ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Григ и компания. Глава 22-25. Между новым и вечным.

Автор:
Глава двадцать вторая. Между новым и вечным.

В самый разгар нашего очередного спора в комнату вошла Лис. Богиня присела в кресло и начала в нас пристально вглядываться.
– Что поделывали? – поинтересовалась она.
– Ничего предосудительного, сестрёнка, – ответила Грин. – Делаем работу над ошибками.
– Но никакая ошибка не бывает последней. Так, кажется, у вас программистов говорят? – обратилась ко мне Лис.
– Именно. И каковы настроения в замке богов? Когда начнётся очередная заварушка?
– Боги находятся в поиске. Единственный разумный человек Славия. Ещё там суетится этот бывший злодей Крайм, также похожий на человека, который знает, что делает. Мама чувствует себя уже намного лучше. Самостоятельно гуляет по парку. Славия добилась того, чтобы выставить защитное поле от перемещений из антивселенной, но энергии недостаточно. Возможны лазейки. Стар и Странник пытаются обучить боевым наукам местных мужчин. Но, по-моему, это глухой номер. Легче медведя научить игре на фортепиано. Древний воин одержим желанием, осуществить вторжение в Аргонию. Он хочет собрать лучших воинов Вселенной, и под предводительством Екатерины навести там порядок. За вторжение в Аргонию высказалось больше половины членов совета, смущает только то, что Стар пришёл на голосование с мечом. Боги поговаривают, что это оказало решающее значение на парламент.
– Ну-ну, попирать основы демократии очень даже неприлично. Тем более в замке богов, – сказал я.
– А ты не ехидничай, Григ. Всё очень даже серьёзно. Нельзя же постоянно решать все вопросы силовым путём. Должны же быть какие-то другие механизмы более разумные и приемлемые.
– Демократические, например? Ты же понимаешь, что в таком случае прения будут растягиваться на многие месяцы, а то и на годы. Это уже больше будет походить на народные забавы, нежели на серьёзную политику. Я за единоличную власть Славии. Тем более, что у народа свои интересы, а Вселенной нужна надёжная защита и энергетика. Сомневаюсь, чтобы обычные люди были хорошо подкованы в подобных вопросах.
– Неограниченная власть человека опасна. Мало ли что может с ним произойти. Вдруг им овладеет тёмная сторона его души?
Где-то далеко в самом конце комнаты показался как будто колпачок гнома. Я потёр глаза. Не может быть! Неужели опять всё, что было – сплошная галлюцинация?
– Лис, посмотри в тот угол комнаты, – закрыв глаза рукой, попросил я.
– И что? – удивилась богиня.
– Ты видишь это чудище?
– Ой, – воскликнула Грин. – Гномик! А почему ты так испугался?
– А ты повнимательней вглядись в его лицо, – ответил я.
– Господи, так это же Борис Игнатьевич! – воскликнула Лис. – В миниатюре. Очень даже неплохой экземпляр.
Грин в три прыжка оказалась около гнома.
– Тише, – попросил гном. – У меня от вашего грохота в ушах постоянный гул. Говорите шёпотом. Что влипли, друзья мои хорошие?
– В каком смысле? – удивилась Лис.
– В прямом. Чем вы тут занимаетесь? Мы с Сергеем сбились с ног разыскивать вас по всей Галактике. После того, как вы совершили прыжок во времени на Земле, ваши координаты не удавалось определить ни одной станцией мира. Но не перевелись ещё гении на свете, один учёный всё-таки вас вычислил. Зовут его Андрей Саблин. Уж не знаю, как вам это удалось, но вы попали в параллельную вселенную. Она точная копия нашей, но обладает совершенно иными свойствами и законами. Наши люди сейчас занимаются её исследованием. Кое в чём нам удалось разобраться. Видите, какой печальный образ предала мне эта реальность? Вам ещё повезло, что вы не превратились в какой-нибудь камень на заброшенной богом планете или в метеорит.
– Ничего не понимаю. Вы утверждаете, что не видели нас с того момента, как мы покинули порт «Надежда»? – спросил я.
– Разумеется, не видел. А в чём собственно дело?
– Просто за время вашего отсутствия, кое-что произошло, босс, – иронично заметила Грин. – А каким образом вы попали в эту Вселенную?
– На Земле есть шлюз. У этого мира даже есть земное название. Он называется «страной чудес». До галактического правительства дошли слухи, что на Земле стали бесследно пропадать люди. Мы с Сергеем и наставником вылетели на место. Исследовали зону вашего возможного перемещения. И что вы думаете? Вы каким-то образом пробили окно в параллельный мир. Через ваш портал перемещались тысячи бродяг, мечтающих покинуть Землю, и просто любопытствующие граждане. Словом, они думали, что через этот шлюз происходит перемещение в пределах Галактики, а реально все возвращались на Землю в 1974г, но в параллельную Вселенную. Неизменно первого июня, – Старик громко рассмеялся. – Вы бы видели, что творится в 1974. Весь город забит пришельцами из будущего. Сотрудников, занимавшихся исследованием аномальных явлений, давно уже свезли в психиатрическую лечебницу, потому что с каждым прибытием гостей, этот день они переживают вновь и вновь в новых подробностях. Держится только Андрей Саблин, утверждающий, что, не смотря ни на что, его ждёт великое будущее.
– Но у нас здесь есть не только настоящее, но и прошлое. Мы помним всё, что с нами было до того как, – возразила Лис.
– Очень верю! – хохотал и кашлял Старик. – Мне тоже по началу казалось, что я всю свою жизнь был гномом и жил под полом у одного косматого музыканта. Он очень часто играл на флейте и водил в дом девиц, всякий раз новых. Скажу вам честно, это была не жизнь, а каторга. Девицы так громко кричали по ночам, что нам с супругой приходилось закрывать уши большими подушками, чтобы хоть как-то переносить этот кошмар. Стоит заметить, что музыкант кричал даже тогда, когда оставался в одиночестве. Уж не знаю, чем он там занимался, но у жены периодически появлялось желание принять яду. Я шесть раз спасал свою супругу, а потом вдруг увидел в щели пола забившийся сигнальный маяк, и вспомнил всё. Откуда пришёл сюда и зачем.
– Очень интересно, – задумался я. – И очень вероятно, но откуда взялся маяк?
– Сергей подбросил. У нас появилась возможность перемещать предметы в эту Вселенную из нашей. Мы уже несколько раз делали вам подсказки. Взять хотя бы кота Мурзика. Очень земное и обаятельное существо непонятным образом очутившееся в вашем мире. Но кот нисколько вас не смутил. Напротив. Ребята, вас вообще не смущают ваши совершенные возможности? Бессмертие? Как легко вы согласились на всё то, чего никогда не происходило с вами прежде. Удивительное свойство ума. Не правда ли?
– К чему вы клоните? – с любопытством спросила Лис.
– Вспомните то, как человек ничему не удивляется во сне, даже тогда, когда не осознаёт, что это сон. Мы покопались с учёными. Сделали несколько гипотез. Оказывается, люди из нашей Вселенной бывали здесь и до вас. И не только бывали, но и возвращались обратно. Сергей сейчас как раз бьётся над этой проблемой.
– Так значит, вы не знаете, как вернуться назад? – воскликнула Грин.
– Пока нет. Мы решили, что лучше будет, если я попробую найти разгадку портала изнутри. Но внутри его попросту нет. Учёные ошибочно предполагали, что выход должен быть там же, где и вход. Но не тут-то было.
– Я всё-таки никак не могу понять почему вы в образе гнома, а не в своём собственном обличие? – настороженно спросил я.
– Я сам бы хотел узнать. Предположения есть. Я либо погиб в этой вселенной, либо покинул её. Звучит, конечно, немного фантастично, но больше мне на ум ничего не приходит.
– Вы в Аргонии, – тихо ответила Грин. – Вот почему вы не смогли нормально переместиться. Эта Вселенная подобрала под вас первый свободный образ. Вы и действительно могли оказаться камнем. То же самое происходит, если пытаешься вернуться в запрещённое время или в закрытую для тебя Вселенную. Так разрешаются мировые противоречия.
Старик непонимающе хлопал глазами.
– А разве существует другая вселенная?
– Аргония, это наша родина с Лис, – сказала Грин. – Теперь я полностью уверена, что вы говорите правду, босс. Ваш рассказ укладывается во всеобщую концепцию сосуществования вселенных.
– И много таких, как вы? – поинтересовался я у Старика.
– В каком смысле? – уточнил Борис Игнатьевич.
– Гномов, – хихикнул я. – Кажется, Лиана была права насчёт существования персонажей из сказок. Как в воду глядела.
– Кто такая Лиана? – спросил гном.
– Есть у нас тут одна знакомая. Надо будет ей о вас намекнуть. Она сейчас занимается исследованиями на Протопласте. В связи с вашим рассказом, Борис Игнатьевич, у меня возникло подозрение, что человек совершает путешествия в параллельную Вселенную во время сна. Тогда это многое объясняет. Люди ничего не выдумывали насчёт гномов. Они просто увидели вас во сне в одном из перемещений.
– Здорово! – захлопала в ладоши Лис.
– Не издевайся, Григ. После того, что я пережил в квартире этого богемного чудовища, я уже не удивлюсь ничему. Впрочем, большого количества гномов я никогда не встречал. Но соседи попадались. Была одна приятная особа из 37 квартиры. Она всегда носила коротенькое платьице и сверкала своими стройными ножками, сводя меня с ума.
– Ну, вы даёте, Борис Игнатьевич, – смутилась Грин.
– А что не такой уж я и старик. Как гном, кстати, ещё очень даже ничего.
– Знаете, что пришло мне в голову, – вдруг вскочила с места Лис. – А вдруг эта вселенная никакая не параллельная, а просто мир несбывшихся надежд? Здесь человек становится тем, кем никогда не сможет быть в реальном мире. Наши мечты и помысли породили этот мир и он начал жить своей собственной жизнью.
– Тогда бы он оказался наполнен страшилищами и бесформенными абстракциями. Потому что человек не всегда мыслит конкретно. Зачастую он имеет дело с представлениями или образами, – возразил я. – Но идея красивая.
– Очень! – подхватила Грин. – Тогда наша борьба здесь являлась бы их жизнью там. Наше существование приобретало бы тот самый смысл, который мы так ищем в этом сумасшедшем мире.
– Чёрт возьми! – крякнул Старик. – Ваши идеи определённо начинают мне нравиться. Но не обязательно же связывать эти миры таким образом. Возможно, есть более тонкие связи и грани сосуществования этих удивительных вселенных. В этом нужно тщательно разобраться.
В комнату прямо-таки ворвался Стар. Лицо его было полно тревоги и одержимости.
– Григ! Необходимо прямо сейчас выдвигаться в Агронию. Мы должны их опередить! Бог ты мой, а это ещё кто?
– Тот самый Борис Игнатьевич, – ответила Лис.
Стар, как стоял, так и сел.
– Только не это, – замахал руками Данилов.
– Не всё так печально, – усмехнулся я. – Мы всего лишь в параллельной вселенной. Очень бы хотелось узнать, как ты сюда попал.
Стар расхохотался. Долго сидел, задумавшись, а потом начал рассказ.
– Я так и знал, что всё это когда-нибудь всплывёт. Вы не поверите! Я увидел, как вы переместились втроём в земном порту, и почему-то посчитал, что это шлюз на какую-нибудь развитую планету Галактики. Сиганул вслед за вами и вдруг по прибытии ощутил, что я Странник. Словом, там возникла какая-то путаница, когда объявилась настоящая темная звезда. Вот почему я устроил неприятную сцену возле Навигатора. Со временем ко мне окончательно начала возвращаться личность Стара. Я вдруг вполне ощутил себя древним воином. Словом, фамилия моя действительно Данилов. По жизни я обычный земной бродяга, искатель приключений. Но время уходит. Нам пора собираться. Поход в Аргонию неизбежен. Или мы их, или они нас.
– Мы их! – крикнула Лис. – Я иду с вами.
– И я, – тут же встала рядом с Лис Грин.
– А что делать мне? – замахал руками гном, про которого как-то сразу забыли.
– Лягте, передохните с дороги, – махнул рукой Стар. – В таком обличии от вас всё равно не будет в Аргонии никакого прока. Мне нужны воины. Хотя бы спецназ, но уж никак не гномы.
Старик только развёл руками и завалился с ботинками на тахту. Глаза его начали изучать потолок, к горлу подступала обида. К нему подошла Грин.
– Борис Игнатьевич, не расстраивайтесь. Возьмите эту вещь, – Грин протянула ему небольшой перстень. – С его помощью вы сможете наблюдать за происходящим, и всегда быть в курсе всех событий Звездограда.
– Есть и такой город? – удивился гном.
– Ещё бы! Город, которым правил ваш кот Мурзик – сказала Лис. – У вас будет время, чтобы получить ответы на свои вопросы. А нам пора.
Вчетвером мы направились в центр Звездограда, где собирались воины для вторжения в Аргонию. Попадались и старые знакомые. В частности перед нами тут же раскланялся Горн, Владыка и Слон. Слон изловчился и умудрился поцеловать руку Лис. Инопланетянка так громко крикнула, что чуть не распугала своим криком половину Звездограда.
– Тише, Богиня, – шёпотом сказал раскрасневшийся Слон. – Мы уже давно не питаемся людьми. Мы с Владыкой после воскрешения покаялись и переквалифицировались в вегетарианцев.
– И поэтому теперь испытываем постоянное чувство голода, – добавил Владыка, то и дело размахивая палицей. – А всё-таки мечты сбываются! Давно хотел задать жару этим аргонам. Вот они у меня где, – и одноглазый варвар провёл рукой по шее.
После этих слов Лис аж отшатнулась, а Грин обеспокоено начала занимать оборонительные позиции.
– Ой, простите богиня, – расшаркался Владыка. – Вас, разумеется, это не касается.
Между тем Стар направился к центральному входу во дворец, откуда намеревался сказать несколько слов, о предстоящем сражении. Звёзды и воины рёвом поддержали древнего воина. Зазвенели мечи и колыхнулись огненные знамёна.


Глава двадцать третья. Вторжение в Аргонию.

Какая система управления обществом лучше подходит для человека? И должен ли личный интерес, возможно, самого уникального представителя человечества быть выше интересов общества? Эти вопросы, пожалуй, неразрешимы, потому как мы всегда вынуждены рассуждать в рамках какой-нибудь культуры или существующих традиций. А тем более, когда цели общества не определены, то соответственно и не откуда взяться ответам. Ведь лозунг «всё для человека», согласитесь, крайне смешон. А что собственно человеку нужно? Сам человек не всегда и догадывается об этом. Впрочем, общество уже подстерегает нашего героя с массой всевозможных коммерческих предложений. Хочешь девочку? Пожалуйста, были бы деньги. Хочешь пострелять в людей? Да ради бога! Мы сейчас же укроем тебя защитными полями и отвезём в самое пекло какой-нибудь локальной и нескончаемой войны. Сразу же становится понятно, что опираться на человеческие потребности вполне мы не должны. Эдак, можно и вообще потерять всякий разум в обилии дорогих, но совершенно нечеловеческих услуг. Куда важнее для нас вопрос, а каков сам человек. Чтобы дать возможность ему развить свои таланты, причём такие, которые интересны не только ему самому, но и окружающим его людям, нужно строить что-то совершенно новое и непохожее на то, что было раньше. Ведь человека не достаточно просто раскрыть, его ещё предстоит воспитать. Полагаться на то, что гражданин выплывет сам не стоит. Бывает ведь и так. Выплывет наш гражданин, но уже совершенно другим человеком. Возьмёт берданку и пойдёт отстреливать негодяев. А что? Может быть ему так нравится. Ему так удобно. Не будем ограничивать человеческих свобод. Почему одному можно обокрасть целый народ в рамках им же придуманного закона, а другой должен сидеть в тюрьме за то, что украл батон докторской колбасы, умирая от голода? Получается, что чем масштабнее негодяй, тем больше у него свобод. Вывод: общество призывает гражданина к тому, чтобы тот стал негодяем. Оно вопит об этом на каждом углу. Стань скотиной, и тебя начнут уважать! Умение ловко украсть всегда восхищало пытливые умы. А какое место в подобном мероприятии отведено художнику, врачу, писателю, учителю, воспитателю? У кого им красть? Все эти профессии суть одно и то же. Эти люди – лекари человеческих душ. Согласитесь, глупо лечить тело, если уже мертва душа. Так что же мы отдаём на откуп коммерции? И кто сказал, что за очень большие деньги вас должны обязательно вылечить? Если следовать законам рынка, то человека выгодно не лечить, а подлечивать. Чтобы и в ящик не сыграл, и из больниц не выходил. Такая перманентная болезнь с временными ремиссиями. Но мы отвлеклись. Наши герои не простят нам излишних философских отступлений перед штурмом самого важного в их жизни бастиона.
Стар заражал отважных воинов своим нескончаемым оптимизмом. Золотой меч, как некий божественный символ, сверкал в лучах сотен тысяч звёзд Звездограда. Несметное войско потрясало своей нескончаемой волей к победе и силой духа. Владыка, уставший с дороги и от речей древнего воина, откровенно зевал и дремал на плече у Слона. Мелкий варвар терпеливо держал на плечах могучую голову Владыки и пытался вдуматься в смысл великих слов, потрясающих и без того наэлектризованную атмосферу Звездограда.
– А древний воин входит во вкус, – хихикал варвар.
– Пустое, – возражал сквозь сон Владыка. – Аргонов речами не проймёшь. Они понимают только язык силы.
– Что-то не верится мне в нашу победу, – вдруг засомневался Слон. – Никто и некогда не побеждал аргонов.
– Слухи о непобедимости чрезмерно преувеличены. Сейчас совсем другой случай, – возражал Владыка. – Во-первых, аргоны поработили все народы по одиночке. Ещё никогда против них не объединялись лучшие воины Вселенной. Во-вторых, я слышал, что наше войско поведёт сама королева Екатерина.
– Королева Аргонии? – удивился мелкий варвар.
– Именно. Мы выступаем не против аргонов, а против угрожающего нашей Вселенной переворота в их рядах. Одним словом, мы направляемся подавить мятеж.
– А вдруг ловушка? – не унимался Слон. – Заманят на свою территорию и передавят как котят.
– Боишься умереть? – расхохотался Владыка.
– На Протопласте я даже не успел насладиться динамикой боя. Меня подстрелили в спину из лука, как куропатку.
– У настоящего воина глаза должны быть и на затылке в том числе, – продолжал хохотать Владыка. – Никогда не думал, что ты такой сентиментальный. Может быть, ты ещё в тайне симпатизируешь женщинам?
– Может быть, – полез на рожон Слон.
– А зря, – глаза Владыки налились кровью. – Просто ты не знаешь женщин. Они могут быть очень коварными и жестокими. Учитывая твоё вегетарианское настоящее, они скушают тебя за милую душу, пока ты будешь щипать травку на лугах своих нескончаемых иллюзий.
– И пусть. Я вообще не понимаю, за что мы воюем и с кем. Раньше всё было понятно, мы промышляли разбоем, питались женщинами, а сейчас… Возьми хотя бы этого свихнувшегося Горна, который не с того не сего вдруг стал положительным персонажем. Ходит в церковь, исповедуется. После победы на Протопласте весь мир сошёл с ума. Мне хотелось упасть на землю и целовать ноги богине Лис. Что с нами происходит, Владыка? Смысл жизни безвозвратно утрачен. Куда мы катимся?
– Не хочу тебя разочаровывать, но, скорее всего, ты становишься человеком, Слон, – едва сдерживая смех, сказал Владыка. – Ты ещё потом скажешь спасибо своим воскресителям. А то так бы и бегал по полям да размахивал дубиной без царя в голове.
– А кто сказал, что я хочу быть человеком? – возмущался Слон. – С какой стати, аргоны решили, что имеют право распоряжаться мной, как посчитают нужным? Между прочим, я не просил их меня воскрешать.
– Дурак, – констатировал Владыка. – Всю жизнь ты даже понятия не имел, зачем у человека голова на плечах. Предпочитая сносить их своей палицей, ты ни разу не поинтересовался, а что там находится внутри. А теперь, когда тебе предоставили шанс разобраться, встаёшь на дыбы.
– Тонкая у тебя ирония, Владыка, – хихикнул мелкий варвар. – Надоело болтаться без дела. Скорее бы уже в бой. Как здесь живут эти звёзды? Наверное, также умирают от скуки. Вот откуда берётся весь этот разврат и пьянство. Люди просто не знают, что делать с кучей свободного времени. Зачем им свобода? Напротив им нужен пресс монотонного и кропотливого труда, чтобы мозг не успевал включаться и погружаться в невыносимую тоску.
– А не много ли вдохнули в тебя аргоны? – с удивлением взглянул на Слона Владыка. – Как ты теперь будешь резать им глотки? Мозг твой – враг твой.
– Сам же говоришь, нужно постигать. Использовать по назначению всё то, что так нас тяготит. Интересно, когда закончит свои речи Стар? Чувствую, скоро в Звездограде не останется не одной домохозяйки, которая не захотела бы пойти в добровольцы.
Владыка поднялся со своего места и поднял руку.
– Прошу слова, – громко сказал он. – Мы готовы к сражению. Веди нас в Аргонию. Да прибудет с нами великая сила!
Тысячи воинов подняли свои мечи и устремили их в небо. Стар грозно оглядел собравшихся. У врат показалась королева Екатерина.
– Странник готов вести нас по своему пространственно-временному каналу, – сказала королева. – Выдвигаемся немедленно.
Екатерина поприветствовала воинов. Богиня Лис испытывала непреодолимое чувство гордости. И хотя ей самой доводилось вести полки в атаку, видеть во главе великого войска всех времён и народов свою маму было намного приятней.
Это было незабываемое зрелище. Из небытия появлялись всё новые и новые воины, прямо оттуда, где кровавым заревом горел закат. Они, казалось, шли не касаясь земли. Впереди на огненно-красном коне возвышалась королева Екатерина. По правую руку – Славия, по левую – Стар. Чуть позади с развивающейся шевелюрой летел Странник. Горн, Крайм, Владыка и Слон держались за его спиной. Потом спецназ неугомонного Старика. Богиня Лис и Грин светились изумрудным сиянием, озаряя всё вокруг. Моя скромная персона просто таяла в лучах неотразимых богинь. Казалось, что я находился рядом специально для контраста, чтобы их великолепие не вызывало никаких сомнений. Костюмы инопланетянок были выполнены из какого-то редкого материала, который только подчёркивал их величие. Огромной и страшной силы воинство надвигалось на Аргонию как гроза.
– Красиво идут, – говорил один.
– Так идут или к победе или на верную смерть, – отвечал другой.
– Ещё никогда нам не приходилось сталкиваться с такой армией, – восхищался третий.
– Может, попробуем договориться? – предлагал первый. – Предложим разделить власть во вселенных, а когда они угомоняться, возьмём их тёпленькими по одному.
– Эти не угомоняться, – возражал второй. – Среди них есть пришельцы из проклятого мира. Говорят, что дверь туда опять открыта. Они несут в себе силу двух вселенных.
– Среди них и боги и аргоны, – говорил третий. – Самые лучшие.
– Как поступим, Князь? – спрашивал седой старик в длинной пузырящейся рясе.
– Будем отступать. В честном бою у нас нет никаких шансов, – отвечал Князь. – Командуйте отступление. Срочно соберите совет. Будем совместно искать приемлемый вариант, как их остановить.
– А может, натравим на них Диавола? – без надежды в голосе спрашивал старик в рясе.
– Сегодня и Диавол на их стороне, – горько отвечал Князь. – И имя ему Странник. Ваши люди так бездарно провалили операцию по его захвату.
– А разве можно поймать Диавола? Мы сделали всё, что было в наших силах.
– Не стоит оправдываться, генерал, – сказал Князь. – Нам придётся рассматривать все варианты, даже самые крайние вплоть до сдачи Аргонии. Командуйте отступление и соберите богов. Я хочу услышать мнения каждого из них.
– Будет исполнено, сэр, – отчеканил генерал.


Глава двадцать четвёртая. Осада лагеря мятежников.

Если и был у Всевышнего какой-либо план о создании мира, то очень приблизительный. Скорее всего, его не было совсем, ибо мало справедливости и разумного вокруг. А раз так, то о чём собственно может идти речь? Миром правят неизменные и безжалостные законы. И нет у человека возможности исправлять ошибки, допущенные им в прошлом, и нет у него надежды. Прозревший человек, ужаснувшийся происходящим вокруг, пытается как-то объяснить страшные события, придать им смысл, стараясь изо всех сил обмануть себя. Но безжалостная и нарочитая бессмыслица сквозит изо всех щелей бытия, и некуда спрятаться от её проклятой всеобщности. Такое бывает в часы, когда вдруг сходит защитная оболочка, укрывавшая тебя от смертоносного излучения, когда рушится щит, которым защищался от реальности мира. Может быть, сказывается усталость, накопившаяся за тысячелетия бесплодного поиска? Поиска ответов на простые вопросы: откуда всё взялось и какова конечная цель. И вроде бы напрашиваются простые ответы: рождение и смерть – вот две отправные точки, на которых держится нить любой жизни. И больше нет ничего, всё остальное находится в нас. Человечество развивается, растёт и численностью и умением. Но также как и человеку, достигшему совершенства, ему предстоит погибнуть когда-нибудь, потому что остынет Солнце, потому что остынет ядро Галактики, потому что Вселенная смертна также как и человек. Но всё человеческое существо протестует против этого. Книги, стихи, музыка разве это не желание продлить жизнь на неограниченное время? Этот раздирающий крик, который пронзает Вселенную. Разве вы его не слышите? Остановить мгновение, не дать ворваться в сердца смертоносному ветру отчаяния. Восстать против богов, против дьявольского устройства мира, вопреки их безжалостному эксперименту. Вдохнуть душу во всё, что живёт, а то, что мертво сделать живым. Всё это делает не бог, а Человек!
Вселенское войско, осознав, что мятежники отступают, разбили лагерь на подступах к городу. Одноглазые варвары, не испытавшие прелести боя, ходили понурые и неудовлетворённые. Владыка сшибал палицей одуванчики, а Слон опять говорил о несправедливости мира по отношению к варварам и о чрезмерной заботливости аргонов. Тут же неподалёку сидели на огромных валунах Странник и Стар.
– Какого беса мы ждём? – раздражённо говорил Владыка. – Надо брать их тёпленькими, пока они не придумали какой-нибудь хитроумный план.
– Согласен, – суетился Слон. – Здесь мы только теряем время.
– Славия собирается провести переговоры с Князем, – пояснил Стар, – поэтому наступление временно приостановлено.
– К чёрту переговоры! – потрясал палицей плечистый варвар. – О чём можно договориться с аргонами? Они привыкли только побеждать. Уверен, что их Князь, даже за людей нас не считают.
– И правильно делает, – отозвался вдруг, откуда не возьмись появившийся, Горн. – Он считает нас за богов и хороших воинов, поэтому и отступил. На людей он даже не стал бы тратить своё драгоценное время.
– Горн, – обратился к нему Странник, – я вижу, что ты личность совершенно непредсказуемая. Меня это беспокоит, как и не даёт покоя то, что ты мне говорил там, в день катастрофы пассажирского звездолёта.
Горн загадочно посмотрел на тёмную звезду, стараясь как можно пристальней вглядеться. Потом перевёл взгляд куда-то высоко вверх, как будто старался найти неяркую и далёкую звезду в дневном, залитом двумя яркими светилами, небе.
– Задавай вопросы, я постараюсь ответить, – спокойно сказал Горн, не отводя взгляд от пронзительной синевы.
– Чего ты добивался от нас на Протопласте?
– Не я, а проклятый мир. Он пытался вас сломать. Разве это не очевидно? Никто не поддался, поэтому вы до сих пор среди живых.
– Среди живых? – удивился Странник. – А разве бессмертным что-либо угрожало?
– Поддаться на уловки, как и на иллюзии проклятого мира, означает смерть. Там действуют совершенно иные законы. Странно, что я объясняю это Страннику, которого опасаются даже аргоны.
– Так значит нельзя ничего вернуть?
– Только в проклятом мире. Но это будет означать твою смерть. Я предлагал тебе присоединиться к твоей семье, как ни кощунственно это звучит. Но всё в прошлом, хотя поговаривают, что дверь в проклятый мир по сей день открыта. Всему виной Грин. Она слишком экстравагантно его покинула, сыграв против правил.
– И ты сможешь меня туда провести?
– Разумеется, нет. Ты нужен нам здесь живым.
Странник вскочил с валуна и схватил Горна за горло.
– Ты проведёшь меня туда, хочешь ты того или нет.
Горн смотрел на Странника спокойным взглядом, хотя и с трудом дышал. Он разжал руку тёмной звезды и отвёл её в сторону.
– Брось, Стас! Какого чёрта ты всё время притворяешься? Ты ведь и сам прекрасно знаешь, что они живы, потому что в этом мире смерть не имеет никакого значения. Скажи, часто ли ты погибал во сне?
Тёмная звезда молча наблюдал за Горном.
– Хочешь сказать, что до сих пор не узнаёшь меня? – прищурился Горн. – Мы же с тобой подрались из-за белокурой Анжелики в седьмом классе. Ты ещё тогда носил длинные волосы, как хиппи.
– Володька, чёрт! Как это возможно? – громко воскликнул Странник, отчего Владыка временно перестал сшибать палицей одуванчики.
– Так вы старые друзья? – удивился одноглазый варвар.
– Мы были закадычными друзьями совершенно в другом мире, – ответил Горн.
Варвар по-своему понял ответ Горна и продолжил выяснять отношения с цветами. Горн отвёл Странника в сторону.
– Ты что действительно не понимаешь, что происходит? – спросил друг детства.
Странник пожал плечами.
– Намечается битва, но думаю, нам в этот раз удастся победить.
– Я не об этом. Ты понимаешь, что это за место? – спросил Горн.
– Аргония, насколько я помню, разве нет?
– Это мир грёз. Шутка богов. Понимаешь? Они поставили зеркало. Там, помнишь тот злополучный тоннель, в котором ты застрял на долгие лета? Так вот, это и есть окно в параллельный мир.
– И что это доказывает?
– Человек испокон веков стремился обожествлять стихии, искал вселенскую душу, бога. Это не могло не забавлять создателей. Вот они и учудили зеркальный мир, целиком и полностью построенный на человеческих о нём представлениях, альтернативную Вселенную так сказать. Да взять хотя бы ваш Звездоград. Чем не диковинка? Очень даже в стиле людей. Замок богов. Аргония. Ничего общего с реальной природой.
– Пусть так. Но что это меняет?
– Всё, Стас! Как ты не понимаешь? Здесь нет ни жизни, ни смерти, только нескончаемые грёзы. Что мы тут делаем вместе с этим войском? Не пора ли возвращаться домой?
– Домой, – как эхо повторил Странник. – А где наш дом, Горн?
– По ту сторону тоннеля. Разве не хочешь вернуться к прежней жизни? Собраться как раньше всей группой с девчонками, накупить пива, и загудеть на всю неделю. Потом махнуть на рыбалку. На озёра. Сдались тебе эти аргоны? Ведь кто они в действительности? Может быть, те же наши одноклассники или бывшие учителя, а может быть политики или военные. Кто знает? Здесь всё так условно.
– Вернуться в проклятый мир? – переспросил Странник. – Нет уж, друг мой, этот мир намного реальнее, чем наш. Оглядись по сторонам. Разве важно, каким образом он возник, куда важнее для чего. Здесь мои друзья. Многие из них пришли сюда также как и мы. Никогда не задумывался, зачем?
– Ну? – нахмурился Горн.
– А может быть для того, чтобы лучше узнать друг друга, исправить допущенные ошибки, создать оазис человеческой жизни, где всякий пришелец мог бы найти свой приют. Сделать нашу жизнь осмысленной, вернуть людям веру в будущее. Разве всего этого недостаточно?
– А ты всё такой же идеалист, Стас, – рассмеялся Горн, – ведь сам же всегда утверждал, что нельзя построить идеального общества.
– Утверждал. Но всякий человек заблуждается. И если пока его нельзя построить в проклятом мире, то нужно попытаться воздвигнуть храм здесь. Не допустить засилья преступных замыслов в мире грёз. Разве не важно сохранить свет в своей душе?
– А чёрт с тобой! – расстроился Горн. – Я его ещё здесь уговариваю. Не хочешь возвращаться, не надо. Играй и дальше в свои игры. Впрочем, на битву в Аргонии любопытно взглянуть, – Горн задумался. – Пожалуй, останусь, а то некому будет присматривать за Владыкой и Слоном. Того и гляди, натворят бед.
– Вот и славно, – стукнул товарища по плечу Странник.
– Только не думай, что ты меня уговорил. Я остаюсь при своём мнении. Кстати, аргоны замышляют что-то недоброе. Надо бы как-нибудь попытаться выведать их планы.
– И что предлагаешь?
– Заслать гонца. Ведь боги способны к перевоплощению. Нужно схватить кого-нибудь из аргонов и заслать вместо него нашего человека. Пусть покрутится, поспрашивает, что и как. Славию например.
– Хорошая мысль, – поддержал Странник. – Особенно, если учесть, что ты и есть тот самый засланец. Думал, не догадаюсь? – сверкнул глазами тёмная звезда. – Куда вы дели, настоящего Горна?
Горн попятился назад. Палица выпала из его рук. Позади него стоял Стар и держал наготове золотой меч.
– Ну что пташка, допрыгался? – грозно спросил Стар. – Выкладывай, кто и зачем тебя послал.






Глава двадцать пятая. Битва за Аргонию.

Мы с инопланетянками расположились возле небольшого костра, на котором пытались поджарить только что пойманного зайца. Богинь просто выворачивало от подобной пищи, но не помирать же с голоду. Кто виноват в том, что наши немногочисленные запасы давно иссякли. После поимки лазутчика осада лагеря мятежников затянулась. Славия всё оттягивала переговоры. Самозванец так и не заговорил. Беднягу разложили на атомы, но он всё равно стоял на своём и никого не выдал. Аргоны – железные ребята, что уж тут говорить. Впрочем, вскоре отыскался и сам Горн. Его нашли вдрызг пьяным в одном из оградительных рвов. Чем его так крепко напоили, узнать так и не удалось, но сам Горн утверждал, что никто его не пытался схватить или устранить. Впрочем, то, как он выпивал тоже помнил смутно. Ему якобы показалось, что он встретил старых армейских друзей. С ними и загулял. В общем, очень странная история. Самое таинственное в ней то, что лазутчика так и не удалось распознать. С этим делом не справились даже богини Лис и Грин. Сколько они не старались прочитать его мысли или заглянуть в душу, ничего у них не получалось. Грин с досады начала утверждать, что у лазутчика просто нет никаких мыслей, а душа замутнена. Странник негодовал. Ведь это именно его так ловко обвели вокруг пальца, поймав на приятных воспоминаниях о прошлом. Наверное, тёмную звезду смущало, что он так разоткровенничался с посторонним человеком о своей семье, о своих чувствах. Он давно начал замечать, что Вселенная, в которой мы находимся, не совсем обычна. Ведь нельзя настолько обманываться происходящим, чтобы окончательно потерять разум. Такого не происходит даже во сне. Так или иначе, человек всегда подсознательно чувствует, что может проснуться.
Мои аргоны в женском обличии порядком загрустили. Женщин не с того не сего потянуло к спокойной размеренной жизни. Они, не скрывая своих намерений, страстно мечтали вернуться в семидесятые и зажить счастливой семейной жизнью.
– А ведь уверенность в будущем прекрасная вещь, скажи ведь, Григ?– спрашивала белокурая Лис. Её волшебные длинные волосы так загадочно развивались на ветру. – Обещай, что после всей этой заварушки поедешь в семидесятые вместе с нами.
Куда мне было деваться? Решение женщины – закон. А попробуй пойти поперёк, в лучшем случае наткнёшься на стену непонимания и бесконечных обид, а в худшем вообще потеряешь всё. У меня всегда вставала неразрешимая дилемма. Уход к спокойной и размеренной жизни означал расставание с друзьями и приключениями. Извечные противоречия. А с другой стороны, жить в постоянных походах и битвах, такое ни одной женщине не пожелаешь. И я молча кивал, соглашаясь на всё, потому что любил, потому что понимал, как им здесь тяжело, не смотря на все их божественные возможности.
Интересно, но мне казалось, что подобные мысли посещают всех. Стар начал подолгу уединяться со Славией. Богиня совершенно забыла о своих подданных и даже не каждый день выходила с распоряжениями. Екатерина свободное время проводила с Лис. Ей вдруг начало казаться, что она недостаточно уделяет внимания дочери. Со стороны представлялось, что она за очень короткий отрезок времени решила наверстать упущенное. И только Странник чувствовал во всём этом недоброе.
– Аргоны что-то замышляют, – говорил он Стару. – Посмотри, какое разложение творится в армии. Все как будто спятили. Даже Владыка мечтает завести себе домик в деревне, париться в бане и пить пиво, а Слон только самозабвенно поддакивает ему. Разве такое было возможно буквально пару дней назад?
– Мне кажется, ты сильно преувеличиваешь, – отвечал древний воин, увлечённый сугубо любимой девушкой. – Ещё пару дней, вот увидишь, и враги сами придут к нам с опущенными знамёнами.
– Да вы обезумели все как один! – кричал Странник. – Григ каждое утро приносит своим инопланетянкам цветы, поит их горячим чаем из термоса. Разве это не сумасшествие?
– Странник, милый друг, а может быть всё дело в том, что у тебя нет женщины? – интересовалась Славия. – Посмотри, сколько вокруг одиноких медсестёр, только и мечтающих заговорить с тобой о превратностях судьбы.
– И эта туда же! Богиня, осмелюсь напомнить, вы не забыли, кем являетесь на данный момент? Вы возглавляете Вселенную, а не являетесь любовницей Стара, у которого, кстати, сказать есть жена, и она его ждёт в Звездограде.
– Что? – вскричал Стар. – Кого ты назвал любовницей?!
– Вот, уже лучше, – обрадовался Странник. – Ты ещё меч свой достань и снеси мне голову с плеч. Таким ты мне нравился больше. Твоей возлюбленной не мешало бы сходить на переговоры, пока наши бойцы совсем не разложились. А впрочем… – и тёмная звезда только махнул рукой.
– А кто тебе сказал, что ты в праве решать, что делать императрице и когда. Кто ты такой, тёмная звезда? И вообще, какого чёрта ты врываешься к нам в палатку без предупреждения? – возмущался древний воин.
Странник выхватил стальной меч и прорубил большое отверстие в брезенте, потом вторым ударом обрушил шатёр на Славию и Стара, и, гневно выругавшись, повернулся к ним спиной и зашагал прочь.
– Стой! – орал Стар, стараясь выпутаться из сетей шатра. – Что ты наделал? Эй, свихнувшийся варвар!
Наконец древний воин выпутался из оков и ринулся, выхватив золотой меч, на Странника. Тёмная звезда резко повернулся в сторону Стара и вытянул ладонь так, что древний воин застыл как вкопанный. Какое-то мощное поле держало его в капкане и не позволяло сделать не единого движения.
– А теперь слушай меня, герой-любовник, – сверкнул глазами Странник. – Первое: войско деморализовано. В таком состоянии победу нам не одержать. Второе: мы возвращаемся в проклятый мир.
– Что? – удивился Стар. – Это ещё зачем?
– Они сломали нас, всех до одного. Им даже не нужно выходить на поле битвы. Я думаю, они ждут, когда мы сами покинем Аргонию. Полагаю, всё это дело рук лазутчика, маскировавшегося под Горна.
– А причём здесь проклятый мир?
– Проклятый мир вправит вам всем мозги, а когда мы будем готовы, мы вернёмся сюда в этот же час и в это же место.
– Безумец, а почему ты решил, что подобную мысль не могли внушить тебе сами аргоны? – спросил древний воин.
Вдруг со стороны лагеря Странник заметил, как поднялась тёмная волна. Она поднималась всё выше и выше. Через несколько секунд она заполонила всё небо.
– Поздно! – отчаянно закричал тёмная звезда. – Стар, собирай всех наших! Будем отступать.
– Ни за что! – вскипел древний воин.
Из-за спины Стара появился Владыка. С его небритого и грязного лица не сходила глуповатая улыбка. Казалось, что варвара переполняет какое-то невообразимо приятное чувство.
– Знаешь, Странник, а женщины совсем даже не так страшны, как кажутся на первый взгляд. Не находишь? – спросил плечистый варвар.
Тёмная звезда только вздохнул в ответ и ткнул пальцем в надвигающееся на них облако.
– Гроза собирается? – удивлённо уставился вдаль Владыка. – А я не прихватил с собой зонта. Ну да ладно, придётся немного помокнуть.
– Идиот, – взревел Стар. – Это наступление аргонов. Пожалуй, Странник был в чём-то прав.
– Войско бежит, кто куда! – закричала Грин. – Стар, Странник, люди разбегаются. Они увидели наступление аргонов и врассыпную. Горн также отказывается вступать в бой и разворачивает свою конницу. Творится что-то неслыханное! А королева Екатерина плачет как ребёнок и ничего не предпринимает. Лис тоже сидит возле неё и пытается её успокоить. А Григ спит. Я трижды пыталась его будить. Он ни в какую! Бурчит что-то про параллельный мир, про то, что нам нечего здесь не грозит.
– Ну вот! Допрыгались, – с отчаянием в голосе сказал Странник. – Любовники чёртовы! Эти аргоны зря времени не теряли, нашли у каждого болевую точку и надавили на неё. Такой бесславной битвы я не припомню со времён сотворения мира. Позор на мою седую голову!
– Что за шум, а драки нет? – подскочил невесть откуда Слон. Голову мелкого варвара украшал венчик из одуванчиков.
– Ещё один душевнобольной! – констатировал Странник.
– Что предлагаешь предпринять? – спросила Славия. Казалось, что женщина первой пришла в себя. Взгляд её был строг, ни тени улыбки на лице.
– Уходить надо. Только есть небольшая загвоздка. Пространственно-временной канал, по которому мы вошли в Аргонию, закрыт, – взволнованно ответил Странник. – Похоже, наши враги потрудились на славу, пока мы тут бесславно теряли своё драгоценное время.
– Что ж, тогда погибнем в бою, – тихо сказала Славия. – Дайте мне меч, я тоже приму участие в битве.
Странник опять невесело вздохнул. Похоже, разум по-прежнему не возвращался к его друзьям. Через некоторое время появились я, Лис и Екатерина. Крайм притащил в своих объятьях барахтавшегося Горна. С ним, похоже, творилась настоящая истерика. Войско неприятеля приближалось с каждой секундой всё ближе и ближе.
– Встанем вкруг и будем обороняться до самой последней капли крови, – предложил Стар. – В первый круг я, Странник, Крайм и Владыка, во второй Слон, Григ, Горн и богини.
Делать было нечего. Королев мы поместили в центр круговой обороны, и с замиранием в сердце ждали врага. Больше никого не осталось от нашего воинства. Бесстрашные воины разбежались в неизвестных направлениях. Чёрное и несметное войско неприятеля надвигалось на маленький круг наших друзей. Исход битвы уже ни у кого не вызывал никаких сомнений. Битва за Аргонию была проиграна нами в пух и прах. И оставалось дождаться одного. Мы тесно прижимались друг к другу плечами.
– Прощай, Григ, – говорила Лис. – Аргоны нас не пощадят. Разложат на атомы. Бессмертие здесь никого, увы, не спасёт.
Грин молча хлопнула меня по плечу, и как будто в последний раз заглянула глубоко в самую душу, как она всегда любила.
– Я не слышу твоих мыслей, Григ! – испуганно воскликнула богиня.
Чёрная волна уже распростёрла над нами свои объятья.
– Всё, это конец, – подумал Странник.
– Сюда! Сюда! – кричала нам какая-то как будто очень даже знакомая женщина. – Быстрей сюда!
Я увидел недалеко перед собой Анну. Рядом с ней стояла ещё одна девушка, очень напоминавшая Милу. Они держали раскрытыми ворота.
– Быстрей, осталось меньше полуминуты! – кричала изо всех сил Анна.
Я подтолкнул вперёд инопланетянок, потом Стара и Странника. Я видел, как друзья покидают Аргонию один за одним, и мысленно считал про себя. Одного не хватает! Где-то позади осталась королева Екатерина. О боже, она подвернула ногу. Подхватив её на руки, я последним ворвался в открытые врата, которые тут же захлопнулись. Вроде бы все, с облегчением вздохнул я.
– Добро пожаловать, на звездолёт «Навигатор»! – объявил Андрей Саблин. – Долго же нам пришлось выискивать вас по всей Аргонии. Думали, уже всё не достанем.
– Бывший гном Борис Игнатьевич так и не сообщил нам ничего вразумительного. Сказал, пошли войной на Аргонию. Вот и всё, – подтвердила Анна.
– Мы так рады вас видеть! – воскликнули хором Эмма и Мила.
– Да, ещё бы пару минут, и мы остались бы в Аргонии навсегда, – согласился Странник. – Откуда вы, чёрт подери, взялись?! Вот уж никогда не думал, что можно выбираться из Аргонии подобным способом. Что это было за окно?
– Окно? – хихикнул Андрей. – Да так, чудо техники. Древние воины не очень-то верят в науку, предпочитая путешествовать по миру старым проверенным способом. Мы же прогрессивные учёные со всего мира предпочитаем постигать мир несколько иным путём.
– Андрей, не томи душу, говори, как есть, – сказал Данилов. – Мы всё поймём.
– Всё очень просто. Вы опять вернулись в реальный мир, друзья. Как это ни прискорбно, но факт. Кстати, Бориса Игнатьевича, Лизу, Жанну и Лиану мы тоже забрали. Они уже на борту корабля. Старик страшно упирался. Говорил, что у него там осталась жена, тоже гном. Старик уже второй день не выходит из своей каюты. Всё никак не может забыть. Но эта женщина принадлежит миру грёз, мы не смогли бы её переместить, – ответил Андрей.
– И куда мы направляемся? – спросила бывшая богиня Лис, не выпуская из объятий меня, маму и Грин.
– В Лисаннагрин! – весело ответила Анна.
– И это в реальном-то мире? – усомнилась Славия.
– Так теперь называется наша Галактика, – подтвердил слова Анны Андрей. – Но путь неблизкий. Не забывайте, что вы не в мире грёз. Дорога займёт несколько месяцев. Можете располагаться по каютам и приводить себя в порядок.



Читатели (479) Добавить отзыв

Напротив им нужен пресс монотонного и кропотливого труда, чтобы мозг не успевал включаться и погружаться в невыносимую тоску.
Это очень справедливо. Проверил и на себе и других. Вот, в армии, к прмеру, когда солдат занят по самое не хочу, считается большим наслаждением почитать лежа на кровати или сгонять в самоволку к девушке под чудовищным прикрытием... Ум не изобретает всякую ерунду, чтобы развлечься.

мой ум постоянно работает, чтото ситематизирует оценивает.. Я пошел на работу в договорной отдел и в первую неделю мозг вскипел. Теперь у меня нет никакого желания контролировать все и вся.
Вот так и выходит, что чем больше свободного времени, тем больше вякого мусора копошится в голове, а когда занят - меньше, и правильные, житейские мысли приходят также хорошо, просто без багажа всяких сомнений.
20/07/2009 13:15
Очень понравились рассуждения о реальности, которая сквозит со всех щелей. Не то, чтобы я не слышал о них раньше, но очень приятно увидеть схожие мысли.
А в книге приводится пример того, как начинают рваться реальности.
Гномик нашел датчик, который ему подбросили. Кто-то нашел след, который видоизменил взгляд на жизнь... Буквально, лдна пылинка которая нарушает гармонию реальности, способна изменить угол обзора - за пылинкой открываются трещины и дыры, через которые сквозит новая реальность.. не знаю есть ли конец им?
20/07/2009 13:21
Сколько люей пребывает в иллюзиях - не сосчиать) Все.. Наши грезы разрушаются, и ничего из них взять с собой нельзя. Тут и самое простое: алкоголь, трава, прочие "ключи от галактик", в том числе он-лайн проекты, игровые автоматы, и многие другие упражнения для ума и тела. И прошлое наше тут же...

А Странник молодец, не потерялся)
20/07/2009 13:44
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы