ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Глава 6.

Автор:
Глава VI.

Ладья главнокомандующего в побежденной стране
лавирует среди утесов.

Наполеон Бонапарт.

Милан – один из старейших городов Европы. Основанный галлами в 580г. до н.э., покоренный римлянами во времена Гракхов, за годы своей истории он 40 раз подвергался осаде, 20 раз был взят штурмом, четырежды полностью разрушен. В 1162г. Фридрих Барбаросса срыл городские стены Милана, засыпал рвы и перепахал городскую площадь плугом. Жители Милана с петлями на шее, с головами, посыпанными пеплом, стоя на коленях испрашивали прощение у императора и получили его. Через несколько лет они восстановили город и в 1176г. разбили армию Фридриха Барбароссы. Расположенный на старинном торговом пути из Генуи в Германию, в конце XVIIIв. город, насчитывающий 120 000 жителей, был одним из крупнейших, красивейших и самых богатых в Европе. Текстиль был одним из источников его процветания, оружейные мастерские – другим, торговля через альпийские перевалы – третьим. В городе имелось 140 монастырей; стену трапезной одного из них, Санта Мария делла Грацие, до сих пор украшает «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи. Другой шедевр Леонардо, глиняная модель гигантской конной статуи герцога Сфорца, был потехи ради расстрелян солдатами французского короля Людовика XII, завоевавшего Милан в 1499 году: бронза для отливки статуи ушла тогда на отливку пушек, но это не спасло Миланского герцога от поражения - быть может, потому только, что он не воспользовался предложениями Леонардо да Винчи как изобретателя, сочтя их слишком фантастичными ( тот брался соорудить «закрытые колесницы, безопасные и неприступные, которые со своей артиллерией ворвутся во вражеский строй, и ни один человек не сможет им противостоять», герцога же Леонардо интересовал главным образом как придворный музыкант и устроитель торжественных процессий и свадеб). Улицы города, отличаясь удобством планировки, были совершенно не похожи на узкие тесные улочки южных итальянских городов. Квадратные внутренние дворы каменных домов зажиточных горожан окружали портики из гранитных колонн в античном стиле. Гранит, добываемый в альпийских каменоломнях, доставлялся в город по каналу, проложенному в 1496г. Леонардо да Винчи, приложившего также руку к строительству системы ирригационных сооружений вокруг Милана, сделавших окрестности этого города столь плодородными. Благодаря построенному в 1778г. театру Ла Скала, вмещающему 3500 человек, город уже оспаривал у Неаполя звание музыкальной столицы Италии.
Будучи уже почти сто лет столицей австрийского генерал-губернаторства, традиционно возглавляемого наследником австрийского престола, город пользовался рядом политических привилегий, одной из которых было сословное представительство из депутатов, избираемых от семи провинций Ломбардии. Возглавляемое влиятельными представителями местной аристократии, оно нередко позволяло себе находиться в оппозиции к генерал-губернатору, что, по-видимому, также послужило одной из причин поспешного оставления австрийцами Милана: за годы своего правления австрийцы не снискали любви местного населения.
Депутация от муниципалитета Милана и сословного представительства Ломбардии прибыла в Лоди сразу после победы Бонапарта «с изъявлением подчинения и просьбой о милосердии». Побеседовав с графом Мельци, возглавлявшим депутацию, о ближайшем политическом будущем Ломбардии, Бонапарт согласился не вводить войска в Милан в течение ближайших двух дней и не стал возражать против формирования отрядов итальянской Национальной гвардии. Мельци со своей стороны дал согласие на уплату гражданами Ломбардии 20 миллионов контрибуции. Оставив Серюрье в Лоди и выставив аванпосты в районе Кремоны, а дивизии Лагарпа поручив занять переправы вверх по течению Адды и создать там предмостные укрепления, Бонапарт использовал несколько дней передышки для осады крепости Пиццигетоне, гарнизон которой в 300 человек сложил оружие, как только крепость была блокирована. После этого дивизия Ожеро отошла на запад, чтобы занять Павию, город с 30-тысячным населением, расположенный на реке Тичино в 25 км к югу от Милана на торговом пути из Милана в Геную; аванпосты французов вышли тем временем к реке Ольо, дивизия Массена вошла в Милан 13 мая, а сам Бонапарт двумя днями позже въехал в Милан через триумфальную арку, приветствуемый народом и войсками. Вскоре в город доставлены были из занятых французскими гарнизонами пьемонтских крепостей осадные орудия, и генерал Деспинуа во главе французской бригады приступил к осаде Миланской цитадели, перестроенной триста лет назад по проекту Леонардо да Винчи, прекрасно вооруженной и хорошо снабженной продовольствием. Бонапарт в течение недели решал вопросы снабжения и пополнения армии (в частности, он передал в руки Келлерману, от которого хотел получить 10 000 человек пополнения, в обход Директории 1 200 000 франков золотом для нужд Альпийской армии), вел переговоры с герцогом д’Эсте, тестем эрцгерцога Фердинанда, приславшим из Модены в Милан посольство с просьбой о перемирии и покровительстве. Согласно условиям перемирия, подписанного 17 мая, герцог уплачивал 10 миллионов, поставлял лошадей и припасы, а также известное количество произведений искусства. В эти дни солдаты Итальянской армии впервые получили половину причитающегося им жалованья золотом, а не обесценившимися ассигнациями французского казначейства.
20 мая Ожеро выступил из Павии на восток, оставив в городской цитадели 300 человек гарнизона. 21 мая Бонапарт получил из Парижа известие о ратификации мирного договора с Пьемонтом. Оставив в наиболее значимых пунктах «умиротворенной» Ломбардии небольшие гарнизоны из выздоравливающих, а также бригаду Деспинуа в Милане, он скорым маршем повел на восток отдохнувшую и порядком успевшую надоесть местным жителям дивизию Массена. 24 мая, спустя два часа после прибытия в Лоди, Бонапарт получил известие о крестьянском восстании в окрестностях Павии и о беспорядках в Милане. Поручив Бертье вести армию к Минчо, Бонапарт, сопровождаемый Ланном, Мюратом и Мармоном, вернулся в Милан во главе карательного отряда из 300 кавалеристов с 6 легкими пушками и батальона гренадер. Деспинуа доложил, что спокойствие в городе восстановлено, демонстранты рассеяны, гарнизон, совершивший вылазку, отброшен обратно в цитадель. Направив на другой день в Павию с миротворческой миссией престарелого архиепископа Миланского, а по окрестным деревням – агентов с прокламациями, призванными «просветить» крестьян, Бонапарт 25 мая двинулся к Павии со своим отрядом. В деревне Бинаско они наткнулись на вооруженный авангард из 800 мятежников. Ланн атаковал деревню, мятежники вместе со всеми мужчинами деревни были перебиты, деревня горела всю ночь. При виде зарева несколько тысяч крестьян из окрестных деревень сбежались под защиту стен Павии. 26 мая в четыре часа пополудни к воротам Павии подошел отряд Бонапарта. Ворота были заперты. Как выяснилось впоследствии, охваченные паникой крестьяне, взяв утром в заложники прискакавшего из Парижа французского генерала, менявшего на почте лошадей, приставили к его горлу пистолет и к полудню «уговорили» капитана, командовавшего гарнизоном, сдать цитадель. Французские солдаты были при этом обезоружены и изрядно помяты. Выпустив таким образом пар, крестьяне вскоре поняли, что теперь бить будут их, и угрюмо ждали своей участи. Несколько часов продолжался безуспешный обстрел ворот из шести пушек. С колоколен всех окрестных деревень неслись звуки набата. Бонапарт со своим полуторатысячным отрядом не мог позволить себе проявить слабость и отступить. К счастью для него, крепление ворот оказалось достаточно слабым. Подойдя к ним под прикрытием пушечного огня, гренадеры топорами сбили ворота с петель и скорым шагом устремились в город с мушкетами наперевес. Охваченные новым приступом паники, крестьяне бросились вон из города через другие ворота. Кавалерия преследовала их в полях и многих порубила. Заняв центральную площадь, гренадеры несколько часов с разрешения Бонапарта грабили ювелирные магазины и дома зажиточных горожан, в нескольких местах города начались пожары. Городские власти во главе с архиепископом Миланским и епископом Павийским явились к Бонапарту с просьбой о милосердии. Вскоре на площадь вышли выпущенные кем-то на свободу триста французских пленных. Первым намерением Бонапарта было подвергнуть «трусов» децимации ( расстрелять каждого десятого ), но после допроса капитана, сдавшего крепость, картина происшедшего несколько прояснилась: расстрелян был лишь сам незадачливый капитан. Грабеж был остановлен. «Милосердие взяло верх. Ущерб был сильно преувеличен молвой, и это послужило хорошим уроком для всей Италии!» (Бонапарт). Мобильные отряды были отправлены по деревням и разоружили крестьян. По всей Ломбардии были взяты и отправлены на несколько месяцев во Францию заложники из семей местной аристократии. Уже 28 мая Бонапарт догнал штаб армии в Брешии, в 100 км от Павии.
«Беспорядки», имевшие место 23 мая, очевидно, были заранее тщательно подготовлены агентами Вены и Рима с двоякой целью: во – первых, спровоцировать Бонапарта на карательную экспедицию и вызвать тем самым большое крестьянское восстание у него в тылу; во – вторых, задержать армию Бонапарта западнее Адды, чтобы выиграть время для создания Болье рубежа обороны на Минчо. Первая цель была достигнута лишь отчасти: Бонапарт поддался на провокацию и сам спровоцировал буйство крестьян в Павии. Судя по тому, что Ожеро, уходя из Павии 20 мая, оставил во главе гарнизона недостаточно опытного офицера, Бонапарт, вероятно, не предвидел последующих событий. Это свидетельствует о недооценке им качества работы агентурной сети противника: серьезная ошибка, истоки которой кроются, возможно, в отсутствии у 26-летнего Бонапарта опыта войны в Вандее. В результате Бонапарт, стоя с полуторатысячным отрядом и шестью легкими пушками вечером 26 мая перед запертыми воротами Павии, был вынужден поставить на карту слишком большую ставку, что он и сам, вероятно, сознавал, судя по охватившему его тогда приступу гнева, едва не кончившемуся плохо для трех десятков ни в чем не повинных солдат. Так или иначе, бунт был подавлен в зародыше, Бонапарт получил урок бдительности и сорвал планы противника сдержать его наступление. Оборотной стороной этого успеха, достигнутого с обманчивой легкостью, станет недооценка Бонапартом и его генералами опасности партизанской войны, что проявится много лет спустя в горах Испании и в снегах России.




Читатели (646) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы