ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Вера, Надежда, Любовь.

Автор:
Автор оригинала:
Мурза
Вера, Надежда, Любовь.
Они были сестрами. Люба - самая старшая, ей было четырнадцать. Очень самостоятельная особа, которая уже многое знала и понимала, ей даже разрешалось брать книги из большой папенькиной библиотеки. Она свободно разговаривала на французском( с пяти лет занималась с гувернанткой, которую папенька выписал из самого Парижа) Надежда была младше сестры на два года, но в свои двенадцать лет она не уступала ей в развитии, запоем читала книги, даже те, что папенька не разрешал трогать, брала украдкой. Свободно говорила на французском, а английский самостоятельно выучила по книгам. Верочка была самая младшая из сестер, ей было пять лет. Это был чудный, веселый и ласковый человечек, с большими светло-голубыми глазами, с вьющимися белокурыми волосами. Она была похожа на большую куклу, привезенную папенькой из города на ее день рождение. Хоть сестры были и непохожи между собой, но всегда помогали и с любовью относились к друг другу. Надя и Люба всячески опекали маленькую Верочку, старались сделать ей что-нибудь приятное. Помогали ей постигать азы французского, учили правилам поведения, хотя сами частенько их нарушали, когда родители были в отъезде, нянюшка хлопотала по хозяйству, а молоденькую гувернантку, которая была всего на три года старше них и ещё плохо понимала по русски, они не особо слушались. Особенно Надюша, она была инициатором всех шалостей. Ее кипучая натура не могла долго сидеть на месте, как говориться она была "командиром в юбке". Хорошо лазила по деревьям, переплывала пруд, что было строжайше запрещено, ведь для купания было оборудовано специальное место, огороженное забором, но её это не чуть не смущало. Она ходил в лес с крестьянскими детьми, играла с ними в "казаки- разбойники", всегда назначая себя атаманом. В общем росла "оторвой"- так ее называла нянюшка. Люба, была хоть и старше сестры, но во всем ей безоговорочно подчинялась - она была "тургеневской барышней". Молчаливая и послушная, любила наряды, кружева, бантики и старалась походить на тех барышень, про которых читала в романах. Она во всем безоговорочно слушалась сестру и однажды чуть не поплатилась за это - позволив Надюше накрутить ей локоны и конечно все закончилось плачевно. Папенька был рассержен и наказал Надю( посадив в свой кабинет и оставив без сладкого),но в накладе она не осталась. Сердобольная нянюшка принесла ей большой кусок яблочного пирога, а книги, которые она нашла на папенькином столе, скрасили наказание. Любаше же строго на строга было наказано не поддаваться на козни сестры, ведь она старшая и должна готовится к своему первому выходу в свет. Со временем обида забылась, волосы отрасли и не было силы противостоять новым Надюшкиным начинаниям и экспериментам. Чего только не было - ночные вылазки на кладбище, и хождение в лес в поисках волчат, которые повзрослев охраняли бы дом, сидя на цепи, и строительство плота - в общем было много всего интересного! Все рухнуло в одночасье. Поздно вечером пришли незнакомые и злые люди и не объяснив ничего, забрали папеньку. Проходили день за днем, а от него не было никаких известий и маменька решила ехать в город, чтобы разузнать, что с ним случилось. Целую неделю её ждали, но домой она так и не вернулась. Девочки остались под присмотром нянюшка и молоденькой гувернантки. Проходили недели, а от родителей не было никаких вестей. Гувернантка, не долго думая, собрав свой нехитрый скарб и прихватив из маменькиной шкатулки украшения, в один из дней, бежала из опустевшего дома. Было неспокойно - шел 1917 год, неся голод, разруху и хаос. В поместье Кулагиных крестьяне начали волноваться и хоть Константин Ильич был добрым хозяином, и относился по человечески к ним, они поддавшись всеобщей истерии, почувствовав дух свободы, и вседозволенности, в один из дней, ворвались в дом и выволокли детей и нянюшку во двор. Напрасно умоляла старая няня пощадить их, не брать греха на душу. Одурманенные, принятым для "сугрева самогоном" мужики, решили утопить детей в пруду, чтобы избавиться от "чертова семя". Нянюшку пожалели, она была из местных, её просто оттолкнули. Старая женщина упав навзничь и ударившись головой о камень, осталась лежать на ступеньках крыльца. Надя и Люба все понимали - их хотят утопить, как слепых, никому ненужных котят. Помня папенькин наказ - " Никогда, ни перед кем не проявлять малодушия", они крепко прижали к себе Верочку и начали молиться, прося господа простить им их детские грехи. Семен, служивший у них скотником, вывез их в старой лодке, на середину лесного озера. - "Ну что "чертово семя", пожили в сласть? Теперяча наше время пришло, мы поживем! - злобно ухмыляясь говорил он и сорвав с них серебряные крестики на разноцветных тесемочках он злобно оскалился, - Вам они не понадобятся, а мне то в самый раз. - Обвязав девочек веревкой, он столкнув их в воду. Последнее, что видели сестры - это свет, который проникал через толщу воды, он становился все слабее и слабее, и вскоре темнота поглотила их.
Колька, на сколько он себя помнит, был городским жителем, жил всю жизнь в городе, вернее на окраине города в микрорайоне Таш. Автомаш. В основном там жили те, кто работал на тракторном заводе. В далекие сороковые завод эвакуировали в Ташкент, строили танки, пушки, в общем все, что необходимо было фронту. После войны он стал выпускать сельскохозяйственную технику( трактора, прицепы и все комплектующие к тракторам зап. части). Его продукция пользовалась большим спросом по всему союзу и даже за рубежом. Колькин отец тоже работал на заводе и получил новую квартиру (раньше работники получали квартиры от предприятия), а мать сидела дома. Их семья была многодетной (трое маленьких сестренок и Колька), так что забот и хлопот у нее хватало. Семья не бедствовала - отец хорошо зарабатывал, его ценили как высококлассного фрезеровщика. Он был передовиком соц. труда и профоргом, его фотография красовалась на заводской доске почета. Но пришли "лихие девяностые", все изменилось. Цеха стали закрываться один за другим, рабочие уезжать на поиски работы, защищенности и стабильности. Вся Колькина семья подалась на родину матери - в Россию. Сколько невзгод перетерпели, сколько страданий пережили, в общем " хлебнули лиха". В те годы "хождение по мукам" было у каждого переселенца. Осели они в небольшом рабочем поселке - Волокишино, всего каких-то сорок минут езды на электричке и вы в Москве, а автобусом до Луховиц еще ближе. Отец устроился на работу в Луховицы, его взяли на железную дорогу обходчиком. Работа тяжёлая, но зато стабильная, да и зарплата по тем временам приличная. В скором времени купили старенький домик, подлатали его, покрасили, пристроили веранду. Появилось своё хозяйство - завели курей, поросят, купили козу. Огород тоже был большим подспорьем - картошка, зелень, ягода, помидоры огурцы. Отец построил теплицы - в общем жизнь начала налаживаться. Колька повзрослел, перешёл в девятый класс и на ровне со взрослыми помогал по хозяйству. Девчонки тоже не сидели без дела, помогали матери в огороде, ходили в лес за черникой, грибами. Катьке, самой боевой, шел двенадцатый год, очень уверенная в себе, физически развитая ( занималась дзюдо), она никого и ничего не боялась. Оля была старше сестры на два года, тихая и скромная, хорошо рисовала и мечтала поступить в художественное училище в Рязани, а Альке исполнилось шесть лет. Она не любила подолгу сидеть на месте, всегда куда-то торопилась, не закончив одно дело принималась сразу же за другое, недаром мать звала её - егозой.
В этот год лето выдалось очень жарким, дождей почти не было, сушь стояла ужасная, огород приходилось поливать ежедневно. Каждый день ребятня бегала к близлежайшему, лесному озеру, даже старые развалины большого дома, их не пугали. Вода была чистая и теплая, она нагревалась за день, и малыши с удовольствием плескались у берега, а ребята постарше заплывали до середины. Вода там была намного прохладней и не такой чистой как у берега и даже самым отъявленным храбрецам становилось не по себе. Казалось, что кто-то следит за тобой, там на самом дне, прячась в густых водорослях. Несчастье случилось неожиданно. В один их таких жарких дней утонул Витька - он поспорил с ребятами, что не побоится переплыть озерцо и даже в середине нырнуть. Спор был не шуточный, нужно было доказать, чего бы это не стало, своё первенство над пацанами. Витька спокойно доплыл до середины, помахал ребятам и под одобрительные крики пацанов, нырнул. Несколько минут его не было видно, ребята уже забеспокоились - не случилось ли чего? Но Витька благополучно вынырнул и под одобряющие крики друзей, продолжил плыть к противоположному берегу. Но вдруг он, вскинув руки над головой, внезапно ушел под воду, как будто кто-то его потянул в низ - больше его не видели. Ребята побежали в поселок за подмогой. Взрослые ныряли, прочесывали баграми дно, но Витьку так и не смогли найти - сгинул, исчез, испарился, как будто его и не было. История была очень загадочная! Старожилы начали вспоминать, что загадочные исчезновения были и раньше: Устинья с дочкой купались у самого берега, стоило ей на миг отвернутся, как дочку кто то уволок в глубину, сестер Востриковых тоже не смогли найти, только их одежда валялась на берегу. В общем, по подсчетам, человек двадцать в этом озере сгинуло бесследно. После случая с Витькой, родители строго настрого запретили своим чадам даже близко подходить к проклятому озеру. Местная ворожея, бабка Кланька, к которой молодухи ходили погадать, а женщины по старше за советом ( как отучить своего мужика от поллитровки, чтоб не пил, да не бил, а был примерным семьянином), всем на удивление, забросив дом и огород переехала к сестре на соседнюю улицу ( объясняя это тем, что стара стала, тяжело управляться по дому одной). В эту байку конечно же никто из местных не поверил. Кланька и Зойка давно не ладили друг с другом, жили как кошка с собакой, годами не здороваясь и не вспоминая друг о друге, и вдруг помирились, с чего бы это? Обе сестры были ворожеями, только бабка Кланька гадала всем подряд, приворотами, присушками не брезговала. Зоя была избирательна( чужых мужей не трогала, заговоры и присушки не любила делать), и вдруг обе сёстры стали не разлей вода! Все это было подозрительно. Поселковые насторожились. Все ожидали, что же будет дальше? События не заставили себя ждать. В один из темных, ночных вечеров молодой электрик Юрка, возвращался домой с работы в своей старенькой "копейке". Сворачивая с центральной дороге в свой переулок, он увидел троих девочек идущих ему на встречу. Дорога была узкая и он начал сигналить, что бы они отошли к изгороди палисадника и дали ему проехать, но вместо этого дети продолжали двигаться прямо под колеса машины. Юрий ругнулся, остановил машину и решил выйти и проучить "малявок", но то, что он увидел в ярком свете фар заставило его судорожно стиснуть руль, и оставаться на месте. Бледные, почти белые лица детей походили на восковые маски, с длинных, опутанных водорослями волос стекала вода. Было что-то ужасное в их облике и Юрий от страха оцепенел. Дети продолжали медленно приближаться к машине. Наконец он, пересилив страх, нажал на газ и не сворачивая, понесся прямо на них. Миновав несколько домов, он все-таки решил оглянуться. Никого на дороге не было, она была пустынна, только дворовые собаки заливались истошным лаем. Постояв немного и придя в себя парень решил, что все это ему померещилось. Развернув машину, он доехал до своего дома и ополовинив поллитровку, завалился спать. О ночном происшествии он не рассказал никому, решив, что так будет лучше. Но умолчать о пережитом ужасе не удалось. Примерно через неделю, соседка вместе с мужем возвращались из города, где они засиделись в гостях. Оставаться не хотелось( рано утром надо было выходить на работу) и они рискнули поехать, рассчитывая к двенадцати часам, добраться до дому. Все было нормально, они без проблем доехали до поселка, но свернув на свою улицу, около соседнего палисадника увидели трех девочек. Была теплая, июльская ночь, полная луна ярко осветила мокрые от головы до ног фигурки детей. Вода капала с их мокрых волос, бежала струйками по изодранным в клочья нарядам. Лиц не было видно, волосы обвитые какой-то темной, липкой зеленью скрывали их. Девочки, а это были именно девочки, были в длинных платьях замысловатого, старинного покроя, с рюшами и бахромой. Они протягивали к ним руки прося о помощи, голосов не было слышно, но Галина и Сергей интуитивно понимали их. Сережка перекрестившись нажал на газ и машина рванула вперед. Доехав до конца улицы, они повернули обратно и остановились у своего дома. Улица была пуста, трясясь от страха, Галина открыла ворота и Сергей въехал во двор. Позже, сидя дома, они вспоминали увиденное, дать точное объяснение этому, они не смогли. Утром Галина решила сходить к ворожеям. Борис был соседом Кольки, их дома разделял низенький штакетник, а огороды - лишь борозда. Он был старше и учился в Рязанском воздушно - десантном училище, но это не мешало ему дружить, с развитым не по годам. Колькой. На лето он часто приезжал домой и встречаясь с другом , рассказывал о своих учебных буднях, да так здорово, что Колька решил тоже поступать в летное училище. Это лето выдалось очень жарким и друзья переделав все дела по хозяйству, решили искупаться. Они, забыв обо всем, поспешили к озеру. От воды веяло прохладой и вдоволь накупавшись они блаженно растянулись на песке. Тихий шепот и холодные брызги воды заставили их открыть глаза. Недалеко от них стояли три девчонки. -Чего привязались, не видите что ли? Мужики отдыхают, пошли отсюда соплюшки - крикнул Борис и в шутку бросил в них горсть мелких камешков. Девчонки переглянулись между собой, подняли руки и окатили его холодной водой. Вода была настолько холодной, что оба парня вскочили на ноги. - Одурели что ли малявки? - в сердцах крикнул Борис, но тут Колька дернул товарища за руку и указывая на девочек прошептал - Боря, это те девчонки которые колобродят по ночам, посмотри это же они? - Ребята внимательно разглядывали незваных гостей, страха у них совсем не было. - Вырядились, ну прямо настоящие зомби. Вы что малявы, "кина насмотрелись"? - Борис шагнул к самой старшей и протянул руку к её грязным, спутанным волосам, но в ту же секунду упал как подкошенный на песок. Колька стоял в оцепенении, он был не в силах пошевелить даже кончиками пальцев. - Не бойся с твоим другом все в порядке, он спит. Нам нужен ты, помоги нам.- прошептала она. - Но чем я могу помочь вам? Что надо сделать? - тихо спросил он. - Ты не чем, а вот твои сестры могут освободить нас. Помоги нам, мы и так тут задержались - . - Но чем могут помочь мои сестры, они ведь еще маленькие. - - Они - ключ к нашему освобождению, возьми это - она протянула ему маленький камешек. - Отдай его бабе Клани, она все разъяснит. - Девчонки повернулись и направились к озеру, они заходили все дальше и дальше пока вода не сомкнулась над их головами. - Давай, вставай! - Борис тряс Кольку за плечо - разоспался тут, скоро солнце зайдет, а мы все прохлаждаемся. Вставай, вставай, а то на танцы в клуб опоздаем. - Колька встал и натянув трико и майку, последовал за другом. Дома, переодеваясь, он нашел в кармане маленький камешек, но зачем он его туда засунул он не помнил, да и некогда было вспоминать, ведь в клубе его ждала Оля. Она тоже была не местная, их семья переехала в Россию из Казахстана. Отец был русским, а мать - казашкой. Оля была не похожа ни на одну местную девчонку. Миндалевидные, черные глаза, длинные косы - производили неизгладимое впечатление на местных парней, но красавица дружила только с Николаем, их дружбу одобрял даже её отец, который работал вместе с Колькиным на железной дороге. В клубе уже гремела музыка : местные ребята организовали ВИА и довольно сносно исполняли известные всем зарубежные хиты. В основном танцевали группами,( кто с кем дружил) каждый выплясывал" кто во, что горазд". Медляка было мало, да и не очень это приветствовалось( прижимашки, обнимашки), а вот, после танцев каждый обязательно провожал свою пассию и провожание часто затягивалось до первых петухов. Парочки гуляли по ночным улочкам, сидели на лавочках у домов, спускались по тропинке к березняку, а самые смелые - к озеру. Колька и Оля, держась за руки, шли по тропинке и не заметили как она привела их к озеру. Вода была почти черная и какая-то зловещая тишина весела над озером, но они ничего этого не замечали. Колька обнял Олю и поцеловал ее в теплые, влажные губы. Девушка не отстранилась, ей нравился русоволосый, голубоглазый парень. Он не походил на местных "охламонов", а скорее на средневековых рыцарей или на благородных и бесстрашных мушкетеров. Он не позволял себе ничего лишнего, да и отец не одобрил бы этого, - поэтому дальше невинных поцелуев дело у них не доходило. Внезапно резко похолодало, поднялся ветер и разогнал облака. Огромный диск желто - красной луны, осветил поляну. Казалось, что он спускается все ниже и ниже к черной глади пруда. Тысяча мелких, ледяных осколков обожгли его руку, Колька повернулся и увидел рядом трех сестер. - Что же ты про все забыл? Вспомни, помоги нам, ведь только ты сможешь это сделать. - Оля стояла к ним спиной и ничего этого не видела, но она почувствовала как Колька напрягся и все это расценила по своему. Оттолкнув его, она игриво погрозила пальцем. - Подожди еще рано, вот закончим школу повзрослеем, и тогда может быть - она засмеялась и потянула Кольку по тропинке к поселку. Проводив её до дому, Колька заспешил к себе. Сунув руки в карманы, в одном из них он нащупал злосчастный камешек и резко повернув назад, побежал к дому ворожей. Не смотря на позднее время, окна их избы светились. Бабки ничуть не удивились позднему гостю, казались они ждали его. Серый камешек они бросили в большую серебряную чашку наполненную водой, зажгли свечи. Одна держала белую, другая красную, капая расплавленным воском в воду. Затем опустив свечи в воду, они накрыли все это черным платком, и что-то прошептали над ним. Сняв платок, долго смотрели на воду в чашке. - Это последняя просьба о помощи, - начала Кланька - помоги успокоится невинным душам. - - Возьми эти крестики - Зоя подала Кольке три крестика на разноцветных ленточках - и пусть твои сестры отдадут их тем у кого их отняли. - - Только это надо сделать в последний четверг месяца, обязательно в полночь - добавила Кланька. - А теперь, иди - они подтолкнули его к двери. Колька не помнит как дошел до дома, не раздеваясь он лег на диван и уснул. Прошло несколько дней, до последнего четверга оставалось всего три дня, а Николай не решался все рассказать сестрам. Но накануне, в среду они сами подошли к нему. Оля, Катя и Алька почувствовали, что брат нуждается в их помощи. Усадив его на лавочку, самая бойкая из них, Катька, спросила - Ну, братан, долго будешь молчать? Мы же чувствуем, что с тобой что-то не так. Со своей красавицей поругался? - - Давай, не томи, рассказывай - Ольга вопросительно посмотрела на него. - Не бойся мы поможем - пошептала маленькая Алька, обняв брата и Колька, ободренный их участием, все рассказал не таясь. Он ожидал всего: не понимания, страха и даже того, что они просто посмеются над ним, но девчонки все поняли и покрутив в руках крестики, согласились. В четверг, около двенадцати часов, они были у озера. Ночь была тихая, на небе сияла полная луна, вода в озере зловеще чернела, казалось, что вместо неё разлита густая, черная тушь. Внезапно поднялся сильный ветер, нагнал тучи и спрятал луну. Стало очень темно и сильно похолодало. - Мы пришли вам помочь - подойдя к самому краю пруда, громко прокричал Колька и отступил назад, к сестрам. Из самой глубины пруда показались три детских фигурки, они медленно заскользили по воде, приближаясь все ближе и ближе к песчаному берегу. Подойдя в плотную к колькиным сестрам, они протянули руки и взяв крестики, одели их на шеи. В тот - же миг их обезображенные лица, руки и тела засветились ярким, мерцающим светом. Через несколько минут они приняли свой первозданный облик: на песчаном берегу стояли три миленьких, хорошеньких девочки, их бледные лица светились улыбками. Откуда-то с верху, на землю, хлынул поток яркого света и они медленно стали подниматься все выше и выше. Вскоре их уже не было видно, свет померк и сёстры с Колькой остались одни в полной темноте. Они ещё немного постояли, ожидая чего-то, затем потихонечку пошли по тропинке к дому и каждый из них испытывал облегчение, ведь они помогли обрести долгожданный покой трем неприкаянным, детским душам.
Прошло несколько лет. Колька, закончив авиационный, был направлен для несения службы на север, с ним поехала его молодая жена. Ольга, его старшая сестра, поступила в художественное училище и участвовала в конкурсе "Молодое дарование России", её талант по достоинству оценили и в пригласили на стажировку в Италию. Катька, связала свою жизнь со спортом. Ловкая, смелая и физически развитая, она стала мастером спорта по биатлону и представляла нашу Россию на многих международных соревнованиях. А Альке, еще предстояло выбрать себе дело по душе. Ей нравилось многое: то хотелось стать ведущей телевидения, то стюардессой, то ветеринаром. Одно время она увлеклась цирком и довольно сносно жонглировала тремя шариками, любила шить, вязать, но всё это были лишь мимолётные увлечения. Больше всего на свете она любила фотографировать. Колька подарил ей на день рожденье фотоаппарат и она, не расставалась с ним не на миг, фотографировала всех и вся! Записавшись в фото кружок, она ездила два раза в неделю в город на занятия. Родители не стали её отговаривать( мол очередная блажь), но когда на конкурсе " Моя Отчизна" она заняла первое место, и ей подарили новую японскую кинокамеру, они окончательно убедились, что Алька выбрала себе дело по душе. Все три сестры нашли своё призвание, выбрали свою дорогу в жизни и ни о чём никогда не пожалели. Они чувствовали, что где-то там, на верху, на небесах им помогают те кому когда-то они сами помогли.



Читатели (680) Добавить отзыв
Спасибо Вам за отзыв на мою вещь и за Ваш интересный рассказ. Я бы сделал из него маленькую повесть. Детализировал бы жизнь трех барышень, наполнив в их образы большей плотью и духовным содержанием, чтобы было их жалко по-настоящему. По сути, сам факт их жестокого умерщвления - это трагедия и их, и всего того поколения. У меня есть повесть о людях того времени "Облов".
Я так и не понял, что за чертовщина с деревенскими утопленниками,зачем сестры-жертвы или их фантомы столь жестоки к невинным людям? Да и сельская ворожея, по моему опыту, не может обладать столь большой магической силой...
Впрочем, это мое занудное мнение, возможно, я и неправ.
Успеха Вам!
Валерий Рябых.

19/08/2020 23:23
От Мурза
Спасибо Вам за то, что прочитали "Вера. Надежда, Любовь" - это лишь проба пера. Вообще я люблю писать стихи, если у Вас будет время прочтите пожалуста"За что все это?" и "Ненавижу Вас" - это филосовские рассуждения о мире и о месте человека в нем. Спасибо еще раз, что обратили внимание на мою писанину.
20/08/2020 13:52
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы