ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Глава 5.

Автор:
Глава V

Тем временем австрийская армия скорым маршем отходила тремя колоннами на восток, за реку Адда, обходя с севера место переправы французов у Пьяченцы. Болье не счел возможным удерживать Милан, для него гораздо важнее было не дать Бонапарту отрезать его армию от коммуникаций с Веной. Но почему он не попытался в этот момент дать большое сражение и сбросить в воды По несколько дивизий Бонапарта, имевших наглость переправиться перед носом всей австрийской армии? По-видимому, Болье учитывал характер местности, в которой сосредоточивались переправившиеся дивизии Бонапарта: австрийцы не могли использовать кавалерию на рисовых полях, а за вычетом кавалерии их перевес в силах был уже недостаточен для гарантированного успеха подобного предприятия. С другой стороны, Бонапарт в течение 9 мая еще не имел на левом берегу По достаточно сил, чтобы пытаться воспрепятствовать переправе австрийцев через Адду. В тот же день гененрал-губернатор Ломбардии австрийский эрцгерцог Фердинанд покинул Милан, австрийская администрация была эвакуирована в Мантую, в хорошо укрепленном городском замке Милана был оставлен гарнизон в 2500 человек. К 10 мая, когда на левый берег По переправились дивизии Серюрье и Массена, соотношение сил сторон на пространстве между реками По и Аддой сделалось угрожающим для австрийского арьергарда, и Бонапарт не мог пройти мимо возможности попытаться его уничтожить. Французская армия устремилась из района переправы на северо-запад, вверх по течению Адды, к расположенному на полпути от Пьяченцы к Милану старинному городу Лоди. Принудив к отходу под угрозой окружения арьергард гренадер генерала Зеботтендорфа, прикрывавший дорогу на Лоди, французский авангард ворвался в город на плечах отступающих австрийцев, вытеснил из города батальон венгерской пехоты и несколько эскадронов кавалерии и вышел к расположенному сразу за выходящими на восток городскими воротами деревянному мосту через Адду, соединяющему концы длинной и узкой дамбы, далеко вдающейся в полого спускающиеся к воде берега по обе стороны реки. С противоположного берега французов встретили огнем австрийские батареи, прикрывавшие отход арьергарда Зеботтендорфа. 6 пушек были установлены непосредственно на восточном конце дамбы и расстреливали атакующих в упор, еще 6 - по три пушки с каждой стороны от дороги – были пристреляны к въезду на мост, еще около 20 вели огонь с высот, господствующих над рекой. Три батальона австрийского арьергарда были развернуты на левом берегу в непосредственной близости от моста. Австрийцы, отступив за реку, не стали взрывать мост, чтобы иметь возможность вернуться на правый берег, если Бонапарт двинется дальше вверх по течению Адды наперерез десятитысячной колонне Колли и Вукассовича, выступившей из Милана по направлению к Брешии и переправлявшейся в это время через Адду в сорока километрах севернее Лоди. Бонапарт развернул на правом берегу Адды батарею из двадцати четырех орудий и лично корректировал стрельбу, укрывшись за статуей святого Иоанна Непомука, покровителя мостов, установленной за городскими воротами у въезда на дамбу. Согласно легенде, именно в этот момент австрийское ядро сбило каменную голову статуи, выставленную впоследствии в городском музее. В продолжение артиллерийской дуэли разъезды французской кавалерии разведывали места переправы выше и ниже по течению реки, а к Лоди подходили основные силы дивизии Массена, накапливаясь под прикрытием городских стен. Следом подходила дивизия Ожеро. В шесть часов вечера Бонапарт построил авангард гренадер генерала Дальманя, выступил перед ним с короткой речью и бросил через городские ворота в атаку на дамбу. 2-й сводный батальон гренадер под командой Дюпа (впоследствии генерала), первым устремившийся на мост, достиг середины моста и был обращен вспять залпом австрийских пушек. Спрыгивая с дамбы, отступающие уступали дорогу следующей за ними на мост легкой полубригаде карабинеров во главе с Дессэ (впоследствии дивизионным генералом). На сей раз атакующие успели миновать мост, спрыгнули с дамбы на левом берегу, залегли по обеим ее сторонам и открыли огонь по австрийским канонирам, облегчая задачу следующей за ними колонне, возглавляемой Массена, Дальманем, Червони и Бертье. Оказавшись на левом берегу, головная часть колонны французов угодила под контратаку Зеботтендорфа, едва не оказавшуюся успешной. В это время на правом фланге у Зеботтендорфа послышалась канонада: кавалерийский отряд генерала Бомона, переправившийся выше по течению Адды, обстрелял из легких пушек австрийский фланг, одновременно в тылу у австрийцев показались разъезды легкой французской кавалерии. Опасаясь окружения и получив известие о том, что колонна Колли и Вукассовича перешла Адду и непосредственная опасность для нее миновала, Зеботтендорф отступил по дороге к Кремоне, потеряв 16 орудий, 153 человека убитыми и 1700 пленными. Потери французов в этом бою составили по разным оценкам от 200 до 350 человек. Совершая в ночь на 11 мая обход французского лагеря, Бонапарт зашел на бивак к пленным, где один разговорчивый венгерский капитан поделился с ним впечатлениями от событий последних дней. « Здесь нет возможности что-либо понять. Мы имеем дело с каким-то молодым генералом, который всегда то перед нами, то в нашем тылу, то на нашем фланге. Такой способ действий на войне невыносим и противоречит всем правилам. Никогда не знаешь, как расположить свои силы». В эту же ночь была получена депеша из Парижа, предписывающая Бонапарту «в связи с успешным завершением демонстрации» передать половину армии Келлерману, а самому с оставшейся половиной войск предпринять экспедицию против Римского папы и Неаполитанского королевства. Бонапарт в ответном письме на имя военного министра Карно пригрозил отставкой, мотивируя свой отказ подчиниться директиве необходимостью сохранения в армии единоначалия: «Лучше один плохой командующий, чем два хороших». Одновременно он раскритиковал директиву с оперативной точки зрения и предложил собственный план, предусматривающий, напротив, усиление Итальянской армии за счет половины Альпийской армии Келлермана. Так как ответ этот должен был прийти в Париж одновременно с отчетом о заключенном с герцогом Пармским «договоре» и с известием о победе при Лоди, Бонапарт не сомневался в благоприятном исходе дела. И действительно, в ответном послании из Парижа, датированном 21 мая, он прочтет: «Бессмертная слава победителю при Лоди! Ваш план – единственный, которому необходимо следовать. Тщательно обсудив этот вопрос, Директория решила его положительно». «С тех пор правительство вспоминало об Итальянской армии только тогда, когда нужно было одобрить сделанное или предлагаемое Бонапартом», - вспоминал впоследствии Наполеон.
Преследуемый легкой кавалерией французов, Зеботтендорф не задержался в Кремоне и отошел еще дальше, за реку Ольо. Болье тем временем был занят организацией оборонительного рубежа по реке Минчо между Мантуей на левом фланге и озером Гарда на правом. В целом стремительное отступление корпуса Болье следует признать хорошо проведенной операцией, если принять во внимание обычно столь свойственные перемещениям австрийских армий основательность и неторопливость и, заглядывая в будущее, вспомнить об участи фельдмаршала Мака под Ульмом.




Читатели (310) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы