ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Виртуальный театр Главы 9-15

Автор:
Театр. Часть 9.

Забавная штука время. Оно имеет очень странный, а порой и вовсе непредсказуемый характер. Вот и сейчас время вдруг решило подшутить над нами, и перенести нас в ночной клуб. В таких злачных местах обычно пьют водку, грязно ругаются и смотрят стриптиз. Но впрочем, здесь всё выглядело как-то иначе. Для данного времени суток было слишком уж немноголюдно. За одним из столиков сидел, смею предположить, кто-то из нашего театра. Издалека я не смог разглядеть лица. Могу только смело заверить, что это был не Купер. Согласитесь, трудно представить Купера в таком злачном месте, да ещё и в полнейшем одиночестве. А наш незнакомец явно хотел побыть один.
Пока бармен усиленно прятался за стойкой, на сцену взошла очаровательная танцовщица. В какой-то момент мне показалось, что я её знаю. На ней не было ничего, что могло бы помешать разглядеть её более внимательно, но я отвёл глаза в сторону незнакомца, который спокойно продолжал сидеть за своим столом. «Сто процентов это не Купер» – мелькнула загадочная мысль. Девушка сделала несколько кругов вокруг шеста. Не подумайте плохо об авторе. Автор уловил эти движения боковым зрением. Но на незнакомца это не произвело никакого впечатления. А потом он махнул рукой в сторону бармена.
- Бармен, я не заказывал стриптиз. В чём дело?
- О чём Вы, милейший, в баре никого кроме Вас нет, - бармен появился из-за стойки с удивлённым лицом.
- Так уж и нет? Я всё время чувствую чьё-то назойливое присутствие. А ещё эта танцовщица. Какого чёрта она здесь делает?
- Тут нет никакой танцовщицы, уверяю вас. Может быть, вы выпили лишнего?
- Я выпил всего лишь три пинты виски. Не больше! Принесите, кстати, ещё. Может, рассосётся, - и незнакомец махнул рукой, надеясь, что ведение танцовщицы исчезнет.
Но оно не только, не исчезло, а напротив усилилось, возникнув, прямо напротив него.
- Какое вино вы предпочитаете в это время суток? – спросила танцовщица. На ней не было практически ничего, что могло бы помочь усомниться в её словах.
- Барышня? Вот засада! Только что убежал от одной женщины, как тут же встретил другую! К тому же ещё и не совсем одетую. Это проклятие какое-то, – ухмыльнулся незнакомец. – Чего вам от меня надо?
- Это не проклятие, а наоборот. Мне от вас ничего не нужно, а вот вам видимо понадобилось что-то, раз вы меня позвали…
- Я вас позвал? Знаете, барышня, этот анекдот расскажите кому-нибудь другому. Я спокойно сидел и пил виски. Никого не трогал. А тут вдруг вы… со своими танцами. С какой стати вы взяли, что они придутся мне по душе? И вообще, кто вы такая? Почему вас не видит бармен?
- Я ваш ангел-хранитель. Неужели сами не догадались?
- Смешно. Ставлю вам три с плюсом за оригинальную идею, а теперь катитесь на все четыре стороны! Тем более, что бармен сейчас принесёт мне очередную порцию виски. Давайте, разойдёмся по-хорошему! Кстати, могу вам в виде отступных дать билет на выступление виртуального театра. Хотите?
- Как раз об этом я и хотела с вами поговорить.
- Ещё не хватало здесь говорить об этом! Девушка, вы в своём уме? На часы посмотрите.
- И всё-таки… зачем я вам понадобилась?
- Ладно. Повернитесь спиной.
Девушка повернулась спиной к незнакомцу. Там красовались два аккуратных белых крыла.
- Вот ведь, никогда бы не подумал, что у меня такой ангел-хранитель. У вас там наверху проблема с кадрами?
- Как раз с кадрами у нас всё хорошо.
- А с саксофонами?
- Ах, так вам нужен саксофон? Держите!
- Надо же… С собой что ли носите? Чудной вы ангел, - незнакомец взял саксофон и положил его рядом с собой. – Спасибо за доставку, барышня. Вы свободны!
- И это всё что вам нужно?
- Разумеется, нет. Когда будете уходить, не забудьте плотно прикрыть дверь, на улице сейчас прохладно. А впрочем, можете покрутиться на ваших шестах, пока я буду играть.
Незнакомец заиграл, а девушка стала танцевать.
- А вы ничего… даже в ритм иногда попадаете, - заметил незнакомец на миг оторвавшись от инструмента.
- Вы тоже неплохо играете.
В какой-то момент незнакомцу показалось, что девушка как будто является продолжением саксофона. Такая же изящная и созвучная настроению…
- А что это за композиция, никогда не слышала у вас такой? - изумилась ангел-хранитель.
- Джаз.
- Как джаз? А как вас зовут? – ещё больше разволновался ангел.
- Меня зовут … - автор, к сожалению, опять не расслышал имени.
- Не может быть! Господи, опять они там всё напутали! Меня ждут совершенно в другом месте. Как же так?! – с этими словами девушка исчезла вместе с саксофоном.
В этот момент к столику подошёл бармен с пинтой виски.
- С вами всё в порядке? – поинтересовался он.
- Могло быть и лучше, - философски заметил незнакомец. – А ты точно не видел здесь никого?
- Был тут один тип, что-то постоянно писал в блокнот. Мне казалось, что вы с ним разговариваете…
- Мужик? – незнакомец улыбнулся. – Похоже мне пора. Допился до чёртиков.
Бармен склонился низко к незнакомцу, как будто боялся, что кто-то может его услышать, хотя в баре ровным счётом никого не было:
- А вы не торопитесь. Видите под вашей правой ногой педаль, нажмёте её и переместитесь туда, куда понадобится.
Незнакомец посмотрел с тревогой на сумасшедшего бармена и нажал на педаль. В этот же момент он увидел перед собой сцену, на которой кучно толпились шесть мужиков и две девушки. Потом одна из них отделилась от остальных и бойко произнесла:
- «Дурацкое королевство»! Переделкин, давай тревожный сигнал!


Театр. Часть 10.

Брахман вышел на сцену в парике и с картонным носом. В одной руке он держал мячик, в другой – шарик, в третьей – полное собрание стихов Корнея Ивановича Чуковского. Брахман тут же забегал по сцене. Его трудно было застать в одном месте, потому как практически каждый образ он старался показать визуально. Когда Брахман показывал крокодила, то у него совершенно невообразимо выдвигалась передняя челюсть, в свете прожекторов он становился абсолютно зелёным. Внимательному слушателю было заметно, как Брахман умело маскировал политически вредное влияние этого произведения. Купер несколько раз улыбнулся на строках: «Крокодил на пороге целует у гостя ноги: «Скажи, повелитель, какая звезда тебе указала дорогу сюда?». Трудно сказать, чем так восхитился в этих строках Купер. Смею предположить, что, быть может, его умиляла монархическая сущность крокодила.
Тем временем, Переделкин громко храпел в первом ряду. Храп звучно распространялся по всему залу. Спустя несколько минут, богатырское дыхание Переделкина окончательно вытеснило глас Корнея Ивановича. Все обратили возмущённые взоры на Переделкина. Ирина Шахрай даже с некоторой радостью вскочила со своего места:
- Вот! А я вам что говорила?! Не удивлюсь, если окажется, что Переделкин пьян.
Петухов попытался толкнуть Переделкина в бок, но храп только усилился. Брахман остановился в нелепой позе со словами: «вам свободу даю!». Подбежала Алла Рыженко:
- Переделкин, просыпайся! Ты же мешаешь представлению. Ну, хочешь, пойдём с тобой прогуляемся, раз тебе здесь скучно?
- И где он интересно так наклюкался? – подключился к беседе Купер. – В буфете вроде не продавали спиртного.
Алла Рыженко пожала плечами:
- Он всегда был возле меня. Казался таким обходительным и милым... Концертом интересовался.
Переделкин страшно храпел. Никакие уговоры и тычки на него не действовали.
- Ну что прикажете с ним делать? – воскликнула Ирина Шахрай. – Чувствовало моё сердце, что он обязательно выкинет какой-нибудь номер.
- Не дотерпел... – согласился Петухов.
- А сколько сейчас времени? – спросил Костя Градов.
- Часов десять вечера, должно быть, - заметил Купер.
- Чувствую, что до рассвета нам его не разбудить, - прояснил ситуацию Костя Градов. – Предлагаю вынести его в буфет и продолжить выступление Брахмана.
- Как-то нехорошо вот так поступать с человеком, - возразила Алла. – Ну, хорошо, давайте вынесем его из зала. Я с ним посижу.
Переделкин довольно поёжился в кресле и проснулся:
- А что это вы вокруг меня собрались? – изумился Переделкин. – Неужели Брахмана уже съел крокодил?


Театр. Часть 11.

- А сейчас на нашу сцену выйдет звезда российской эстрады Олег Газманов! – радостно воскликнула Инна Мень. – Громкие продолжительные аплодисменты, пожалуйста!
Никто не успел опомниться, как на сцену вышел Газманов.
- Кто-нибудь что-нибудь понимает?- удивился Купер.
- Служил Гаврила попзвездою… - возразил Брахман. – Добрее надо быть.
- Внимание, дамы и господа, Олег любезно согласился принять участие в нашем концерте, - пояснила Инна Мень. – Он исполнит свою популярную песню «На заре»!
Ирина Шахрай несколько раз пыталась закрывать и открывать глаза. Избавиться от образа Олега Газманова не удавалось.
- Это одна из моих любимых песен в его исполнении, - шёпотом добавил оказавшийся рядом с Ириной Переделкин.
Ирина недоверчиво посмотрела в его сторону.
– Голограмма, разумеется. Чудесная вещица. Не смотрите на меня так. Просто хотелось поднять престиж концерта.
Тем временем по залу уже растекались трогающие душу строки звезды: «на заре я выйду в туман, на заре покину приют, припаду, рыдая, к цветам и ноздрями землю втяну. На заре устав от любви сотый раз я тебя призову, не боясь, что снова проснусь, мокрой простыни плен разорву».
- Издеваетесь? – спросила Ирина.
- Почему сразу же издеваюсь? Ни в коей мере. Вы, кстати, верите в душу Вселенскую?
- Хотите рассказать мне очередной анекдот?
Переделкин нажал педаль под креслом, и Газманов исчез, вместе с ним растаяли стены театра. Вокруг Ирины и Переделкина сидели очень странные люди. Они что-то обсуждали между собой.
- Где это мы? – удивилась Ирина.
- В сердце Галактики. Здесь принимаются самые важные решения.
- Какие ещё решения?
- Знаковые. Не стоит так вглядываться в лица, Газманова здесь нет.
Ирине показалось, что в помещении, а это было действительно помещение, очень холодно.
- Это ваш очередной трюк? – спросила Ирина.
- Всё абсолютно серьёзно. Здесь верховные заседатели решают, какие строки подсказывать поэтам, и о каких стихах сообщать в центр.
- Вечно вы всё опошлите, Переделкин.
- Ничего подобного. Или Вы думаете, что Бог сам разгребает всю ту чушь, которую сочиняют поэты?
Миловидная девушка-секретарь принесла кипу распечаток.
- Вы принимаете участие в обсуждении? – поинтересовалась она у Переделкина.
- Нет-нет, мы гости…
- Извините, - и длинноногая девушка двинулась дальше по рядам, раздавая стихи высокопоставленным лицам.
- Знаете, Переделкин, я всё равно Вам не верю. По-вашему получается, что поэт не с Богом общается, а с советом, да и ещё и посредством каких-то распечаток?
- Я уже Вам говорил, что время верховного главнокомандующего на вес золото.
- Ну а причём здесь распечатки?
- Распечатки – всего лишь привычка. Многие любят древность. На рассмотрение принимаются даже рукописи.
- А почему вы отказались принять участие в обсуждении? – загорелась Ирина. – На мой взгляд, это очень даже интересно.
- Надеетесь найти новых авторов для своих песен?
- Вы не ответили на вопрос.
- А зачем мне участвовать в обсуждении? Я ознакомлюсь с результатами позже…
- Как это ознакомитесь? Вы что ли…
- Да, Ирина, я и есть…
Ирина в ужасе проснулась. Рядом, облокотившись на стену, стояла гитара. В комнате было светло. Окно распахнуто в сад. Второе солнце уже достаточно высоко поднялось над горизонтом. День обещал быть жарким. Ирина медленно огляделась и подошла к окну.


Театр. Часть 12.

- А куда это все подевались? – внезапно спросила Алла Рыженко. От неожиданности она подальше отодвинулась от Переделкина.
- Имеете в виду актёров? Не стоит переживать. Они в саду. Знаете, Райзер в очередной раз спела свою песню, и кольцо времени замкнулось. Что ж, пусть развеются, подышат воздухом, а потом со свежими силами вернутся на сцену.
- Быстро они собрались, однако. Совсем недавно ещё были здесь и, кажется, выступал Газманов… Вот чёрт! В этом уже есть что-то не вполне нормальное. Вы не находите? Откуда он здесь взялся?
- Как откуда? Вы хотите сказать, что Газманов из ряда тех, кому нельзя выступать на нашем концерте?
- Выступать можно, просто непонятно почему не было тогда Пугачёвой и Киркорова? - Алла огляделась. - Надо же ни души! И тишина. Антракт? Я разгадала вашу шараду?
- Когда вы уже перестанете видеть в моих словах только подвох? Нет, абсолютно точно, наша труппа попала на другую планету. Не вернутся, пока не обустроят сад. Купер у них за главного. А мне захотелось побыть с вами наедине, вот я вас и вернул. Очень уж меня трогают ваши открытые плечи, а под двойной звездой они могли бы и сгореть.
- Не говорите так… А Газманов теперь тоже обустраивает сад?
- Возможно, но не с нашей труппой. Знаете, некоторые строки из песни «На заре» наталкивают опытного врача на мысль о том, что автор не только наркоман, вспомните «ноздрями землю втяну», но и опасный сексуальный маньяк - «сотый раз тебя призову». С такими анкетными данными нечего делать на Намхарбе.
- Что такое Намхарб?
- Замечательное место. Там очень любят Чуковского. А какие замечательные сады цветут на этой планете. А какие удивительные звери водятся!
- Переделкин, может быть, поможем им обустроить сад? Что-то мне жутковато сидеть в пустом зале, особенно после ваших историй о маньяках.
- Воля женщины для меня закон! Только позвольте, я укрою ваши плечи, - и Переделкин накинул ситцевую рубашку.
Стены истаяли. Кресла превратились в роскошные цветущие кусты. Там, где раньше располагалась сцена, проросли груши и яблони. Далеко, в конце сада виднелся небольшой домик. Купер сидел на скамеечке в газетной панаме. Рядом с ножницами суетился Брахман. Костя Градов любовался живописным видом, радуясь тому, что наконец-то избавился от подворотен и сытых милиционеров. Олег Петухов сразу же взялся примерять туристическое снаряжение. Почувствовал близость гор, ему совсем не хотелось перекапывать грядки, но трудолюбивый Рашид то и дело оттаскивал его от рюкзака с амуницией. Обнажённые Натали и Татьяна Хазановская беззаботно лежали в тени, весело болтая ногами. Анжела Микуша и Инна Мень поливали грядки из лейки. Эротически настроенная группа молодых девиц, рассыпая жемчужины смеха, промчалась вдоль сада к реке.
- Вот это да! – обрадовалась Алла. – Такого замечательного антракта я не встречала не на одном концерте!
- Прелестнейший сад, - подтвердил Купер. – Только не могу понять, что мы здесь делаем? Там внизу, у реки есть замечательная импровизированная сцена. – Купер ещё долго провожал девушек взглядом. - А в домике на краю сада мы обнаружили Ирину Шахрай. Она утверждает, что ей пора на какой-то галактический совет, и что якобы она видела самого Бога. Впрочем, меня тоже смущает второе солнце на небе. Переделкин, вы не знаете что это за место?
- Понятия не имею, - соврал Переделкин.
Алла укоризненно посмотрела на него и добавила:
- По крайней мере, здесь хорошо! Пойду успокою Ирину. Переделкин, у меня нет никакой конкретной задачи по саду?
- А что вы у меня спрашиваете? Спросите у Евгении Райзер. Кстати, если вам не трудно, можете с Ириной приготовить завтрак. Думаю, что вам можно доверить такую ответственную миссию, судя по стихам? Пора уже вернуть женщин к плите.
- Ценю ваше доверие, мой господин, - и Алла застыла в глубоком реверансе. – Разрешите приступить к исполнению?
- Разрешаю.
- Ну что, друзья, подрежем кусты, позавтракаем и к реке? – философски поинтересовался Купер.
- Думаю, дополнительный источник прохлады нам не помешает, - согласился Переделкин.


Театр. Часть 13.

- Яблочко?- поинтересовалась Ева, выйдя навстречу Солнечному дедушке из глубины сада.
- Ой, Вы тоже здесь? – удивился дедушка, расцветая, как майская роза. – Извините, но уже наелся груш. Отличные груши растут в этом саду. Молодец, Евгения, знала куда нас послать.
- А я бы здесь навсегда и осталась. В райском саду! Столько яблок никогда ещё не видела, и целых два оранжевых солнца!
- Запретный плод сладок, - улыбнулся Солнечный дедушка своей милой улыбкой. – Только солнца не оранжевые. Одна звезда голубоватая, а другая белая. В оранжевый цвет звёзды красят местные жители. Им почему-то так больше нравится. Чудаки, да и только. Впрочем, влияют ещё атмосферные явления…
- Ага, - подмигнула Ева. – И откуда вы всё это знаете? Вроде бы ходите по саду также как и я. Переделкина, кстати, не видели?
- Вроде бы они собирались к реке. Купер их звал. Говорят, там полно девиц, а в реке водятся зеленоглазые русалки. Теперь Купера ни за что от реки не оттащишь. Будет там жить.
- Может, и мы пойдём к реке? – осторожно спросила Ева.
- А давайте пойдём. Надеюсь, будет весело.
Солнечный дедушка взял под руку Еву, и они отправились к реке. Лес казался сказочным. На ветках невиданных деревьев сидели загадочные птицы и пели на своём намхарбовском наречии. Песни их были настолько трогательными, что Ева несколько раз прослезилась, а потом посмотрела прямо в глаза Солнечному дедушке:
- Не верьте мне!
- Не буду, не буду, дочка! – тут же пообещал Солнечный дедушка.
- А ведь вы не тот, за кого себя выдаёте! – Ева сорвала с дедушки рубашку. – Вы только посмотрите на себя, на кого вы похожи!
- На кого? – испугался дедушка, и начал инстинктивно пятится назад.
- На мужчину! – изрекла Ева, и было заметно, каким усилием воли ей удалось побороть что-то в себе. – Пойдёмте, у меня возникло ощущение, что этот лес как-то на меня странно влияет.
- А, вы тоже заметили? Просто магия какая-то! Я как будто помолодел лет на тридцать. Возможно, у нас началась адаптация к планете. Планета начала нас менять. Представляю, что будет с нами, когда мы спустимся к реке, может быть, и не узнаем никого.
- Не пугайте меня, дедушка. Мне итак страшно.
И только Ева подняла к небу глаза, как заметила, что какой-то мужчина лезет по лесенке к одному из светил с кисточкой в руке. Солнечный дедушка тоже посмотрел вверх.
- Предусмотрительный абориген, укрыл голову газетной панамкой, чтобы не напекло. Нам бы тоже не мешало такие раздобыть, - заметил Солнечный дедушка.
- Так это же Купер! – воскликнула Ева. – Посмотрите внимательно! Что он там делает, интересно?
- Как что? Перекрашивает солнце в другой цвет. Чувствую, аборигенам это не понравится.
- И чем же ему оранжевое солнце помешало?
- А вы как будто не знаете? Поэту всегда хочется привнести в картинку что-то своё. Без этого он жить спокойно не может. Тем более, наверняка девицы за ним с берега наблюдают. Я вот боюсь, что он не к солнцу ползёт, а к звезде. Пообещал какой-нибудь девушке достать с неба звезду, вот и полез.
- Так днём же звёзд не видно!
- В том-то и дело, что не видно! А ему, наверное, и захотелось усложнить задачу. Сейчас, чувствую, начнёт руками махать, того и гляди, солнце с неба смахнёт.
- Господи, так лестница же верёвочная. Он ведь так и оборваться может, если светило верёвку подпалит.
- Не думаю. На берегу его явно страхуют. Там полно людей. И Переделкин с ними. Он не допустит. Эти миры…
- Что вы сказали насчёт Переделкина? Дело в том, что в нашей труппе ходит про него один слушок. Не буду говорить вам, информация непроверенная. Давайте, ускорим шаг, может, успеем быстрее спуститься к реке.
- Давайте, что-то уже идём-идём и конца и края не видать этой тропинке.
- Держите курс на Купера!
- Ага. Полный вперёд!


Театр. Часть 14.

Купер сидел на берегу реки в окружении русалок. Это были первые творческие мастерские, организованные в театре. Русалки читали ему свои вирши, а Купер таял от умиления. Солнце светило не так ярко. Было заметно, что над ним поработал великий мастер. Алла Рыженко и Ирина Шахрай разносили завтрак. Инна Мень и Анжела Микуша играли в бабментон. Одним словом, концертом и не пахло.
- Господи, хорошо-то как! – восхищалась Татьяна Воронова. – И не хочется писать никаких песен.
- Искушение. Как пить дать это проверка! – заметил Брахман. – Но, друзья, хочу сразу же сделать заявление, что ничто не заставит меня перестать читать моего любимого автора. Ничто! Никакой Намхарб! Знаем мы все эти штучки. Якобы, поэт должен быть голодным. Ничего подобного! На актёров это не распространяется. Сытый актёр даст ещё сто очков любому голодному поэту.
- А здесь у вас здорово кормят! – довольно икнул Новый Переделкин. – Молодцы, девчонки! Каков шашлычок. Теперь можно и на солнышке поваляться, благо, Купер подсобил, уменьшил яркость.
- Неужели Вам даже не хочется написать какой-нибудь шедевр? – спросила обнажённая Натали.
- Ваш портрет?
- Хотя бы, - поскромничала Натали.
- А зачем его писать, когда вы и так рядом? Стоит только протянуть руку.
- Не торопитесь, Переделкин. Мы с Вами едва знакомы...
- Так давайте познакомимся поближе.
- Какой вы быстрый! Мне показалось, что вы давеча с Аллой Рыженко заигрывали.
- Когда это? – неподдельно возмутился Новый Переделкин и опять икнул. - Не было такого, Купер не даст соврать. У него всё под контролем.
- Куперу сейчас не до вас. Он нашёл своё истинное призвание. Может быть, он и в театр не захочет вернуться.
- Точно, - согласился Новый Переделкин. – А ещё втирал нам про какую-то импровизированную сцену. А вместо сцены оказался причал, на котором грели свои хвосты русалки. Впрочем, вернуться ему всё равно придётся.
- Как это придётся? Судьба человека всегда находится в его собственных руках. Разве не так?
- Так, так. Натали, интересно, а как вы поступите?
- Не знаю. Не думала. Всё так неожиданно…
- А вот и курочка подоспела! – бойко заявила о новоиспечённом блюде Ирина Шахрай. – Налетай!
Новый Переделкин с большой тарелкой пошёл в сторону кухни.
- Кто-нибудь видел Петухова? – с этими словами по берегу бегала Алла Рыженко. – Он у нас один не позавтракал. Да и на обед не соизволил явиться.
- В горы ушёл, - грустно сказал Рашид. – Не уследил я за ним. Интересно в этой стране бывают вертолёты? Надо бы его разыскать.
- Вам нужен художник, - серьёзно заявил Купер. – Я вертолёты рисовать не умею!


Театр. Часть 15.

Олег Петухов весело насвистывая шёл по зелёной равнине. Гор на горизонте никаких не было, но он не унывал. Внутренний голос подсказывал ему, что он движется в правильном направлении. Временами Олегу казалось, что пейзаж стал каким-то более диким, а лес непроходимым, но он не придавал этому особого значения. Вдруг прямо на тропе перед Петуховым возник человек. За спиной у него находился колчан со стрелами, в руке лук с тугой тетивой. Петухов сначала опешил. Как это в двадцать первом веке на планете Намхарб на его пути мог возникнуть первобытный человек? Потом начал внимательно изучать незнакомца.
- Ба, так это ты что ли, Андрюха?! – просветлел Петухов.
Человек улыбнулся одними глазами и, видимо, в знак приветствия метнул в Олега дротик. Дротик воткнулся прямо над его головой, слегка испортив причёску.
- Намхарб, - прогудел незнакомец.
- Я в курсе, что эта планета так называется, но ты не мог бы вести себя более деликатно? Я бард и турист. Человек, как правило, безобидный. Играю на гитаре, - и Олег показал, что он делает визуально. – Оружия у меня нет.
Олег протянул ему свои руки. Незнакомец внимательно изучил ладони, потом рыкнул в сторону леса, откуда тут же выскочили две женщины. На них ровным счётом ничего не было. Совсем ничего, если не считать нескольких огрызков шкур, которые изо всех сил старались прикрыть самые живописные места.
- Намхарб? – вопросительно протрубил мужчина.
- Нет, я не в том смысле, - немного смутился Олег. – Твои женщины действительно очень красивы, но мне почему-то показалось, что я их уже где-то видел.
Мужчина сдвинул брови и ещё раз рыкнул в сторону леса. Появились ещё две красавицы. Среди них Олег, кажется, признал Татьяну Жмайло и Светлану Звереву.
- Татьяна, Светлана, а почему вас не было на концерте? – крикнул он от неожиданности.
Девушки переглянулись. Несколько раз подпрыгнули на месте, и начали ударять друг друга в ладоши, несомненно, радуясь чему-то.
- Намхарб! – постановил мужчина со стрелами и скрылся в лесу.
Девушки обступили Олега со всех сторон. Глаза их горели неистовым пламенем, дыхание учащалось.
- Девочки, что вы хотите со мной сделать? – Олег не на шутку перепугался, между тем узнав ещё двух красавиц. – Может быть, пойдёте со мной к реке или в горы? Вы когда-нибудь видели горы?
- Олежек, - прозвучало откуда-то сверху, как будто кто-то с самых небес излучал голос, - вождь племени Намхарб уступил тебя этим женщинам в знак благодарности за то, что они помогли отыскать нам заветную педаль для путешествия во времени и пространстве. Не расстраивайся, мы с тобой! Держись!
- Как уступил? Что здесь вообще происходит? – Олег обратил глаза к небу.
В небе появился вполне отчётливый образ Аллы Рыженко, чем-то она напоминала индейца, из кудрей торчали перья, в глазах горел огонь. Чуть правее Олег разглядел странную надпись:
«Нас Купер раскрасил лучами заката,
Прости нас, Олежек, мы не виноваты!»
- Что за чёрт? Вы с ума что ли там все посходили? – закричал Олег.
Время как будто остановилось. Девушки в шкурах замерли в своих агрессивных позах.
- Не стоит понимать всё так буквально. Маскируемся под местных жителей. Это тебе знак свыше, - спокойно произнёс голос.
С этими словами в небе нарисовался вертолёт, которым управлял Рашид. Переделкин висел на верёвочной лестнице, и протягивал Олегу руку.
- Что смотришь, хватай меня за руку и держись. Мы покидаем планету. Это ловушка!
- Ребята, за нами погоня, быстрее! – ринулась по облакам к вертолёту Алла Рыженко.
Как только Олег оказался в безопасности, он сразу же рассказал о том, что видел среди женщин племени наших. Ему, разумеется, никто не поверил. И только Переделкин как-то загадочно сверкнул глазами.
- И всё-таки, что они хотели со мной сделать? – спросил взволнованный Петухов.
- Не хотелось тебя огорчать, дружище, - Переделкин постарался улыбнуться как можно безобиднее. – Они хотели тебя съесть.
- Ой, там же остался мой дедушка! – вдруг прильнула к стеклу Натали.
По поляне вслед за вертолётом на всех порах бежал Солнечный дедушка, попутно собирая одуванчики. Он прыгнул так высоко, что свободной рукой успел схватиться за край верёвочной лестницы. Поднявшись наверх, он весело вошёл в салон и вручил цветы Натали, которые в момент вручения превратились в прекрасные розы, но как-то не до конца. В последствии, их стали называть розовые одуванчики.
- На этой планете, всё никак у людей! – вздохнул дедушка. – Но нам, видимо, придётся возвращаться. Ева заблудилась в сказочном лесу.



Читатели (405) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы