда вышел, а то вообще никогда не найдёшь дорогу назад. А может ну их, я имею в виду цветы, пойдём шарахнем по олигархам из всех орудий. У нас ведь не только гранатомёты. Есть и посолиднее игрушки. Лазерная пушка, например. Всё как в реальном кино.
– Где я? – хриплым голосом спросил Стар. – Не может же быть, что всему виной вчерашние пять литров вина.
– Планета Протопласт, слышал о такой?
– Я здесь воевал, – вдруг серьёзно ответил древний воин, – только не помню когда, в прошлом или в будущем. Последнее время меня что-то немного штормит, нет стабильности не во времени, не в пространстве. Да и женщины каждый день новые. Не успеваю привыкать к именам.
– Это знакомо. Ты просто попал в капкан времени, – парень продолжал пристально вглядываться в Стара. – Слушай дружище, ты и сейчас не здесь. Это не твоя реальность. У тебя характерно блестят зрачки. Давай отчаливай, странник. Твоя остановка через одну.
Парень толкнул воина рукой, истаяв вместе с городом, и в этот самый миг у Данилова зазвонил телефон. Вот ведь чёртово чудо техники!
– Антон, ты ещё не забыл про наш совместный праздник? – послышалось в трубке. – Я уже через полчаса буду у тебя. Не скучай. Целую.
– Хорошо, – ответил Стар. – Жду.
Где же тут у них бывают цветочные ларьки, подумал Данилов. Не успел он толком представить цветочный ларёк, как перед ним нарисовался павильон, в котором продавались цветы.
– Ух, ты! Как просто оказывается, – изумился Стар. – Прямо исполнение желаний какое-то. Волшебство из детских мультфильмов.
– Хотите купить цветов, молодой человек? – поинтересовалась белокурая продавщица. – Для жены или для подруги?
– Для невесты, – ответил Стар.
– А хотите я вам подскажу? – спросила воина девушка, подошедшая к прилавку следом.
– Вы хорошо разбираетесь в цветах? – неохотно поинтересовался Данилов.
– Я хорошо разбираюсь в мужчинах, – ответила незнакомка. – Вы ведь не хотите покупать цветов и идти на это свидание, так зачем же мучить себя и других?
– Действительно не хочу, – сознался Стар, – но ведь так надо. Куда деваться-то?
– Выход есть. Необходимо вернуться в Лисаннагрин, – ответила девушка и направилась к выходу.
– Постойте! Можно я вас провожу? – попросил Данилов.
– Вы же насколько я помню, опаздывали к невесте? – удивилась незнакомка.
– А у вас разве нет какого-нибудь похожего праздника? Знаете ли, в этом месте праздники меня не отпускают. Один сменяет другой. И каждый раз я просыпаюсь с похмелья и в новом месте. Я чувствую, что вы можете мне объяснить, почему это происходит, и куда подевались мои друзья.
– Стар, вы явно переоцениваете мои возможности, – рассмеялась девушка.
– Кто вы? – воскликнул Данилов. – Вы первая, кто назвал меня по имени, с тех пор, как пошла эта чудовищная мистификация.
– А вы меня совсем не помните? – вкрадчиво спросила незнакомка.
Данилов задумался, что-то прикидывал на пальцах, чем совершенно сбил девушку с толка.
– Ладно, я вам прощаю ваше забвение, учитывая обстоятельства. Мы встречались с вами на Протопласте, господин начальник, – незнакомка покраснела, – когда вы боролись с Великим Бизнесом. Меня зовут Алиса, я охраняла вашу жену. Вспомнили?
– Алиса? – обрадовался Данилов. – Теперь вспомнил. Вы так изменились и похорошели. Там, в городе любви вы казались совсем ещё ребёнком.
– Спасибо, – кокетничала Алиса. – А вы всё также мужественны и неотразимы. Только никак не могу понять, где ваш любимый золотой меч? Оставили дома в чулане?
– Меч? – расхохотался Стар. – Ну что вы, меч появится тогда, когда возникнет в нём необходимость. Видимо, в этих мирах он без надобности. Вы хоть в курсе, что здесь творится?
– В общих чертах. Мне доставили послание от Странника, в котором сообщалось, что якобы я нахожусь в капкане времени и необходимо вернуться в Лисаннагрин. Ко мне приходил какой-то чёрный монах. Истаял, как только доставил информацию.
– Очень интересно, – заговорил Стар. – А самого Странника вы не видели?
– Нет. В этом мире вообще всё очень загадочно. У меня в комнате хранятся чужие вещи, очень напоминающие сложные приборы, но я не имею достаточного образования, чтобы в них разобраться, вы ведь знаете, кем я была на своей родине. Честно говоря, я очень обрадовалась, когда встретила вас. Вместе-то мы быстро разберёмся. Меня смущает только то, – девушка покраснела, – что вы постоянно заняты. На Протопласте у вас была жена. Здесь невеста.
– В этом мире всё происходит помимо моей воли, – Стар усмехнулся, вспомнив историю с женским тапком, пару которому он так и не нашёл. – Но в служебной командировке мужчина всегда свободен.
– Мужчина, так вы будете брать букет или нет? – спросила сбитая с толку продавщица.
Данилов взял букет и подарил его Алисе. Девушка моментально зарделась как знамя и в этот момент у Стара опять зазвонил телефон.
– Антон, ты скоро? Я уже десять минут стою под дверьми.
Стар попытался было в очередной раз что-нибудь придумать, чтобы отложить скандальную развязку, но Алиса выхватила телефон из рук древнего воина.
– Здравствуйте, Марина! – сказала девушка с Протопласта. – Только вы ничего такого не подумайте, я сейчас вам всё объясню.
– Ах, вот в чём дело. Правильно, Антон сам ничего не скажет, будет тянуть до последнего. Мне подробности не интересны, можете передавать ему привет. Но имейте в виду, жизнь вас тоже накажет, она у вас что-нибудь украдёт взамен.
– Вы не поняли. Дело в том, что этот человек не Антон. Он застрял в этих мирах не по своей воле, поэтому у вас всё равно с ним ничего бы не получилось,
– Каких ещё миров, девушка, вы наверное наслушались бредней моего Антона? Имейте в виду, что он не просыхает уже вторую неделю. Видишь ли, у него творческий кризис.
Марина настолько громко разговаривала, что до Стара доносился весь разговор. Он думал над тем, почему он постоянно вселяется в души каких-то алкоголиков. Неужели нельзя хотя бы раз побыть нормальным человеком?
– Мне необходимо с вами встретиться, – сказала Алиса. – Давайте переговорим с глазу на глаз. Я нахожусь возле цветочного ларька. Спускайтесь.
Марина неожиданно согласилась. Стар купил ещё один букет и, подарив его Марине, отошёл за угол. Пусть сами разбираются, подумал он. Всё равно завтра проснусь в каком-нибудь новом месте, стоит ли тратить нервы из-за эпизода, который не имеет никакой связи с последующими? Но это было не так. Встреча Марины с Алисой круто изменила жизнь древнего воина, и на следующее утро он по каким-то загадочным обстоятельствам прекратил свои перемещения. Девушки сдружились, и вместе со Старом приступили к изучению приборов, переполнявших комнату Алисы. Марина оказалась научным работником в какой-то смежной области, и работа начала продвигаться достаточно быстро.





Читатели (382) Добавить отзыв
Начало потрясающее! Я совершенно не ожидал такого поворота.
Григ в детстве или юности...
Да и взаимоотношения между м и ж всегда как в 9 классе, просто уровень игроков выше. Очень трогательно.
21/07/2009 08:56
Про капкан времени хорошо написано.
В предыдущих книгах миры отличались глобальностью: это были либо эпоха, либо пронстранственное определение глобальности, и этому придавалось значение.
сейчас пространство сжалось до мосштабов улицы, поселка, а время вообще вытворяет шутки. Масштабность подается как обыденность... И ситуации у всех совершенно разные.
Очень интересно.
21/07/2009 11:23
Да, писал летом в июле кажется. Что-то накатило из детства... Замышлял роман как трилогию, а герои незаметно перекочевали в другие романы. Сезон дождей и Салон Анны Павловны Штерн.
02/08/2009 20:01
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы