ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 90

Автор:
Глава XС



К счастью, шоссе у въезда в Фаниполь прикрывали развёрнутая накануне противотанковая батарея и сводный батальон из младших командиров, вышедших из окружения и вооружённых трофейным оружием. На первое время этого должно было хватить для обороны штаба. Отступать всё равно было некуда: опасность грозила отовсюду. Приказав генералу Орлову привести на защиту штаба 108-ю дивизию, генерал Филатов предложил офицерам вернуться к работе, а Петрушевского отправил на два часа отсыпаться. Обязанности начальника штаба вновь легли на подполковника Иванова. Первым делом он позвонил генералу Руссиянову. Снаряды в 100-ю дивизию ещё не подвезли. Лишь в час дня Руссиянов перезвонил и доложил о прибытии грузовиков со снарядами. Ещё два часа ушло на доставку снарядов к передовой. Тем временем центр 64-й стрелковой дивизии подвергся мощному танковому удару. Сковав противотанковую артиллерию 30-го полка непрерывными атаками, немцы сосредоточили около ста танков в рощах у села Калинино и двинули их на прорыв. Снаряды у артиллеристов 64-й дивизии быстро подходили к концу. Генерал Филатов выехал на бронемашине в расположение 30-го полка, чтобы лично руководить боем. Оказалось, что ночью к фронту перед позициями 64-й дивизии подошла 20-я мотодивизия генерала Цорна из 39-го мотокорпуса генерала Шмидта. Генерал Филатов успел отвести два полка 64-й дивизии от деревень Селец и Новинки к Городку Семкову, а затем ещё дальше, к левому флангу дивизии Руссиянова. Центр 64-й дивизии был прорван, левофланговый 159-й полк под натиском танков отступил в лес восточнее Заславля. Туда выехал генерал Иовлев. Штаб дивизии спешно перевели из Марковичей в Мудровку, в 10 километрах к западу от Минска.
В три часа дня заговорили орудия генерала Руссиянова, и после короткого артналёта залёгшая пехота 100-й дивизии поднялась и возобновила наступление. К 19 часам наступавший в центре полк Бушуева продвинулся на 14 километров, захватил врасплох и разгромил штаб 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии немцев; командир полка полковник Роденбург был убит в бою. На правом фланге 85-й полк обошёл с юго-запада Острошитский Городок, отрезал его от сообщения с Масловичами и к 18 часам вышел к окраинам местечка. Левофланговый 355-й полк, преодолев 11 километров, вышел к рокадному шоссе в районе Масловичей. К этому времени все три полка, участвующие в наступлении, сильно оторвались от соседей справа и слева. Слева 64-я дивизия весь день вела тяжёлый оборонительный бой. Справа генерал Михайлов попытался двинуть 161-ю дивизию вперёд, но эта попытка была жёстко пресечена авиацией и танками противника. Наступательный порыв стрелковых полков Руссиянова к вечеру иссяк, противник грозил им окружением с обоих флангов, отступать было поздно и не было сил. Филатов по телефону приказал Руссиянову окапываться и держать оборону. Из 64-й дивизии командарм на бронемашине через Минск приехал в Мудровку. Все просёлки вокруг штаба 64-й дивизии были забиты обозами, орудиями без снарядов, грузовиками с ранеными. Приказав к утру перебросить всё это на восток от Минска и очистить дороги, Филатов собирался выехать на левый фланг, в 108-ю дивизию, когда ему позвонил проснувшийся и сменивший Иванова Петрушевский. Он предложил командарму немедленно вернуться на КП армии: положение генерала Руссиянова резко ухудшилось. Заняв рокадное шоссе, стрелки 100-й дивизии не смогли захватить господствующие над ним высоты. Противник развернул на них артиллерию и миномёты и открыл сильный огонь, а уже перед заходом солнца контратаковал танками и мотопехотой. Два батальона полка Бушуева были окружены. Пытаясь прорваться к ним на танке, полковник Бушуев был убит, затем связь со штабом полка у Руссиянова окончательно оборвалась. Спустя 22 дня капитан Бабия выведет остатки полка из окружения к окраинам Смоленска. Вернувшийся в штаб армии Филатов, выслушав донесение Руссиянова, разрешил ему отвести под покровом ночи два уцелевших полка обратно на рубеж Караси, Усборье.
Так закончился тяжёлый день 27 июня, второй день обороны Минска.
Наступил третий день, 28 июня. Он стал для защитников города ещё тяжелее. К полудню артиллерия 13-й армии расстреляла все снаряды, отражая непрерывные танковые атаки по всему фронту. В полдень генерал Ермаков доложил, что правый фланг 161-й дивизии обойдён танками противника, и теперь они быстро продвигаются к городу с востока в тылу у генерала Михайлова. В два часа пополудни генерал Иовлев доложил, что 30-й полк 64-й дивизии, по численности сократившийся до размеров батальона, оттеснён на позиции 100-й дивизии и перешёл под командование Руссиянова. При этом Иовлев добавил, что им самим в лесу в районе Старого Села сформирован и развёрнут новый полк из отступающих и выходящих из окружения отрядов, и что в настоящее время он занят формированием ещё одного такого же.
Генерал Орлов доложил, что стянул к станции Фаниполь все силы 108-й дивизии, но давление танков противника непрерывно нарастает, и он опасается за свой левый фланг. В заключение он предупредил Филатова: если командарм собирается спасти остатки войск ценой сдачи города, то делать это нужно немедленно.
Филатов отправил в район Старого Села к генералу Иовлеву подполковника Кузина с приказом занять круговую оборону и ждать подхода отступающих из-под Гродно остатков 3-й армии и танков 6-го мехкорпуса. Спустя неделю, уже под Могилёвом, подполковник Кузин вернётся в штаб армии и расскажет, как провёл три дня в штабе 64-й дивизии в лесу восточнее Старого Села. В ночь на 29 июня два сводных полка, сформированных генералом Иовлевым и вооружённых винтовками, пулемётами и трофейными автоматами, вместе со 108-й дивизией и остатками 159-го полка 64-й дивизии заняли круговую оборону. На станции Ратомки разведчикам Иовлева удалось раздобыть боеприпасы и некоторый запас горючего. Противник не тревожил хорошо замаскированное соединение, а вечером 30 июня с запада на КП Иовлева в сопровождении эскорта из нескольких Т-34 прибыла штабная автоколонна 3-й армии во главе с генерал-лейтенантом Кузнецовым. Он немедленно принял группировку Иовлева в своё подчинение. На Военном совете армии генералы обсудили план дальнейших действий. Разведчикам Иовлева было известно, что в лесах западнее и юго-западнее Минска в окружении находятся Железная дивизия генерала Галицкого, 8-я противотанковая артбригада полковника Стрельбицкого и 21-й корпус генерала Борисова. Генерал Кузнецов предположил, что все эти соединения, ведя разведку боем, будут самостоятельно изыскивать пути выхода из окружения, руководствуясь быстро меняющейся оперативной обстановкой. Со своей стороны он предложил план выхода по маршруту Старое Село – Фаниполь – Волковичи – Бобруйск – Гомель. Этот маршрут и был принят и с незначительными изменениями успешно пройден 3-й армией.
Едва 28 июня бронемашина с подполковником Кузиным покинула штаб 13-й армии, как с минного поля, установленного накануне штабистами к югу и юго-востоку от штаба, донёсся глухой взрыв противотанковой мины, затем ещё один, ближе. Спустя несколько минут из рощи, за которой начиналось минное поле, раздался усиленный громкоговорителем голос немецкого переводчика: «Господа офицеры, вы окружены. Во избежание бессмысленных потерь предлагаем вам сдаваться в плен на почётных условиях. Вам будут сохранены жизнь и знаки отличия. На размышление вам даётся двадцать минут».
Комбриг Петрушевский вызвал к себе начальника Оперотдела и начальника штаба корпуса. «Противник обнаружил наш штаб и имеет намерение взять нас в плен. Через десять минут штаб должен быть свёрнут и отправлен в безопасное место. Подготовьте маршруты отхода, а я беру на себя остальное».
Через пять минут маршрут отхода был готов: на север, затем на северо-восток, за реки Птичь, Свислочь и Волма. За Волмой, в деревне с таким же названием, размещался запасной КП 44-го корпуса, где под охраной корпусной артиллерии, в том числе противотанковой и зенитной, работали штабисты-тыловики. У них наверняка имелся при себе неприкосновенный запас снарядов.
Спустя ещё пять минут штабная колонна, имея в голове и в арьергарде бронемашины и лёгкие танки разведбатальона, на полном ходу покинула расположение штаба. К счастью, мосты через Птичь и Свислочь, встреченные на марше, были целы, как и мост в деревне Волме, разделённой надвое рекой. На ЗКП корпуса колонну штабистов встретил полковник Курносов, заместитель командарма по тылу. Предупреждённый по радио шифрограммой о приближении колонны, он уже оборудовал всем необходимым несколько помещений для вновь прибывших. Поздней ночью на новый КП прибыл генерал Руссиянов. Чёрный от порохового дыма, он сверкал белками глаз и белозубой улыбкой и был похож на мавра в «Отелло». С собой Руссиянов привёл свою дивизию: остатки двух стрелковых полков и два артполка. Штаб армии вновь был спасён.
Утром 29 июня немецкие танки, смяв арьергардный батальон капитана Коврижко, прорвались к мосту через Волму. Когда головной Pz.IV достиг середины моста, раздался взрыв, стальной мост со скрежетом разломился надвое, и обе его полвины уткнулись в реку, поглотившую танк. С восточного берега реки заговорили пушки 100-й дивизии, и танки противника отступили. В течение двух дней, 29 и 30 июня, пока у артиллеристов не кончились снаряды, батареи отражали атаки немецких танков. В ночь на 30 июня рядом с позициями батарей 100-й дивизии развернулись батареи 161-й дивизии 2-го корпуса. Всё это время штаб армии пытался установить связь со штабом фронта в Могилёве. Сначала связистам удалось установить радиосвязь, а утром 30 июня Иванову удалось дозвониться до штаба фронта по телефону.
Генерал, дежуривший у аппарата в штабе фронта, тут же продиктовал ему приказ для командарма Филатова: собрать все имеющиеся в его распоряжении войска, атаковать Раков и разгромить раковскую группировку противника. Комбриг Петрушевский, прочтя текст телефонограммы из-за спины Иванова, отстранил его от аппарата и в довольно резких выражениях объявил генералу, что оперативная обстановка совершенно исключает исполнение подобного приказа. Дежурный генерал столь же запальчиво ответил, что приказ составлен маршалом Ворошиловым, подписан начальником штаба фронта и обсуждению не подлежит. Петрушевский попросил немедленно пригласить к аппарату начальника штаба. Дежурный генерал отказался это сделать: начальник штаба находился на Военном совете вместе с командующим фронтом и маршалами Ворошиловым и Шапошниковым. Петрушевский настоятельно просил генерала передать начальнику штаба фронта просьбу перезвонить, как только он освободится. Спустя полтора часа в штаб Петрушевского перезвонил генерал-лейтенант Маландин, однокурсник Петрушевского по первому выпуску Академии Генштаба, возглавлявший теперь в Генштабе оперативное управление. Он объяснил, что прибыл на Западный фронт этим утром вместе с новым командующим, генералом Ерёменко, что сам он приступил к исполнению обязанностей начальника штаба, и что после состоявшегося Военного совета маршал Ворошилов не настаивает более на исполнении своего приказа, а новый приказ 13-й армии будет поставлен командующим в самое ближайшее время. Спустя 10 минут генералу Филатову перезвонил генерал Ерёменко. Он сообщил, что германское радио объявило о взятии немцами Минска, что в 4 часа утра из Орши к Борисову выступила колонна 1-й мотострелковой дивизии полковника Крейзера с задачей до полудня занять Борисов и не допустить пререхода через Березину немецких танков, вышедших к Березине в окрестностях города. Штабу 13-й армии Ерёменко приказал принять командование дивизией Крейзера и координировать её действия со всеми войсками, какие ещё остаются на западном берегу Березины и выходят из окружения. Кроме того, генералу Филатову надлежало немедленно усилить 4-й воздушно-десантный корпус, развёрнутый на подступах к предмостному укреплению у Березино, артиллерией 100-й и 161-й дивизий. После этого Маландин и Петрушевский выбрали место для нового КП штаба 13-й армии в деревне Чернявке, на полпути между Борисовом и Березино, в месте впадения в Березину реки Бобр. Петрушевский повёл колонны 100-й и 161-й дивизий к Борисову, генерал Ермаков остался в Волме командовать арьергардом, а командарм Филатов, посадив с собой в бронемашину подполковника Иванова, выехал в Борисов впереди колонн.
.




Читатели (1241) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы