ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Глава 3.

Автор:
Глава III

Вскоре по госпиталям и сборным пунктам Ривьеры и Прованса пронесся слух об одержанных в Пьемонте победах, о богатой добыче и сытной еде,
и количество больных и дезертиров в Итальянской армии стало стремительно сокращаться. Через горные перевалы потянулись в долину По пополнения, обгоняя на ходу обозы с военным снаряжением и боеприпасами. Это позволило Бонапарту быстро восполнить потери в 6000 человек, понесенные в ходе десятидневной кампании. Потери противника составили 10000 убитыми и ранеными и 15000 пленными. Благодаря большому количеству трофейных орудий и лошадей армия Бонапарта располагала теперь 60 орудиями с запасом снарядов и хорошими упряжками. После того как солдаты, десять дней не получавшие продовольствия, стали получать его регулярно (это предусматривалось условиями перемирия), дисциплину довольно скоро удалось восстановить. Уже 21 апреля Бонапарт приказал расстрелять у обочины дороги несколько солдат, в ранцах которых нашли серебряную церковную утварь из разграбленной церкви Сан-Микеле, и провел строем мимо окровавленных трупов провинившуюся бригаду. «Я не позволю, чтобы разбойники позорили ваши лавры. Грабители будут безжалостно расстреляны», - объявил он солдатам в Кераско, убедившись, что войска хорошо накормлены и как следует экипированы.
Всякому правительству свойственно приписывать себе чужие заслуги. Французская Директория в этом смысле не была исключением. Если учесть, что военные действия севернее Альп еще не возобновились, а кампания 1795г. окончилась для Франции неудачно, становится понятно, почему Бонапарт не сомневался в том, что, получив известие о готовности Турина выйти из антифранцузской коалиции, правительство не станет вспоминать о проявленном Бонапартом самоуправстве и проигнорированной им директиве, а предпочтет разделить с ним славу победителя и подпишет мир с сардинским королем на условиях, близких к условиям заключенного Бонапартом перемирия. А так как условия эти, будучи политически достаточно мягкими для сардинского короля, в то же время лишали Турин возможности возобновить в ближайшее время войну с Францией, Бонапарт больше не сомневался в безопасности своих коммуникаций и счел возможным начать преследование армии Болье уже в день заключения перемирия. 28 апреля Лагарп получил приказ двинуть на Акви бригаду, стерегущую высоты Кайро. Голодные солдаты отказались повиноваться: с ними не поделились добычей, захваченной в Мондови. Пришлось убеждать солдат в том, что Болье в Акви скорее всего уже нет ( Бонапарт устроил в Кераско утечку информации о своих планах в ближайшие дни переправиться через По в Валенце ), зато там наверняка есть еда. Когда 30 апреля Лагарп все же вошел в Акви, Болье там действительно не было: он в этот день переправлял армию на левый берег По в Валенце, при этом пьемонтцы пытались ему помешать, чтобы не нарушить условий перемирия.

5 мая Бонапарт сосредоточил 40-тысячную армию в лагере между Алессандрией, Валенцей и Тортоной: здесь он контролировал дорогу из Милана в Геную, подтягивал резервы и давал Болье возможность выбрать рубеж обороны на левом берегу По и укрепиться на нем, чтобы французам было тем проще скорым маршем обойти этот рубеж по правому берегу По и переправиться в тылу у австрийцев. Валенцу и Милан, расположенный в 66 километрах к северо-востоку, разделяют несколько рек. Сбегая с южных склонов Альп, они текут параллельно друг другу в 10-15 километрах одна от другой и впадают с севера в реку По, меняющую в районе Валенцы направление течения с южного на восточное. Болье остановился на реке Агоньо, ближайшей к Валенце, на дороге, ведущей из Валенцы в Милан. Если бы Бонапарт решил переправиться через По в Валенце, позиция Болье была бы очень сильна: он мог выстроить оборону с несколькими удобными тыловыми рубежами, преодолеть которую было бы очень непросто (достаточно вспомнить оборону Колли на реке Танаро). Разумеется, Бонапарт этого делать не собирался, несмотря на приготовления к переправе, которыми день и ночь с нарочитой основательностью занимались на берегу возле Валенцы Массена и Серюрье. Болье тоже не слишком верил этим приготовлениям. Старый генерал предвидел, что Бонапарт двинется в обход по правому берегу По, и собирался двигаться параллельно с ним по левому. В 9 часов вечера 5 мая Бонапарт вышел из лагеря с кавалерией, 24 легкими орудиями и 3600 гренадер, специально отобранных из всех дивизий, и скорым маршем повел этот летучий авангард на восток по правому берегу реки По. Преодолев за 36 часов 64 километра, в 9 часов утра 7 мая он достиг Пьяченцы и немедленно начал паромную переправу на левый берег По. Переправившийся первым полковник Ланн с пятьюстами гренадер занял плацдарм на левом берегу, отогнав два эскадрона австрийских гусар. Следующие по пятам за авангардом дивизии Лагарпа и Ожеро достигли Пьяченцы к полудню. На пути к Пьяченце французы захватили на берегу По десять барж с пятью тысячами австрийских раненых. В час дня кавалерийские разъезды, высланные генералом Лагарпом на разведку шоссе, связывающего Павию с Кремоной, обнаружили в деревне Фомба в 5 километрах севернее переправы изготовившуюся к бою австрийскую дивизию. Как выяснится впоследствии, накануне ночью в деревню со стороны Павии вошла дивизия генерала Липтая ( восемь батальонов пехоты, восемь эскадронов кавалерии и несколько легких пушек). К утру дома и колокольни деревни были забаррикадированы, а на шоссе, идущем среди рисовых полей, расставлены пушки. Быстро обойти деревню для армии, переправлявшейся в Пьяченце, не представлялось возможным: в нескольких километрах справа от деревни в По впадала с севера река Адда, слева было шоссе, по которому подходила неприятельская армия, вокруг расстилались рисовые поля. Бонапарт приказал немедленно атаковать деревню с трех сторон. Ланн атаковал слева, Ланюсс в центре, Дальмань во главе авангарда гренадер – справа. После двухчасового боя австрийцы оставили деревню, бросив пушки, и отошли на северо-восток к крепости Пиццигетоне, где переправились через Адду. Французы взяли 2000 пленных. Захватить Пиццигетоне преследовавшему Липтая авангарду не удалось: тот успел развести подъемный мост и установить на валу пушки. От пленных узнали, что армия Болье движется, вытянувшись 50-километровой колонной по шоссе со стороны Павии следом за Липтаем. Оставив в деревне Кодоньо на шоссе из Павии в Кремону дивизию Лагарпа, Бонапарт вернулся в Пьяченцу, западнее которой начинала переправляться на левый берег По дивизия Ожеро. Массена и Серюрье получили приказ сворачивать спектакль и идти на соединение с армией. В четыре часа утра Бонапарту доложили о гибели генерала Лагарпа. Ночью к Кодоньо со стороны Павии подошел австрийский кавалерийский полк. Обстрелянный аванпостами, он отступил. Обеспокоенный Лагарп в сопровождении конного патруля и нескольких офицеров, не дожидаясь рассвета, лично отправился по шоссе в разведку. От местных жителей он узнал, что австрийцы свернули с шоссе на север по направлению к старинному городку Лоди, где имелся мост через Адду. Возвращаясь обратно в Кодоньо кратчайшей дорогой через поля, Лагарп был убит, обстрелянный своими же аванпостами. По происхождению Лагарп был швейцарцем, эмигрировавшим во Францию по политическим мотивам. Это был генерал выдающейся храбрости, гренадер ростом и духом, любимый солдатами, несмотря на беспокойный характер, который и стал причиной его гибели.




Читатели (287) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы