ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Григ и компания

Автор:
Это вторая книга. Первая называется "Ключи от Галактики"

Глава первая. Сначала было слово.

Однажды мне довелось искать работу программиста, когда наше благополучное семейство оказалось на мели. Лис уволили с работы из-за служебного несоответствия, а Грин решила поступить в институт иностранных языков. Как это ни прискорбно, но ей это удалось. Все экзамены она сдала с отличием. Знание официальных галактических языков сделало своё чёрное дело. Грин вообще оказалась способная к филологическим наукам. Из ста семидесяти языков, которыми она овладела, более тридцати оказались земными. Не могу не признать, что определённую гордость за землян я испытал. Впрочем, возможности инопланетянок не шли ни в какой сравнение с нашими. Судите сами, Лис сменяла уже пятую работу подряд и только из-за своих неординарных способностей, которые не вписываются в наш земной быт. Тонкое женское чутьё Лис на любую несправедливость находило отклик в сердцах людей. Недаром первый её шеф пролежал два месяца в больнице с переломом ключицы, после того как приблизился к Лис в тот момент, когда она, будучи его секретарём, собирала по полу бумаги. Так Лис распрощалась с работой, а шеф с ценной сотрудницей. Думаю, он ещё долго жалел о содеянном.
Так вот, находясь в поисках работы, я обложился тысячей газет. У меня и мысли никогда не возникало, что за работу программиста можно платить ровно столько же, сколько за работу уборщицы в малогабаритном офисе. Причём, требовалось от специалиста практически всё. Разве что умение играть на тромбоне считалось не обязательным. А жаль. К тому моменту я уже делал большие успехи. Контрабас оказался для меня запредельным музыкальным инструментом, но тромбон! Меня даже приглашали несколько раз в оркестр играть на похоронах, впрочем, я как-то был ещё не готов к музыке такого серьёзного толка, и поэтому тренировался в менее драматичной и более жизнеутверждающей обстановке.
Ознакомившись с десятком газет, я понял, что от специалиста требовались знания чуть ли не половины существующих языков программирования, железа и популярных операционных систем, вплоть до трёхмерной ОС-79. Конечно, это не идёт ни в какое сравнение с возможностями Грин, но я-то был землянин, и мне все эти запредельные способности были не по плечу. Тем более, что хлопотавшая по домашним делам Лис практически не давала мне сосредоточиться, отвлекая по всяким пустякам, и намекая на что-то совсем уж непристойное.
- Григ, я твержу тебе не первый день, давай откроем свою фирму. Сколько можно работать на дядю? Ты бы видел этих отмороженных руководителей. Совсем без царя в голове. А ты у меня смотри, какой солидный. Я бы с удовольствием приносила тебе чашечку кофе в кабинет.
- И чем бы, по-твоему, наша фирма могла бы заниматься?
- Да разве ж это главное? На мой взгляд, желание прежде всего, - и Лис скосила глаза в сторону спальни.
- Что ты, посмотри какая у меня ещё стопка. Может быть, что-нибудь и выгорит. И главное, нигде и никому не требуется опыт работы правительственным агентом, не говоря уже о космонавтике. Космонавтика совершенно не интересует людей.
- Давай откроем фирму по необыкновенным услугам, - вдруг предложила Лис, о чём-то серьёзно задумавшись.
- По каким ещё услугам? – возмутился я.
- Нет, я о другом, Григ. Как ты вообще можешь думать в эту сторону, ты же знаешь, что я и Грин – кремень, - Лис улыбнулась. – Мы, имея огромный опыт по работе в различных местах Галактики, могли бы оказаться полезными другим людям. Вдруг, кому-то понадобятся специалисты нашего уровня? В частности можно просто давать уроки боевого искусства.
- И что думаешь, не будет отбоя от клиентов?
- Нужна хорошая реклама. Можно, кстати, Грин поручить повесить несколько объявлений в институте.
- Это ты называешь хорошей рекламой? О, смотри, что пишут в газетах! Президентом страны назначен Виталий Ошмётков. На выборы президента явилось три процента избирателей. Учитывая, что двухпроцентный барьер преодолён, решено выборы считать состоявшимися. Ошмётков уже принимает поздравления от коллег. Самым удивительным событием явился тот факт, что к урнам явились только избиратели Ошмёткова, которые как один проголосовали за своего президента. Страна в едином порыве выбрала своё будущее.
- Явная фальсификация, мне кажется, - заявила Лис. – На выборы давно уже никто не ходит. Ты же сам помнишь, с каким треском провалилась идея приносить урны на дом. Я даже не пустила их на порог. Зачем мне неприятности? Пришли два здоровенных мужика с ящиком. Впусти таких в дом, потом возись с ними, скорую вызывай. Мужчины абсолютно невоспитанный народ, никакой культуры. И потом, я тоже стараюсь быть воспитанной. Следую твоим чётким указанием, в майке на голое тело дверь никому не открываю.
- Тебя никто и не винит, Лис. Зачем оправдываешься? Твой голос всё равно не изменил бы столь радужной картины, когда вся страна в едином порыве. Господи, неужели нет ни одной фирмы, которой действительно требуется программист?
- Григ, слушай, а может быть тебе в кабак вышибалой пойти? А что, не пропадать же с таким трудом привитым способностям. По знакомству в скором времени мог бы и нас подтянуть. Мне тут девчонки говорили, что работать охранником вообще дело прибыльное.
В дверь вошла Грин. С лица её не сходила улыбка.
- Что уже выгнали из института? – спросила Лис.
- Нет. Просто сегодня был первый день. Лекции, семинары. Перезнакомилась со всеми. Хотя, честно говоря, ума не приложу, чему мне здесь учиться.
- Так зачем пошла? – удивился я.
- Любопытство. И мужчины у вас мелковатые. Больно смотреть.
Лис схватила со стола какие-то бумажки, подбежала к Грин и сказала:
- Вот, держи, развесишь у себя в институте.
- Что это? – удивилась Грин.
- Мы с Григом открываем свою фирму, - важно ответила Лис.
- Когда ты успела? – удивился я.
- А я всё заранее придумала. Набрала и распечатала на принтере.
- Постой-ка, Грин, давай я тоже прочитаю, раз уж мы вместе открываем фирму.
На бумажке был написан текст приблизительно следующего содержания: «Оказываем необыкновенные услуги. Телефон такой-то. Спросить Лис».
- Да, интригующее содержание, - рассмеялся я. – Чувствую, клиент потянется гурьбой. Не будешь успевать скорую вызывать.
- Григ, какой ты невозможный, - вздохнула Лис. – Энтузиазм губишь прямо на корню! Просто с таким содержанием мы получим наибольший охват целевой аудитории.
- Вижу, у вас просто наполеоновские планы, - ухмыльнулась Грин. – Хоть институт бросай!
- А что нужно как-то крутиться, - пояснила Лис. – Подружки во дворе говорят, что у них все мужья крутятся.
- Так уж и все? – рассмеялась Грин.
- Ой, Грин, как вы меня с твоим Григом замучили. Всё в штыки. Всё в штыки. Нет, чтобы самим извилинами пораскинуть. Пришло время брать быка за рога. Сейчас каждый может заработать свой миллион.
Грин собрала объявления Лис и положила в сумочку. Потом устало развалилась в кресле.
- Вроде бы ничего не делала, а устала так, словно мешки ворочала. Ну и что, кормить вы меня своими идеями собираетесь?
- А у нас ничего больше нет, - пожала плечами Лис. – Я только успела капусту достать из холодильника, потом увлеклась Григом. Сама понимаешь, что это фатально. А он был такой страстный, как лев!
- Ага, по нему заметно, - не поверила Грин. – Не было у вас ничего, это видно невооружённым глазом. Пойдём лучше твою капусту крошить.
- Эх, Грин, испортит тебя твой институт!


Глава вторая. Магия Лис и Грин.

Лис была не только прелестной инопланетянкой, но и умела очаровывать других людей. Она обладала какой-то магией. Люди тянулись к ней. Не стоит язвить насчёт того, что большинство из них попадало в больницу. Не хочется, чтобы сложилось впечатление, что у Лис чрезмерно крутой нрав и жёсткий характер. Она просто любит, чтобы к ней относились как к истинной королеве. И уж если она позволит поцеловать вам ручку, то окажет высочайшее доверие и расположение. Подобной участи не удостаивался не один землянин. Скромно умалчивая о себе, мне просто хотелось добиться максимального эффекта от сказанных слов.
Закружившись в карусельном быте института, Грин чуть не забыла развесить объявления подруги. Грин по характеру значительно отличалась от Лис. Она казалась более мягкой. Разумеется, также как и её подруга она могла дать отпор любому, но как правило ей удавалось нейтрализовать конфликт иным путём.
Однажды какой-то пьяный мужчина привязался ко мне на остановке. Лис с нами не было, потому что в то время она ещё работала. Грин в отличие от подруги постаралась максимально погасить агрессию без применения силы. Инопланетянка даже не попыталась ответить на оскорбительное «пигалица молодая». Более того, она пропустила целый ряд оскорбительных слов в свой адрес и не только потому, что не до конца понимала их истинного значения, а просто потому что по характеру была человеком бесконфликтным. В состязании истинного джентельменства и человеколюбия, разумеется, я проиграл. Взрывной характер землянина сыграл своё дело, и я щедро наградил алкоголика хуком справа. Откуда не возьмись, появилась целая группа любителей горячительных напитков. Вообще у нас как-то принято объединяться не из идейных соображений, а по роду занятий. Поэтому Грин пришлось вступить в бой. И всё бы закончилось хорошо, если бы нас не забрали в милицию. Опять же благодаря природному обаянию Грин нас тут же отпустили. Не то, чтобы сразу, но под утро.
Когда нас привезли в участок, стоял уже поздний вечер. Звонка по телефону нам сделать так и не дали, сославшись на то, что мы вообще преступники, раз оказали сопротивление при задержании. Честно говоря, трудно назвать задержанием нападение со спины, можно сказать исподтишка, да ещё и с калашём наперерез. К тому же никаких документов нам предъявлено не было. Чистейшей воды произвол. Мало того, что нас попросту отдубасили дубинками, но ещё и заковали в наручники. Молодой сержант сказал, что мы вроде как похожи на опасных маньяков, которых они разыскивают вот уже третий год.
Раз похожи на маньяков решили оставить до утра. Посадили за решётку. У Грин состояние камеры вызвало шок, а сокамерники - тихий ужас. Сердце Грин дрогнуло, и она зачем-то всем пообещала помочь. Чем помочь и как, оставалось загадкой, но видимо без этих слов дальнейшее пребывание Грин вместе с этим людьми казалось ей невозможным. Просидев около часа и узнав судьбы своих друзей по несчастью мы поняли, что скорее всего нас продержат до приезда начальства. Перспектива не радовала. Постепенно проникшись духом арестантской обстановки я и Грин начали напевать песни славных боевых лет. Некоторые из них подхватывали наши друзья. Получалось немного не музыкально, но трогательно. Пели про то, как мы с Будённым ходили на большие дела, про огонь в тесной печурке, потом плавно и совершенно незаметно перешли на Есенина. Благодарные сокамерники начали нам аплодировать.
Тем временем, весь персонал милиции никак не мог уснуть. Вроде бы пение в камере не возбранялось. По крайней мере, закон ничего об этом не упоминал. Сонные измученные нашим безусловно трогательным звучанием милиционеры уныло бродили между кабинетами, зевая и обмениваясь какими-то неохотными репликами.
- Хорошо поют, черти, - говорил один.
- Не говори, среди бичей полно талантов. Цвет нации, - соглашался другой.
- Может, выведем из камеры да отдубасим, чтобы рот больше не открывался, а то шибко спать хочется? – предлагал третий.
- Тебе это надо? – возражал первый. – Среди них кажется не только бичи. Вон симпатичная брюнетка громче всех рот раскрывает. И одета прилично. Вдруг корреспондентка. Думаю, тогда нам это с рук не сойдёт.
- А мы и не будем её трогать, - настаивал третий. – Отыграемся на остальных. А рот у неё действительно ничего. Я бы такой жару задал.
- Так петь вроде не возбраняется, что ты им предъявишь? – поинтересовался второй.
- Было бы что предъявить вообще бы в асфальт укатал, - зло огрызнулся третий. – Дежурный, какого чёрта у вас творится в камерах?
Дежурный подошёл к решётке и постучал ключами по замку, как бы приглашая наш дружный хор успокоиться. Но чувство протеста в нас нарастало с каждой минутой и мы, сплотив ряды, усиливали натиск. Из кабинетов начали выскакивать женщины в погонах.
- Мальчики, мы музыку не заказывали, - ласково улыбнулась кокетливая сержант.
Сразу стало понятно, что эта женщина пользуется симпатией в рядах великолепных стражей порядка, потому что дежурный уже более настойчиво постучал ключами, а третий подошёл, и в грубой форме предложил нам заткнуться. В этот момент Грин как раз брала самую высокую ноту. Она с удивлением посмотрела на милиционера.
- Сударь, - ласково сказала Грин, - вы же страж порядка и должны защищать людей, а не наоборот. Неужели вы не видите, как мы спелись? Вы не объясняете нам причину нашего задержания, мы не согласовываем с вами время репетиций. На мой взгляд, всё справедливо. Или вы усматриваете здесь какое-то юридическое противоречие? Давайте действовать сугубо в рамках закона.
Надо сказать, что речь Грин произвела на милиционера неизгладимое впечатление. Некоторое время он стоял с открытым ртом, из которого вывалилась сигарета и упала аккурат за решётку камеры к ногам Грин.
- Удивлены, что я умею разговаривать? – улыбнулась Грин. – Что ж, в конце концов, это тоже не противоречит букве закона.
- Дежурный, эту любительницу петь и разговаривать ко мне в кабинет! Пошевеливайся. Ишь развели здесь бомжатник! Живо! Почему она ещё здесь?
- Я бы не советовал вам этого делать, - вступился я.
- Рот закрой, бомжара, - грязно высказался милиционер и попытался ударить дубинкой по моей руке, которая оказалась в тот момент на решётке. Но в последний момент реакция, тренированная годами, спасла меня от нежелательной травмы.
Между тем Грин положила руку на моё плечо, потом взглянула мне в глаза настолько глубоко, что я чуть сам не утонул навсегда.
- Не бойся, всё будет хорошо. Лис уже знает, где мы.
- Как?
- Забыл? У нас телепатическая связь. Она не была частью игры, - потом Грин повернулась к третьему. – Сейчас сюда приедут несколько репортёров, они хотят заснять то, как вы содержите заключённых, и поинтересоваться по какой причине вы их задерживаете.
- Не ври, сучка, никого здесь не будет, - третий повернулся к дежурному. – Ну что стоишь, открывай. Выполняй приказ.
- Может, лучше отпустим от греха подальше? – усомнился дежурный. – Всё-таки пели они хорошо, и судя по всему, граждане законопослушные.
- Я сказал в кабинет!
- Смотри, как знаешь. Тебе же потом отгребать.
Дежурный открыл камеру. Грин проследовала за молодым милиционером. Перед тем как дежурный собирался закрыть дверь, я вставил ногу в проход, помешав дежурному.
- Слушай, служивый, лично я ничего против тебя не имею, но если с ней что-нибудь случится нехорошее, пеняй на себя.
- Да что с ней случится? – с тревогой спросил дежурный. – Ногу убери, а то сейчас дубинкой отстегну. Не нарывайся парень, ты не у себя дома. Один мой сигнал и сюда сбежится команда костоломов типа Витька. Мало тебе не покажется. Не доводи до греха. Я человек по природе не злой, и с удовольствием бы вас отпустил. Но сам видишь, здесь не всё от меня зависит. Извини.
Сзади к дежурному подкралась Грин. Она остановилась за его спиной и тихонько сказала:
- Впустите меня в камеру. Ваш начальник что-то устал, просил до утра не беспокоить.
- Уже? – удивился дежурный.
- Что уже? – почти рассмеялась Грин. – Начальник зашёл в кабинет, сначала сильно ругался по поводу песен. Мол, репертуар у нас без изюминки. Я ему объяснила, что когда-то давно, в другой жизни играла на фортепиано вальсы Шопена и сонаты Бетховена. Он сразу подобрел, сказал, что дочка у него тоже занимается, потом как-то расслабился и уснул. Я некоторое время надеялась, что он одумается и проснётся, всё-таки при даме как-то уж очень неприлично, но он ни в какую. И вот я здесь.
- Что вы такое несёте? Нет у него никакой дочки! Неужели он вас отпустил?
- Ага, - ответила Грин. - Добрейшей души человек ваш начальник. А злость – просто защитная оболочка. Я хотела от вас скрыть то, как слёзы благодарного умиления покатились по его щекам, когда он узнал, что я играю именно Шопена. Такая чувствительная натура!
- Вы совсем задурили мне голову, девушка, - взмолился дежурный.
- О, это она может, - сказала откуда не возьмись появившаяся Лис. – И голову задурить, и влюбить и очаровать. Разрешите представиться, Лис с собственной персоной. Пришла забрать этих охламонов. А то они у меня сидят тут без ужина и человеческой ласки. Непорядок!
- А кем вы гражданочка приходитесь задержанным?
- Я их кормящая мать. Они у меня временно безработные. Ну, нашкодили по простоте душевной. С кем не бывает? Отпустите их, дяденька.
Лис так чертовски мило улыбнулась, что здесь пожалуй не устоял бы ни один мужчина. Поэтому не будем слишком сильно осуждать милиционера, который поступил по совести, и отпустил всех, кто находился на тот момент за решёткой. Бьюсь об заклад, что там не было ни одного настоящего преступника.
Эту величайшую победу законности и правопорядка над произволом и перегибами властей мы тут же отметили шампанским и наспех приготовленным ужином Лис.
Одним словом, магия инопланетянок оказывала на окружающих потрясающее воздействие. И я лично не удивился, когда в тот же вечер, после того, как Грин всё же развесила объявления, раздался первый телефонный звонок.


Глава третья. Первые клиенты.

Бабка Агафья собиралась помирать. Собиралась уже лет десять, но смерть по каким-то причинам задерживалась. Все дела Агафьи давным-давно были переделаны. В дом престарелых идти ей не хотелось, с родственниками жить почему-то тоже. В общем, стояла бедная старушка у распахнутых врат, и от тоски временами выходила на лестничную площадку и начинала причитать, приводя в невероятный ужас соседей. В общем-то, почти десять лет соседи помирали вместе с ней. Первое время сочувствующие элементы, а такие разумеется были, вызывали скорую или врача на дом к Агафье. Никто ведь не знал, что врач посещает старушку почти каждый день в плановом режиме. Со временем истерики старушки перестали замечать, и тогда Агафья нарочно стала подкарауливать возле дверей незнакомых людей и устраивать им эксклюзивные концерты. Новое развлечение старушки действовало безотказно. К подъезду опять зачастила скорая, вокруг Агафьи завертелась прежняя и увлекательная жизнь.
Как только мы переехали на новую квартиру, то сразу же столкнулись с этими клиническими внеплановыми концертами. Особенно тяжело было по ночам, потому что Агафья предпочитала спать днём. Сердобольная Лис тут же бросилась помогать старушке. Предложила вызвать врача, сбегать за лекарствами и за продуктами. Но к удивлению инопланетянки всего у Агафьи было вдоволь. И чем больше Лис старалась помочь и вникнуть в суть проблем старушки, тем сильнее и чаще становились истерики. Грин даже пыталась несколько раз заглянуть через глаза в самую душу пенсионерки, но все эти попытки оказывались тщетными. Агафья страдала, и вместе с ней от горя разрывались сердца всех её соседей. Особенно мучалась Лис. Её острое ощущение несправедливости никак не могло смириться со страданиями пожилого человека.
- Григ, нам нужен офис, - совершенно серьёзно заявила Лис. – Агафья распугает всех наших клиентов. Может быть, это и кощунственно звучит, но необходимо как-то обезопасить наш бизнес. Нам нужна легальность, броское название и небольшое помещение, где мы бы могли спокойно принимать посетителей.
- А средства? – возражал я. – Откуда мы возьмём столько денег на аренду?
Тем временем в дверь позвонили. Из соседней квартиры выскочила бабка Агафья пытаясь увлечь нашего клиента причитаниями, но мы быстренько втянули испуганную девушку в квартиру и захлопнули дверь.
- Не беспокойтесь, это соседка. Она немного не в себе. Неделю назад похоронила мужа. Никак не может прийти в себя, - сказала Лис, и от сказанных слов, сама чуть не разрыдалась, смахнув шальную слезу.
- Вы занимаетесь необыкновенными услугами? – переспросила девушка.
- Да, - улыбнулась Лис, моргая и стараясь прогнать внезапно нахлынувшее чувство.
- Мне нужно выяснить кое-что о своём муже, - начала девушка. – Понимаете, я просто схожу с ума.
- Не волнуйтесь, - постаралась успокоить клиентку Лис, - мы вам поможем. Просто сядьте и расскажите всё поподробней.
Девушка села в кресло, выпила стакан воды, который я любезно принёс ей из кухни. Немного успокоилась и продолжила:
- Мы поженились уже давно. Года два назад. Вначале всё было хорошо. Мы любили друг друга. Всюду ходили вместе, к друзьям, на лыжах, по магазинам. Понимаете?
- Отлично понимаю, - кивнула Лис и как-то хитро мне подмигнула.
- Но последнее время мой муж стал какой-то замкнутый. Ест по ночам. Встаёт с кровати и ходит как лунатик, потом усядется возле окна и смотрит на дождь или на луну. И молчит. Так может просидеть несколько часов к ряду. Сначала я думала, что у него какие-то проблемы по работе или я его не устраиваю как женщина. Но у меня такое ощущение, что ему вообще на всё наплевать. Он даже перестал чистить ботинки. Хоть бы уж запил, так нет же. Я уже всех подруг оббегала, всё пыталась понять, что же делать в такой ситуации. А вчера увидела объявление. Мне показалось, что раз вы занимаетесь необыкновенными услугами, то поможете мне разобраться с мужем.
За дверью опять начала выступать бабка. Создавалось ощущение, что старушка причитает прямо в замочную скважину, нарочно привлекая к себе внимание незнакомки.
- Бедная старушка, - воскликнула девушка, - может быть ей плохо, и нужно вызвать врача?
- Нет-нет, к ней как раз в это время приходит врач, - возразила Лис. – Мы обязательно вам поможем. Только вначале нужно оговорить условия и заключить договор.
- Я заплачу столько, сколько потребуется, - грустно сказала девушка. – Для меня главное вернуть мужа к нормальной жизни, чтобы всё стало как прежде. Ради этого я не пожалею никаких средств.
- Когда и где мы можем переговорить с вашим мужем? – поинтересовалась Лис.
- Прямо сейчас можно, - сказала девушка. – Если вас это не затруднит. Он дома. Уже третий день не ходит на работу.
- Вас как звать? – спросил я.
- Жанна, - ответила девушка, по её губам скользнула чуть заметная улыбка.
Мы собрались и, минуя бабку Агафью, которая в очередной раз выскочила из своей засады, направились в гости к Жанне. Мужа мы застали в крайне интересной позе. Он сидел в кресле, закинув ноги на подоконник. Пятка мужчины упиралась в колючий кактус. Чувствовалась, что человек испытывает некоторый дискомфорт от цветка, но ничего не может с этим поделать.
- Видите, что с ним творится! – чуть не плача, сказала Жанна. – Его зовут Александр.
- Александр? – удивилась Лис. Она начала внимательно вглядываться в небритое лицо. - Григ, это же Странник! Господи, сколько лет сколько зим. Вот встреча-то!
- Берест, - сказал я, - командир, твой экипаж в сборе. Какими судьбами здесь на земле? Мы решили, что ты остался во внеземелье.
Странник как будто услышал раскат грома. Резко обернулся. Полные печали глаза ожили.
- Григ, чёрт полосатый! Лис! Страшно рад вас видеть. А где ваша удивительная и неповторимая Грин?
- Грин у нас подалась в студентки, изучает иностранные языки, - ответила Лис. – А мы вот занялись бизнесом. Что у тебя стряслось?
Жена как завороженная наблюдала за переменами мужа. Она смотрела то на нас с Лис, то на Береста, который вдруг стал совершенно прежним. Ещё никогда в жизни она не видела его таким весёлым и жизнерадостным.
Когда Жанна организовала нам чай и мы сели кружком вокруг большого стола, Странник рассказал нам свою историю о том, как судьба занесла его на землю, о том, как познакомился с Жанной, влюбился и осел. Долгое время жил и работал, но со временем начал скучать по звездолётам, навигации и прежней насыщенной жизни, потом окончательно впал в депрессию, чем и напугал свою жену настолько, что та пошла искать помощи на стороне.
- И где ты работаешь теперь? – поинтересовалась Лис.
- Менеджером. Занимаюсь тем, что обманом заставляю людей покупать никому не нужные товары. В этом нехитром деле я преуспел. Опыт звездолётчика не пропьёшь. Знания всех тонкостей и хитросплетений человеческой натуры в этом деле помогают как нельзя лучше. Только чем больше занимаешься, тем невыносимее становится на душе. Поначалу грело чувство, что я работаю ради семьи, ради Жанны, но со временем уже и это перестало помогать. Хочется чего-то подлинного и настоящего.
- Так давай к нам, - воскликнула Лис. – Правда, мы ещё не окрепли. У нас даже нет своего офиса, но планы грандиозные. Мы хотим заниматься необыкновенными услугами, т.е. делать то, что умеем, чему учили нас наставники.
Странник обещал подумать. Лис оставила Бересту телефон и адрес. В прихожей, когда уже под вечер мы собирались уйти, Жанна начала совать нам пачку банкнот. Лис испуганно шарахнулась в сторону, как ошпаренная.
- Ты что обалдела? – шепнула она. – Ещё не хватало брать деньги за встречу с другом. Немедленно убирай свои бумажки.
- Ты не поняла, Лис. Это на вашу фирму. Снимете офис. Встанете на ноги вернёте. Меня Саша попросил. Ему самому неудобно.
Лис пожала плечами.
- Ладно, если только в этом смысле, - и неохотно взяла купюры. – Если будет интересное дело, мы вам обязательно позвоним.
Из комнаты выглянул Странник и помахал нам рукой. Мы вышли на улицу. Настроение было праздничное. Не каждый день удаётся встретить старого боевого товарища.
- Видишь, Григ, какая от нашей фирмы польза, - и Лис важно зашагала рядом.
Прохожие оглядывались на нас. Особенно мужская их половина.
- Господи, Григ, они же себе шею свернут, - смеялась Лис. – Надеюсь у меня всё нормально, тушь не потекла?
- Ой! – вдруг крикнул я. – Что у тебя на голове?!
Лис быстро схватила сумочку и лихорадочно стала искать своё зеркальце. Когда она его нашла, я был далеко впереди. Лис сняла туфли и бросилась меня догонять. Полные страсти глаза как два прожектора рассекали всё, что попадалось на пути. Не смотря на все мои попытки оторваться, инопланетянка настигла меня, сверкнула глазами и сказала:
- Я хотела тебя поблагодарить, Григ, за то, что согласился создать фирму.
- Я так и понял, Лис, - стараясь отдышаться, ответил я.


Глава четвёртая. Лиана.

- Вот! – торжественно объявила Лис, водрузив табличку на наш кабинет «Григ и компания» «Необыкновенные услуги». – Теперь у нас с тобой всё как у людей.
Инопланетянка поправила на мне галстук и расправила рубашку. Потом достала расчёску, пододвинула стул, сбросила туфли, и, забравшись наверх, причесала меня.
- Какой ты у меня представительный! Мне так и хочется выполнить какое-нибудь твоё ответственное поручение. Чашечку кофе, босс?
Дверь нашего офиса распахнулась и в неё вбежала раскрасневшаяся от бега Грин.
- О, Григ, какой ты солидный! – воскликнула инопланетянка. – Наверное, Лис тебя причесала? Послушай, я тут увлеклась поэзией. Хочешь, прочитаю?
- Ну, прочитай, - удивлённо сказал я.
- Посвящается Григу, - объявила Грин.
Лис остолбенев наблюдала за подругой.
- Под самой солнечной звездой
Мы нежно встретились с тобой
Навек, сердечно, на всю жизнь.
И пусть завидует нам Лис!
Хорошо, не правда ли? – Грин весело наблюдала за подругой.
- Бессмысленный набор слов. И давно ты стишки крапаешь? – несколько взволнованно спросила Лис.
- А меня Григ вдохновляет, - ответила Грин.
- Подумаешь. Стихи всякий может писать. Для этого особого ума не нужно, - чувствовалось, что Грин удалось подцепить свою подругу. – Зато мы офис открыли. Видишь, какая мебель, какие столы. А это кресло Грига. Я всё сама выбирала. Так ты с нами или против нас?
- Куда ж мне деваться? – улыбнулась Грин. – Сейчас разгребу немного свои дела по учёбе и подключусь. А насчёт стихов, не переживай, подруга, просто это не каждой женщине дано.
Лис насупилась, но промолчала. В это время в кабинет постучали. Дверь открылась и на пороге появилась миловидная рыжеволосая девушка.
- Здесь необыкновенные услуги оказывают?
- Да, проходите, садитесь, пожалуйста - Лис тут же стала важной, растерянность моментально исчезла с её лица. – Меня зовут Лис, это Грин, а это мистер Григ.
- А я - Лиана, - представилась девушка. – Даже не знаю, с чего начать. У меня к вам будет просьба несколько странного характера. Дело в том, что я занимаюсь вопросами происхождения жизни. Нет, не подумайте, я не представляю никакого учреждения. Занимаюсь исследованиями на свои деньги. Они достались мне от богатого отца. Меня с детства волновал вопрос: откуда всё взялось и почему. Вот я и решила…
Девушка подняла глаза, и наши взгляды встретились. Лис заметила это и тут же вставила реплику:
- Мы вас слушаем, продолжайте.
- Вам интересно? - с сомнением в голосе спросила Лиана. – Просто меня подруги считают сумасшедшей. У них совершенно другие ценности в жизни. Они думают, что я просто разбазариваю деньги отца, вместо того, чтобы вложить их в какое-нибудь полезное дело, и обеспечить будущее своей семьи.
- А вы замужем? – спросила Лис.
- Да, но какое это имеет отношение к делу?
- Извините, просто любопытство, - довольно ответила Лис. – А как муж относится к вашему увлечению?
Девушка на мгновение задумалась и ответила:
- Это не имеет никакого значения. Не стоит опасаться, что с его стороны будут чиниться какие-то препятствия.
- И в каком качестве вы хотите нас использовать? – поинтересовался я.
- Мы поедем с вами в экспедицию. Я немного наслышана о вас. Перед тем как обратиться я навела справки. Имея достаточное количество средств это сделать несложно. Вы спецагенты галактического правительства. И были на легендарном звездолёте «Навигатор» в качестве спецназа. Учитывая вашу уникальную подготовку, я и решила обратиться именно к вам. Потому что места, в которые я планирую отправиться не совсем обычные.
- И насколько длительной будет наша поездка? – поинтересовался я.
- Настолько, насколько потребуется. Но не думаю, что дольше, чем на пару недель. Всё зависит от вас. И заметьте, ваши услуги будут щедро оплачены. Я понимаю, что работа правительственных агентов стоит недёшево.
Лис довольно подмигнула Грин. В её глазах читался восторг, мол, начинаются настоящие приключения.
- И каков наш гонорар? – поинтересовалась Лис.
Девушка взяла листок бумаги и написала несколько цифр.
- Ничего себе! – не удержалась инопланетянка.
- Мало? – удивилась Лиана.
- Нет-нет, учитывая то, что вы увлеклись достаточно интересным с точки зрения науки вопросом, сумма вполне достаточная, - исправилась Лис.
- Вы действительно считаете мою тему интересной?
- Конечно, вы не поверите, я тоже частенько задавалась подобными вопросами. Григ не даст соврать.
Лиана заметно повеселела. Чувствовалось, что как будто камень свалился с её души.
- Приятно встретить единомышленников. В наше время это так сложно.
- Что ж, придётся бросать институт, – грустно заметила Грин. – Такое событие я никак не могу пропустить. Да и кто отпустит вас на ответственное задание одних.
- Вы учитесь у нас? – удивилась Лиана.
- Грин просто страшно любопытная. Её, видите ли, заинтересовала система высшего образования. У неё идея фикс, написать книгу о педагогике. Она хочет осчастливить человечество. Видите, мы тоже не совсем нормальные люди. Так что вы попали как раз туда, куда нужно.
После этих слов Лиана даже рассмеялась.
- Так вы поедете все трое? – спросила она.
- А что нам терять кроме своих цепей? – весело ответила Грин.
- С нами будет ещё один человек, - сказал я.
- Интересно, - обрадовалась Лиана. – И кто же этот таинственный незнакомец? Друг Грин?
Инопланетянка рассмеялась.
- А почему вы решили, что именно мой?
- Женская интуиция, - и Лиана украдкой взглянула на Лис.
- Тогда, считайте, что на этот раз она вас подвела, - сказала Грин.
- Неужели? Взгляд Лис не мог меня обмануть. Я слишком хорошо разбираюсь в подобных вопросах. Моя ненормальность распространяется на многие области познания. В том числе и на психологию.
- Взгляд Лис вас не обманул. Просто вы сделали неверный вывод.
- Странно, - смутилась Лиана.
- Не берите в голову, - нарушил я нависшую было загадочность. – Эти женщины кого угодно сведут с ума. У них талант! Лис и Грин – мои жёны. Вот и вся загадка. Подобная информация не могла значиться ни на одном из информационных порталов.
- Как удивительно! – воскликнула Лиана. – Неужели такое бывает?
- Мы инопланетянки и очень большие подруги, - объяснила Лис. – Учитывая нашу телепатическую связь, мы в принципе не можем любить разных мужчин.
- А ревность? – продолжала удивляться Лиана. – Ведь кому-то неизбежно достаётся больше времени.
- Грин очень ревнива, но никогда не выдаёт своих чувств, - сказала Лис. – Она в тайне от меня делает Григу подарки, и даже научилась писать стихи.
- Лис не говори глупостей, - огрызнулась Грин. – А сама открыла фирму, чтобы быть поближе к любимому. Разве не так?
- Ой, как с вами весело! – рассмеялась Лиана.
- Это точно. С ними не соскучишься! – подытожил я. – Сейчас я сделаю звонок Страннику. Точнее Бересту, и мы в вашем распоряжении. А когда вы планируете отъезд?
- Ах, вот о ком вы говорили. Если мне не изменяет память, то он был как раз командиром «Навигатора».
- Вы хорошо осведомлены.
- Давайте наметим отъезд на послезавтра. Я дам вам чёткое описание того места, куда мы направимся. Подберём экипировку, подготовим оборудование, и в путь. Да, и вот ваш аванс, - девушка вытащила увесистую пачку банкнот. – Наверное, офис нужно будет на кого-то оставить. Всё-таки две недели. А то вы из-за меня всех клиентов растеряете.
- Что-то об этом я не подумал, - сказал я, принимая деньги. – Кого же нам оставить вместо себя? Грин, у тебя нет знакомых, которые могли бы согласиться подежурить и принять заказы?
- Григ, что ты голову ломаешь? У Странника же есть жена, - опередила подругу Лис.
- Хорошая идея, - согласился я.

Вечером мы вернулись домой совершенно уставшие. День получился настолько насыщенным, что мы едва добрались до постели. Грин решила, что не будет бросать учёбу, взяла где-то липовую справку о состоянии своего здоровья.
Проснулся я от ощущения, что мне мешает свет от настольной лампы. Открыв глаза, я обнаружил, что за столом, подобрав под себя ноги, сидит Лис и что-то пишет, тут же зачёркивает, потом пишет вновь. Я встал и крадучись подошёл к ней со спины. Инопланетянка аккуратным почерком выводила строчки очень похожие на стихи. На другой странице растеклась синяя клякса.
- Григ, - упавшим голосом сказала Лис, - я уже третий час пишу тебе стихи, и у меня ничего не получается. Наверное, я не так талантлива, как Грин.
Глаза её были мокрыми от слёз. Я бережно взял инопланетянку на руки и отнёс в кровать, клятвенно пообещав, что обязательно обучу её поэзии, как только мы вернёмся из командировки. Лис немного успокоилась, хотя и продолжала всхлипывать в подушку, успокоившись только тогда, когда я начал перебирать её длинные шелковистые волосы. Очень уж ей это нравилось. Через несколько минут Лис уже спала крепким сном младенца.






Глава пятая. Перед отъездом.

Я и Грин суетились, собирая экипировку, и только Лис отдыхала возле телевизора. Мы решили, что не стоит ей после бессонной ночи чрезмерно перенапрягаться. Тем более, что втроём мы прособирались бы ещё дольше. Тем не менее, Лис издалека всё равно старалась руководить процессом, раздавала советы, как и что нужно упаковывать, куда лучше всего класть шорты и купальные костюмы. Между тем, инопланетянка с успехом придавалась философским рассуждениям. Одним словом, чувствовалось, что настроение у неё было приподнятое.
- Григ, ты не знаешь, почему по телевизору постоянно показывают одно и то же? – кричала мне из комнаты Лис.
- Некоторые передачи принято повторять, особенно те, что идут в ночное время, чтобы их могли посмотреть нормальные люди, которые по ночам спят, – отвечал я, упаковывая одноразовую посуду.
- Повторять по пятнадцать раз на дню?
- Тогда это просто рекламные ролики наверное. Грин, подай мне вон тот свёрток.
- Странно. У нас никогда по телевизору не показывают такого откровенного безобразия, потому что агрессивная реклама, которая мешает смотреть другие передачи, раздражает людей, и снижает интерес к фирме и товару. Создаётся ощущение, что телевизор существует не для зрителя, а для тех, кто делает на нём передачи и размещает рекламу. Субботним вечером совершенно нечего посмотреть. Ни одного нормального в меру интеллектуального лица. Похоже, большинство передач проходит под девизом «хватай дубину и айда в джунгли!» Но в джунглях нет телевизоров, ты не находишь, Григ, что здесь кроется какое-то противоречие?
- Наш мир крайне противоречив, ты же знаешь.
- Всё равно я не понимаю, почему нужно постоянно рассказывать о серийных маньяках-убийцах, о дорожно-транспортных происшествиях, о всевозможных бедствиях и катастрофах. Неужели в мире не происходит ничего хорошего? Телевидение ведь не должно просто слепо копировать реальность. Если сочувствовать каждому горю, которое творится во Вселенной, то можно просто сойти с ума. Иначе же чувства человека притупляются, и он смотрит на всё это равнодушно и безучастно, как на шоу, в котором участвуют какие-то нереальные среднестатистические люди.
- Всё, мы закончили! – воскликнула Грин и уселась в другое кресло рядом с подругой. – Продолжайте-продолжайте, интересно, чем всё кончится.
Мне пришлось расположиться на полу, потому что третьего кресла у нас не было. Я вытянул ноги и закинул руки за голову.
- Всё, что ты говоришь, разумеется верно. Но как быть с негативной информацией? Умалчивать или же давать дозировано?
Чувствовалось, как у Лис загорелись глаза. Она страшно любила спорить на подобные темы, тем более в присутствии Грин.
- На мой взгляд, такая информация может печататься в специальных газетах или же размещаться на тематических порталах, т.е. в тех источниках информации, которые читатель открывал бы осознанно. Это же касается рекламы товаров и услуг. Если я сижу у телевизора и ем суп, мне абсолютно необязательно знать, чем чистят унитазы. Телевизионные новости могли бы нести информацию совершенно иного толка. Рассказывать об интересных людях. О событиях имеющих действительно важное и определяющее значение для общества. Информация массового характера должна иметь нейтральный и познавательный оттенок, чтобы ориентировать людей, а не обрушивать на них тысячи проблем. Ведь в прошлом, когда человек жил без быстрой связи, до него доходили только самые важные новости. И это позволяло ему жить своей полноценной жизнью, больше уделять внимания ремеслу и окружающим людям.
- В нашей истории были примеры такого способа информирования граждан. И к чему это привело?
- Это совсем не показатель, Григ. Ваше общество проглотило само себя, изнывая по куску сочного мяса. Большинство людей не обременённых каким-либо продуктивным творчеством нельзя увлечь речёвками и маршами под барабанную дробь, потому что они прежде всего увлечены собой, и не готовы жертвовать своей уникальной и единственной жизнью за ради благополучия всего человечества. И в чём-то они правы.
- А я соглашусь с Лис, - вступила в разговор Грин, - человека нужно вовлечь в процесс созидания таким образом, чтобы он сумел максимально раскрыть свой потенциал. Только тогда он сможет быть по-настоящему счастливым.
- А если его цели идут вразрез с общечеловеческими и могут навредить обществу, как поступать в таком случае? Стоит ли развивать его способности? Мало ли к чему это может привести. Не проще ли запустить некую секиру, которая бы подрезала слишком прытких и опасных выскочек, пытающихся нажиться за счёт других? – спросил я.
- А где гарантия, что этот меч не снесёт башку действительно талантливому и не вредящему окружающим человеку? – задала встречный вопрос Лис. – Ты уж извини, Григ, но я против карательных мер.
- Очень забавно это слышать из твоих уст, Лис, - рассмеялась Грин. – Ты у нас просто сама невинность! А мне кажется, что должна быть какая-то разумная грань между вседозволенностью и полным тотальным контролем над личностью.
- Т.е. бить, но не до смерти? – поинтересовался я.
- Зачем же? Человеку нужно предлагать массу вариантов развития своего таланта, а не бросать в пекло, гадая, выживет - не выживет. Но для того, чтобы существовала интересная работа, должны быть высокие цели, какие-то идеалы. А если их нет, тогда человек может поставить во главу угла всё, что угодно, - сказала Лис.
- Что в общем-то и происходит, - констатировал я. – Но ведь есть и другая сторона медали. В любом даже самом благополучном сообществе кто-то должен чистить сортиры. Выполнять грязную работу, например, охранять преступников, ловить их и наказывать. Каким идеалом можно закрыть человеку глаза на то, что он просто чистильщик? Так или иначе, раскрыть потенциал всех людей не удастся. Не могут все поголовно ходить в белых штанах и сочинять поэмы, выказывая свои высокие манеры и светское воспитание. А если же эти высокообразованные флегматики выделяются в какую-то особу касту, то тут же начинают раздражать окружающих. Неужели можно всерьёз рассуждать на тему того, что человек сам решает, кем ему быть, и в этом нехитром выборе есть его определяющая заслуга? Многое даётся человеку от природы, от времени и от среды. Человек подхватывает переходящее знамя, выпавшее из рук предков. Ошибочно отсчитывать его жизнь только с момента рождения. Любой человек – это река, несущаяся из прошлого в будущее, и чтобы понимать её течения, нужно знать всё, что происходило с ней до того. Но много ли мы знаем о себе и о своих предках? Мы пытаемся судить о прошлом, опираясь на моральные ценности сегодняшнего дня. Это всё равно, что потребовать от питекантропа знание таблицы логарифмов. И страстно осуждать его за то, что он тёмная душа её в то время не применял, и поступал как сущий варвар. Мы судим о жизни по нарезке фрагментов, сделанных совершенно случайно и вне всякой логики.
Подняв глаза я обнаружил, что Лис и Грин перебравшись в одно кресло мирно спят облокотившись друг на друга. Мне пришлось поломать голову над тем, как перенести их на диван, не разбудив по дороге. Когда же наконец мне удалось с этим справиться и укрыть инопланетянок лёгкими покрывалами, они вдруг одновременно открыли глаза и Грин сказала:
- Это так приятно, когда ты о нас заботишься, Григ. Но ты совершенно забыл о том, что перед сном нас надо раздеть, умыть…
- И почистить нам зубы! – добавила Лис. – Вообще-то мы думали, что ты сам догадаешься.
Я растерянно смотрел на двух грациозных проказниц, которые постоянно выкидывали какой-нибудь новый фокус. Трудно сказать, кто из них мне нравился больше. Они были как будто одной женщиной, в которой сочетались два абсолютно разных и неповторимых характера.


Глава шестая. Протопласт.

Лиана и Странник заявились к нам с утра пораньше, не дав досмотреть самые радужные весенние сны. Берест долго топтался в дверях, стараясь пропустить вперёд Лиану. Но та никак не могла прошмыгнуть мимо мощного астронавта, перегородившего собой весь проход. Когда наши спутники окончательно застряли в дверях, я лёгким движением втянул их в квартиру.
- Девчонки ещё спят, - сказала я. – Проходите в гостиную, я сейчас принесу кофе.
- Как спят? – удивилась Лиана. – У нас же вылет через четыре часа. Быстренько собирайтесь. Нам потом никто не даст коридор. Вы же должны знать какие у нас порядки. Прозеваем время вылета и просидим здесь до завтра, а то и больше.
- Кто сказал, что мы спим? – появилась в проёме дверей заспанная Лис. – Григ, когда ты встаёшь с постели, то вместе с тобой просыпается весь город. Не замечал?
Я недоумевая пожал плечами и пошёл на кухню за чашками, которых теперь нужно было нести целых пять. Когда я проходил в коридор, из ванны выскочила мокрая Грин и со всего размаху врезалась в меня, чашки полетели в разные стороны, и хотя рук у нас было только четыре, мы умудрились спасти все приборы, за исключением одной чайной ложки.
- Неохота возвращаться воспользуемся одной, - предложил я Грин.
- Хорошо. Только не говори об этом Лис. Мы вчера договорились с ней на мировую. Больше не будем тебя делить. Я обещала помочь ей с поэзией, а она любезно предложила мне место первого заместителя в нашей фирме.
- Давно бы так. Время общения, надеюсь, по секундомеру будете засекать?
Грин легко подтолкнула меня в гостиную.
- Иди с миром, Григ, - ласково напутствовала инопланетянка. – Не забудь, что я люблю одну ложечку сахара, а Лис – две.
Наша гостья перебирала журналы Мисс-Галактика, любуясь превосходными нарядами галактических красоток. Странник дремал. Он всегда предпочитал здоровый сон вынужденным и малозанятным развлечениям.
- А вот и кофе! – бодро объявил я.
- Из вас, Григ, получился бы замечательный официант. И вообще вы просто находка для двух очаровательных женщин. Спасибо, - поблагодарила Лиана.
- Давайте в счёт того, что нам придётся долго и тесно сотрудничать, перейдём на «ты», - предложил я.
- Я не против, - согласилась гостья.
Когда мы все собрались за столом, Лиана рассказала нам о некоторых особенностях поездки. О том, что на звездолёте очень плохая искусственная гравитация, и нам придётся всю дорогу проходить в магнитных ботинках.
- Наша цель планета Протопласт, пятнадцать часов пути, - закончила Лиана.
- И чем же так интересна эта планета? – поинтересовалась Лис.
- Существует теория о том, что впервые жизнь в Галактике зародилась именно там, а потом уже была распространена на другие планеты искусственным путём. Если это действительно так, то разгадка тайны жизни находится на Протопласте.
- А если нет? – спросила Лис.
- Отрицательный результат – тоже результат, - вздохнула Лиана, - хотя я очень надеюсь, что нам повезёт.
- Всё сделаем как надо, - зевнул проснувшийся Странник. – И не сомневайтесь.

Через полчаса мы нагруженные тюками и чемоданами уже грузились в авиетку. В порту нас быстро погрузили на небольшой лайнер, который доставил тюки и всю команду на орбиту. Там на всех парах дожидался старта частный звездолёт «Крейсер». Громкое и звучное название не шло ни в какое сравнение с реальным положением вещей. Крейсер был настолько провинциальным и допотопным, что у нас со Странником возникло сомнение, а сможет ли он вообще сдвинуться с места. Во всяком случае, никогда раньше на таких посудинах мы не летали. Лиана, поймав наши озадаченные взгляды, раскраснелась и сказала, что ничего лучшего за имеющиеся деньги достать не удалось. Мы понимающе кивнули и продолжали потихоньку ужасаться состоянием корабля. Но самый главный сюрприз ждал нас уже внутри звездолёта.
- Знакомьтесь, вот экипаж корабля, который доставит нас к планете Протопласт и заберёт назад. Планируется, что в течение всей экспедиции, звездолёт не будет покидать планету. Мне кажется, что вы уже где-то встречались? – торжественно объявила Лиана.
В это практически нельзя было поверить. Командиром корабля был сам Данилов! Саблин с Эммой – вторыми пилотами. Лиза работала в салоне с пассажирами. Для полного состава бывшего легендарного «Навигатора» не хватало только трёх женщин, которые год назад открыли свой бизнес где-то на юге Галактики. Анна пару раз присылала нам открытки. Рядом с ней постоянно позировал какой-то коренастый мужчина. Я не мог без содрогания в сердце смотреть на эти фотографии. Всё-таки в былые времена мы не только считались одной командой, но и занимали одну каюту.
Здесь было место всему: и слёзам и поцелуям и жарким объятьям. Получалось так, что судьба, которая так внезапно разлучила нас тогда, вдруг снова решила собрать всех вместе. Мы даже на некоторое время позабыли о том, на каком корыте нам предстояло совершать перелёт. Выяснилось, что звездолёт «Крейсер» принадлежит нашим друзьям. Они выкупили его по дешёвке у какого-то барыги, который собирался пустить его на переплав. Сделав посильный ремонт корабля, Данилов и Саблин со своими жёнами занялись частным извозом. Дело, говорят, прибыльное, но небезопасное. Мы уже начали понимать, что основная опасность исходила от самого звездолёта. Но всё это никак не могло омрачить радости нашей встречи.
- А мы тоже открыли свою фирму, - важно говорила Лис. – Оказываем необыкновенные услуги.
- Очень интересно! Надо будет к вам обратиться с каким-нибудь необыкновенным желанием. Я тут на днях получил письмо от Славии, - сказал Саблин. – Пишет, что живут хорошо. У них там круглый год лето. Планета перспективная. Много заезжих туристов. Попадаются даже земляне. Их, говорит, видно за версту. Мы тоже собирались к ним съездить после командировки. Если хотите, то поехали. Проведём недельку всей бывшей командой. Сыграем в футбол, как прежде.
- Заманчивое предложение, - согласилась Грин. Инопланетянка то и дело дружески похлопывала астронавтов по плечу. – Как же я чертовски рада вас всех видеть! Лиана, вы просто совершили чудо. Собрали звездолёт «Навигатор» прямо у нас на глазах.

Незаметно подошло контрольное время. Экипаж разбежался по своим местам. С нами остались только Лиза и Эмма, которая была ночным, если так можно выразиться, сменщиком Саблина. На всеобщее удивление Крейсер плавно соскользнул со стартовой площадки и медленно начал набирать скорость. В иллюминаторах показалась голубая планета. Земные материки и облачность были расположены на ней таким причудливым образом, что складывалось ощущение, как будто Земля подмигивает нам одним глазом.
- Чем-то напоминает тот наш отлёт из Галактики, скажи ведь, Григ, - вспомнила вдруг Лис.
- Из Галактики? – удивилась Лиана.
- Правда, потом выяснилось, что это всего лишь игра, но впечатления остались и по сей день. Особенно яркими бывают сны, - пояснила Лис.
- Не поняла, какая игра? – ещё раз переспросила Лиана.
- Это всё проделки Старика. Он устроил нам такое хитрое тестирование в виде игры. Всё было реально, как жизнь. Только присутствовало много фантастических персонажей. Странник, к примеру, был нейтронной звездой. Данилов - древним воином. Саблин - учёным в семидесятых годах, занимался вопросами пространственно-временных аномалий, - ответил я.
- Очень интересно, я как раз слышала о таких. У меня даже справочник есть. Сейчас я вам покажу.
Лиана достала справочник и начала быстро его листать. Вот. Смотрите. Лис подсела к нам и тоже внимательно рассматривала страницу, на которой чёрным по белому было написано: «Андрей Саблин, профессор, занимался вопросами пространственно-временных аномалий. Сделал несколько важных открытий, совершивших переворот в области космонавтики».
- И о чём это говорит? – удивилась Лис.
- Пока лишь о том, что у Саблина действительно был в прошлом двойник, - сказал я. – Да, очень интересная информация. А сам Андрей в курсе?
- Нет, конечно. Мало ли на Земле однофамильцев? – улыбнулась Лиана. – И потом, я ничего не знала о вашей игре. Но насколько я помню, в Галактике нет таких фантастических игр, позволяющих моделировать настолько сложные фантомы, чтобы можно было их перепутать с реальными объектами.
- Возможно, вы не знаете, каким оборудованием обладало правительство Старика? – подключилась к беседе Грин. – Нельзя же предположить, что Странник действительно был нейтронной звездой. Не пугайте нас, Лиана. С нами уже что-то подобное случалось на звездолёте «Навигатор».
- Разве вас можно чем-то испугать? – девушка рассмеялась. – Я просто констатирую факты. Более того, я читала книгу, которую написал этот учёный. Он упоминал о невероятных и фантастических событиях творившихся в 1974 году. Он писал, что из будущего к ним прилетали люди и гостили там некоторое время. Но по странному стечению обстоятельств Саблин не мог упомянуть ни одного яркого факта или имени, сославшись на то, что якобы на него было наложено какое-то проклятие, которое заставило его забыть все имена и события связанные с этими людьми. Саблина считали сумасшедшим. Думали, что он немного тронулся умом на почве своих исследований. Но теперь всё становится на свои места.
- Невероятно! – воскликнул Странник. – Мне всё время казалось, что нас водят за нос. Всё это подтверждает реальность наших приключений в прошлом. Вот, что я вам скажу, друзья, видимо, кто-то резко изменил нашу жизнь, вмешался в ход течения времени и внушил Старику и Сергею, что всё это было игрой, а те переубедили нас, заставив поверить в невероятное. Вспомните Славию! Она не верила. Но реальность казалось такой убедительной, чтобы признать прошлое фантастическим. А я как сейчас помню разговор со Стариком. Как он искренне удивлялся, что я не человек. Разве такое можно сыграть?
Холодок пробежал по моей спине. У Лис слезились глаза, Грин смотрела куда-то вдаль, как будто из космоса вот-вот должен был появиться волшебник с заветным посланием, чтобы передать нам привет от самого Бога.
- Ребята, - сказала с волнением в голосе Лиана, - если всё, что с вами произошло действительно правда, и вы путешествовали во времени, то мы стоим на пороге величайшего открытия. Господи, мне всегда казалось, что с нашим миром что-то не так. Вспомните сколько написано сказок о русалках, о кощеях бессмертных и прочей нечисти. Всё это должно иметь под собой реальную основу. Мне так знакомо ваше чувство, Берест, как будто кто-то играет с нами.
- Вы действительно сумасшедшая! – расхохотался Странник. – Ещё не хватало нам столкнуться где-нибудь с лешими и водяными. Уж насколько я помню тот мир, самым удивительными явлениями в нём были: тёмная комната и королева Мурзик.
- А вы не задумывались о том, что вас просто водят по лабиринтам. Вчера был один, сегодня – другой. И никакой из них не является настоящим. Вся жизнь – сплошной обман, галлюцинация, - подливала масла в огонь Лиана. – И самое смешное, что этот некто постоянно оставляет вам следы, подсказки, чтобы вы не забывали о том, откуда пришли.
- Это объясняет, почему у меня совершенно другая фамилия, - сказал до сих пор молчавшая Лиза. - Я никак не могла себе объяснить, зачем я взяла себе фамилию Саблина, а не Данилова, как у мужа. И меня постоянно преследуют ощущения, как будто я не дома, а совершенно в чужом краю. В другом мире.
- В другой Галактике, - сказал Данилов, появившись из-за дверей командирского отсека. – Извините, друзья, я всё слышал, и это подтверждает мои опасения. Григ, помнишь свой сон, который якобы Странник послал тебе в виде послания. Так вот, никакой это не сон. Я тут многое взвешивал и сопоставлял. Мы с Андреем изучили звёздную карту всю досконально, и никак не могли избавиться от ощущения, что мы в Лисаннагрин. Главное, никто и не заметил, как сами собой исчезли энергетические проблемы. Вот почему правительство отменило полёт к ядру Галактики.
- Что ещё за Лисаннагрин? – непонимающе смотрела на ошеломлённых астронавтов Лиана.
- Это Галактика, которую мы сами запустили, - дрогнувшим голосом сказала Лис. – И если это так, то нам не надо лететь на Протопласт. Потому что эта планета должна называться иначе.
- Лиза, - подтвердила Грин. – Впервые жизнь зародилась на ней.
- В таком случае, - хлопнул в ладоши Данилов, - Протопласт и есть Лиза. По карте всё сходится. Возможно, после таинственного исчезновения правительства Звездограда планету переименовали.
- Вот это да! – воскликнул я. – Никто не ожидал такого поворота событий. Ну, тогда о чём тут гадать? Возникновением жизни на Лизе занимались Лис и Грин. Они проводили там первые эксперименты с флорой и фауной.
- Что-то я совсем с вами запуталась, - замахала руками Лиана. – Давайте всё по порядку.
И мы как могли, рассказали историю о создании Лисаннагрин, о поездке в Звездоград, о богине Славии, словом, обо всём, о чём знали. Лиана была просто потрясена нашим рассказом. За беседами и открытиями мы не заметили, как промчалась ровно половина нашего пути и на пост навигатора заступила Эмма. Данилов и Лиза предлагали нам лечь спать, но все были так возбуждены, что спать не хотелось совершенно. Мы спешили поскорей во всём разобраться.


Глава седьмая. Хождение по мукам.

Утомлённые тысячами предположений и догадок большинство астронавтов всё-таки уснуло. Остались только самые стойкие. Разговоры о Лисаннагрин потихоньку угасли и переросли в рассуждения на совершенно иные и далёкие темы.
- И всё-таки я не понимаю, почему вы с Грин придерживаетесь таких странных взглядов на брак? – спросила Лиана у Лис.
- Обычные взгляды, чтобы исключить соперничество. Если женщин физически больше, нежели мужчин, то полигамный брак с одним мужчиной можно считать естественным. Возможность жениться второй раз избавляют мужчин от необходимости разводиться с жёнами и бросать детей ради новых возлюбленных. А у многих одиноких девушек появляется надежда выйти замуж, не причиняя вреда другим семьям. На мой взгляд, законы должны соответствовать реальности и помогать людям, а не наоборот. Ведь вы не станете отрицать, что очень многие мужчины имеют женщин на стороне? Ничего бы не было плохого, если бы эти отношения стали законными. В мире стало бы меньше лжи.
- Но ведь есть вопросы вероисповедания. Разве можно идти вразрез с духовными канонами?
- Т.е. лучше всю жизнь замаливать грехи, нежели честно и открыто жить с любимыми жёнами? Нельзя всегда полагаться на то, как принято, на то, как люди скажут. Есть в жизни моменты, когда необходимо принимать собственное решение. И если человек способен любить двух женщин и способен сделать их счастливыми, то значит так тому и быть. А всё остальное от лукавого. Не находите?
- Не знаю, у меня пока всё это в голове не укладывается. Не по-людски это как-то.
- На моей родной планете случилась самая страшная мировая война, которая унесла жизни почти половины мужчин планеты, а многие из тех, кто вернулись с войны, были инвалидами. Женщины пошли на заводы. Стали осваивать мужские профессии. Сложное было время, не говоря уже о том, что большинство рожало вне брака от случайных связей. Разумеется, им жилось неуютно, и дети чувствовали себя изгоями. И вот тогда наше правительство пошло на подобные меры. Мужчинам разрешили иметь несколько семей, если они гарантировали их содержание.
- Так то после войны, - грустно сказала Лиана. – А в обычное время должно же быть всё как-то иначе?
- Мы с Грин не испытываем никаких моральных проблем. Поверьте, здесь нет ничего предосудительного. Просто вы привыкли к другому укладу, вот и всё. Который не лучше и не хуже. Вас же никто не заставляет вступать в полигамный брак. Если вы желаете со своим возлюбленным жить по привычным канонам, то и пожалуйста. Никто не запрещает. В данном же случае появляется ещё одна степень свободы. И в этом ничего плохого нет.
- Наверное, я непроходимый консерватор в таких вопросах, - улыбнулась Лиана. – Но мне ваши доводы кажутся убедительными. Впрочем, сама бы я никогда на такое не решилась.
- Ладно, давайте спать, а то завтра на Протопласте будет не до исследований. Хотя я уже и не знаю, что мы собираемся там искать.
- А вот на месте и разберёмся.

Когда просыпаешься утром, то прошедшая бурная ночь кажется сущим кошмаром. Чувствуешь какие-то угрызения совести за высказанные мысли и чувства. Думаешь, и зачем же я так разоткровенничался? Ругаешь себя. Какими смешными подчас кажутся эти муки по сравнению с тем, когда приходит настоящая беда. И вот тогда, проснувшись на следующий день поутру, когда в окно заглядывает весёлое яркое солнышко, никак не можешь поверить в то, что вчера действительно произошло самое страшное. Кажется, что всё это нелепый и страшный сон. Стоит только ещё раз открыть глаза, и всё будет, как прежде. Лавина осознания реальности медленно и бесповоротно сползает откуда-то из небытия и придавливает самые последние ростки беспричинной надежды. Но в момент пробуждения существует какой-то короткий миг, в который человек ещё не помнит себя и, увидев яркие лучи света, впускает их внутрь неосознанно, и лишь потом сознание захлопывает свои чёрные шторы. Так думал Странник. Ему довелось потерять в жизни самое дорогое, что может быть у человека. И потом ещё долгие годы каждый предмет, каждая мелкая деталь - не задёрнутая шторка на окне или стоящая на трельяже безделушка вдруг поднимает наверх всё то, что давно отболело. Подсознание по инерции продолжает хранить образы ушедших из жизни людей, они являются к нам во снах, разговаривают с нами, как ни в чём не бывало. Нет, близкие люди никогда не умирают. Они прорастают настолько глубоко, что становятся нашей кровью и плотью. И всё-таки как же это тяжело просыпаться по утрам, погружаясь в этот кошмар, который зовётся реальностью.

Между тем, утро было действительно недобрым. Никто толком не выспался. Вчерашний, полусумасшедший бред насчёт Лисаннагрин всем казался таким же загадочным, как водяные или русалки из детских сказок. Большинство друзей предпочитало молчать. Женщины обменивались многозначительными взглядами. Грин от всей этой картины пару раз чуть не расхохоталась, закрывая рот кулаком. Странник только внимательно посмотрел на инопланетянку и опять ударился в молчаливое созерцание иллюминаторов. Разрядила обстановку Лиза, которая одев симпатичный передничек вышла к пассажирам с разносом и чашечками бодрящего кофе.
- Через пару часов прибываем, - как-то уж совсем по-домашнему сказала она, и людские сердца ожили.
Первым оттаял Странник. Он совершенно неожиданно хлопнул в ладоши и подозвал к себе Лизу.
- А покушать у нас что-нибудь есть?
- Могу предложить бекон или глазунью. Есть ещё сибирские пельмени, домашней выделки.
- О! – громко сказал я. – От пельменей я бы тоже не отказался, с лучком, да с маслицем.
- И нам, - хором попросили инопланетянки.
- А вам, Лиана? – поинтересовалась Лиза.
- Спасибо, я обойдусь кофе. Впрочем, можно плитку шоколада, если не затруднит.
- Хорошо, - Лиза подошла к Саблину. Он продолжал дремать, то и дело подпирая ладонью голову, которая неизменно срывалась. Если бы не рост Саблина, то в столе давно бы уже образовала дырка. – Андрюша, что тебе приготовить на завтрак?
Саблин открыл непонимающие глаза, поводил рукой перед собой, как будто не веря собственным глазам. Потом удивился и спросил:
- Лиза, а ты почему до сих пор не на работе? Хочешь опять оставить нас без средств к существованию?
- Брось кривляться. Люди же смотрят, - негромко сказала стюардесса.
Андрей наконец окончательно проснулся, встряхнул головой и уставился на Лизу.
- Ты же знаешь, голубушка, что я люблю глазунью по утрам и пару кусочков белого хлеба, но можно и мяса.
- Впервые слышу, - ответила Лиза и пошла в подсобное помещение.
Из командирской рубки вышел взволнованный Данилов и тут же заходил кругами.
- Кто последний раз проверял систему слежения? – спросил он, обращаясь к Андрею.
- А бог его знает, - ответил Саблин. - Нет, я всё конечно понимаю, командир. Можно предполагать всё что угодно, даже то, что мы находимся на самом краю света. Но что здесь делает моя жена?
- Эмма? – удивился Данилов.
- Какая ещё Эмма? – рассмеялся Саблин. – Я о Лизе. Ходит тут сверкает голыми коленками. Нехорошо.
Данилов подошёл ко мне и наклонившись сказал:
- Кажется, начались приключения. Только что с радаров пропал Протопласт. И похоже наш друг Саблин спятил. Толи ещё будет.
- Как пропал? – услышала краем уха тревожную информацию Лиана.
- Командир, кончай шептаться! – неестественно помрачнел Саблин. – Протопласта и вчера не было видно. Я отлично помню, как подходил к телескопу и смотрел в полное звёзд небо. И ничего! Только Большая медведица и Полярная звезда. Лиза никогда не любила моих увлечений астрономией. Она вообще не понимала того, что не приносит в дом денег. Впрочем, твою звезду может быть просто не видно в мой телескоп. Тогда на кой она тебе сдалась, командир? Давай лучше выпьем хорошего виски, чтобы поднять тонус.
Инопланетянки с тревогой посматривали на Саблина, который явно был не в себе.
- И что мы будем делать? - спросила Лиана, обращаясь к Данилову. – Мы сможем вернуться назад без посадки на Протопласте?
- Боюсь, это крайне рискованно, потому что мы сначала должны убедиться в исправности приборов. Надежда теперь только на Эмму. Андрею в таком состоянии уже ничего нельзя будет доверить. Я сейчас пойду, сменю её у штурвала, а она будет разбираться с электроникой. Григ, попробуй помочь Эмме, мало ли что.

Через полчаса, плотно позавтракав, все мы обступили приборы слежения. Каждый норовил дать Эмме совет, что и как делать. Саблин не получив должной поддержки своим речам и желанию выпить наконец-то окончательно рухнул на стол и уснул. По салону распространялся богатырский храп свихнувшегося астронавта. Разумеется, именно поэтому почти все друзья заспешили в командирский отсек на помощь Эмме. Оказалось, что приборы исправны и все остальные объекты находятся на своих местах. Исчез только Протопласт. Проведя короткое совещание, мы приняли решение сесть на соседней планете, где существовало несколько искусственных станций. Там мы надеялись разузнать хоть какие-то подробности о случившемся.



Читатели (394) Добавить отзыв
Ой,как это верно!
У меня и мысли никогда не возникало, что за работу программиста можно платить ровно столько же, сколько за работу уборщицы в малогабаритном офисе. Причём, требовалось от специалиста практически всё. Разве что умение играть на тромбоне считалось не обязательным
"Ищу сис. админа с опытом работы". Сколько? - 250 баков. А кто вам нужен? - супер професссионал. А что он будет делать? - почту наладить, сетку, да и по 1С помогать.... А зачем Вам суперпрофи, ведь сойдет и начинающий, да и мало это... Ну и т.д.
Добавлю комментарий по другим профессиям.
"Требуется менеджер по продажм, осваивать новый сектор рынка"
Прихожу - дают 300 баков при условии тысяч "если". Работаю, спрашиваю - план продаж, приемы, пути, словом, наработки есть? - Нет. Ты и придумай. - Говорю, 1000 баков +%. - Нее, ты чего, тут все легко. - До свидания, осваивайте сами.
Ну и так везде.
Я даже на работе охладел ко всякого рода идеям. Предложишь - сам и будешь выполнять, денег от этого не поимеешь,будет выполнять другой - либо тебя сделают дураком и еще крайним, все исказят, либо все награды загребут себе. Короче, весело)

16/07/2009 13:18
Ну да, не ценят у нас профессионалов.
16/07/2009 18:14
- А вы не задумывались о том, что вас просто водят по лабиринтам. Вчера был один, сегодня – другой. И никакой из них не является настоящим. Вся жизнь – сплошной обман, галлюцинация, - подливала масла в огонь Лиана. – И самое смешное, что этот некто постоянно оставляет вам следы, подсказки, чтобы вы не забывали о том, откуда пришли.

Как это верно! В этой главе автора просто озарило! Сплошные лабиринты: религии, убеждения, мировоззрения и образы действий. Едва устоится, как тут же рушится, и все по новой.
17/07/2009 09:01
Первая часть книги напоминала космо-эротический экшен, увлекала легкостью, перепадами, гранями реальностей, герои все время что-то преодолевали. Серьезность придавала лишь философская выкладка на тему бытия и личных отношений.

В этой книге экшен уходит на 2 план, действия приводятся как логияческая связь, чтобы скорее выйти на нужную тему повествования - фирма, учеба Грин, невероятные совпадения. Главное местоотводится рассуждениям о бытие и браке. Эротика приобретает оттенок серьезности, зрелости...

Я бы хотел таких жен. Кстати, по науке бытия или мистике, как кому угодно, наступает именно такая эпоха: женщина вправе получить несколько мужчин, а мужчина не может отказать, словом я за такие отношения, а 2 женщины - очень даже хорошо. Думаю и наоборот, тоже неплохо, если женщина хочет этого.
Зачем делить женщину или мужчину, если можно любить вместе. Конечно, не все так просто, но я хотел бы подобные трудности. А строить замкнутую систему он-она нет никакого желания, я сам же первый из чисто исследовательских интересов сломаю ее.
17/07/2009 09:18
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы