ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 103

Автор:
Глава СIII


К исходу первой декады июля главные силы танковой группы Гёпнера сосредоточились в районе Острова и Пскова. Недоставало лишь 290-й пехотной дивизии, которая была выделена фон Леебом в самостоятельное соединение, действующее на правом фланге всё более расширяющегося фронта наступления группы армий «Север». Эта дивизия вела тяжёлые бои c частями 21-го мехкорпуса Лелюшенко, с большим трудом, километр за километром, продвигаясь на восток, в направлении Резекне – Себеж, Опочка через труднопроходимые дремучие леса, изобилующие болотами, озёрами и речушками, и каждое естественное препятствие на её пути противник использовал для упорной обороны. Характер местности позволял двигаться только по одной дороге, и это, затрудняя ведение наступления, в то же время позволяло дивизии не слишком заботиться о своих открытых флангах.
Пехота и службы тыла сильно отстали от танковых авангардов, и наступление корпуса Рейнхардта на Ленинград замедлилось. Медленное продвижение пехоты было обусловлено расширением линии фронта и необеспеченностью флангов группы армий. На левом фланге 26-й армейский корпус генерала от артиллерии Водрига, выступив из Риги, развернул обе свои дивизии фронтом на север и приступил к «зачистке» Эстонии. 217-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Бальцера, двигаясь на север вдоль побережья, вечером 7 июля вышла к гавани Пярну и успела захватить неповреждённым мост через реку. Восточнопрусская 61-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Хенике свернула с шоссе Рига-Псков на Цесис, заняла Валмиеру и выслала аванпосты к озеру Выртсъярв. И только 1-й армейский корпус генерала пехоты фон Бота двигался маршем по шоссе на Псков, не сворачивая ни влево, ни вправо. Преодолев 350 километров за 11 дней, он наконец достиг цели и догнал танкистов. Теперь танки Гёпнера вновь обрели свободу манёвра.
8 июля фон Лееб поставил перед танковой группой новую задачу. Танки Рейнхардта наступали на Лугу, а корпус Манштейна двигался уступом справа, страхуя Рейнхардта от удара остатков советской бронетехники, отведённых за реку Мшага в районе Порхова. Далее Манштейн должен был повернуть на шоссе Порхов-Новгород и как можно скорей занять станцию Чудово, перерезав железную дорогу Москва-Ленинград.
У Манштейна такой приказ не вызвал энтузиазма, так как дивиззию СС «Тотенкопф» у него забрал Гёпнер, оставив в резерве группы армий в районе Острова. А поскольку 290-ю пехотную дивизию ещё раньше забрал фон Лееб, в корпусе Манштейна остались лишь 8-я танковая и 3-я мотодивизии. Генерал имел все основания полагать, что вести такими силами самостоятельные операции на участке фронта, ближе всего расположенном к железной дороге, связывающей Москву с Ленинградом, было по меньшей мере рискованно.
Тем не менее 10 июля Манштейн перешёл в наступление. 3-я мотодивизия атаковала Порхов и заняла его в тот же вечер после ожесточённого боя. В Порхове Манштейн разделил надвое свою и без того немногочисленную группировку: он уже был научен опытом в районе Резекне и не углублялся в дремучие леса и болота одной большой маршевой колонной, а по возможности двигался параллельными колоннами. 3-я мотодивизия двинулась к Сольцам левым берегом вниз по реке, а 8-я танковая перешла реку и двинулась на станцию Дно, откуда должна была выйти к Сольцам с юга одновременно с 3-й мотодивизией.
Несколько дней 8-я танковая дивизия вела бои с тяжёлыми танками 1-го мехкорпуса противника, поддержанными артиллерией. Тем самым она обеспечила свободу манёвра корпусу Рейнхардта, наступавшему на Лугу. Однако под Лугой 41-й танковый корпус встретил сильный отпор. Советское командование подключило к организации обороны Лужского рубежа командующего Северным фронтом генерала Попова. Тот перебросил в район Луги четыре свежих стрелковых дивизии с артиллерией, туда же подошли сформированные в Ленинграде три стрелковые дивизии, бригада народного ополчения и отряд Ленинградского пехотного училища. Командовать этой группировкой, по силам заслуживающей названия армии, было поручено генерал-лейтенанту Пядышеву. Были сформированы мобильные отряды из разведчиков, сапёров, стрелков и артиллерии для действий против танков на шоссе Псков-Луга, а по обе стороны от Луги по северному берегу реки Луга были проведены фортификационные работы и создан укреплённый оборонительный рубеж, за который отошли к середине июля и остатки 41-го стрелкового корпуса. Артиллерийская группа полковника Одинцова своевременно развернула на огневых позициях артиллерию, её прикрывал с воздуха 7-й истребительный корпус ПВО, дислоцированный под Ленинградом. Это практически исключало возможность обхода Луги со стороны шоссе Псков-Луга. Так называемые Лужские позиции, развёрнутые на широком фронте от Старой Руссы через Шимск и Лугу до Нарвы, представляли собой передовой рубеж укреплений, преграждающих путь к Ленинграду. Вторая линия обороны города была развёрнута русскими между Гатчиной и Павловском, третья проходила непосредственно по окраинам северной столицы России.
Упорствовать, атакуя в лоб сильный оборонительный рубеж, фон Лееб не стал и двинул корпус Рейнхардта на север по другой дороге – через Кингисепп. Оставив под Лугой одну пехотную дивизию, Гёпнер и Рейнхардт скрытно перебросили по лесным дорогам 41-й такнковый корпус на северо-запад. Впереди двигалась 1-я танковая дивизия, следом за ней 6-я танковая, замыкала колонну 36-я мотодивизия. Узкие лесные дороги раскисли от дождей, маленькие деревянные мосты разваливались под тяжестью танков. Местность была совершенно неподходящей для развёртывания танковых соединений, для которых после победы в сражениях под Шяуляем и Порховом наверняка нашлось бы лучшее применение на других участках Восточного фронта. Сапёрам то и дело приходилось прокладывать деревянные гати. Разведывательные подразделения на мотоциклах, передовые батареи противотанковой артиллерии двигались на флангах главной колонны, прикрывая её от контратак, предпринимаемых противником из непроходимых для бронетехники болотистых лесов. 14 июля танки вышли к реке Луга в районах Ивановского и Сабска в 20-25 км юго-восточнее Кингисеппа. У Сабска мост через Лугу был взорван, однако сапёрам 1-й танковой дивизии удалось отыскать брод и соорудить переправу, а отряд диверсантов полка «Бранденбург», двигаясь в авангарде 6-й танковой дивизии, захватил в районе Поречья два неповреждённых моста. 15 июля танковые дивизии Рейнхардта отразили все контратаки противника и закрепились на захваченных плацдармах в низовьях Луги, но развить успех и немедленно продолжить с них наступление на Ленинград оказалось невозможно: противник подтянул к плацдармам по железной дороге значительные силы, и на обоих плацдармах корпус Рейнхардта ещё в течение многих дней был вынужден вести тяжёлые оборонительные бои.
К этому времени на правом фланге всё более растягивающегося фронта группы армий «Север» обозначилась ещё одна сильная группировка противника. Прикрывая правый фланг 22-й армии и всего Западного фронта, она своевременно и в достаточном количестве снабжалась всем необходимым для ведения активной обороны по железной дороге Москва – Ржев – Великие Луки. Пользуясь тем, что танковая группа Гёпнера, ведя наступление на Ленингад, удалялась от этого участка фронта, советское командование именно здесь, в Великих Луках, организовало базу операций для группировки войск, которая, постоянно усиливаясь, очень скоро начала оказывать давление на растянутый правый фланг фон Лееба. 16-я немецкая армия была вынуждена для защиты коммуникаций развернуть фронтом на восток на рубеже Идрица, Опочка обе пехотные дивизии 10-го армейского корпуса – генерал-лейтенантов Лаукса и фон Типпельскирха – и усилить их мотодивизией СС «Тотенкопф», которую пришлось забрать из корпуса Манштейна. Южнее, поперёк шоссе Резекне-Лудза-Идрица, пришлось развернуть фронтом на восток две пехотных дивизии 28-го армейского корпуса генерала Викторина, усилив их 290-й пехотной дивизией, взятой опять же у Манштейна. Ещё южнее, между Полоцком и Идрицей, упираясь правым флангом в Западную Двину, развернулся фронтом на северо-восток 2-й армейский корпус графа фон Брокдорфа-Алефельдта, включающий три пехотных дивизии. Не ограничиваясь этим, фон Лееб выдвигал из тыла для прикрытия правого фланга 50-й армейский корпус генерала Линдемана. В результате фон Лееб достаточно надёжно гарантировал свой растянутый правый фланг от всех возможных неприятностей, но платил за это слишком большую цену: пехота и тяжёлая артиллерия, без которых крайне сложно было атаковать укрепления под Ленинградом, разворачивались на фланге для обороны, а танковый авангард Гёпнера, вместо того чтобы вести активную манёвренную войну на пространствах центра и юга России, продирался сквозь леса и болота к Ленинграду, не имея достаточной для организации быстрого прорыва обороны противника поддержки пехоты и тяжёлой артиллерии.
Между тем ослабленный фон Леебом 56-й мотокорпус Манштейна, после упорных боёв с тяжёлыми танками и артиллерией противника занявший Сольцы и вышедший к реке Мшага, оказался в трудном положении: его фланги и коммуникации в ближнем тылу совершенно не были обеспечены. Манштейн, перед которым стояла задача наступать на Чудово, категорически заявил, что не может этого сделать без поддержки мотодивизии «Тотенкопф» и прикрытия коммуникаций пехотой и артиллерией 1-го армейского корпуса, который ещё не подошёл. 14 июля штаб Манштейна на реке Шелонь к западу от Сольцев был атакован подошедшим с севера разведотрядом 11-й армии русских. В 3 часа утра 15 июля русские большими силами пехоты, поддержанными двумя танковыми дивизиями, авиацией и сильным огнём артиллерии и миномётов, атаковали с севера и с юга коммуникации 8-й танковой дивизии и отрезали её от штаба корпуса. Вскоре вслед за тем Манштейн получил донесение разведки о том, что Сольцы вновь в руках противника, что 56-й мотокорпус противником расчленён, что штаб корпуса, 8-я танковая дивизия и 3-я мотодивизия отделены друг от друга и окружены, при этом 3-я мотодивизия в районе Уторгоша (20 км севернее Сольцев) атакована превосходящими силами противника с севера и северо-востока, а коммуникации штаба корпуса с тылом противник перерезал с юга в районе восточнее Боровичей, обойдя правый фланг 8-й танковой дивизии и форсировав Шелонь силами 202-й механизированной дивизии. С запада операцию 11-й советской армии против корпуса Манштейна обеспечивала 182-я стрелковая дивизия. Манштейн приказал 8-й танковой дивизии развернуться и прорываться на запад через Сольцы, а 3-й мотодивизии прорываться к Сольцам с севера. Четверо суток корпус Манштейна оставался в критическом положении, ведя бой в окружении под Сольцами. 8-я танковая дивизия отбила Сольцы, но коммуникации её по-прежнему были перерезаны, и снабжение осуществлялось по воздуху. 3-я мотодивизия отразила 17 атак переброшенной из-под Луги 21-й танковой дивизии полковника Бунина, поддержанной тремя пехотными дивизиями и 235 самолётами, прежде чем смогла оторваться от противника и отойти к Сольцам. Лишь 18 июля подоспевшая с юга мотодивизия «Тотенкопф» группенфюрера Эйке прорвала извне кольцо окружения и восстановила коммуникации корпуса Манштейна. Отступив на 40 километров к станции Дно, Манштейн консолидировал свои силы, отложив до лучших времён наступление на Новгород и Чудово. 19 июля не на шутку встревоженный сучившимся фон Лееб отдал приказ о временной приостановке наступления группы армий «Север» на Ленинград впредь до подхода пехоты и артиллерии к остановившимся танковым авангардам.



Читатели (1503) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы