ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 114

Автор:
Глава СXIV


3 сентября Гудериан посетил хлебопекарную роту 10-й мотодивизии, отличившуюся несколькими днями раньше, когда дивизия, отброшенная с плацдарма на Десне в районе Коропа русскими танками, отражала яростную атаку 21-й армии, пытавшейся прорваться с запада навстречу дивизиям Ерёменко. Дивизия генерала Лепера понесла большие потери и была на грани поражения, когда ввод в бой последнего резерва – хлебопекарной роты – решил исход боя в пользу немцев. Побеседовав с солдатами, командующий отправился к мотоциклистам авангарда дивизии СС «Рейх», только что прибывшим с севера, из района Рославля. Накануне в штабе Гудериана побывал начальник Главного штаба ВВС фельдмаршал Кессельринг, чтобы на месте обсудить меры противодействия массированным налётам авиации противника на тыловые колонны 2-й танковой группы. От него Гудериан впервые услышал о возникшем кризисе под Ельней, и теперь генерал Гауссер, командир дивизии СС «Рейх», рассказал о подробностях продолжающихся тяжёлых боёв южнее Ельни, где 10-я танковая дивизия, на прибытие которой также рассчитывал Гудериан, была брошена командованием группы армий «Центр» в контратаку, позволившую предотвратить окружение в ельнинском котле нескольких пехотных дивизий. Дивизия СС «Рейх» ещё в июле понесла в боях под Ельней значительные потери, к которым затем добавились потери от болезней, вызванных переутомлением и плохим питанием. Однако теперь личный состав, отдохнув и восстановив силы в ближнем тылу, был в состоянии справиться с порученной дивизии задачей: прикрыть вместе с танкистами 4-й танковой дивизии правый фланг и тыл нуждающейся в передышке и пополнении 10-й мотодивизии на правом фланге танковой группы.
Между тем напряжение боёв, которые вела танковая группа Гудериана в глубоком тылу противника, не ослабевало, против неё действовали значительные силы. Две свежие танковые бригады русских контратаковали плацдарм, вновь захваченный восточнее Десны 47-м мотокорпусом фон Лемельзена в районе Трубчевска. Мобильная группа Брянского фронта с танками и кавалерией контратаковала с северо-востока левый фланг центрального плацдарма Гудериана в районе Шостки, а ещё одна свежая танковая дивизия контратаковала оба плацдарма Гудериана к югу от Десны, в районах Короп, Батурин, Конотоп. Авиация противника уже в течение недели буквально громила тыловые колонны Гудериана, совершая изо дня в день массированные налёты, превосходившие по масштабам всё, с чем приходилось до сих пор сталкиваться Вермахту. Накануне были ранены в бою командиры танковых дивизий генералы фон Тома и Модель. В этих условиях развивать наступление на Конотоп с теми незначительными силами, которыми он располагал, Гудериан не мог, а потому он уже несколько дней бомбардировал командование группы армий «Центр» телеграммами. Ссылаясь на полученное им личное обещание фюрера, Гудериан требовал от фон Бока немедленно вернуть ему 46-й мотокорпус в полном составе и 1-ю кавалерийскую дивизию.
Фон Бок не торопился удовлетворить требование Гудериана. Сначала он отправил ему лишь пехотный полк «Великая Германия», днём позже – дивизию генерала Гауссера, и наконец 2 сентября – 1-ю кавалерийскую дивизию. Прибытие 2 и 3 сентября подкреплений, немедленно развёрнутых Гудерианом севернее Десны фронтом на запад против трёх пехотных дивизий 21-й армии, позволило значительно улучшить положение 10-й мотодивизии, и теперь 2-й батальон её 20-го пехотного полка вновь захватил и прочно удерживал плацдарм на Десне в районе Коропа, где несколькими днями раньше был разбит 1-й батальон. Гудериан переправился на плацдарм и порадовал солдат известием о прибытии подкреплений и возобновлении снабжения, нарушенного массированными бомбардировками русских. Когда Гудериан поздно вечером вернулся на командный пункт, полил сильный дождь, и хотя к утру дождь прекратился, состояние дорог сильно ухудшилось. Две трети дивизии СС «Рейх», на прибытие которой рассчитывал Гудериан, застряли в грязи на дорогах южнее Рославля.
На рассвете 4 сентября командующий 2-й танковой группой собирался выехать на позиции 4-й танковой дивизии, где командир 24-го танкового корпуса, взявший накануне 2500 пленных, собирался атаковать 21-ю армию противника в районе Сосницы (согласно показаниям пленных, здесь у русских не было единого командования из-за неудачного разграничения Брянского и Юго-Западного фронтов). Гудериан садился в бронемашину, когда его задержал неожиданный звонок. Звонил подполковник Нагель, офицер связи, представляющий Гальдера в штабе Гудериана. Этот офицер за два месяца Восточной кампании завоевал полное доверие командующего 2-й танковой группой. Накануне он по поручению Гудериана вылетел в Борисов для участия в очередном командном совещании группы армий «Центр». Подполковник сообщал, что на совещании вновь зашла речь о передаче 1-й кавалерийской дивизии 4-й армии фон Клюге, правый фланг которой был атакован генералом Ерёменко в районе Почепа. Подполковник Нагель, энергично протестовавший против этого решения, сразу после совещания был отстранён от работы в штабе Гудериана и отозван в Главный штаб. Гудериан тепло простился с подполковником, поблагодарив его за проявленное мужество, и пожелал успехов. Не успел он повесить трубку, как ему принесли телеграмму фон Бока. Составленная в крайне резких выражениях телеграмма содержала требование немедленно отвести 47-й мотокорпус с плацдарма под Трубчевском и впредь воздержаться от самодеятельности. Гудериан был вынужден связаться с фон Лемельзеном и передать ему приказ отступить за Десну. Тот был сильно обескуражен: переправа на восточный берег стоила 17-й танковой дивизии большой крови, и хотя её положение на плацдарме, где она столкнулась с советскими танками, было очень непростым, потеря времени и сил, а также моральный ущерб, связанный с отступлением, не оправдывались необходимостью.
На поездку в штаб 4-й танковой дивизии и обратно – 150 километров по грунтовым дорогам - у Гудериана ушло в этот день 9 часов. Генерал утешал себя тем, что пехотные дивизии 21-й армии противника, которые 4-й танковой дивизии совместными усилиями с дивизией СС «Рейх» предстояло сбросить в Десну, вследствие непогоды оказались полностью лишены мобильности. Когда он вернулся, генерал Модель, оставшийся в строю, несмотря на ранение, сообщил о том, что 3-я танковая дивизия потеснила противника к югу от Десны и заняла Кролевец, перерезав шоссе Брянск-Ямполь-Конотоп. Поздравив Моделя, Гудериан приказал начальнику штаба танковой группы готовиться к переезду в Кролевец.



Читатели (148) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы