ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 91

Автор:

Глава XCI



29 июня Герман Гот поставил 57-му танковому корпусу задачу приступить к разгрому окружённой в районе Трабы, Юратишки группировки русских силами 18-й мотодивизии и 19-й танковой дивизии. Завершив операцию не позднее 30 июня, к 1 июля корпус должен был сосредоточить обе дивизии в районе Вишнево, Воложин, где им предстояло привести себя в порядок, отремонтировать матчасть, принять пополнения и пополнить боекомплект. Накануне, 28 июня, в штаб генерала Галицкого, расположенный в лесу восточнее Субботников, прибыл на бронемашине начальник штаба 21-го корпуса полковник Регблат. Он сообщил о полученном из штаба фронта разрешении начать отвод корпуса в юго-западном направлении, через Неман, в Беловежскую пущу с выходом в район юго-западнее Дзержинска, между Столбцами и Минском. Генерал Борисов принял решение отходить двумя колоннами, прикрывая отход 8-й противотанковой артбригадой полковника Стрельбицкого. Прощаясь, начальники штабов Железной дивизии и корпуса Борисова условились встретиться 5 июля в лесу у истоков Немана, в районе Узды.
Весь день 29 июня немцы яростно атаковали. Батареи Железной дивизии и 8-й артбригады отбили все атаки, расстреляв при этом половину боекомплекта, пополнить который было уже нечем. Во второй половине дня разведбатальон Железной дивизии выступил на юг и пересёк железную дорогу Богданово-Лида. Это движение было обнаружено авиаразведкой противника. В ночь на 30 июня немецкие самолёты сбросили зажигательные бомбы на все населённые пункты, включая затерянные в лесу деревеньки, по восточному периметру окружённой группировки: это был метод выжженной земли, не раз применявшийся в дальнейшем обеими сторонами в целях создания максимальных трудностей соединениям противника, отрезанным от коммуникаций с тылом. Всю ночь самолёты-разведчики сбрасывали над просёлочными дорогами осветительные бомбы, чтобы определить направление отхода войск 21-го корпуса. Галицкий предусмотрел это и организовал в половине второго ночи 30 июня отвлекающий удар на пятикилометровом участке фронта пятью взводами пехоты при поддержке танков и артиллерии, в то время как основные силы дивизии и противотанковой артбригады начали отход в южном направлении вслед за разведбатальоном. В два часа ночи, когда вся колонна выступила и оторвалась на несколько километров от противника, бронемашина генерала Галицкого, следовавшая в составе разведбатальона, повернула назад и возвратилась к арьергарду, ведущему ночной бой. Отряд прикрытия выполнил задачу, потеряв при этом два танка Т-26 и один из стрелковых взводов, принимавших участие в демонстрации. К утру, совершив тридцатикилометровый марш, колонна вышла к малой Березине, правому притоку Немана в лесу между Новогрудоком и Молодечно. Здесь она нагнала другую колонну: 37-я стрелковая дивизия и штаб 21-го корпуса уже переправлялись на восточный берег по деревянному мосту. Не дожидаясь, когда очередь дойдёт до них, стрелки Железной дивизии вошли в воду по пояс, держа над головой оружие, и стали переходить реку вброд. Солнце ещё не взошло, когда прилетели «Юнкерсы» и «Мессершмитты». Блестящая лента воды среди чёрного леса была для них хорошим ориентиром в сером сумраке начинающегося рассвета. На переправу посыпались бомбы, вода забурлила от фонтанчиков пулемётных очередей. Было много убитых и раненых, часть грузовиков и орудий, пострадавших от налёта, пришлось бросить на берегу. Мост у села Бакшты был взорван прямым попаданием авиабомбы. Счетверённые пулемёты зенитного дивизиона сбили три «Юнкерса», после чего противник стал осторожнее и бомбы сбрасывал уже с приличной высоты. Корпус продолжил переправу на плотах. Сапёры навели лёгкий временный мост, по нему пошли обозы на конной тяге, а пушки и грузовики пришлось тянуть на тросах по дну реки с помощью уже перешедших на другой берег по мосту тягачей. С запада послышалась далёкая канонада: там снова вёл бой арьергард. Когда переправа уже заканчивалась, немецкие бомбардировщики и истребители улетели, а над рекой прогудели на большой высоте полтора десятка двухмоторных транспортных самолётов. Майор дивизионной разведки Щука тут же определил на глаз, что в самолётах – парашютисты. Он взялся выследить и уничтожить неприятельский десант, и генерал Галицкий послал майора вперёд, придав в помощь разведроте роту стрелков. Накануне, ведя разведку местности по маршруту движения колонны, Щука наткнулся в лесу на большую поляну, над которой кружил немецкий самолёт-разведчик. Именно туда майор и повёл теперь свой отряд.
Они двигались скорым шагом и вышли к поляне как раз вовремя: тот самый самолёт-разведчик делал в небе над поляной разворот, а из нижнего люка первого из транспортных самолётов, снизившихся до высоты 500 метров, только что выпрыгнули и повисли на стропах под раскрывшимися куполами парашютов грязно-зелёного цвета 15 десантников. Майор Щука поднял автомат и первым открыл огонь. Его примеру последовали другие автоматчики. Вспоротые пулями купола парашютов сморщивались, и парашютисты один за другим камнем падали на поляну. Другие совершили мягкую посадку, безжизненно повиснув на стропах: они были мертвы. Тем временем всё небо над поляной усеяли грязно-зелёные купола: оставшиеся восемь самолётов выбросили десант одновременно. На сей раз многим парашютистам удалось приземлиться невредимыми. Они залегли и открыли ответный огонь из автоматического оружия, а когда поняли, что круговая оборона их не спасёт, пошли на прорыв, яростно отстреливаясь на ходу. На поляне осталось 80 трупов, 40 человек прорвали кольцо и ушли на восток.
Следующие несколько суток колонны генералов Галицкого и Борисова двигались на юго-восток через Налибокскую пущу, не встречая противника на своём пути. 3 июля перед рассветом они вышли к инженерным сооружениям укрепрайона на старой границе с Польшей у местечка Рубежевичи. Вокруг не было ни души, утреннюю тишину нарушало лишь пение птиц. Когда разведка, преодолев просеку перед линией дотов и дзотов, углубилась в лес на другой стороне и на линию огня вышла голова колонны Железной дивизии, доты и дзоты ожили: они были заняты пулемётчиками мотопехоты 17-й немецкой танковой дивизии. В предрассветном сумраке были видны лишь пулемётные вспышки в лесу на восточной стороне просеки. Одновременно немцы открыли плотный миномётный огонь. Генералу Галицкому пришлось спешно отвести войска в глубину леса на запад и занять оборону. Разведка получила задание произвести тщательную рекогносцировку огневых точек противника, остальные войска отдыхали после ночного марша, а генералы Борисов и Галицкий обдумывали с офицерами штаба план дальнейших действий, сидя в штабной палатке под раскидистым дубом на старинном кладбище, расположенном в лесу к юго-западу от Рубежевичей.
- Хорошо вы здесь устроились. Если что, тут же и похоронят с честью, - приветствовал собравшихся, стоя на пороге палатки, полковник Скоробогаткин, старый знакомый генерала Галицкого. Он привёл с собой из-под Гродно 85-ю стрелковую дивизию – четыре батальона стрелков, артдивизион и приставший в пути эскадрон кавалерии. Втроём генералы и полковник быстро выработали план действий. Из показаний «языка», доставленного в штаб разведкой, следовало, что путь на восток преграждают танкисты Гудериана. Это свидетельствовало прежде всего о том, что немецкие пехотные дивизии ещё не подошли в этот район с запада, иначе командование Вермахта не стало бы отвлекать танкистов от их главной задачи – развивать стремительное наступление на восток, не давая времени противнику построить устойчивую линию обороны. Столь острая нехватка резервов у немцев внушала генералам и полковнику оптимизм. Решили прорываться в южном направлении, по дороге на Столбцы. На разведку и подготовку наступления отвели сутки. Когда совещание закончилось и войскам были поставлены задачи, полковник Скоробогаткин рассказал, как разворачивались события под Гродно с первого дня войны, о первых боях в укрепрайоне, о первом отступлении, захлебнувшемся контрнаступлении и вновь начавшемся 26 июня отступлении, уже в условиях глубокого окружения. Командарм 3-й армии генерал Кузнецов поставил 85-й дивизии задачу отходить на восток, прикрываясь с севера Неманом, сначала за реку Свислочь, затем через Зельвянку и Щару на Новогрудок. Дальше дивизионная колонна двигалась вдоль южной опушки Беловежской пущи, переправилась через Неман у Еремичей и вышла к кладбищу у Рубежевичей.
После обеда в штабной палатке генералы и полковник вышли на свежий воздух. Состоялся импровизированный смотр войск: генерал Галицкий с гордостью продемонстрировал Скоробогаткину свои войска, прежде всего танковый батальон, пополненный в боях под Трабами несколькими трофейными Pz.III.
Немецкие танкисты не препятствовали смотру, оставаясь по ту сторону просеки: Гудериан не собирался зря жертвовать своими людьми, к тому же перевёрнутый на запад фронт его 17-й дивизии был слишком растянут с севера на юг, чтобы вести самостоятельные активные операции в труднопроходимом для танков лесу, где противник чувствовал себя как дома.
В 4 часа утра 4 июля тяжёлые гаубицы Галицкого произвели сильный артналёт на шоссе Столбцы-Дзержинск, расстреляв последние снаряды, после чего в наступление на город Узда двинулись танки. Впереди шли КВ и Т-34, за ними – Т-26 и трофейные Pz.III. За танками следовала пехота 168-го полка. Танкам и пехоте пришлось преодолеть полосу сильнейшего заградительного огня немецкой артиллерии и миномётов. После ожесточённого кровавого боя, продолжавшегося весь день, противник был выбит из города. Победа досталась дорогой ценой. От танкового батальона осталось два КВ и пять Т-34, особенно велики оказались потери пехоты. В течение ночи на 5 июля подошли и сосредоточились в районе Узды остальные части Железной дивизии. С запада и востока лагерь под Уздой был прикрыт болотистыми поймами Немана и Лоши. Переодетые в немецкую форму разведчики майора Щуки развернули усиленную разведку просёлочных дорог в направлении Березины и Припяти.



Читатели (344) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы