ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Три дня в моем мире без меня...

Автор:
Три дня в моем мире без меня...


Солнце еще не встало. Два человека шли по шпалам, торопливо, боясь опоздать. На траве блестели капельки росы, и вокруг еще витали остатки ночного тумана. Если бы случайный прохожий увидел их, он был бы весьма удивлен: куда и зачем они идут в такую рань. Но город спал. И они шли, не замеченные никем, кто мог бы подтвердить реальность происходящего. Возможно, уже только свернув с городской улицы на железнодорожные пути, они попали в такую реальность, где других людей кроме них не было. А были только бесконечные рельсы и шпалы, дорога, замкнутая в круг. И нужно было идти и идти по ней, пока не придешь в нужное место, прошагав 10 или даже больше кругов.
- После обеда будет дождь, - сказала девушка, почесав безымянным пальцем кончик веснушчатого носа, - даже целая гроза с громом и молниями.
В полумраке ее глаза казались почти черными и невыносимо печальными. Появлялось странное ощущение, что непонятная темнота проникла в ее тело, разум и душу и в нелегкой битве была повержена и подчинилась. Но ее невозможно было изгнать, и она затаилась где-то в уголке, вынашивая план мести.
Девушка быстрыми шагами шла вперед, иногда останавливаясь и вглядываясь вдаль, пытаясь почувствовать, что там, за очередным поворотом. Парень шел немного позади ее и смотрел себе под ноги, пытаясь не споткнуться на незнакомой ему дороге.
- Ты не похожа на нее, - сказал он ей в спину.
- Да? И что? – девушка остановилась, и, повернувшись к нему лицом, внимательно посмотрела на него.
- Ничего. Просто странно. Вроде бы похожи как две капли воды, даже нос чешете одинаково, одним и тем же пальцем. И все равно что-то не то. Сразу видно, что ты – не она.
- Ничего странного нет. Но я рада, что ты почувствовал разницу. Я – ее зеркальное отражение. Мой мир – точная копия вашего, только наоборот. Вместо «право» – «лево», вместо запада – восток, и ось времени крутится в другую сторону. Ну, типа того.
- Что, и солнце в твоем мире восходит на западе?
- И заходит на востоке. Знаешь, я тоже очень люблю бывать в этом месте на восходе солнца. И в моем мире солнце стало бы восходить за моей спиной, а в этом мире взойдет за твоей. И кстати, уже скоро, нужно торопиться.
- А долго еще идти?
- Да мы, собственно, уже пришли.
Место было ничем не примечательное, из таких, мимо которых можно пройти и ничего особенного не заметить. Вдоль заросшей травой железной дороги рядами шли старенькие гаражи с железными крышами, разрастались сурепка и лопухи, кое-где росли невысокие деревья. Впереди был небольшой обрыв, спустившись по которому, можно было попасть на крыши гаражей, что были внизу. А дальше открывалась панорама города: обычные многоэтажки, дворы с облезлыми качелями и песочницами, столбы с электропроводкой и зеленые кроны деревьев. Все такое знакомое и привычное для глаз городского жителя. Но нужно было присмотреться не глазами, а сердцем. То ли из-за предрассветных сумерек, то ли из-за странности всей ситуации, мир вокруг казался нереальным, таинственным, как будто бы что-то переместило людей из настоящего мира в сон какого-то постороннего человека. И появлялось чувство, что в любой момент может произойти нечто внезапное, непонятное и необъяснимое, как во сне, где возможно все, что угодно. И мир вокруг как будто бы остановился, замер в предвкушении этого события.
- Вот оно – место, где пересекаются несколько реальностей. Ты принес то, что я просила? – спросила девушка.
- Конечно, что получилось найти, - парень достал из рюкзака детскую пластмассовую лопатку.
- Вот здесь. Начинай быстрее, времени мало.
Лопата вонзилась в землю, сухую после сильной жары. Иногда попадались мелкие камешки или мешали корни растений, но в целом работа шла быстро. Было заметно, что недавно кто-то уже копал здесь. Вскоре показался полиэтиленовый пакет. Парень нагнулся, осторожно стряхнул с него землю и протянул девушке:
- Держи. Это твое.
Она стояла и смотрела на него спокойно и в тоже время удивленно. А за ее спиной из-за горизонта показался первый луч утреннего солнца и на секунду ослепил его.
- Это ты? Точно ты? – спросил он.
Она кивнула в ответ, повернулась, посмотрела на солнце сквозь опущенные ресницы и медленно пошла вперед. Он догнал ее, и они пошли уже рядом, навстречу солнцу и новому дню.



* * *

Она сидела на полу в своей комнате. На столе, с неимоверным усилием преодолевая рубеж между прошлым и будущим, тихо и монотонно тикали часы, отсчитывая секунду за секундой. И если бы не этот звук, могло бы показаться, что внутри этой комнаты времени нет. Здесь почти ничего не менялось уже три дня, как будто кто-то поставил кинофильм на паузу и вышел ненадолго, но так и не пришел почему-то. И на экране застыла картинка, которая еще не начала жить своей жизнью, но была уже близка к этому. На столе чашка с давно остывшим недопитым чаем, на полу осколки разбитого цветочного горшка вперемешку с комьями земли. Само растение еще не успело вырасти из маленького, едва проросшего семечка. А теперь оно уже никогда не вырастет. С наступлением сумерек все вокруг становится серым, только разных оттенков, и постепенно теряет свои настоящие очертания. Под утренним солнцем предметы вновь приобретают свои цвета и формы. Но все остается тихим и неподвижным, как на фотографиях в альбоме. Так прошло три дня. А она все сидела на полу, смотрела в окно и думала. Недавно в телефонном разговоре подруга высказала интересную гипотезу, что есть люди, у которых ось времени вращается в обратную сторону. Этим, наверное, и объясняются дежа вю и всяческие предчувствия, предвиденья. Человек живет и не догадывается даже, что живет наоборот, от будущего к прошлому. И только иногда наступает прозрение, ненадолго, на несколько мгновений, но оно оставляет в душе какое-то непонятное смятение, пугающее и одновременно радостное.
Вот, например, сидит человек на скамейке в парке. Вокруг голуби, неторопливо покачиваясь на ходу и воркуя, деловито склевывают брошенные им семечки. Сквозь зеленую листву светит полуденное солнце. Человек опускает ресницы и щурится от невыносимо ярких солнечных бликов. Он полностью расслабился и отключился от окружающего мира. Спокойствие... И вдруг яркая вспышка в голове! Сейчас что-то произойдет! И еще одна вспышка, теперь уже настоящая, реальная – о плечо ударяется неизвестно откуда взявшийся мяч, отскакивает и попадает в стаю голубей. Они разлетаются, громко хлопая крыльями. Этот звук кажется невыносимо знакомым! К нему примешивается какой-то другой звук, голоса мальчишек, которые громко извиняются и, взяв свой мяч, уходят. И эта картина: спины двух мальчиков в красных футболках и щенок скотч-терьера, бегущий за ними, - это все тоже кажется знакомым. Вспышка за вспышкой! Это все когда-то уже было! В ушах – шум хлопающих крыльев. По глазам – яркое июльское солнце. Самый обычный день, время идет дальше. Но для этого человека все изменилось. Он не понимает, что с ним только что произошло. Вокруг все то же самое, что и пять минут назад, но в его голове словно включился какой-то рычаг. И весь оставшийся день для этого человека пройдет как в тумане: он будет натыкаться на людей, не отзываться на собственное имя, искать глазами что-то, сам не зная что, и думать, думать, думать. Но на следующее утро его жизнь пойдет дальше, он снова нырнет в пучину своих проблем и даже не вспомнит о вчерашнем случае. Никому не известно, в какую сторону, но снова закрутится его ось времени.
Такие мысли крутились в ее голове, когда вечернюю тишину разрушил телефонный звонок. Она решила не отвечать, чтобы не впускать в свое внутреннее уединение еще кого-то неизвестного с его проблемами, вопросами и эмоциями. Но телефон все не умолкал, и после восьмого звонка она взяла трубку:
- Алло.
- Алло. Привет. Как дела? Чем занимаешься?
- Нормально. Сижу, думаю. А кто это?
- Как, ты не узнала меня?
В окно было видно две многоэтажки, стоящие друг рядом с другом. Между ними было расстояние всего в несколько метров, и как раз в этот промежуток было видно трамплин на другом берегу реки. Это была одна из самых высоких точек города. Наверное, здорово бы было сейчас оказаться там, на самой верхушке. Какой-то незнакомый мужской голос в трубке:
- Хватит прикалываться!
- Я на самом деле не узнаю тебя. Может быть, я просто тебя не знаю?
- Мы разговаривали три дня тому назад. Хватит, на этот раз твоя шутка затянулась, и уже не смешно. Мы знакомы полжизни, за одной партой вместе сидели.
- Да пойми, я тебя не разыгрываю. А за одной партой я с тобой не могла сидеть. Эй, может быть, это ты меня разыгрываешь? Или ты сошел с ума? Больше нет вариантов.
Продолжать разговор не хотелось. Хотелось взобраться на самую верхнюю площадку трамплина, подставить лицо навстречу ветру, закрыть глаза и представить, что забралась не на старую металлическую конструкцию на окраине провинциального городка, а на Эверест, самую высокую точку земного шара. Сначала долгий и утомительный подъем, а потом ощущение счастья и гордость за пройденный путь. И там, на высоте многих метров над землей, к ветру примешивается запах свободы, и кажется, что если раскинуть руки, то можно оторваться от земли и полететь как птица. И это казалось реальным, очень простым, даже проще, чем почистить апельсин. Наверное, если ты поднялся на эту высоту, то за это, как награда, появляется возможность двигаться дальше, и то, что было невозможно на более низкой ступени, станет обычным, будничным делом. Но стремление вверх останется всегда. Все-таки голос казался каким-то неуловимо знакомым, по крайней мере, этому человеку хотелось верить, как давнему знакомому. Но если это не розыгрыш, то ерунда какая-то получается.
- Давай проверим: ты позвонишь своей соседке по парте, узнаешь, как у нее дела. По-моему, бред какой-то. Я перезвоню тебе позже.
В трубке раздались короткие гудки. Она прислонилась лбом к холодному стеклу и закрыла глаза, потом набрала номер бывшей одноклассницы. По комнате разливались красновато-коралловые отблески заката. Казалось, что время замедлило свой бег, чтобы эта красота существовала как можно дольше, прежде чем уйти в какой-то другой, нездешний мир. И вновь она повторится в точности до мельчайшего оттенка только через миллиарды лет, когда на земле будет уже новая цивилизация, новые люди, новые слова и мысли, когда эту красоту, возможно, никто и не заметит, потому что случайно потеряется в веках значение и суть слова «Красота». И так она и будет уходить, молча и незаметно, каждый раз на пару миллиардов лет, пока не погаснет солнце и не наступит вечная ночь. Но всему в мире когда-то приходит конец.
Когда последние лучи солнца уже давно скрылись за горизонтом, в вечерних сумерках снова зазвонил телефон. Она ждала этого, но все равно вздрогнула, когда внезапно и пронзительно тишину разрушил звонок. На этот раз она сразу же подняла трубку. Разговор был не длинным.
- Моя подруга меня не помнит. Но я, кажется, все поняла. Завтра утром нам нужно встретиться.
В многоэтажках напротив то гасли, то зажигались разные окна. Больше, конечно, гасли, потому что время было позднее. И за каждым из этих окон жили люди, отгородив от внешнего мира шторами свои судьбы. И только гасли и вновь загорались окна, как будто хотели передать миру зашифрованное послание. Кто знает этот шифр, тот поймет без лишних слов.



* * *

День медленно, но верно близился к закату. Автобус ехал медленно и как будто в никуда. А за окном проплывали окрестности, лениво и монотонно, как в старом документальном фильме: старенький заводик, недавно покрашенный и гордо дымящий своей единственной кирпичной трубой, группы деревьев, которые не тянули даже на то, чтобы называться леском. Между ними встречались маленькие озера и пруды, на берегу которых кое-где стояли машины отдыхающих на природе компаний. Это были городские окраины, и с центром их соединял этот автобус, в котором на месте у окна сидела девушка в полосатой майке и с веснушками на носу. Никто не видел ее глаз за стеклами солнцезащитных очков. И хотя со стороны могло показаться, что она очень внимательно смотрит в окно, на самом деле она ничего не замечала вокруг.
Она не плакала, слез почему-то не было. Но они все равно капали где-то внутри ее измученного сердца. Их было так много, что они стекались сначала в маленькие ручейки, а потом в реку, реку из соленой воды, что само по себе невозможно в настоящем мире. В ее мире возможно было все. Поднявшись с колен и снова встав на ноги, она построит через эту реку мост, вроде того, по которому сейчас проезжает автобус. А если не хватит сил, просто перейдет эту реку вброд, чтобы идти дальше. Всегда нужно идти дальше.
Через некоторое время она вышла из автобуса и сразу очутилась среди городского шума, в толпе людей, спешащих домой или куда-нибудь еще. Она никуда не спешила, времени было достаточно, поэтому девушка медленно пошла по тротуару вдоль одинаковых желто-розовых облезлых домов к одной только ей известной цели. Она не оглядывалась по сторонам, ноги сами вели ее по этой уже знакомой дороге: поворот на железнодорожные пути, заросли сурепки, рельсы-шпалы, крыши гаражей. И над всем этим – ее любимый закат, свинцово-серые длинные облака у самого горизонта на фоне лососевого цвета неба.
Вот оно, то место, которое нужно. Девушка достала железный совочек с нарисованным на нем кленовым листочком и стала копать землю. Это было сложно, получалось очень медленно, но совочек упорно вгрызался в землю, разрывая корни травы и отбрасывая в сторону мелкие камешки. Когда девушка сочла ямку достаточно глубокой, она достала из рюкзачка полиэтиленовый пакет и еще раз просмотрела его содержимое. Кусочек расписанного красками шелка, стопка писем, глиняная статуэтка с тремя котятами, играющими в мяч – все это было лишним для нее. И это было окончательным решением. Через несколько минут пакет был похоронен под землей, а девушка стояла и смотрела на свой любимый закат, пока не исчез последний луч солнца.
А через год в этот же день был дождь. Быстрые частые капли падали на серый асфальт, и он становится черным. Половину неба заволокло тяжелыми серыми тучами, а другая половина была почти чистая, только у самого горизонта, где медленно садится лососевое солнце – ряд облаков дымчатого цвета. Ее любимый закат! И где-то на глубине десяти сантиметров под землей, согретой и окрашенной этим лососевым солнцем, похоронен полиэтиленовый пакет. А в нем – символ самого важного, что было у нее в жизни. Этот символ не может видеть, но он чувствует высоко над собой его любимый закат. Точно такой же, как и последний его закат в тот вечер, когда он был навсегда спрятан от света солнца. Одинокий символ, брошенный всеми, даже ей самой. И ему было очень грустно под этим дождем – под слезами небесного ангела. Ему было еще тяжелее, чем ей.
А все должно было быть не так, но кто может взять на себя смелость сказать, что должно было быть. Ясно только, что все изначально было НЕ ПРАВИЛЬНО. Письма, написанные, но не отправленные адресату, лежащие во втором ящике письменного стола. Котята, гоняющиеся по кругу за мячиком и друг за другом, бесконечно. Подарок, так и не подаренный ему никогда. Закат, который она хотела ему показать, и который он так и не увидел, не потому что не смог, потому что не захотел. Все это не имело ни начала, ни конца, а зависло где-то «между», вне времени и пространства. И нужно было положить этому конец, конец достойный началу, а значит по силе равным взрыву атомной бомбы над Хиросимой, и в то же время не заметным никому из людей. Все должно было произойти внутри мира одной человеческой души, уже истерзанной на окровавленные кусочки, но в то же время такой сильной, чтобы восстановиться, и не загрубеть. Все так и произошло.



* * *

Они шли по городским улицам. И их тени от предзакатного солнца были нереально длинными и вытянутыми. Они шли в то место, где пересекаются разные миры, где время и пространство искажаются, чтобы посмотреть на ее любимый закат. И это было очень важно для нее. Она часто бывала там одна, но в первый раз она хотела показать это место другому человеку, потому что этот человек был важен для нее. Только там человек мог понять, кто он есть на самом деле, и рассказать об этом другому человеку без помощи слов.
Когда они подошли к месту пересечения улицы железнодорожными путями, девушка сказала:
- Дай мне твою руку, чтобы мы не вышли случайно в разные двери, когда будем возвращаться назад.
Спустя несколько минут они спустились по железнодорожной насыпи на крыши гаражей и долго наблюдали, как солнце опускается за золотисто-лососевый край горизонта.
Этого не было. Но это также и было, только в каком-то другом параллельном мире.
И в то же время по шпалам этой же железной дороги шла девушка, уставшая от жизни и от людей. Она шагала домой с единственным намерением: сесть на полу в своей комнате и сидеть долго-долго без намека на движение. Ей нужно было выкинуть из мыслей все свои проблемы и подумать о чем-нибудь отвлеченном, например, о дежа вю. Почему бы и нет? Чтобы принять это решение, она пришла в это место, где пространство образует излом, как иногда ей казалось. Девушка ненадолго остановилась, почесала безымянным пальцем кончик своего веснушчатого носа, как будто размышляя, и пошла дальше, глядя себе под ноги. Она даже и не заметила, что заходящее солнце, светившее ей прямо в лицо, вдруг оказалось у нее за спиной. Ничего невероятного не случилось, просто она вышла не в ту дверь.




Читатели (1359) Добавить отзыв
От Сюита
Очень приятная, но неожиданная встреча. Здравствуй, Леди!
Узнаю тебя с заглавия, первых строк. Интересные мысли, сложные. Воистину: чужая душа потемки. Больше всего мне понравились «заросли сурепки» и «лососевое солнце», что-то в этом я нашла для себя.
Прочитала с удовольствием, легко (почти легко, глаз заболел, но ты ни при чем :). Даже не знаю, что мне у тебя больше нравится (поэзия или проза), поэтому пиши и то, и другое. А я буду с удовольствием читать.
У меня тоже иногда возникает ощущение, что где-то я уже это видела, что знала, что в следующую секунду случится именно так, а не иначе. Сложно этот процесс Разума понять, а уж тем более объяснить. Но ты, бесспорно, если и не приоткрыла завесу, то не стала путать дальше, а поселила в сердцах людей мысль: «так бывает, это нормально, это данность, хотя и некая мистификация Сознания».
Умничка!
С теплом, Сюита.
12/04/2007 13:14
Спасибо большое!
Я очень рада, что тебе понравилось.
Буду продолжать в том же духе. Надеюсь следующие мои опусы будут не хуже.:)
С теплом, Леди.
12/04/2007 21:28
Всё очень интересно, но почему - повесть??????????????????
04/03/2007 00:47
Не знаю... А что, рассказ? Ну, можно и рассказ... Мне кажется, это не так важно...
Спасибо за отзыв.
С теплом, Леди.
09/03/2007 11:53
Ну, вот и проза поэта. Очень знакомо и поэтично. Привет!:))
01/03/2007 19:48
Спасибо!!!
Глазам не верю - первый отзыв для моей прозы!
Я безумно рада!
С теплом, Леди.
02/03/2007 12:14
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы