ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 100

Автор:

Глава C


Ельнинская операция была первой крупной самостоятельной операцией кампании 1941 года, которой Жукову предстояло руководить на месте лично, не будучи связанным необходимостью согласовывать свои действия ни с командованием фронтов, ни со Сталиным, которого он лишь информировал о предпринимаемых им действиях. При этом подготовкой к проведению операции под Ельней деятельность Жукова в августе далеко не исчерпывалась. Из штаба Резервного фронта в Гжатске он не только руководил развёртыванием шести армий и отдельного стрелкового корпуса Резервного фронта на ржевско-вяземском рубеже, но и внимательно следил за обстановкой на соседних фронтах, а с его записками, посвящёнными анализу оперативной обстановки и возможностей противника, в Москве по-прежнему считались и реагировали на них без проволочек.
19 августа Жуков отправил из штаба Резервного фронта письмо.
«Москва, товарищу Сталину.
1.Противник, убедившись в сосредоточении крупных сил наших войск на путях к Москве, имея на своих флангах Центральный фронт и великолукскую группировку наших войск, временно отказался от удара на Москву и, перейдя к активной обороне против Западного и Резервного фронтов, все свои ударные подвижные и танковые части бросил против Центрального, Юго-Западного и Южного фронтов.
Возможный замысел противника:
Разгромить Центральный фронт и, выйдя в район Чернигов, Конотоп, Прилуки, ударом с тыла разгромить армии Юго-Западного фронта. После чего – удар на Москву в обход Брянских лесов и удар на Донбасс.
2. Считаю своим долгом доложить свои соображения о необходимости как можно скорее собрать крупную группировку в районе Глухов, Чернигов, Конотоп. Эшелон прикрытия сосредоточения сейчас же выбросить на реке Десна.
В группировку необходимо включить:
1) до 1000 танков, которые собрать за счёт мехкорпуса Закавказского ВО, танков РГК и в дальнейшем 300 взять с Дальнего Востока;
2) до 10 стрелковых дивизий;
3) 3-4 кавалерийских дивизии;
4) 400-500 самолётов.
Если ставить себе более активный способ противодействия этому крайне опасному плану противника, всю предлагаемую группировку нужно срочно собрать в районе Брянска, откуда и нанести противнику удар во фланг.
Не ожидая сосредоточения брянской группировки, необходимо усилить войска Западного фронта четырьмя – пятью стрелковыми дивизиями, восемью – десятью тяжёлыми артполками РГК и перейти немедленно в наступление с целью выхода на фронт Полоцк – Витебск – Смоленск.
Командующий Резервным фронтом генерал Жуков».
В тот же день Жуков получил ответ.
«Ваши соображения насчёт вероятного продвижения немцев в сторону Чернигов-Конотоп-Прилуки считаю правильными. Продвижение немцев в эту сторону будет означать обход киевской группировки с восточного берега Днепра и окружение наших 3-й и 21-й армий. В предвидении такого нежелательного казуса и для его предупреждения создан Брянский фронт во главе с Ерёменко. Принимаются и другие меры, о которых сообщу особо. Надеемся пресечь продвижение немцев. Сталин».
Маршал Василевский, присутствовавший при назначении генерала Ерёменко командующим Брянским фронтом, напишет в своих мемуарах:
«Сталин сказал, что хотя возможность использования группы Гудериана для флангового удара по правофланговым войскам Юго-Западного фронта маловероятна, но опасаться этого всё же надо. Исходя из этого обязательная задача Брянского фронта состоит в том, чтобы не только надёжно прикрыть брянское направление, но во что бы то ни стало своевременно разбить главные силы Гудериана. Выслушав Сталина, вновь назначенный командующий Брянским фронтом очень уверенно заявил, что в ближайшие же дни, безусловно, разгромит Гудериана».
24 августа в разговоре по прямому проводу Сталин ещё раз задал вопрос Ерёменко: «Если Вы обещаете разбить подлеца Гудериана, то мы можем послать Брянскому фронту ещё несколько полков авиации и несколько батарей реактивных установок РС. Ваш ответ?» Ерёменко твёрдо отвечал: «Гудериана безусловно разобью. Для этого прошу подчинить мне 21-ю армию вместе с 3-й». Сталин немедленно удовлетворил просьбу.
«А как иначе я мог отвечать Сталину? - оправдывался после войны Ерёменко в разговоре со старым боевым товарищем, бывшим начальником Оперотдела штаба 13-й армии, - Шапошников и Василевский, несомненно, лучше знали общую обстановку, чем я, только что прибывший с Западного фронта, где занимался совершенно конкретным делом. Они могли бы меня поправить и сказать Верховному, что у них есть на сей счёт другое мнение».
25 августа всем войскам Западного направления были снова поставлены активные задачи.
Западный фронт получил директиву выйти к 8 сентября на рубеж Велиж, Демидов, Смоленск.
Резервный фронт – двумя левофланговыми армиями разгромить ельнинскую группировку противника, освободить Ельню и развивать успех на Починок и Рославль.
Брянский фронт – 2 сентября развернуть наступление и выйти на рубеж Петровичи (45 километров западнее Рославля), Осмоловичи (25 километров юго-восточнее Кричева), Белая Дуброва (50 километров юго-восточнее Кричева), Гута Корецкая(15 километров северо-западнее Клинцов).
Центральный фронт был расформирован, генерал Ефремов стал ещё одним заместителем Ерёменко. 3-ю армию включили в состав 21-й, подчинив последнюю генерал-лейтенанту Кузнецову, а штаб 3-й армии перебросили в стык между 13-й и 50-й армиями. Здесь начала формироваться новая 3-я армия, во главе которой встал оправившийся от полученного в июле ранения и вернувшийся в строй уже в новом чине генерал Крейзер. Начальником штаба при нём стал его бывший сосед по Западному фронту генерал Жидов.
Как выяснилось уже на следующий день после получения в войсках наступательной директивы Ставки, у Гудериана были свои планы. Утром 26 августа он в очередной раз нанёс удар первым.





Читатели (237) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы