ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Григ и компания. Глава 17-22. Аргония.

Автор:
Глава семнадцатая. Аргония.

На радостях мы решили немного повременить с очередной командировкой и слетать в Аргонию. После того как мои девочки расписали мне свой дом, я уже никак не мог устоять перед соблазном посетить эти сказочные места. Честно признаюсь, я не поверил в то, что подобное может существовать в действительности. Разумное общество, построенное вопреки всем страстям, бушующим в человеке. На такое чудо стоило взглянуть собственными глазами и тщательно разобраться в деталях. Однажды я поинтересовался у Лис по поводу противоречий, разъедающих любое общество изнутри. Ведь причина краха любых благих начинаний – сам человек. Его несовершенство и алчность, его разлагающая и деградирующая сущность. Извечное стремление получать удовольствия самым невероятным и извращённым способом. Возводя свои нелепые устремления в якобы желание оставаться самим собой, человек способен разрушить практически любой храм, выстроенный по всем законам господства человеческого духа. Бесцельность бытия, ярко скрашенная азартом и страстью, всегда придавала жизни некий бесшабашный оттенок. Игроки в жизнь заходили так далеко, что уже просто не могли остановиться. И вдруг такой невероятный опыт. Лис отвечала, что изначально насилия избежать не удалось. Были кровопролитные войны и революции, но в конце концов к власти пришли люди, которые пожелали создать империю совершенно нового типа. Большинство головорезов и крупных мошенников привлёкли новые идеи пришедших во власть людей, которые обещали господство над Вселенной. Разумеется, любой алчный и ненасытный к власти человек почувствовал запах крови и начал плодотворно сотрудничать с выдвиженцами. Так совершенно незаметно интересы богатых людей Аргонии переместились в иную область. Ради будущего и безраздельного господства сумасшедшие фанатики наконец-то оставили свой народ в покое и стали торить Млечный Путь. В проекты вкладывались бешенные средства, причём часть денег шла на социальные программы и образование. Выдвиженцы внушили элите, что без всеобщего окультуривания масс не удастся завоевать космические просторы. Многие прогорели и разорились на пути к господству. Но в один прекрасный день, выдвиженцы взяли под контроль весь основной капитал Аргонии и буквально за одну ночь арестовали всех бывших строителей великой империи. Таким образом, свершился самый величайший обман в истории человечества Аргонии. Обман, который пошёл во благо. Использовав энергию и силу тёмной стороны аргоны выстроили мир, которым действительно можно было залюбоваться. Величие аргонов тут же разнеслось по Вселенной. Успехи будущих богов в освоении космоса не знали границ. Люди Аргонии получили редкую возможность непосредственно участвовать в создании своей империи, и не каким-то смешным голосованием, а непосредственным участием в великих проектах освоения Галактик и создания новых разумных форм жизни.
- И вы считаете это справедливым обществом? – удивился я. – Усадить за решётку всех спонсоров проекта это по вашему высшая справедливость?
- Никто не сажал спонсоров за решётку, - возразила Лис. – Их подвергли принудительной терапии.
- Т.е. в сущности лишили возможности быть тем, кем они были.
- Именно. Многие из них, кстати, в последствии примкнули к выдвиженцам. Другие занялись наукой и производством. Во всяком случае, никого не пришлось подвергать аннигиляции. В те времена техника уже легко позволяла «перевоспитывать» личность в самый короткий срок, - подтвердила Грин.
- А кто даёт людям моральное право распоряжаться мыслями и судьбами других людей? – продолжал протестовать я.
- Т.е. ты считаешь, что к выродкам, игнорирующим интересы большинства, стремящимся к единоличной власти над всеми должны быть применимы те же моральные нормы, как и ко всем? – поинтересовалась Лис. – Вы держите преступников в тюрьме и считаете это верхом справедливости? Да вы даже перестали карать за убийство. Причём, вы не караете даже серийных маньяков, предоставляя им возможность доживать свой век за счёт тех, над кем они надругались. Большего кощунства и вообразить нельзя. Это же сущее варварство! Каково жить родственникам погибших, зная, что они платят налог на содержание убийцы. Чувство справедливости к невинно осуждённым не может отменять наказания для действительно виновных. Но у нас, Григ, не карают. У нас перевоплощают, исправляют ошибки природы и общества. На мой взгляд, это более гуманно и по отношению к людям и по отношению к самому преступнику. Впрочем, всё это история, - вздохнула Лис. – Теперь у нас подобное практически невозможно.
- Что ж, и природа никогда не ошибается? – удивился я.
- Природа взята под контроль, - улыбнулась Грин.
- А как же единство и борьба противоположностей?
- Этого у нас хоть отбавляй. Взять хотя бы тебя, Григ. Чем не противоположность? И потом, существует здоровое соперничество и масса проблем вне нашего общества. В частности, ваш мир, - парировала Лис.
Вдруг меня поразила совершенно фантастическая мысль. А не ведёт ли наличие порядка в антивселенной к большему беспорядку у нас. Впрочем, я тут же отбросил это предположение, ведь аргоны совершенно бескорыстно помогли нам. Но какая-то заноза осталась в моём сердце. Может быть, зависть к совершенному и разумному обществу, где каждый волен заниматься созиданием и творчеством, а не стараться отработать хлеб насущный, разгружая вагоны или задирая юбку перед каждым новым клиентом.
И чем больше я узнавал Аргонию, тем сильнее влюблялся в неё заочно. Наконец настал тот час, когда я поднял вверх руки, позволив своим домочадцам делать со мной всё, что они захотят. Лис и Грин быстренько собрали мне самые необходимые вещи, причесали, умыли и мы отправились в Аргонию.
Перед взором открылся тихий как будто даже самый провинциальный город. Не было ни машин, ни спешащих невесть куда пешеходов. Уютные улочки весело петляли по городку, благоухая запахом цветущих яблонь. Возле тротуаров попадались колодцы с водой, из которых то и дело набирали воду местные жители.
- Разве такое возможно в самом совершенном мире? – удивлялся я.
- Григ, разве ты не понимаешь, какова прелесть колодезной воды? – отвечала Грин. – Каким бы совершенным ни был водопровод, всё равно вкуснее этой воды не найти.
- А почему никто никуда не спешит? И где ваши машины?
- Аргоны имеют власть над временем. Куда им спешить? – хихикнула Лис. – Совершенству нет предела. А машины аргонам и вовсе не нужны, если ты имеешь в виду средства передвижения. У нас либо ходят пешком, либо перемещаются в пространстве. Есть чудаки, которые не просто путешествуют собственнолично, но и прихватывают с собой свой дом. Удобно, знаешь ли, не надо брать в лес палатки, спальные мешки. Главное выбрать удачное место, чтобы не перекосился фундамент.
- Потрясающе! Меня мучает ещё один важный вопрос. Дети! Если вы бессмертны, как решается вопрос перенаселения?
- Так и решается. Мы прикомандированы к вашей Галактике, - сказала Лис.
- Получается, что у детей нет выбора? Необходимо обязательно покидать родную планету?
- Не совсем так, - ответила Грин. – У детей есть выбор. Они даже могут отказаться от рождения на свет. Поэтому у нас дети ни в коем случае не могу обвинить родителей в том, что их произвели на свет против их воли.
- С ума сойти! – воскликнул я. – Так и в чём же заключается выбор?
- Мы сами выбираем место и работу, которой хотим заняться. В этом плане нас никто не принуждает, - ответила Лис, которая уже кому-то весело махнула рукой, и о боже это был молодой парень.
- А это ещё кто? – удивился я.
- Это её друг детства Иаков, - тут же сообщила Грин. – Он работает совсем в другом местечке вашей Вселенной. Наверное, даже не в курсе перемен на Протопласте.
Но Протопласт в данный момент интересовал меня меньше всего. Я видел, с каким чувством Лис сигнализировала Иакову. Это уже никуда не годиться!
- Не стоит так понапрасну тратить свою душевную энергию, - пробирая до самых пят, шепнула Грин. – Из жизни человека нельзя выбросить прошлое. У каждого оно есть. Ведь и у тебя до нас были женщины.
Разумеется, у меня были женщины. В этом Грин была права. Ну, так то ж у меня. А тут… Лис о чём-то весело болтала с Иаковом. Потом подвела его к нам и представила.
- Знакомься, это Григ, - непринуждённо представила меня Лис. – Мой и Грин жених.
Мы пожали друг другу руки. Иаков попытался рассказать какой-то анекдот, но получилось не смешно. Аргон вынул из кармана газету, видимо что-то ещё раз проверил, и воскликнул:
- Так вы ж герой! – рассмеялся он. – Смотрите, что про вас пишут местные газеты.
Лис тут же выхватила у друга детства публикацию и начала читать вслух.
- Григ – герой битвы на Протопласте. Благодаря бесстрашному землянину войско, сражавшееся за свободу и независимость Вселенной, устояло в борьбе против своих извечных врагов. Представители племени аутов рассказывают о том, с какой самоотверженностью и храбростью сражался молодой воин, наводя ужас не только на врагов, но и на своих сподвижников. В частности, небезызвестный Странник, который ныне гостит у нас в Арнгонии, высказал достаточно смелое предположение, что именно Григ оказал решающее содействие армии, вставшей на защиту Города Любви.
Иаков в восхищении ещё раз пожал мне руку.
- Мне будет очень приятно, что моя бывшая подруга выходит замуж за героя, - только и сказал он.
Иаков тут же низко поклонился и куда-то исчез.
- Какое бесстыдное враньё! – почти выругался я.
- Не преувеличивай, Григ, - нахмурилась Лис. – Ты был по-настоящему храбр. Все видели.
- Так это твоих рук дело? – воскликнул я, увидев, как зарделась от стыда Лис.
- Ну и что? Немножко приукрасила действительность. У вас все так делают на Земле. Вплетают в реальные события поэзию, обожествляют образы. Просто, понимаешь, нам нужно будет представить тебя отцу.
- Какому ещё отцу? – удивился я.
- У нас общий отец, - серьёзно сказала Грин. – Он очень любит героев. Мы с Лис очень побоялись, что Осборн не одобрит наш с ней выбор.
- Чёрт знает что! – расстроился я. – Заведомая ложь. Странник хоть видел этот кошмар?
- Он в курсе, - успокоила меня Лис. – Наш отец всю жизнь сражался за господство Аргонов и был во всех горячих точках антивселенной. К сожалению, он приемлет только такой тип мужчин. Постарайся держаться построже. Никаких шуточек, - и Лис поправила на мне воротник. – Причешись. Я и Грин всю минувшую ночь записывали в твою память рыцарские термины. Теперь ты свободно владеешь терминологией и не должен пасть в грязь лицом.
- Говорила тебе, что надо было сначала встретиться со Старом. Древний воин мог бы многое ему рассказать о рыцарской доблести, - сказала Грин.
- Ладно, сойдёт и так, - возразила Лис. – Григ, ты главное рот не открывай без надобности. Мы сами всё расскажем о битве. Старайся отвечать односложно: да или нет. Настоящие воины не любят попусту болтать.
Я с ужасом смотрел на инопланетянок. Вид у них действительно был более чем серьёзный. От предчувствия, что меня ожидает нечто ещё более страшное, нежели битва на Протопласте, ноги перестали меня слушаться, и я пару раз споткнулся о совершенно ровную мостовую.
- Держись, Григ, - подбодрила меня Грин. – Наш отец строгий, но справедливый. Впрочем, если он скажет «нет», нам придётся с тобой расстаться.
- А нам бы очень этого не хотелось, - всхлипнула раздосадованная Лис. – Всё из-за мамы. Королева разболтала, что встречалась с тобой в больнице, и ты произвел на неё благоприятное впечатление. Отец тут же рассвирепел. Ему лишь бы идти поперёк мамы. Поэтому тебе будет очень сложно произвести на него впечатление, но ты постарайся.
- Мы будем держать за тебя кулаки, - сказала Грин. – А теперь ступай!
И в этот же момент я очутился в просторной комнате. Где-то в самом углу уютно горел камин, возле которого сидел человек. Он шевелил угли кочергой.
- Григ? – спросил отец. – Проходи, садись.
Ужас пронизывал меня с головы до пят. Не знаю почему, но чем-то голос Осборна показался мне знакомым. Я поздоровался дрогнувшим голосом.
- Твои девчонки всё норовили идти вместе с тобой. Радеют за тебя всем сердцем. Не понимаю, чем ты им так приглянулся? – Осборн повернулся, и я узнал в его чертах Старика. Господи, того самого Старика!
- Борис Игнатьевич? – ужас окончательно лишил меня возможности соображать.
- Меня зовут Осборн. Моя миссия в вашей Галактике окончена. Ты же ведь выполнил задание, пусть и не с первой попытки, - улыбнулся Старик. - Тебя наверняка мучают вопросы? Время ответов ещё не пришло. В общем-то, я сам свёл тебя со своими дочерьми. Ты ведь в курсе. Всё, что случилось с вами, организовал я. Поэтому не стоит сомневаться в моих намерениях. Но мне нужны две услуги. Пообещай, что исполнишь.
Я молча кивнул, потому что по-прежнему не мог вымолвить ни слова.
- Первая. Лис и Грин никогда не должны узнать об истинном содержании нашего разговора. И второе. Ты, наверное, уже догадался, что с нашим миром не всё в порядке? Аргоны искренне ничего не замечают, считая подобный уклад истинным совершенством. Но это далеко не так. Ты как человек со стороны почувствуешь это. Тебе нужно только вжиться, всмотреться, и ты всё поймёшь, как и я. Я ведь тоже, как и ты, землянин, - Осборн подмигнул мне, сказав последние слова почти шёпотом. – Мы вернёмся к этому разговору чуть позже, когда ты будешь готов.
Комната истаяла, и я оказался в том же месте, где и был пару минут назад. Инопланетянки кинулись меня обнимать и поздравлять.
- Молодец, Григ! Ты очаровал нашего Старика. Вот, что значит знание рыцарских терминов, - заключила Лис.
На радостях мы решили отметить счастливое благословление наших отношений шампанским, тем более, что по пути нам попалось достаточно неплохое кафе.


Глава восемнадцатая. Семья Странника.

Такое случается только раз и только в такой причудливой стране, как Аргония. Первое попавшееся нам кафе оказалось как раз тем самым местом, где отмечала день рождения Береста семья Странника. Мы сразу же заметили их за дальним столиком. Нельзя было не обратить внимание на бархатный баритон тёмной звезды, который всякий раз норовил сказать какой-нибудь весёлый тост во славу мужа своей дочери. Первой заметила нас Настя. Точнее не столько нас, сколько Грин.
- Ой, это вы?! – удивилась Настя. – Садитесь, пожалуйста, к нам и приглашайте своих друзей. У нас праздник. День рождение мужа.
Бармен принёс нам ещё несколько стульев из подсобного помещения, и мы охотно сели за стол. Было непривычно видеть перед собой Береста и Странника одновременно. Впрочем, чем-то они были похожи. Этот Берест, разумеется, и понятия не имел о нас с Лис. Пришлось заново перезнакомиться. Тёмная звезда во всех красках описывал доблесть великолепных и бесстрашных богинь. Рассказывал о том, как они перевернули жизнь в Городе Любви. Живописно изложил наши приключения в Звездограде. После чего сошлись на том, что надо бы за всё это выпить. И выпили. На душе похорошело, да так, что я тут же забыл о недавней встрече со Стариком. Но забвение продолжалось недолго. Когда веселье начало набирать стремительные обороты Странник отозвал меня в сторонку под предлогом сходить подышать свежим воздухом.
- Ну и как тебе этот место? – поинтересовался тёмная звезда, когда мы вышли на балкон.
- Очень оригинально. Но я ещё не во всём разобрался, - ответил я.
- Очень надеюсь, что не во всём. Ты никогда не задумывался над тем, почему аргоны нам помогли?
Я покачал головой.
- Оказывается, есть тому причины, - усмехнулся Странник. – Начнём хотя бы с того, что моя семья погибла на звездолёте в тот злополучный день. Я специально возвращался в прошлое и проверял. Уж не знаю, что и думать. Грин, разумеется, здесь не причём. Она – светлая душа. Но кто тогда эти люди? – и Странник кивнул в сторону Береста и Насти.
Хмель тут же вышел из моей головы. Рой самых невероятных подозрений и гипотез всплыл в моём сознании.
- Повторяю, я не думаю, что Лис и Грин как-то замешаны в этом. Сам понимаешь, мы уже столько времени вместе. Сдружились и сошлись. Не хотелось бы думать о худшем. Но кто-то продолжает манипулировать нами. Игра не окончилась.
- Перед тем как придти сюда я беседовал со Стариком.
- С Борисом Игнатьевичем? – удивился Странник.
- Старик оказался самым настоящим аргоном. Осборн, отец моих инопланетянок. Он и есть тот самый неугомонный. Можешь себе представить?
- А ты уверен, что это был он? – спросил Странник. – Учитывая возможности аргонов здесь ничего нельзя проверить. Возможно, Осборн просто выдаёт себя за Старика. Может быть, иначе просто не представляет, как затесаться к тебе в доверие.
- Я уже думал об этом. Но слишком уж всё логично получается. Складывается как пазлы. Он говорил мне о том, что у аргонов в обществе назрели проблемы, но никто из местных жителей их не видит.
- Интересно. До меня дошли сведения, что у аргонов перенаселение, и они приглядывают себе места в нашей Вселенной. Как тебе перспектива?
- Это может означать только то, что в скором времени они заполонят и нашу Вселенную, - заключил я.
- Вот именно. И тогда местные жители станут первейшими врагами. Это настолько очевидно, что даже не требует никаких доказательств. А порядок во Вселенной они навели исключительно для себя. Ведь перед въездом в новую квартиру всегда стараются сделать ремонт. Видимо, таким нехитрым трюком решили и меня привлечь на свою сторону, выманив из Вселенной, которой я служил верой и правдой. Наверное, им не приходило в голову, что я решусь перепроверять их работу. Попробуй поговорить с Грин на тему разрешения мирового противоречия. Мне очень хотелось бы знать, с кем я здесь праздную день рождения Береста, - Странник понизил голос. – Они даже не удосужились стереть мои воспоминания. А этот человек многое не помнит из своей жизни, ссылаясь на какую-то армейскую травму, которой не было и в помине. Они нас держат за полных кретинов, либо играют с нами в открытую, не опасаясь последствий.
- А кто мне даст гарантию, что ты – тёмная звезда? - внезапно спросил я.
Странник задумался. Настоящие воины всегда в критических ситуациях предпочитают молчать.
- Ладно, - согласился я. – У меня есть основания тебе доверять. Так выразительно молчать умеешь только ты. Похоже, приходит время, вновь собирать наших друзей.
- Обязательно. Но главным образом Стара и Славию, - с этими словами Странник вышел с балкона и бодрой походкой вернулся к столу. Казалось, что тёмная звезда был абсолютно трезв и весел.
Между тем, праздник набирал обороты. Лис и Грин рассказывали анекдоты. Признаюсь, я впервые их слышал. Никогда раньше за ними не водилось таких талантов. Берест и Настя затянули трогательную историю о первом знакомстве. В какой-то момент Грин попросила меня проводить её на свежий воздух. Я охотно согласился. Как только мы вышли за пределы бара, Грин тут же быстро заговорила:
- Григ, тут что-то творится странное. Эти двое – самые настоящие аргоны. Это видно невооружённым глазом. На кого рассчитан этот маскарад? Ты говорил со Странником?
- Странник сказал, что его семья погибла на звездолёте. Он возвращался и проверял.
Грин присела на корточки и закрыла лицо руками.
- Господи, они же мне поклялись, - сказала сквозь слёзы Грин. – Я во второй раз подвожу этого замечательного человека. Я ничего не понимаю, Григ. Аргоны затеяли какую-то свою игру. Мы с Лис не имеем к ней никакого отношения. Честное слово.
- Верю, - ответил я.
Грин посмотрела в меня очень глубоко, как умела делать только она, но с каким-то недоверием.
- Извини, - тут же исправилась она. – Я невольно и тебя начала подозревать. Слава Богу, всё в порядке. Думать о таких глупостях в минуты крайней опасности могут только настоящие земляне.
- Так ты всё-таки умеешь читать мои мысли? – в ужасе спросил я.
- Прости, Григ. С самого начала. Мы с Лис не просто связаны телепатической связью, но и можем заглядывать в мысли других людей. По этой теме я даже защищала диссертацию. Ты ведь и раньше это чувствовал, особенно со мной. Просто я не умею скрывать свои чувства также как Лис. Но ты не переживай. Твои мысли, даже самые нескромные не идут не в какое сравнение с тем, о чём думают многие другие люди. Иной раз волосы дыбом встают. А эти двое, - Грин покосилась в сторону Береста и Насти, - всякий раз пытаются вспомнить детали и как им нужно себя вести в той или иной ситуации, а между тем всё время прикидывают, как бы поскорее затащить друг друга в постель. До смешного доходит. Но мне почему-то не смешно. Что-то недоброе задумали мои соплеменники. Уж никак не ожидала от них такого. Обмануть моего друга. В голове не укладывается. Даже если не удалось разрешить противоречие, то зачем лгать и давать надежду?
Из бара выскочила Лис. Она тут же забралась на балконный бордюр, чем вызвала у меня шок, который и без того был очевиден, после слов Грин.
- Сказала ему, да? Ну и ладно. Одной тайной меньше. Чувствую, опять начинаются приключения. Думали, слетать отдохнуть, а нарвались на очередную интригу. Никак не могу поверить, что в ней замешаны настоящие аргоны. Уж на кого, на кого, а на своих никогда бы не могла подумать, если бы не увидела двух этих клоунов так неудачно изображающих Настю и Береста. Меня посетили очень мрачные мысли в связи с последними событиями. И хотя, в твоей памяти стоит запрет на прочтение этой информации, но вы с отцом говорили не только о нашем будущем. И меня это крайне настораживает. Он попросил тебя, не говорить нам? – прищурилась Лис.
- Да, - пересохшими губами сказал я.
- Лис, не мучай Грига. Ему и так тяжело. Я уже поняла, что речь идёт о заговоре. В Аргонии зреет переворот. Постой, - вдруг остановилась Грин, - а причём здесь Старик?
- Это я у вас должен спросить, - изумился я. – Или вы не знали, кто ваш отец?
- Григ, нам нужно немедленно покидать Аргонию, - воскликнула Лис. – Ты не встречался сегодня с нашим отцом. Господи, нужно было сразу же прочитать твои мысли. Это всё деликатность Грин. Она, видишь ли, против того, чтобы мы сканировали чувства возлюбленного, якобы, это неэтично. И вот. Ввязались в какое-то опасное мероприятие, сами того не желая. Постарайтесь как-нибудь вызволить Странника, и мы покинем антивселенную. Дома всё тщательно обсудим и проанализируем.
- Я пойду за тёмной звездой, - сказал я. – Ждите меня здесь.
Войдя в бар, я не обнаружил прежнего веселья. Странник сидел напротив самозванцев, прямо на него смотрела лазерная пушка.
- Уходите без меня! - крикнул мне Странник.
Аргоны одновременно оглянулись. Тёмная звезда, прошедший тысячи войн бок о бок со Старом, тут же словил короткое замешательство самозванцев и выбил лазерную пушку из рук Береста. В три прыжка он оказался возле меня.
- Никак не могу привыкнуть к их внешности. Рука не поднимается ударить собственную дочь.
Мы выскочили из бара, Лис и Грин тут же попытались переместиться.
- Канал заблокирован! – сообщила Грин.
- Уходим по запасному! – скомандовал Странник.
- С запасным каналом та же история, - воскликнула Лис.
Странник уже видел, что со всех сторон к нам подбираются люди в униформе. Он понимал, что если нас схватят, то возможностей для манёвра станет ещё меньше, и решился на прыжок. Свой излюбленный сверхдальний прыжок он совершил вне всяких правил и логики. Оставалось только гадать, куда забросит нас судьба. Тьма незаметно обволокла нас со всех сторон.
- Лис, Грин! – окликнул я.
- Мы здесь, - хором отозвались девушки.
- Поздравляю вас, - вздохнул Странник. – Мы угодили в тёмную комнату.
- Как думаешь, в какой мы Вселенной? – поинтересовался я.
- А тут и думать нечего, - отозвалась Лис. – У Аргонов нет тёмной комнаты. Мы вернулись в вашу Вселенную. Только как - для меня полнейшая загадка.
- Вот почему им был так важен Странник, - сказала Грин. – Видимо, вы, Стас, умеете перемещаться между вселенными по каналам, не поддающимся контролю аргонов. Простите меня за семью. Я искренне поверила королеве. Всё-таки она мать Лис.
- Ничего-ничего. Разберёмся, - грустно ответил Странник. – А как ты считаешь, реально их вернуть?
- Не знаю. Не хочу давать вам ложных надежд. Противоречие слишком значительное и требует нетрадиционного подхода к решению. Мне кажется, вам нужно поговорить со Славией.
- Непременно! – отозвалась откуда-то сверху королева.
Вдруг повсюду включились прожектора, и мы очутились в огромном зале. Зазвучали оглушительные аплодисменты. На нас были устремлены многие тысячи глаз великолепных звёзд.
- Поприветствуем героев Протопласта! – провозгласила Славия, и погладила кота Мурзика, который довольно урчал у неё на коленях. – Они решили наконец-то посетить Звездоград. Милости просим!
Мы совершенно ошарашенные поклонились собравшимся.
- А разве тёмную комнату теперь контролирует сама королева? – удивлённо спросил Странник.
Королева кивнула в ответ.
- Вы совершенно не меняетесь с годами. Всё также бесшабашно играете со временем, - улыбнулась Славия. – Я очень рада видеть вас, друзья. Предлагаю экскурсию по городу.
Мы переглянулись, пожали плечами и решили согласиться, решив ознаменовать возвращение во Вселенную экскурсией, тем более, что её должна была провести королева Звездограда в присутствии самого кота Мурзика. От такого лестного предложения не смогли бы отказаться даже аргоны, не говоря уже про нас со Странником.


Глава девятнадцатая. Превратности судьбы.

Стар собирался ехать в Звездоград. Лиза решила сопровождать его, хотя где-то в глубине души побаивалась увидеть свою будущую соперницу. Она помнила Славию ещё по «Навигатору». Статус бывшей богини настораживал Лизу. Ей казалось, что Славия не захочет делить с ней Стара и околдует его своими чарами. Впрочем, оставить Стара один на один со Славией её пугало ещё больше, поэтому она решилась на поездку. Тем более, что древнего воина нельзя было не от чего отговорить. Если уж он решил ехать, то поедет обязательно.
Древний воин наконец-то вложил свой золотой меч в ножны. Он намеривался вернуться к прежней фантастической судьбе. Летать между Галактик, думая о вечном. Забвение, в котором он прибывал вместе со всеми слишком утомило Стара. Не привык он к вялотекущей и размеренной жизни. Битва на Протопласте вдохнула в него новые силы. С каждым днём он замечал, как былая уверенность и доблесть возвращается к нему. Внутреннее чутьё подсказывало Данилову, что всё самое интересное и важное ещё не свершилось. Предчувствие грандиозных и великих событий переполняло душу древнего воина. Он почти ликовал. Разум освобождался от оков. Ему почему-то чертовски хотелось увидеть Славию, побродить с ней по лугам и аллеям далёкого и почти забытого мира. Стар видел перед собой всё ту же славную девочку, позабыв о том, как изменилась богиня. Что ж, такое свойственно даже богам. Сердце всю жизнь хранит первые впечатления, как первообраз.

Теперь в присутствии инопланетянок я думал только о хорошем. Т.е. не думал практически ни о чём. Во время разговора контролировал каждую мысль, и не давал себе никаких поблажек. Аргоны подмечали мои старания и весело над ними подшучивали.
- Григ, ну не надо так мучаться, - говорила Грин. – Мы же не сканируем тебя каждую секунду. Зачем придавать этому такое значение? Ты и раньше нас нисколько не шокировал. Зато мы всегда знали, чего ты хочешь и почему. Сейчас же ты для нас – полная загадка.
- Да, Григ у нас феномен, - подливала масла в огонь Лис. – Если раньше он только об этом и думал, то теперь совершенно другой человек. Хоть ставь в рамку и на стену.
- Ага, так глядишь, и вовсе начнёт игнорировать. Опасная тенденция, - отвечала Грин. – Помнишь, какие сумасшедшие идеи приходили ему в голову? И главное, какие смелые и неожиданные. А теперь?
- Это всё человеческие комплексы. Земляне всегда стесняются своих помыслов, - хихикала Лис.
- Прошу не обобщать, - коротко отвечал я.
- Удивительно, он говорит то, что думает, - улыбалась Грин. – Неужели он и вправду ничего такого не хочет?
- Совершенно ничего! – подхватывала Лис. – И взгляд стал такой осмысленный, отеческий такой. У некоторых людей, кстати, борьба с комплексами занимает, чуть ли не большую часть их жизни, первую половину которой люди наживают себе массу несуразных причин, а вторую половину усердно с ними борются.
- И преодолевают! – подшучивала Грин. – Так что молчание Грига – дело времени. В скором будущем, он раскроется с новой силой.
- Он нам ещё покажет, где раки зимуют! – восклицала Лис.
После чего я обязательно уходил в другую комнату или выходил в коридор и гулял по замку, в который нас поселила Славия. Только там я мог по-настоящему расслабиться и предаться приятным воспоминаниям молодости. Мы жили здесь уже вторую неделю. Странник улетел куда-то по делам. Обещал скоро вернуться, но почему-то задерживался. Ждали прилёта Стара вместе с женой. Славия от волнения не могла найти себе места. Частенько приходила к нам. Ей казалось, что здесь она действительно отдыхает душой. Она ведь не знала о чудесной способности аргонов. Зато после её визитов по ночам я слышал, как девчонки страстно обсуждали настроения и волнения Славии перед встречей с Даниловым. Женщины есть женщины, даже если они из самой Аргонии.
Напряжение, нараставшее в наших с инопланетянками отношениях, разрядил вернувшийся Странник. Он принёс нам весть о том, что информация о массовом переселении аргонов подтверждается. Грин сообщила, что каналы, поддерживающие связь с Аргонией, по-прежнему на замке. Что творилось в антивселенной, никто не имел ни малейшего представления. Славия полетела к отцу в замок богов.
- Мы не можем закрыть Вселенную от вторжения, - говорил отец. – Для этого потребуется слишком много энергии, которой у нас нет. Но главным образом боги не видят в этом переселении никакой опасности. У нас ведь полно ещё неосвоенных и пустующих галактик.
- Тогда с какой целью им понадобилось нейтрализовать Странника? Боги ничего не говорят по этому поводу? – спрашивала Славия.
- Давно ли ты сама входила в их число? – изумлялся отец. – Ты стала мне чем-то напоминать Стара. Такая же дерзкая и бескомпромиссная.
- А я всегда хотела быть на него похожей, - отвечала богиня. – Ваши боги совершенно не хотят думать и защищать интересы Вселенной. Я хочу собрать совет.
- Ты не имеешь право. Теперь ты одна из них.
- К чёрту правила! – возмущалась Славия. – Ситуация того требует, разве ты не видишь? Тогда созови совет сам и потребуй богов вмешаться.
- Девочка моя, боги не пойдут против аргонов. Многие из наших получили статус именно благодаря им.
- А почему ты не сказал мне, что на Протопласте была моя мать? Решил очередной раз не ворошить прошлое?
Отец молчал.
- Я хочу созвать совет! – почти кричала Славия. – Немедленно!
- Ты не посмеешь, - испуганно смотрел на дочь отец.
- Ещё как посмею! Я разворошу ваш улей! Вы уже совсем стали забывать о них, - Славия посмотрела куда-то вниз. - Я хотела сказать о нас. Имей в виду, я приведу сюда Стара и Странника.
- Странник никогда не был богом. Ты сошла с ума. Возвращайся в Звездоград. Обещаю тебе, что сделаю всё возможное, но в рамках закона.
- Вот также ты говорил мне, когда аргоны забрали к себе мою мать. Всю жизнь обещал и ничего не делал. Видимо, одно упоминание о них наводит на вас ужас. Нельзя же всю жизнь бояться, отец. Или ты намерен и дальше совершать жертвоприношения? Кто следующий, папа? Может быть я?
- Не говори так, - закрывал рукой лицо отец. – Ты же не знаешь всего.
- И знать не хочу! В следующий раз я вернусь со Старом. На днях он должен прибыть в Звездоград. И мы соберём совет, хочешь ты того или нет!
- Я не пущу вас и закрою ворота.
- Твоих услуг и не потребуется, папа.
- О чём ты говоришь?
- О том, что вы окончательно выпустили нити игры. Вы даже не в курсе того, что происходит вокруг. Можете повесить на свои ворота тысячи замков. Я всё равно вернусь сюда со Старом и Странника прихвачу. К чёрту правила! Мне кажется, я знаю, откуда дует ветер. Ведь правила – дело рук аргонов? Ведь так? Пришло время внести корректировки и некоторые изменения. Отныне боги будут подчиняться Звездограду! – богиня резко развернулась и пошла к выходу.
- Славия! – кричал отец. – Вернись! Я не позволю тебе командовать в замке богов.
Но Славия уже не слушала отца. Страшная обида переполняла её сердце. Всё, во что она когда-то верила, казалось ей жалким и никчёмным.
В Звездограде уже начался большой переполох. Встречали Данилова. Всем не терпелось взглянуть на древнего воина. Среди звёзд ходили слухи, что когда-то королева и Стар были близки, поэтому встречали его с особыми почестями. Как два огненных вихря проследовали гости в тронный зал. Звёзды и ключники со всех сторон обступали супружескую пару. Интересовались здоровьем у бессмертного Стара и настроением у Лизы, немного ошарашенной таким пышным приёмом. Земная женщина не баловала страждущих обилием красочных эпитетов и ограничивалась односложными ответами. Стар напротив казался разговорчивым. Всё время искал глазами королеву, но её нигде не было. Она как раз находилась на приёме у отца. Празднования и гуляния по поводу прибытия древнего воина продолжались до позднего вечера, а точнее до того момента, пока не вернулась Славия. Зардевшаяся и разгорячённая она внезапно подбежала к Стару, обхватила его и крепко прижала к себе прямо на глазах у обескураженной Лизы.
- Любимый, - негромко произнесла она, – найди Странника. Мы идём в замок.
- К богам? – удивился Стар. – Но Странник…
- Не спрашивай ни о чём. Найди нашего боевого товарища и возвращайся. Я буду тебя ждать, - и Славия улыбнулась королевской улыбкой. Потом повернулась в Лизе. – Не дрейфь, подруга, я думаю, что мы найдём с тобой общий язык. Держи ключи от своих апартаментов. Располагайся и отдыхай, а у нас с твоим супругом есть небольшая работа.
- Хорошо, - чуть дыша, ответила Лиза и взяла ключи.
- Не бойся, они не от Галактики, - подмигнула Лизе королева.

Через полчаса Странник, Стар и Славия уже шли через тронный зал и шумно беседовали.
- Мы попытаемся всё решить мирным путём, - успокаивала Странника королева. – Но возможно понадобятся и крайние меры. Я слышала от Грига, что ты умеешь проходить сквозь стены.
- Явное преувеличение, но на благо королевы сделаю всё возможное, - отшучивался Странник.
- На благо Вселенной, - поправляла его Славия.
- Именно! – соглашался Стар, то и дело сверкая золотым мечом.


Глава двадцатая. В замке богов.

Славия попыталась открыть ворота замка. Они оказались на замке. Отец сдержал своё слово. Стар тут же опробовал свой золотой меч. Раздался жуткий скрежет, но ворота не поддались. Странник усмехнулся и провёл друзей в замок через пространственно-временной канал. Впрочем, провёл не совсем подходит к данному конкретному случаю. Друзья не просто вошли в замок, а попали на какое-то собрание, на котором председательствовал Крайм.
- Откуда он здесь взялся? – изумилась богиня.
Странник и Стар только пожали плечами. Они вообще мало что понимали в происходящем. Древний воин на всякий случай держал руку на рукоятке меча, а Странник осторожно осматривался по сторонам.
- Не для кого не секрет, - продолжал докладчик, - что частые путешествия во времени наших уважаемых наблюдателей вызывает во Вселенной тысячи всевозможных парадоксов и аномалий. Так вот в ближайшем будущем возможен пространственно временной резонанс. Это когда множество альтернативных реальностей сходится в одну точку. Не мне вам объяснять, чем это грозит для Вселенной. Практически полным её разрушением.
- Крайм, - воскликнул Странник, когда вся троица показалась в дверях просторного зала заседаний, - и давно ты занимаешься подобными гипотезами? По моим скромным расчётам, вероятность такого события практически равна нулю. Мы же вроде бы торили с тобой одни и те же тропинки во Вселенной?
Боги с удивлением посмотрели на Странника. Послышались оханья и аханья знатных дам. Пошли в ход веера. Было ясно, что никто не ожидал увидеть здесь тёмную звезду.
- Как это можно простолюдину делать замечания богам, - лепетала блондинистая дама с очаровательными голубыми глазами. – Боже, какое у него варварское выражение лица. Как может Славия стоять рядом с таким головорезом? Вот они нравы современных богинь!
- Да он просто чудовище! – поддержала блондинистую особу дама с томиком французской поэзии девятнадцатого века. – В тёмную комнату его! Сейчас же!
- Кто пустил сюда этих людей? – воскликнул председательствующий бог. – А ну-ка наведите порядок!
- Нас никто не впускал, - грозно сказала королева. – Мы сами вошли.
Богиня прошла по залу в сопровождении двух великолепных воинов. Никто не посмел приблизиться к троице. Славия отодвинула Крайма и сама заняла место председательствующего. Крайм было попытался что-то возразить, но наткнулся на серьёзные аргументы со стороны Стара. Королева обвела взглядом собравшихся.
- Вы, конечно, можете меня осуждать, - начала Славия, - и сказать, что я поступаю не так, как принято. Хорошо, пусть так. Но мне глубоко плевать на ваши правила!
Несколько знатных дам тут же грохнулись в обморок. Веера заработали с ещё большей силой и самоотверженностью. Несколько крупных богов попытались ринуться в сторону гостей. Стар выхватил золотой меч и сделал несколько ударов по воздуху. Мантия укрывавшая богатырское телосложение Стара соскользнула с плеч и глазам страждущих дам открылось всё великолепие древнего воина. Впечатление не заставило себя долго ждать, потому что буквально в тот же момент, рухнуло без чувств ещё несколько богинь, которые, проведя большую часть своей жизни в замке, не могли и предположить каким совершенным может быть человеческое тело.
- Мама дорогая, - это всё что удалось сказать всем тем дамам, которым всё же удалось справиться со своим волнением.
- Стар, веди себя прилично, - смутилась Славия и подала Данилову, соскользнувшую с плеч накидку.
- Нет-нет, пусть так, - послушалось откуда-то из глубины.
- Умеешь произвести впечатление, - хлопнул по плечу воина Странник.
- Вернёмся к главной теме, - продолжила Славия. – В виду сложившийся во Вселенной обстановки, назовём её военным положением, замок богов поступает в моё распоряжение! Решение принято единогласно и обжалованию не подлежит. Кто хочет что-нибудь возразить на этот счёт?
- Славия, я конечно очень уважаю вашего отца, но всякому терпению приходит конец. Вы что же решили, что можно вот так ворваться в зал заседаний и присвоить себе единоличную власть, даже не посоветовавшись с нами? Не слишком ли много вы на себя берёте?
- Хорошо, - согласилась богиня, - давайте советоваться, только побыстрее. Боюсь, что аргоны не будут слишком долго сомневаться в своих намерениях.
- Граждане боги, советуйтесь! – протрубил Стар.
Странник только усмехнулся величайшей наглости своих друзей и покачал головой.
- Неужели никто не выведет этих безумцев из зала? – возмутилась рыжеволосая леди.
- А среди ваших заседателей попросту не осталось мужчин! – расхохотался древний воин. – Они никогда не знали настоящих битв и сражений, просиживая штаны в своих кабинетах. Бьюсь об заклад, что большинство из них даже зарядку по утрам не делает. Дамы, вы когда-нибудь интересовались, чем занимаются ваши мужья? Небось, бильярд, вино да преферанс до утра. У многих из них карты звёздного неба уже миллионы лет не соответствуют действительности. Это я вам заявляю, как бывший представитель вашего благополучного семейства. Что вас не устраивает в кандидатуре Славии? Вы её прекрасно знаете. Богиню поддержал весь Звездоград. Сейчас во Вселенной нет более известного бога. Так кому же как ни ей вести нас к светлому будущему?
В зале заседаний воцарилась зловещая тишина. Изредка поскрипывали стулья или падал на прозрачный пол очередной веер.
- Господин Крайм, - обратилась к ключнику Славия, - объясните, каким образом вам удалось освободиться из тёмной комнаты и попасть на это совещание да ещё в образе председательствующего? Насколько я помню, срок вашего заключения ещё не вышел. Боги в курсе, что вы нарушили правила и атаковали правительство Звездограда?
В зале послышались очередные неодобрительные возгласы дам. Стар подошёл к Славии и сказал:
- Я бы не был так категоричен. Крайм помог нам на Протопласте. Благодаря ему к нам присоединилось войско Горна.
- И всё-таки я жду объяснений, - неумолимо повторила богиня.
Боги внимательно следили за Краймом. Большинство действительно поймали себя на мысли, что никогда не видели его раньше. Крайм улыбнулся ехидной улыбкой и посмотрел в сторону дверей, в которых показался женский силуэт.
- Сейчас всё сами узнаете, - сказал ключник и представил вошедшую женщину. – Королева аргонов Екатерина.
Рокот беспокойства пронёсся по рядам богов и богинь.
- Вот так поворот! – воскликнул Странник. – Никогда ещё не доводилось видеть двух королев сразу.
- Не к добру это, - пробурчал Стар. - Дело принимает всё более запутанный характер.
- Мама? – удивилась Славия и чуть не бросилась ей навстречу.
Екатерина подошла к дочери и остановилась в нескольких метрах. Стар продолжал держать руку на рукоятке меча.
- Вот и свиделись, - вздохнула Екатерина.
Королевы долго изучали друг друга взглядом. Казалось, что между ними идёт какой-то внутренний и только им понятный диалог.
- Замок богов не будет подчиняться Звездограду, - нарушила тишину королева аргонов.
Славия сверкнула глазами, но промолчала. Стар предчувствуя заварушку наполовину оголил меч.
- Почему в зале присутствует Странник? – поинтересовалась Екатерина. – С каких это пор в замке стали попираться основные правила и законы? Вывести человека из зала и доставить к главным воротам.
Славия подняла вверх руку.
- Стар, не подпускай никого к Страннику. Кто разорвёт допустимую дистанцию – голову с плеч.
Несколько крупных богов остановилось на расстоянии вытянутого меча и замерли в нерешительности.
- Разве я что-то сказала непонятное? – громогласно заговорила Екатерина. – Странника доставить к главным воротам.
Боги ринулись к тёмной звезде и тут же осели на пол, по бетонной плите полилась кровь. Раздались ужасные возгласы и крики богинь. У некоторых дам началась истерика.
- Ничего страшного, милые дамы, - улыбнулся Стар. – Боги не люди. Их очень скоро заштопают. Будут как новенькие. Но повторяю во второй раз, если кто-нибудь попытается приблизиться к Славии или Страннику будет вынужден обратиться к своему лечащему врачу.
- Стар, вы в своём уме? – грозно спросила Екатерина. – На моей памяти вы первый, кто осмелился ослушаться аргонов. Ищите неприятностей на свою голову?
- С каких это пор вы стали аргоном? – поинтересовался Странник.
- Тебе никто не давал слова, - осадила тёмную звезду королева аргонов.
- Не смей оскорблять Странника, мама, - резко ответила Славия. – И мне плевать на твоё божественное происхождение и этого потерявшего всякое к себе уважение общества. Замок богов перейдёт под контроль Звездограда. Те, кто ещё способен принимать какие-либо самостоятельные решения будут работать на благо Вселенной, остальные отправятся в Звездоград. Больше ни один аргон не войдёт на нашу территорию без нашего на то ведома.
- А ты – настоящая королева! – рассмеялась Екатерина. – Совсем не похожа на своего отца. Крайм расскажи Славии о том, как обстоят дела. Необходимо в ближайшие несколько часов принять меры. Поступаешь целиком и полностью в её распоряжение.
Екатерина присела на свободное кресло. Чувствовалось, что ей нехорошо. Славия тут же оказалась рядом.
- Что с тобой мама? – забеспокоилась королева. – Что всё это значит?
- В Аргонии переворот. Крайм всё тебе объяснит, - тяжело ответила Екатерина.
- Господи, она же ранена! - воскликнула Славия. – Стар, Странник, помогите мне. Ей нужен врач.

Со слезами на глазах через весь замок богов на всех парах бежала богиня Лис. На полном ходу она ворвалась в палату, где лежала королева.
- Тише, - сказала Славия. – Ей уже лучше. Но пока не нужно с ней разговаривать. Возможно виной всему перемещение. Рана вроде бы неопасная, сказалась ещё большая потеря крови.
- Так значит ты моя сестра? – шёпотом спросила Лис.
- Выходит так.
- Вот ведь какая штука жизнь. Такие невероятные подробности всплывают.
- Я слышала, что вы с Грин тоже сёстры по отцу.
- Ага. Толи ещё будет. Наши родители время зря не теряли.
Славия ласково улыбнулась Лис и обняла её за плечи.
- Славия, если у тебя ничего не получится со Старом, то мы с удовольствием примем тебя в свою семью, - расчувствовавшись предложила Лис.
- Дурашка, - ударила по носу Лис Славия. – Ты бы хоть с Григом и Грин посоветовалась.
- С Грин я уже посоветовалась. А мнение мужчины кто спрашивает в таких случаях? Как женщины решат, так и будет.


Глава двадцать первая. Между прошлым и новым.

Мы с Грин во время отсутствия Лис в замке богов разговорились как всегда о достаточно интересных, но совершенно бесполезных вещах. Инопланетянка рассказывала мне про Аргонию, я о земных катаклизмах. Получался весьма бессвязный, но забавный и познавательный разговор. Иногда мы рисовали совместные гигантские полотна, от которых приходили в ужас и тут же затирали их ластиком. В конце концов, в подаче любого материала многое зависит от расставленных акцентов. Одни и те же события можно пересказать совершенно с разными интонациями, абсолютно ничего не перевирая. Дальше идёт уже непосредственная работа над информацией. Если скажем, на нашем полотне присутствуют и жёлтые и синие, то мы, прежде всего, должны определиться с тем, за кого мы собственно радеем. Грин нравился синий цвет, поэтому синих мы причислили к нашим и начали разбираться в сражении. Понятно, что героика синих и невежество, а местами и варварство жёлтых нас просто потрясали. Жёлтые казались нам отвратительными и никчёмными. Иногда мы даже не понимали, за что они воюют. Если синие были симпатичны изначально и радели за идею, ведь синими бывают и глаза и море, то жёлтый цвет казался нам абсолютно примитивным и необузданным. Более того, он напоминал нам пору увядания. Иногда мы перекрашивали фигурки, чтобы внести в наши размышления хоть какую-то интригу, то от этого синие не становились менее приятными. Сражение мы описывали крайне правдиво, впрочем, сквозь беспристрастность подачи нашего материала проступала праведность синих и безумство жёлтых. Причём, синие умирали как герои, между тем жёлтые гибли как отпетые злодеи. Описав сражение, мы обнаружили, что некоторые места в нашем историческом трактате крайне раздражительны. Раздражение было связано с жёлтыми. Одно упоминание о врагах вызывало в нас аллергическую реакцию. Я предложил, чтобы придать материалу наибольшую выразительность отбросить незначительные факты, касающиеся жёлтых. И чем больше мы резали материал, тем ощутимей становилось, как синий цвет переполнял наши сердца. В итоге картина получалась радующей глаз. Жёлтые были окончательно втоптаны в грязь, а синие вознесены до небес.
И вдруг Грин вспомнила, что жёлтым бывает солнце. Этот факт нас крайне поразил. Грин начала рыться в мусорной корзине и выискивать положительные факты о жёлтых. И чем полнее и ярче открывались нам жёлтые, тем больше мы начинали ненавидеть синих, которые их истребляли в этой кровопролитном сражении. Героика синих казалось смешной. А поступки ужасали. Многое о синих из трактата пришлось убрать. Зато множество кусков, которые Грин нашла в мусорном ведре, мы вклеили и развили. Получилась целая ода золотой осени! Оказалось, что жёлтые бились не за какое-нибудь абстрактное море или глаза, а за свет, без которого нет, и не может быть самой жизни.
- А небо?! – воскликнула Грин. – Небо важнее солнца, без неба не будет и самого света. Синие сражаются за небеса!
Грин уже хотела снова полезть в мусорное ведро, но я её остановил.
- Эдак, мы никогда не закончим. А можно ли описать событие, не вставая ни на одну из сторон? Не деля поступки на хорошие и плохие, а людей на добрых и злых? – спросил я. – Ведь получается так, что у каждого есть своя правда. Как тогда сохранить объективность?
- Объективности просто-напросто не существует, - быстро ответила Грин. – Нельзя же допустить, чтобы события записывала какая-нибудь бессердечная машина. Любой независимый наблюдатель рано или поздно невольно начнёт сочувствовать тем или иным. Это неизбежно. А как определить справедливость поступков, не зная их предысторию? К примеру, мы осуждаем преступника, который совершил убийство. В зависимости от мотивов преступления у нас будет меняться отношение к преступнику. Но мотивы не отменяют убийства. Ведь так? Однако, разбираясь в деталях, которые толкнули человека на этот крайний поступок, мы можем полностью его оправдать, или же идя по цепочке причин и следствий вернуться к первородному греху Адама и Евы. В любом случае мы вынуждены совершать некий достаточно случайный срез и оценивать события, полагаясь на свои представления о мире.
- Получается, правы и синие и жёлтые в том, что так безжалостно истребляют друг друга? – спросил я. – Ведь если взглянуть глазами непредвзятого наблюдателя, то всё это напоминают страшную давильню человеческих душ. Причём, и на той и на этой стороне есть и святые и злодеи.
Получается, что если мы скажем будем рассматривать историю с точки зрения каких-либо частных судеб, то опять же получим ту же субъективную картину, потому как всегда и в любые времена можно отыскать благополучного персонажа и персонажа неудачника, негодяя и благодетеля. В зависимости от целей, которые преследует историк или общество, из колоды можно выдёргивать те или иные козырные карты. Таким образом, история вообще превращается в хитроумную мозаику, которую в зависимости от калейдоскопа можно рассматривать всякий раз в новых и неповторимых деталях, поражаясь своим открытиям. А как же тогда быть с идеалами?
- Аргоны в таких ситуациях считают правым того, кто победил, - ответила Грин.
- Взгляд на мир с позиции силы, - ухмыльнулся я. – Где-то мы уже это проходили. Впрочем, у богов и не может быть иного взгляда на мир.
- Это почему ещё? – удивилась Грин. – Я, к примеру, придерживаюсь совершенно противоположного мнения. Сила – не самое грозное оружие. И всякая победа может оказаться пирровой.
- И какое же оружие является самым грозным? – поинтересовался я. – Уж не женская ли слабость?
- Всё-то мы знаем о женщинах. Но ты забываешь, что большая половина человечества – как раз те самые женщины, - улыбнулась Грин.
- Ты меня интригуешь.
- Вовсе нет. Человека не нужно побеждать. Куда разумнее убедить его лить воду на твою мельницу. Причём убедить так, чтобы он сам поверил в разумность своего выбора. Создание иллюзий – самое мощное оружие современности, игра на человеческих страстях. Оно никого не убивает, но навсегда устраняет конкурента на твоём пути.
- Жестоко, - заметил я.
- Никакой жестокости. В таком случае любое воспитание можно с такой же лёгкостью отнести к проявлению жестокости. Ведь почти каждый ребёнок ежедневно подвергается родителями всевозможным нравоучениям. В него вбиваются достаточно сомнительные программы поведения и развития, вместо того чтобы предоставить ему полнейшую свободу выбора. В дальнейшем маленький человечек попадает под пресс законов улицы, школы, преподавателей, всевозможных авторитетов человечества. Изнасилованный ребёнок выходит мир совершенно ошарашенным и обезличенным. Т.е. что в нём остаётся от того милого и улыбчивого крепыша, который писал под себя, лёжа в кроватке? И кто сказал, что программа, заложенная в человека, верна? Если бы она была верна, никому бы не пришлось гоняться за преступниками, да и вообще никому не пришлось бы никого побеждать.
- Значит, нет никакой надежды? – обречённо спросил я.
- Этого я не говорила, - возразила Грин. – Посмотри в небо. Здесь в Звездограде оно особенно сказочно и бездонно. Человек – такая же вселенная. Он содержит в себе всю гамму страстей и добрых и злых. И они никуда не уходят на протяжении всей жизни. Они всегда с нами. Культура, воля, сознание подавляют в нас либо зло, либо добродетель. Остаться человеком, не смотря ни на что, разве это не цель желанная?
- Возможно ли? Сама же говоришь – играть на человеческих страстях в крови аргонов. И мне неприятно осознавать, что мной кто-то манипулирует, какими бы святыми ни были его замыслы. Я хочу знать все подводные течения.
- Ты хочешь быть богом, Григ. У тебя это в крови. Нести в себе всю печаль и ликование мира, - Грин вдруг сделалась грустной. В её глазах появилась та пронзительная глубина, которая заставляла бешено стучаться моё сердце.
Грин посмотрела мне прямо в глаза. Мне показалось, что я падаю. Нет, не падаю, парю над миром. Передо мной проносятся страшные исторические события с невообразимой быстротой. Беспросветные бои за место под солнцем. Вот кто-то упал и выронил меч, вот глаза потерявшей всякий разум женщины, ликование победителя. В груди как ком нарастает невыразимая и нескончаемая печаль. Кто-то перематывает ленту назад. Крик ребёнка ознаменовал рассвет. Вот он делает первые шаги, влюбляется в рыжеволосую девчонку, совершает первые ошибки, учится постигать, бежит босиком по росе… У могилы сидит безутешная мать, но и она уже мертва. Чёрные вороны летят над полем, усеянным горами трупов. Шатаясь мимо них, идёт одинокий воин. Почему-то его силуэт кажется мне знакомым. Неожиданно я оказываюсь позади него, в руках у меня вырастает меч. Сердце холодеет. Я не вижу лица. «Убей его со спины! - доносится до меня чей-то пронзительный крик. – Или он убьёт тебя» Всё внутри меня протестует против этого. Я подбегаю к одинокому воину и трогаю его за плечо. Ко мне поворачивается Стар, и я ощущаю, как меч проходит меня насквозь. «Почему?! – слышится какой-то далёкий и нереальный возглас». Темнеет в глазах. Небо сливается с землёй и кружится в сплошном вихре. Лабиринт уносит меня куда-то прочь. Наверх. Вот они глаза Грин, сумрак комнаты, горящий камин…
- Что это было? – едва отдышавшись, спросил я.
- Планета Эпос, - ответила Грин.
- А причём здесь Стар? – удивился я.
- Он там воевал.
- Но я как будто погибаю от его меча…
- Ты был мной, Григ.
- Вы встречались со Старом раньше? – задал я самый глупый вопрос, который пришёл на ум.
- Только один раз, - ответила Грин. – Но Стар почему-то меня узнал. Он что-то кричал и тряс кулаками. Твердил, что не убивал меня. Он упомянул твоё имя, но я ещё не была с тобой знакома. Он крикнул: «Что я скажу Григу?!» Представляешь, как меня разразил гром, когда я узнала от Странника о твоём существовании.
- И что случилось дальше?
- Ничего особенного. Боги не умирают, - сказала Грин. – Когда я очнулась, Стара уже нигде не было. Я встала, поправила кольчугу и зашагала в сторону солнца.



Читатели (480) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы