ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 101

Автор:
Глава СI


Когда Гудериан в ночь на 24 августа улетал из ставки Гитлера, фюрер обещал, что генералу будет разрешено задействовать в наступлении на юг всю его танковую группу в полном составе, однако этого не произошло. Фон Бок и фон Клюге удержали-таки 46-й мотокорпус в резерве 4-й армии под Смоленском и Рославлем. Теперь ослабленная танковая группа, имея в своём составе лишь корпус фон Швеппенбурга, сильно измотанный в ожесточённом сражении под Пропойском и в последовавших за ним одна за другой Рославльской и Кричевской операциях, и часть сил 47-го корпуса, не менее измотанных в боях под Смоленском, не только должна была пройти как нож сквозь масло, не получив ни дня передышки, от Унечи до Новгород-Северского, захватить плацдарм на южном берегу Десны и развивать наступление дальше на юг, что было уже очень не просто само по себе. Главная трудность заключалась в том, как обеспечить в ходе стремительного наступления танковой группы её чрезвычайно вытянутую коммуникацию с тылом как на правом фланге, со стороны Гомеля, откуда прорывались на восток части 21-й армии русских, так и на левом фланге, где генерал Ерёменко, развернув новый, Брянский фронт, сосредоточил за рекой Судость в районе Почепа весьма значительные силы, в состав которых вошли, помимо прочего, свежие бронетанковые и моторизованные соединения, о выгрузке которых с эшелонов уже доложила воздушная разведка.
Приказав командующему 47-м мотокорпусом фон Лемельзену ускорить продвижение его дивизий на юг и сковать Ерёменко на своём левом фланге, Гудериан выделил из 24-го мотокорпуса 10-ю мотодивизию, перебросив её на правый фланг, где она, следуя на юг уступом справа, прикрыла его авангард со стороны Гомеля, а 3-ю танковую дивизию Моделя бросил через Стародуб прямо на Новгород-Северский. Следом за ней двигалась во втором эшелоне колонна 4-й танковой дивизии.
Сделав все эти распоряжения, Гудериан выехал утром 25 августа встречать 17-ю танковую дивизию, чтобы лично принять участие в форсировании ею рек Судость и Рог и последующем наступлении на Трубчевск, откуда предполагалось выйти к западному берегу Десны, форсировать её и двигаться на юг по обоим берегам, надёжно обеспечивая от флангового контрудара со стороны Брянского фронта плацдарм, который должен был захватить Модель под Новгород-Северским, и попутно окружая в лесах на западном берегу Десны всю 13-ю армию противника. К выполнению этой задачи дивизия приступила без передышки после трудного марша по плохим песчаным дорогам. Потери техники от поломок на марше были так велики, что в полдень Гудериан, ещё не добравшись до штаба дивизии, затребовал из Мглина пополнения из резерва танков Pz.IV, бронемашин, грузовиков и мотоциклов. В штаб 17-й танковой дивизии, расположенный в 5 километрах севернее Почепа, Гудериан прибыл в половине третьего. Попеняв командиру дивизии генералу фон Тома и находившемуся здесь же командиру корпуса фон Лемельзену на слишком медленный темп выдвижения, Гудериан выехал на передовую, в колонну движущегося в авангарде и ведущего разведку боем 63-го пехотного полка, чтобы на месте провести рекогносцировку. За рекой Рог аванпосты наткнулись на сильную оборону противника. Распорядившись подтянуть тяжёлую артиллерию и вызвать на утро бомбардировщики, Гудериан заночевал в Почепе, в восьми километрах от передовой.
На рассвете Гудериан снова был на передовой и наблюдал за налётом «Юнкерсов» на позиции артиллерии русских за рекой Рог. Орудия противника были хорошо окопаны и замаскированы, и эффект от бомбардировки был скорее моральным: загнав орудийные расчёты противника в блиндажи и щели, авиация позволила авангарду фон Тома почти без потерь форсировать реку. Прежде чем отступить под нажимом танков, русская пехота заметила за рекой Гудериана и обстреляла его из миномётов. Взрывом мины были ранены пятеро офицеров, включая адъютанта Гудериана майора Бюсинга, сидевшего в окопе рядом с генералом. Сам Гудериан в очередной раз не пострадал. Убедившись, что мост через Рог наведён и под нажимом переходящих через реку немецких танков и мотопехоты 269-я и 282-я дивизии противника отходят, Гудериан вернулся в Мглин и перевёл свой штаб на 25 километров южнее, в Унечу. В пути Гудериан получил донесение от генерала Моделя. Тот сообщал, что с ходу штурмовал укреплённые высоты на окраине Новгород-Северского, выбил 143-ю дивизию генерала Сафонова из города и захватил семисотметровый мост через Десну, расположенный за высотами. Ерёменко с некоторым опозданием бросил в направлении Новгород-Северского 132-ю стрелковую дивизию, одновременно двинув с востока на Стародуб собранную в районе Почепа ударную группировку – 307-ю, 269-ю, 282-ю и 155-ю стрелковые дивизии. В районе Трубчевска эта группировка была атакована в правый фланг и тыл подошедшим с севера авангардом 17-й танковой дивизии, опрокинувшим арьергарды 269-й и 282-й дивизий на реке Рог. К полуночи Гудериан прибыл в Унечу. В штабе танковой группы он застал прибывшего из Растенбурга первого оберквартирмейстера Главного штаба сухопутных сил генерала Паулюса. Тот только что связывался по телефону со своим шефом, Гальдером, и просил его срочно выделить в помощь Гудериану 1-ю кавалерийскую дивизию, высвободившуюся к этому времени на фланге 2-й полевой армии в связи с окончанием боёв за Гомель. Однако в Главном штабе Паулюсу объявили, что манёвр Гудериана имеет чисто тактическое значение, и о передаче ему каких-либо войск из 2-й армии речи быть не может. Не встретив понимания в Главном штабе, высокий гость обсуждал с начальником штаба Гудериана фон Либенштайном непростую ситуацию на левом фланге танковой группы. Противник, обнаруженный здесь на западном берегу Десны, был слишком силён, чтобы и на этот раз можно было его игнорировать и просто оставить в тылу, как это привык делать Гальдер, основываясь на опыте Белостокской и Уманской операций. В результате обсуждения было решено усилить левый фланг 4-й танковой дивизией, развернув её юго-восточнее Стародуба фронтом на северо-восток для прикрытия с тыла дивизии Моделя, сосредоточивающейся под Новгород-Северским. Сложность положения, как выяснится вскоре, усугублялась тем, что 10-я мотодивизия, следовавшая на юг западнее Унечи уступом справа за 3-й танковой дивизией, наткнулась в районе Новозыбкова на крупную группировку отступающих из-под Гомеля войск 21-й армии противника, а другая такая же группировка русских вышла из лесов на дорогу Клинцы-Унеча и отрезала колонну 10-й мотодивизии от штабов корпуса и танковой группы. Разрозненные части русских отходили в беспорядке, и лишь это спасло в ту ночь Паулюса, Гудериана и фон Либенштайна под прикрытием мобильного резерва в Унече, а 10-ю мотодивизию – в круговой обороне на лесной дороге Сураж-Клинцы.
Утром Паулюс вылетел в Растенбург и попытался переубедить Гальдера, но не преуспел в этом. Флегматичный Гальдер был уверен, что Гудериан сам решит свои проблемы. К тому же в положении 2-й танковой группы Гальдер не видел большого риска: с падением Гомеля вытянутую коммуникацию Гудериана с Рославлем можно было в случае необходимости переключить на Гомель, со стороны которого уже двигались фронтом на восток, гоня через леса на Унечу и Стародуб разбитые части противника, четыре пехотных дивизии. Гальдер вновь оказался прав.
28 августа уже две дивизии 47-го мотокорпуса фон Лемельзена - 17-я танковая и 29-я мотодивизия, подошедшая из-под Рославля, где её сменили авангард 18-й танковой дивизии, прибывшей с севера, и пехота 4-й армии, подошедшая с северо-востока, - развернувшись на рубеже Почеп-Стародуб, нанесли мощный удар по пехоте Ерёменко в юго-восточном направлении, угрожая сбросить в Десну всю 13-ю армию. Не выдержав удара, 13-я армия начала откатываться к Десне. Ерёменко, чтобы не допустить разгрома пехоты и артиллерии у себя на левом фланге, был вынужден бросить туда с колёс всю свою новую бронетехнику – 108-ю танковую дивизию (а 1 сентября ещё и 141-ю танковую бригаду), - а также 4-ю кавалерийскую дивизию. Вместо того чтобы атаковать Рославль, Ерёменко пришлось спасать подставившиеся под фланговый удар четыре пехотных дивизии. Из атакующей неприятельский фланг стороны он сам превратился в обороняющуюся сторону, атакованную во фланг. Гудериан, в свою очередь, подтянул 18-ю танковую дивизию. Несколько дней продолжалось в 20 километрах западнее Трубчевска кровопролитное танковое сражение, в котором с немецкой стороны участвовало до 600 танков, со стороны Брянского фронта – до 300 танков. Сюда же, под Трубчевск, были брошены Ерёменко небывалые силы воздушной поддержки, которые предполагалось использовать в наступлении на Рославль, Петровичи, Осмоловичи, приуроченном к наступлению Жукова в районе Ельни. Сталин, внимательно ознакомившись с планом совместной операции ВВС Брянского и Резервного фронтов и авиации Резерва Главного командования, сделал пометку на полях: «Чтобы не давать противнику передышки и вообще опомниться, надо бить колонны противника непрерывно, волна за волной, с утра до темноты». Операцией руководил прибывший в штаб Ерёменко из Москвы заместитель командующего ВВС Советского Союза. К участию в операции было привлечено 230 бомбардировщиков разных моделей, 55 штурмовиков, 179 истребителей. Первый массированный удар с воздуха был нанесён 29 августа. Оеперация продолжалась в течение недели. Только 31 августа было совершено 1200 самолёто-вылетов, на 47-й мотокорпус было сброшено 4500 авиабомб. В тыловых автоколоннах Гудериана было замечено с воздуха 40 пожаров. За неделю 2-я танковая группа потеряла до 800 грузовиков и бензовозов. 35 немецких самолётов было уничтожено на земле бомбовыми ударами по прифронтовым аэродромам. Потери авиации русских составили 41 самолёт. Потери в танках со стороны Гудериана за несколько дней боёв приближались к двумстам. За слаженными действиями пехоты, танков и авиации наблюдал с оборудованного под Трубчевском наблюдательного пункта генерал Ерёменко. 31 августа сражение достигло наивысшего накала. На некоторых участках 47-го мотокорпуса и 4-й танковой дивизии в этот день возникала критическая ситуация. 17-я танковая дивизия была сильно потрёпана, а плацдарм, захваченный штурмовым отрядом 17-й танковой дивизии на восточном берегу Десны, был уничтожен. В то же время была спасена от разгрома пехота 13-й армии на западном берегу.
Генерал Ерёменко был склонен считать себя победителем в сражении под Трубчевском. В действительности он провалил операцию, которую безответственно обещал подготовить и осуществить Сталину – ударом во фланг разбить группу Гудериана и предотвратить её выход во фланг и тыл Юго-Западного фронта. Сковав ударную группировку Ерёменко в сражении под Трубчевском, Гудериан убил двух зайцев одним выстрелом: он выиграл время для подтягивания достаточных для развития наступления резервов к плацдарму на Десне в районе Новгород-Северского и отвлёк сильную ударную группировку Ерёменко от нанесения согласованного с Резервным фронтом Жукова совместного удара по ослабленному с уходом Гудериана центру группы армий фон Бока в районе Рославль, Смоленск; удару, следствием которого в случае вероятного успеха вполне могли стать отзыв всей 2-й танковой группы обратно на север и бесславный конец дерзкого танкового рейда дивизии генерала Моделя. Как и в случае с распылением сил 4-го танкового корпуса генерала Власова на Юго-Западном фронте, танки Брянского фронта были использованы не для активных операций на главном участке фронта, а для спасения пехоты и артиллерии, оказавшихся в решающий момент сражения не там, где им следовало находиться. Надежда генерала Ерёменко на то, что ему удастся наладить взаимодействие с отступающими из-под Гомеля на восток частями 21-й армии, оправдались лишь отчасти: на их пути встала 10-я мотодивизия Гудериана, вплоть до 31 августа отражавшая яростные атаки с запада и выбитая с плацдарма на Десне, захваченного её авангардом у городка Короп в 30 километрах севернее Конотопа. Несколько раз положение мотодивизии становилось критическим и в один из таких моментов было спасено вводом в бой последнего резерва – личного состава хлебопекарной роты.
Массированные бомбардировки колонн Гудериана Ерёменко не помогли. К 31 августа кризис на флангах у группы Гудериана был в целом преодолён, а плацдарм в районе Новгород-Северского расширен к западу и укреплён. 4-я танковая дивизия очистила от противника западный берег реки Судость и подтянулась к 3-й танковой дивизии на Новгород-Северском плацдарме, перейдя через Десну. 1 сентября за нею проследовала по мосту 29-я мотодивизия. Развернувшись на северо-восток, она двинулась левым берегом Десны в тыл 13-й армии, вынуждая Ерёменко сворачивать бои под Трубчевском, где 17-я танковая дивизия отступала под натиском советских танков. 18-я танковая дивизия прикрыла Новгород-Северский с северо-востока на правом берегу Десны.



Читатели (253) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы