ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Глава 2.

Автор:


ГЛАВА ВТОРАЯ

Переход из обороны в наступление
есть одна из самых сложных операций.

Наполеон Бонапарт.

9 апреля штаб-квартира Бонапарта прибыла в Савону. Дивизии Массена и Ожеро расположились на участке побережья от Лоано до Савоны, им в плане Бонапарта отводилась роль ударного мобильного ядра наступающей группировки. Дивизия Серюрье прикрывала их с фланга и тыла, контролируя перевал Сен-Бернардо в 20 км к югу от Чевы, где находился корпус Колли. Дивизия Лагарпа прикрывала Савону с севера, два батальона авангарда во главе с генералом Червони занимали Вольтри на крайнем правом фланге французов, в десяти километрах от Генуи. В соответствии с планом кампании Бонапарт сконцентрировал силы на срединной позиции между пьемонтской и австрийской армиями и, прежде чем двинуться на север, остановился, чтобы произвести разведку, а заодно предоставить противнику возможность первому обнаружить свои намерения. Уже на следующий день австрийцы атаковали аванпосты французов у Вольтри. Генерал Червони весь день 10 апреля отражал атаки постепенно усиливающегося противника со стороны Генуи, после чего под покровом ночи отступил, не преследуемый неприятелем, к тыловой позиции на горе Фурш. Простояв там до вечера 11 апреля и убедившись, что австрийцы не идут из Вольтри на Савону (впоследствии выяснится, что Болье ожидал прибытия эскадры адмирала Нельсона, чтобы огнем с его линейных кораблей довершить разгром французов, которых уже считал окруженными и прижатыми к побережью), Червони присоединился к основным силам дивизии Лагарпа. Узнав 10 апреля о том, что его правый фланг атакован, Бонапарт вынужден был истратить часть крайне скудного золотого запаса армии на активизацию разведки. «Посылаю при сем 200 ливров на оплату лазутчиков, которых следует немедленно отправить на разведку вражеских позиций», - пишет он Лагарпу и Серюрье. 11 апреля 9 тысяч австрийцев подошли по главной дороге со стороны Милана к деревне Монтенотте в 24 км севернее Савоны и несколько раз атаковали северный аванпост Лагарпа – три французских редута у деревни Монте-Леджино, преграждавших шоссе, спускающееся к Савоне. Редуты оборонял полковник Рампон с двумя батальонами легкой пехоты. Вечером полковник докладывал Бонапарту, что два редута захвачены противником, третий же он удерживает и готов удерживать дальше, если ему пришлют батальон солдат и пару пушек. К этому времени лазутчики Серюрье доложили о том, что Колли не трогался с места. Теперь Бонапарт располагал достаточной информацией о передвижениях противника: он знал, что австрийцы клюнули на приманку, что австрийская армия разделена и проводит наступательную операцию двумя далеко разошедшимися друг от друга колоннами с целью отрезать от главных сил и уничтожить, прижав к побережью, вытянутый в направлении Генуи правый фланг Итальянской армии. В результате центр всей позиции союзников ослаблен и не может быть быстро поддержан с флангов. В ночь на 12 апреля Лагарп подошел с основными силами своей дивизии и расположился позади редута Рампона, а Бонапарт с дивизиями Ожеро и Массена, выступив из лагеря в час ночи, скорым маршем обошел c запада лагерь австрийцев у деревни Монтенотте и к рассвету занял позиции у них в тылу. Пикантность ситуации придавало то обстоятельство, что у Ожеро тысяча человек шли без мушкетов, а передвижных лазаретов у Бонапарта вообще не было: всем этим предстояло разжиться у неприятеля. Утро было холодным, дождливым и туманным. В пять утра стало достаточно светло. Когда туман на возвышенностях рассеялся, Лагарп фронтально атаковал позиции австрийцев у Монтенотте. Атаку начали роты застрельщиков, при первых орудийных залпах они рассыпались по пересеченной местности небольшими группами, постепенно приближаясь к позициям противника под прикрытием артиллерийского огня и ведя прицельный мушкетный огонь из-за естественных укрытий. Трудно уязвимые для неприятельской артиллерии, быстро откатывающиеся и увертывающиеся от контратак пехоты, они перемещались с места на место, нащупывали слабые пункты в расположении противника и сосредоточивали на них огонь. Постепенно к ним прибывали подкрепления, плотность огня все возрастала, нередко уже этого оказывалось достаточно, чтобы нарушить боевые порядки противника. Следом под бой барабанов наступала линейная полубригада: в центре – развернутый в три шеренги для ведения залпового огня с близкого расстояния батальон ветеранов с опытом службы в регулярных королевских войсках, на флангах – мобильные колонны «солдат революции», по батальону с каждой стороны. В первых рядах каждой колонны шли отборные роты гренадер, за ними следовали по восемь рот фузилеров, в них было немало необстрелянных новобранцев, жмущихся друг к другу и одинаково готовых как ринуться вперед следом за гренадерами с криком «Vive la Republique!», так и обратиться в паническое бегство при первых признаках неудачи. Обычно атаку полубригады возглавлял вооруженный саблей старший офицер в чине полковника или бригадного генерала. Оказавшись в непосредственной близости от неприятеля, он давал команду стрелковой цепи открыть огонь и, подняв над головой на острие сабли собственную шляпу с трехцветной кокардой, увлекал за собой фланговые колонны в стремительную штыковую атаку. Для полноты картины необходимо добавить, что гладкоствольный мушкет образца 1777г., которым были вооружены солдаты, был эффективным оружием только в штыковом бою.
Австрийцы отразили первую атаку Лагарпа и перешли в контратаку, когда в тылу у них загремели пушки Бонапарта. Под моросящим дождем колонны французов в рваных сюртуках, разворачивающиеся для атаки на окрестных высотах, были похожи на полчища Аттилы. Ряды австрийцев дрогнули, с тыла их атаковал Массена, а Лагарп возобновил атаку с фронта. В первых рядах атакующих шли с саблями наголо генералы Массена, Лагарп, Жубер, Косс. Поражение австрийцев было полным. Генерал Аржанто с двумя сотнями всадников ускакал, преследуемый четырьмя сотнями французской кавалерии до деревни Дего, 2000 австрийцев сдались в плен, остальные частью остались лежать на поле боя, частью рассеялись по окрестным горам. Французам достались четыре пушки и два знамени, солдат дивизии Ожеро вооружили трофейными мушкетами. Тем временем Болье, занявший Вольтри, вел переговоры с подошедшим к берегу адмиралом Нельсоном. На другой день, узнав о поражении Аржанто, он начал отход обратно за перевал Бокетта. Мог ли он вместо этого помешать Бонапарту напасть на пьемонтцев, оставшись в Вольтри и угрожая Савоне с побережья? Бонапарт, возможно, так бы и поступил на его месте. Болье, убедившись, что его хитроумная «диспозиция» рухнула, благоразумно поспешил прикрыть свои коммуникации, временно предоставив союзников их собственной участи. Такое решение Болье лишь на первый взгляд может показаться проявлением робости или непоследовательности. На войне нередко случается так, что большая часть времени и сил уходит на предотвращение опасности скорее воображаемой, чем реальной. Полководцу, потерпевшему неожиданное поражение, бывает свойственно преувеличивать оперативные возможности противника. С другой стороны, неожиданное поражение – хорошее лекарство от неоправданного оптимизма. У старого опытного Болье наверняка сработали интуиция и чувство опасности: сохранить армию и избежать худшего – таким становится лейтмотив его последующих действий в этой кампании. Но разве не так поступил бы в схожей ситуации Кутузов? Чтобы помешать Бонапарту скорым маршем выйти на Акви раньше него, Болье отправил венгерскую гренадерскую дивизию генерала Вукассовича из Вольтри в Дего не по шоссе через Акви, а прямиком через горную деревню Саселло. Тем временем Бонапарт перенес штаб-квартиру в Каркаре. 13 апреля он двинул половину дивизии Массена по дороге на Милан с заданием произвести демонстрацию в районе деревни Дего и не допустить тем самым прихода австрийцев на помощь пьемонтцам. Дивизия Лагарпа заняла высоты над дорогой, ведущей из Каркаре в Дего, прикрывая коммуникацию Массена с штаб-квартирой, где осталась стоять в резерве французская кавалерия (полк конных егерей, полк гусар и полк драгун) с шестью батальонами пехоты. Основной удар в этот день планировалось нанести по группировке Колли. С этой целью дивизия Серюрье выдвинулась с юга в направлении на Чеву, а дивизия Ожеро с другой половиной дивизии Массена, выполняя роль мобильного ядра, двинулась с востока на Миллезимо с тем, чтобы выйти на Чеву с другой стороны по возможности одновременно с Серюрье. С ходу сбив противника с аванпостов, преграждавших ущелья на дороге в Миллезимо, Ожеро окружил господствующие над дорогой и долиной Бормиды развалины замка Коссериа, где заперся полуторатысячный отряд австрийских гренадер под командой маркиза Проверы. Артиллерия Ожеро еще не подошла. Не имея возможности начинать без артиллерии сражение с главными силами пьемонтцев, приближавшимися со стороны Чевы и уже разворачивающимися в пределах видимости на высотах Биестро, Ожеро несколько раз в течение дня безуспешно пытался штурмовать крепость. Последнюю атаку этого дня возглавил генерал Жубер. Французы атаковали крепость с трех сторон, австрийцы отстреливались и бросали сверху камни. Жубер был ранен в голову в десяти шагах от неприятельской траншеи и вынесен солдатами из-под огня. Командиры двух других колонн были убиты. Дождь, моросивший накануне, усилился; к вечеру полило как из ведра, дороги раскисли, артиллерия застряла в пути. Потеряв под стенами крепости 900 человек, Ожеро принужден был прекратить штурм. Тем временем Массена обнаружил в Дего 5000 австрийцев c артиллерией. Бонапарт, ожидавший известия о взятии Коссериа, приказал Массена отложить атаку. Так закончился день 13 апреля. В запасе у Бонапарта оставался всего один день до вероятного подхода к Дего со стороны Акви авангарда колонны Болье.
Ночью, дождавшись своей артиллерии, Ожеро оставил небольшой отряд с пушками стеречь в крепости Проверу, а все остальные силы развернул против позиций пьемонтцев. На рассвете Колли атаковал, пытаясь пробиться к замку Коссериа, но успеха не имел. Генералы Менар и оправившийся после ранения Жубер контратаковали и к восьми часам утра оттеснили пьемонтцев с высот Биестро, после чего Провера сложил оружие. Бонапарт, получив известие о победе на левом фланге, начал атаку на правом, и после упорного боя Массена и Лагарп заняли Дего. Отряд французской кавалерии устремился в погоню за неприятелем, поспешно отступавшим по Миланской дороге на Акви, бросая обозы. Было захвачено 30 орудий с упряжками, 60 зарядных ящиков к ним, 6000 пленных, в том числе 2 генерала и 25 старших офицеров. Массена с несколькими батальонами пехоты остался в Дего, а Бонапарт с дивизией Лагарпа и батальонами резерва устремился на левый фланг, чтобы сконцентрировать максимум сил против Колли в районе Чевы.
Трехдневный запас продовольствия, с которым солдаты Массена вышли из Савоны (в отличие от австрийцев, никогда не двигавшихся с места без обозов с девятидневным запасом провианта), должен был наверняка иссякнуть к 14 апреля, неудивительно поэтому, что с наступлением холодной апрельской ночи солдаты разбрелись по деревне в поисках поживы. Охранение было выставлено только на дороге, которая была накануне очищена от австрийцев вплоть до Акви. Ничто не предвещало беды, когда в три часа ночи колонна генерала Вукассовича спустилась с гор со стороны Саселло и вошла в Дего. Массена, выскочив из постели деревенской прелестницы, принужден был спасаться бегством. Трофейная артиллерия была потеряна. Бонапарт развернул с полдороги свою колонну и повел ее обратно к Дего, не обращая внимания на ропот солдат: с новым командующим им еще предстояло привыкнуть выигрывать сражения главным образом ногами. Утром 15 апреля начался повторный штурм Дего. Деревня была отбита спустя два часа ценой больших потерь: погибло больше тысячи французов, в том числе генералы Косс и Банель. Отличился полковник Ланюсс, вскарабкавшийся по обрывистому склону холма к окраине деревни во главе двух батальонов легкой пехоты. Оказавшись наверху, он трижды поднимал своих солдат в атаку и наконец ворвался в деревню, держа свою шляпу на конце поднятой шпаги. Венгерские гренадеры почти все полегли или попали в плен. Полковника Ланюсса Бонапарт на поле боя произвел в бригадные генералы. Батальонный командир Ланн, также отличившийся в этом сражении, был произведен в полковники. В тот же день на левом фланге Ожеро очистил высоты Монте-Дземоло, оттеснив пьемонтцев к укреплениям Чевы. Туда же со стороны Гарессио подходила дивизия Серюрье. На другой день Бонапарт поскакал на левый фланг, оставив в Дего усталую и голодную дивизию Лагарпа и поручив Массена занять высоты на крайнем правом фланге, чтобы в случае нападения Болье на Дего ударить во фланг и тыл неприятелю.
Оставшимся в Дего солдатам было уже нечего есть, теперь Бонапарту во что бы то ни стало нужна была решительная победа над пьемонтцами. Поднявшись на высоты Монте-Дземоло и увидев наконец широко раскинувшуюся к северу плодородную равнину Пьемонта, окруженную высоким частоколом заснеженных альпийских вершин, Бонапарт показал в сторону гор и сказал своим спутникам: «Ганнибал перевалил через Альпы, а мы их обошли».
В тот же день Ожеро пытался штурмовать укрепления Чевы, но был отражен и понес значительные потери. 17 апреля Серюрье соединился с Ожеро, теперь у них было 24000 против 13000 Колли. Штурм был назначен на следующий день. В ночь на 18 апреля Колли незаметно снялся с лагеря и перевел свои главные силы по мосту Сан-Микеле через реку Танаро, оставив в крепости Чевы гарнизон. Колли справедливо полагал, что на равнине за рекой он найдет лучшее применение пьемонтской кавалерии, численно превосходившей французскую. Взбешенный Бонапарт бросил дивизию Серюрье на мост, а Ожеро отправил вниз по течению Танаро в поисках переправы, однако Ожеро, не имея пушек, переправиться не смог: таянье снегов в горах привело к разливу реки, а на другом берегу его ждала сильная кавалерия пьемонтцев. Все атаки Серюрье на мост были отражены. 19-го уже Cерюрье нашел удобное место для переправы выше моста. Переправа началась успешно, однако поблизости оказалась деревня, голодные французы разбрелись в поисках добычи и угодили под контратаку Колли, отбросившего их за реку. Бонапарт оставил попытки форсировать реку, пока к месту предполагаемой переправы не подойдет артиллерия. К этому моменту стало достаточно ясно, что Болье не намерен в ближайшее время вновь атакавать Дего и занят консолидацией своей потрепанной армии, стоя в окрестностях Акви. Пользуясь удаленностью австрийской армии и не имея более возможности продовольствоваться через Савону, Бонапарт принял решение в крайнем случае пожертвовать старой базой операций и полностью перенести театр боевых действий на богатую равнину Пьемонта, используя в качестве коммуникации дорогу Ницца - Ормеа и долину Танаро. Пришедшей в эти дни из Парижа директиве, предписывающей ему наступать на Болье, оставив у себя за спиной слева пьемонтцев, а справа ненадежную и хорошо вооруженную Геную, Бонапарт не придал никакого значения и положил ее под сукно. Сначала Бонапарт отозвал из-под Дего Массена, затем приказал и Лагарпу оставить Дего, прикрыв одной бригадой дорогу на Каркаре, а главные силы дивизии вести к реке Танаро. 20 апреля Массена расположился против моста Сан-Микеле, а Серюрье и Лагарп начали переправляться через Танаро выше и ниже по течению. В ночь на 21 апреля Колли оставил Сан-Микеле и отступил на запад к Мондови. Утром Бонапарт бросил за ним в погоню тысячу гусар генерала Штенгеля, а вся французская армия, перейдя Танаро, тремя колоннами двинулась на Мондови. Пьемонтская кавалерия обратила гусар в бегство, генерал Штенгель был убит, затем бежали уже пьемонтцы, не выдержав контратаки Мюрата: во главе трех полков кавалерии он преследовал всадников противника в течение нескольких часов, не давая им возможности принять участие в сражении при Мондови, где в это время Серюрье, не дожидаясь подхода артиллерии, построил дивизию в три колонны и, выслав вперед застрельщиков, с саблей в руке возглавил атаку неприятельского редута. Близость долгожданной добычи удесятерила силы атакующих. С захватом редута оборона пьемонтцев была сломлена, французы ворвались в город. Оргия грабежей и разбоя продолжалась до вечера, и Бонапарт был бессилен этому воспрепятствовать. Потеряв 3000 человек убитыми и ранеными, 1500 пленными, включая трех генералов, 8 орудий и десять знамен, Колли отступил на север. Болье, выступивший в этот день из Акви с половиной армии для производства демонстрации в пользу пьемонтцев, узнав о поражении Колли, вернулся обратно. На следующий день Бонапарт двинулся с «отдохнувшими» войсками на север, вглубь Пьемонта, построив армию тремя колоннами на расстоянии дневного перехода друг от друга. Вечером Колли прислал к Бонапарту парламентера, но французские колонны продолжали движение, пока левая не вышла на дорогу к Тендскому перевалу, открывающему удобную коммуникацию с Провансом, а правая не перерезала последнюю коммуникацию пьемонтцев с австрийцами: дорогу из Турина в Акви. 25 апреля колонны французов остановились в Фоссано, Кераско и Альбе. Начались переговоры. Получив известие об этом, Болье, не доверявший пьемонтцам с самого начала, оставил Акви и, перейдя на левый берег По, отступал к реке Агоньо в надежде успеть выстроить оборону на этом рубеже.
28 апреля Мюрат ускакал в Париж с тридцатью трофейными знаменами и текстом перемирия, заключенного Бонапартом с королем Сардинии Виктором-Амедеем. Мюрат прибыл в Париж, опередив другого адъютанта, отправленного двумя неделями раньше с известием о победе при Миллезимо.



Читатели (1960) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы