ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Ключи от Галактики Главы 24-28.

Автор:
Глава двадцать четвёртая. Битва за Лисаннагрин.

Мы уже собирались лечь спать, как в дверь раздался звонок. Лиза накинула халат и выскочила в коридор.
- Стар здесь? – поинтересовался очень знакомый голос.
- Вы будете сильно удивлены, но у нас в гостях чуть ли не всё правительство Звездограда, - Лиза уже хорошо ориентировалась в политических тонкостях Вселенной.
- А что это оно тут делает? - удивился незнакомец.
В коридоре вспыхнул свет, и на пороге мы увидели незнакомого мужчину. Лицо его выглядело слегка уставшим. Глаза провалились.
- Григ, - сказал незнакомец, - какого чёрта вы тут устроили? Больше негде было переночевать? Вы не в курсе, что у Стара медовый месяц?
- Это же Странник! – воскликнула Лис. – Помнишь, Грин, мы видели его с тобой в иллюминатор.
- Да это он, - подтвердил Стар.
- Мы на земле с официальным визитом, решили перенести Солнечную Систему в Лисаннагрин, - начал я. – Слышал, что в Галактике неспокойно…
- Мне всё это известно, - ответил Странник, - я спрашиваю, что вы делаете у молодожёнов? У вас же вроде была своя квартира.
- Там нас ждала милицейская засада, - рассмеялась Грин. – Усилиями первого заместителя королевы Звездограда нашей группе удалось скрыться.
- Всё шутки шутите, - ухмыльнулся Странник. – Но сейчас вам будет не до шуток. В район Солнечной Системы движется эскадра одноглазых варваров. Они будут здесь с минуты на минуту. Как вам такой расклад?
- С минуты на минуту в каком времени? – поинтересовался Андрей. – Может быть, у нас всё-таки есть время нормально выспаться?
Глаза Андрея казались слегка припухшими, чувствовалось, что он ещё переживает разрыв с Лизой. Анне настолько стало жаль парня, что она весь вечер не спускала с него глаз, чтобы хоть как-то поддержать в трудную минуту. Нельзя сказать, что Андрей уж сильно этому сопротивлялся.
- Ладно, гасите свет. Я устроюсь на кухне. Что-то сильно проголодался за последние миллиарды лет, - сказал Странник.
- А у меня как раз остался салат и курица с картошкой, - обрадовалась Лиза. – Разрешите мне за вами поухаживать?
- Не откажусь, - согласился Странник. – И пригласи ко мне Грига. Нам нужно переговорить.
Я вышел на кухню, щурясь от света. Было весьма необычно лицезреть Странника в новом обличье.
- Мы что же действительно вступим в бой с одноглазыми варварами? – сразу же поинтересовался я.
- Ага, будем воевать с ним мечом Стара и великолепной боевой техникой Лис. У нас нет даже своих боевых кораблей. Опасное это дело война. Я встречался со Стариком. Он не против сложить свои полномочия после перемещения всех населённых планет в Лисаннагрин. Дело в том, что без военного флота Старика переместить все населённые планеты в Лисаннагрин практически нереально.
- Я до сих пор слабо представляю себе, как переместить хотя бы одну Солнечную Систему. И потом, что это с вами произошло?
Странник усмехнулся.
- Для меня это тоже полная неожиданность. Стар считает, что этому виной они, - и Странник посмотрел в потолок.
- Мне Стар сообщил, что он один из них. Что бы это могло означать?

Белокурая девушка в лёгком воздушном платье стояла посреди бесконечно-зелёного луга.
- Стар, иди ко мне, слышишь? Посмотри, какие здесь великолепные одуванчики.
- Я видел уже твои одуванчики тысячу раз.
- Стар, ты становишься невозможным, - девушка нахмурилась.
- Славия, я хочу нормальной человеческой жизни. Здесь всё ненастоящее, даже твои одуванчики. Они целиком и полностью зависят от твоего настроения. Через пять минут они могут превратиться в чайные розы, а ещё через десять здесь вообще будет пустыня и светить палящее солнце. Это невыносимо!
- Так не расстраивай меня, - рассмеялась девушка. - Мы же любим друг друга, Стар. Хочешь, я для тебя создам целую планету, и там всё будет по-настоящему?
- Не будет. Ты же не станешь подвергать меня опасности, заранее истребишь всех диких зверей, протопчешь тропинки в лесу, чтобы я не дай бог не заблудился. Отстроишь дворец на берегу моря. У меня на стене будет висеть меч и шпага, которые я никогда не достану из ножен. По замку будут слоняться охрана и прислуги, вежливо кланяться мне, подавать халат, приносить завтрак, обед и ужин, застилать постель.
- Что же в этом плохого, Стар?
- Ничего. Но чем заниматься мне?
- Жить. Мы же будем рядом.
- Такая жизнь, смерти подобна.
- Что ты такое говоришь, Стар? А как же наша любовь?
- А чем ты будешь заниматься в мире, где всё по-настоящему? Что ты умеешь делать своими руками?
Славия осмотрела свои абсолютно белые и нежные руки.
- А разве такими руками нужно что-то делать, да и зачем? Они же станут грубыми и шершавыми. Я могу делать только то, что умею, не требуй от меня большего.
- И не собираюсь. Я уже решил окончательно и бесповоротно. Вернусь на родину, стану хорошим воином и буду жить среди своих. Мне здесь не место. Так и скажи своему папочке. К чёрту ваш маскарад!
- Ты не посмеешь.
- Ещё как посмею. Лучше быть ключником как Странник, чем прозябать всю жизнь здесь среди твоих одуванчиков.
- Стар!

- И он ушёл? – спросил я.
- Как видишь, - ответил Странник. – Я повстречал его уже после возвращения.
- А что это за место?
- Бог его знает. И потом, существуют правила. Никто не должен интересоваться подобными вопросами. Или ты забыл?
- Странно всё это, - с этими словами я почувствовал, как к моему виску приставили дуло лазерной пушки.
- Аккуратно выкладывай ключи от Лисаннагрин на стол, - раздался голос за моей спиной.
- Крайм? – удивился Странник.
- Молчи, иначе твоему напарнику не поздоровится. Он ведь ещё не обременён бессмертием?
- Он член правительства Звездограда, если ты его хоть пальцем тронешь, они тебя достанут. Ты же знаешь правила, Крайм.
- Мне плевать на ваши правила. Пусть твой напарник выложит ключи, и разойдёмся по-хорошему. За дверью отряд моих лучших воинов. Ты же знаешь наше доблестное братство. От твоих птенчиков и мокрого места не останется. И не вздумай играть со временем.
- На кого ты работаешь, Крайм? Неужели на одноглазых варваров?
- А хотя бы и на них. Твой сумасбродный Старик и его дурацкое правительство довели Галактику до локальных войн. А скоро разразится и галактическая война. Я всегда был с теми, кто способен навести порядок в Галактике. Ключи от Лисаннагрин на стол. Считаю до трёх.
Вдруг позади меня раздался ужасный скрежет. Кухня наполнилась дымом и гарью. Дуло лазерной пушки перестало упираться в мой висок. В проёме я увидел Стара. В руках его был меч.
- Они обложили нас со всех сторон. Будем прорываться! – крикнул Стар.
- Зачем? – удивился я. – Мы же можем уйти сквозь пространственно-временной тоннель в любую точку Вселенной.
- Уйти, не приняв боя? И это я слышу из уст члена правительства Звездограда? Дело в том, что все точки выхода в радиусе пяти километров блокированы Краймом. Одноглазые варвары загнали нас в ловушку.
- А куда подевался Странник?
- В соседней комнате, собирает дружину.
- Моих девчонок? Да вы что с ума сошли, они не будут принимать участия в бою!
- Ничего не поделаешь, Григ. Силы и так не в нашу пользу. Варвары – отличные воины. А Крайм – такой же ключник, как и Странник.

В кромешной мгле на Млечный Путь вышли воины.
- Нас будет только пятеро против тридцати отличных солдат поднебесного легиона, - сказал Странник.
- И среди них великий Крайм, - добавил Стар.
- А среди нас две беззащитные женщины, а ведь скажут, что нас было пятеро, - констатировал я.
- Григ, мы не настаиваем, чтобы ты принимал участие в битве, - возразила Лис.
- Мы бы предпочли, чтобы ты вернулся на землю, любимый, - добавила Грин.
- Нет уж, землянин способен постоять за честь своих женщин! - излишне помпезно высказался я.
- Одноглазые варвары считают это честным поединком, - улыбнулся Странник. – Очень своеобразное представление о чести, не правда ли милые дамы?
На Лис и Грин были одеты грациозные кольчуги и костюмы. Видимо и перед смертью они хотели выглядеть подобающе. На горизонте показались наши противники. Они сверкали ослепительными латами и совершенным средневековым оружием. Под каждым из воинов храпел быстроногий вороной конь. После нескольких коротких команд Крайма великолепная конница со свистом понеслась на нас. Грин закрыла глаза, Лис начала читать молитву, которую случайно выучила в Звездограде, Странник сжал в руках меч, Стар схватил копьё и целился им в Крайма, я вращал в руках рукоятку кухонного ножа, прикусывая нижнюю губу.
Вдруг откуда не возьмись, мимо нас в сторону конных варваров полетели осколки материи, как будто незримый кто-то решил поиграть в Чапаева. Почти каждая попытка заканчивалась успехом. С Млечного Пути полетели воины, словно пешки с доски. Видимо игрок попался опытный. Наша команда, затаив дыхание, следила за битвой со стороны. Когда на доске остался один воин Крайм, который неистово размахивал перед собой мечом, словно пытался убить им назойливую муху, откуда-то сверху появилась женская рука. Она взяла Крайма, и до нас донеслись слова.
- Мистер Крайм, вы хранитель ключей, и должны были знать правила. Григ и две его спутницы являются членами правительства Звездограда. Любые действия, направленные в их сторону считаются нарушением. Вы отправляетесь в тёмную комнату.
Потом неожиданно из-за какой-то невидимой вуали показались красивые женские глаза.
- Стар, а ты говорил, что я ничего не умею делать своими руками.
- Славия? – воскликнул Стар. – Как ты здесь оказалась?
- Не переживай, со мной всё в порядке. А тебя, наверное, Лиза заждалась. Она очень хорошая девушка. Ценю твой выбор.
- Славия!
Глаза женщины исчезли. На Млечном Пути остались только герои. Они спустились на землю, словно боги. Дома их ждал праздничный завтрак. Лиза и Анна суетились на кухне, а Андрей сбегал за продуктами. Странник сказал великолепный тост:
- За Лисаннагрин!
И раздался звон бокалов.



Глава двадцать пятая. Флора и фауна планеты Лиза.

Что может быть лучше творчества? Только творчество самой жизни. Так ответит вам любой хранитель ключей, раскручивая спираль Галактики. Особенно, если в законы сотворения мира внесены существенные поправки. А если талантливому творцу помогают прекрасные и обворожительные особы, то творчество становится приятным вдвойне. Такой процесс приобретает не только смысл продления рода человеческого, но и постижения его наивысшей гармонии. На непроторенных тропинках познания можно легко встретить не только фантастические приключения, непреодолимые опасности, ни с чём несравнимые впечатления, но и саму любовь. И даже зная, что в скором времени страсти улягутся, чувства потеряют былую остроту, наступит покой и разочарование человек хочет на некоторое время вернуться в сказочную страну, где происходят самые настоящие и удивительные чудеса.

Занимаясь изучением фауны планеты Лизы, так мы решили назвать нашу новую планету, мы с Лис и Грин засели в засаде, подкарауливая крупного хищника. Вокруг торжественно стрекотали весёлые стрекозы, порхали легкомысленные бабочки, жужжали серьёзно настроенные жуки и ползали мечтательные гусеницы. Всё было настолько удивительно и великолепно, что невозможно было оторвать глаз. Наконец, на окраине леса появился хищник, чем-то напоминающий тигра. Хищник вышагивал по лугу и самозабвенно нюхал ромашки. Даже Лис пришла в неописуемый восторг.
- Посмотри, какой диковинный и удивительный зверь, Григ!
- Что-то в нём не так, - согласился я. – Как-то он выглядит неубедительно, тебе не кажется?
- Он выглядит интеллигентно, как и подобает настоящему мужчине.
- Интересно, каким образом ты определяешь пол на таком почтительном расстоянии? – спросил я.
- Какой ты наивный, Григ, - улыбнулась Грин. – Мужчину видно издалека.
На лугу паслись несколько лосей и небольшое стадо диких коз. Они даже не обращали внимание на приближение хищника, который продолжал любоваться цветами и умилять моих женщин.
- Насколько я понимаю, тигр должен начать охотится? – поинтересовался я.
- Ничего подобного. Ты слишком кровожаден, Григ. Эту планета сотворила женщина. Здесь абсолютно нет места агрессии, - ответила Лис.
- Очень интересно! – удивился я. - И чем же питаются наши удивительные хищники?
- Хищники питаются мясом, это известно любому школьнику, - сказала Грин.
- Вот! – обрадовался я. – Значит, наш тигр просто сыт, поэтому и ведёт себя так флегматично. Пройдёт некоторое время, и он начнёт выслеживать добычу.
Я в предвкушении потёр ладони. Лис рассмеялась и покачала головой.
- Григ, занимаясь ядром Галактики, ты совсем отстал от жизни. На Лизе растут экзотические деревья.
Хищники питаются мясными плодами, - сказала Грин.
- На ком, извините, растут?
- На Лизе. Мы хотим воплотить на этой планете максимум справедливости, - пояснила Лис.
- А как вы контролируете численность видов? Чем, например, питаются насекомые?
- Численность видов контролируется природой. Как только численность той или иной популярности становится достаточной, снижается рождаемость, - ответила Лис.
- А насекомые питаются растительностью, - пояснила Грин.
В этот самый момент тигр сорвал несколько плодов с деревьев и отнёс диким козам. Через некоторое время он осознал, что принёс слишком мало плодов и сходил ещё. Потом долго вилял хвостом и урчал от удовольствия. Козы тактично уступали друг другу возможность насладиться великолепными плодами, они постарались даже поделиться ими с несколькими лосями, пасущимися неподалёку.
- Учись, Григ, - улыбнулась Лис. – Наши животные не просто интеллигентны, но и духовно развиты.
- Я так ничего и не понял насчёт численности видов. Как происходит снижение рождаемости?
- Лиза – живая планета, она и контролирует все процессы. Вносит изменения на генном уровне, - сказала Лис.
- Как интересно, - восхитился я. – А кто создаёт местным жителям трудности?
- Какой ты всё-таки нудный, Григ! Не можешь спокойно любоваться и созерцать. Трудности тебе подавай, - насупилась Лис.
- А как же без трудностей? – рассмеялся я. – Живому существу постоянно нужно что-то преодолевать. Иначе можно умереть со скуки и разжиреть. Вы же не заставите животных заниматься аэробикой.
Из кустов с противоположной стороны луга вышел огромный величины мамонт. Он, весело размахивая хоботом из стороны в сторону, двигался прямо на нас, словно танк.
- Вот тебе и трудности, Григ, - осторожно выглядывая из кустов, сказала Грин. – Что-то я не помню, чтобы мы планировали таких животных на планете.
Вслед за первым мамонтом вышел и второй. Грозно протрубил, подняв к небу острые бивни, отчего дикие козы и нюхающий одуванчики тигр разбежались по сторонам. Вслед за мамонтами из леса выпрыгнул серый заяц. Он как-то недобро посмотрел по сторонам и лязгнул зубами. Не долго думая, заяц бросился на мамонтов. От неожиданности грозные животные помчались наутёк. Они со всех ног неслись прямо на нас. Я схватил девочек за руки и потащил в сторону. Едва мы перебрались в новое укрытие, как мамонты грузно промчались мимо. Лис и Грин удивлённо пожали плечами. В это время на поляну из леса вышел гомосапиенс с лейкой в руках. Он полил несколько клумб с цветами, достал матрас и развалился на нём, подставив под солнце свою волосатую грудь.
- Абориген? – спросил я.
- Да, первобытный человек, - ответила Лис.
- И чем он занят?
- Он ухаживает за садом и постигает мир. Мы сейчас занимаемся поиском жены. Нужно, чтобы совпадали гороскоп и характеры. Словом, проблема, как оказалась, не из лёгких, - ответила Лис.
- А сам он не пробовал искать?
- Что ты ему некогда, он целыми днями лежит и смотрит в небо. Мне кажется, что он работает над величайшим открытием. Зачем же его отвлекать? Мы же не будем искусственно притормаживать прогресс, – пояснила Грин.
- Прогресс говоришь? А откуда в первобытном мире взялась лейка? – удивился я. – Или её тоже синтезировала планета?
- Нет, - смутилась Лис. – Лейки мы им завезли.
- А потом местные учёные будут ломать голову, откуда у первобытных людей взялись лейки. И никто не будет верить в то, что жизнь на их планете зародилась естественным путём. А как вы решили проблему с основным инстинктом?
- Ой, Григ! Это оказалось самым простым. Мы несколько видоизменили природу мужчины.
- Что?
- В виде эксперимента, Григ. Ты же сам разрешил проявить фантазию, - пояснила Грин.
- Всё это никуда не годится! Чёрт знает что! Всё переделать, - резко сказал я и выключил трёхмерные иллюзионы.
После того как я вышел из лаборатории, Лис тихонько сказала Грин:
- Наверное, зря мы ему это сказали.
- Ага, - вздохнула Грин. – Мужчины ничего не хотят в себе менять.

После обеда девушки вновь пригласили меня посетить иллюзион. Мне сразу же бросились в глаза разительные перемены. Куда-то исчезли легкомысленные бабочки и появились комары, которые то и дело норовили впиться в самые сокровенные места человеческого тела.
- Ну, вот, - довольно сказал я, - уже чувствуется что-то родное.
Перед нами открылась всё та же поляна, где с опаской паслись несколько диких коз. Численность стада была значительно меньше, нежели в прошлый раз. Из кустов выскочил разъярённый тигр и тут же задрал первую попавшуюся козу, после чего потерял к ней всяческий интерес. Остальные козы в ужасе разбежались кто куда. Хищник разлёгся на лужайке и начал меланхолично втягивать в себя запахи дикой природы.
- И куда же подевалась его интеллигентность и душевная простота? – спросил я. – И зачем он задрал козу, если даже не притронулся к мясу?
- Григ, мы сделали то, что ты и хотел, вернули вам вашу сущность, - грустно сказала Лис.
- Какую ещё сущность? – не понял я.
- Мужскую.
- А к мясу он не притронулся, потому что предпочитает есть растительное мясо, а убивает ради развлечения из чувства азарта, - чуть не плача сказала Грин. – Господи, я не могу на это смотреть. Лис, выключи немедленно.
- А где этот ваш абориген с лейкой? – спросил я, утишая Грин и поглаживая её по спине.
- Он забросил сад и бегает с дубиной по лесу как идиот, - огрызнулась Лис. – Не знаю, зачем такому дикарю жена? Он же съест её в первый же день.
- Как-то печально у нас всё складывается, - подбодрил я своих девчонок. – А разве нельзя получить какую-то среднюю картинку? Скажем, чтобы тигр не нюхал одуванчики как ботаник-натуралист, но и не задирал коз без должной на то причины.
- Можно попробовать, - сказала Лис, - просто нам очень хочется сделать этот мир справедливым. Всё-таки это наша первая работа.
- Григ, может быть ты дашь нам какой-нибудь совет? – спросила Грин.
- Обязательно, - согласился я. – Будьте внимательнее к мужчине, которого любите. Присмотритесь к нему, вникнете в его проблемы. Может быть, ему чего-то не хватает. К примеру, массажа перед сном или просто доброго и ласкового слова. И вы увидите, как мужчина тут же пойдёт к вам на встречу и отплатит той же монетой…
- Какой же ты невыносимый, Григ! – воскликнула Лис. – Но, кажется, я знаю, что нужно сделать на Лизе.

Глава двадцать шестая. Ветер перемен.

Прибытие Солнечной Системы в Лисаннагрин ознаменовалось ветром перемен во всех без исключения аспектах жизнедеятельности объединённого человечества. Впрочем, перемены в небе заметили в основном астрономы и по-своему их трактовали. Церковные авторитеты в очередной раз предсказали Конец Света. Во многих государствах сменились политические и экономические системы. Журналисты и политологи шумно обсуждали в прессе все те горизонты, которые открылись перед обществом, критиковали прошлое и упадочность минувшего периода человеческой истории. Экономисты наперебой предсказывали небывалый подъём. В Галактике политика Старика была признана абсолютно несостоятельной, а правительство отправлено в отставку. На место нового лидера метили Сергея Мартышкина, опытного специалиста в области конструирования галактических систем.

Александр Хабибулин, потомственный инженер, явился в государственное учреждение с деловым предложением.
- Слушаю вас, Александр, - поприветствовало Хабибулина официальное лицо.
- Я хотел бы пожертвовать в фонд объединённого человечества свой автомобиль марки «москвич».
Официальное лицо высунулось в окно и посмотрело вниз.
- Вот тот цвета морской волны?
- Да, но это не всё. Я бы хотел отказаться от высокой заработной платы на своём заводе. Уж слишком нас балуют господа. Сами-то небось недополучают прибылей, а в итоге страдает государство и объединённое человечество в целом.
- Во сколько раз хотите уменьшить довольствие?
- Вдвое, - сказал Хабибулин. – Нам с женой и детьми хватит.
- Как у вас дети? – воскликнуло официальное лицо. – Тогда ни в коем случае! Никаких москвичей мы у вас не примем. И зарплату уменьшать не дадим.
- Мы с женой уже всё решили и просчитали. И квартира трёхкомнатная – многовато, нам бы хватило и двух.
- С ума сошли! Многовато. У вас сколько детей?
- Двое.
- Разнополые?
- Как вам сказать…
- Скажите, как есть.
- Девочка и мальчик.
- Вот, и как вы собираетесь их в одной комнате держать?
- Почему в одной? Каждый пусть живёт в своей, а нам с женой и на кухне не тесно. Что уж, мы своё отжили.
- Бросьте нести чепуху! Мы вам, пожалуй, дадим пять комнат. Вдруг ещё кого надумаете родить или дети не дай бог разродятся. Всякое ведь бывает! Так и запишем пять комнат и на волгу обменяем ваш «москвич».
- Да вы что! Как мы будем с этим жить? – Хабибулин в сердцах чуть не ударил кулаком по столу.
- Ничего, потерпите. Другие терпят, а вы ничем не лучше их.
Хабибулин в подавленном настроении вышел на улицу. Он понятия не имел, как теперь всё это расскажет жене. Утёр скупую мужскую слезу. Дома его ждал настоящий скандал.

- Что? – воскликнула жена. – Дают новую машину? Ну, ты у нас – настоящий бизнесмен!
- Алёна, не перегибай.
- Вон, у Мишуткиных и мерседес и БМВ забрали. И коттедж. Хабибулин, ты никогда не умел настоять на своём. Что уж мы теперь детей во всё новое будем одевать? Дожили! А что скажут им одноклассники, подумал? Скажут мещане, только и думают, что о деньгах, да о своём благополучии. Господи, стыдно-то как! Сейчас же отправляйся назад и всё верни.
- Дорогая, я сделал всё, что мог. Он говорит, у нас дети. А могут быть и ещё.
- Господи, в кого же ты у меня такой хозяйственный? – Алёна заплакала. – Как же я завтра девочкам расскажу? Саша, ты такой у меня пробивной. Ладно, я сама схожу и всё отдам. Я их перехитрю, скажу, что детей у нас нет, мол, муж нетребовательный ни к еде, ни к вещам. И они примут. Вот увидишь!
- Хорошо, Алёна, - и Александр со слезами на глазах обнял свою жену. Он почувствовал какая сумасшедшая сила духа таилась в этой казалось бы хрупкой и бесконечно нежной женщине.

Судья попросил подсудимого встать.
- Признаётесь ли вы в том, что не умышленно подбросили пенсионерке Небогатовой сто тысяч рублей в её сумочку?
- Нет, я сделал это из идейных соображений! – отвернул голову пристыженный преступник. Его глаза были полны раскаяния.
- Вы же не желали, чтобы старушка под старость лет поддалась тлетворному влиянию денег?
- Ваша честь, каюсь, желал. У бабушки слишком маленькая пенсия.
По залу пронёсся гул разочарования. Люди никак не могли понять, как это пенсия может быть маленькой. Тем временем, с места поднялся государственный обвинитель:
- Разрешите, ваша честь?
- Пожалуйста, мы вас слушаем.
- Подсудимый заблуждается. Он не хотел подбрасывать пенсионерке Небогатовой деньги. Просто получив очередную заработную плату решил отказаться от денег и отнести её в фонд объёдинённого человечества, но, проходя мимо пенсионерки, задумался и случайно обронил пачку с тысячными купюрами в сумочку Небогатовой. При этом он не преследовал злой умысел, и не знал, что этим нанесёт пенсионерке непоправимый моральный вред.
Судья нахмурил брови и посмотрел на подсудимого.
- Так. А что нам скажет защита?
- У защиты есть важный свидетель. Разрешите пригласить, ваша честь?
- Разумеется.
Свидетелем оказалась местная учительница начальных классов Ирина Распашная. Она поправила свой ослепительно огненный бант и вышла к графину.
- Я всё видела, ваша честь, - сказала Распашная. – Подсудимый, - Ирина с укором посмотрела в его сторону, - до сей поры являлся моим мужем. Мало того, что он заваливал наш дом продуктами, роскошной мебелью, редкими вещами и украшениями, он приносил всю зарплату, вовремя приходил с работы домой и не пил. Совсем! Но я не поддалась, ваша честь. Все мы прекрасно знаем, что деньги это зло.
- Можно по существу вопроса, Ирина Распашная, - напомнил судья.
- У меня всё, - сказала Ирина, расплакалась и побежала к выходу.
Суд оправдал подсудимого, освободил его из под стражи прямо в зале суда, обязав принять сумму морального вреда от пенсионерки в размере десяти максимальных месячных окладов.

Словом жизнь в объединённом человечестве налаживалась. Олигархи публично и открыто впадали в нищету, государство богатело, благодаря чему в городах царил небывалый порядок. На улицах совершенно не было мусора, граждане кланялись друг другу, мужчины целовали женщинам руки, а красавицы делали обворожительные реверансы. В автобусах никто никому не грубил, старушки уступали место молодым, молодые – старушкам. Вот почему во многих автобусах оставалось достаточное количество свободных мест, что делало передвижение приятным и комфортным. Поговаривали даже, что у объединённого человечества появилась какая-то цель, доселе неведомая. Но мы с вами не станем опережать события и оставим этот вопрос открытым до полного выяснения всех его деталей.


Глава двадцать седьмая. Отпуск в июле.

Меня, Лис и Грин вызвали в Звездоград на перевыборы кота Мурзика. Ходили слухи, будто кот зарвался, требовал себе двойную порцию бифштексов и стал страшно ленив, отчего перестал на церемониях выходить к гостям. Коту объявили импичмент, и объявили перевыборы. Впрочем, другой кандидатуры на роль королевы ни у кого не нашлось. Все как-то уже привыкли к Мурзику и к его так сказать неуважительному отношению к звёздам. Собрались все вместе, что-то обсудили и решили, раз уж объявили коту отставку, переизбрать его на второй срок путём голосования. Напечатали бюллетени с одной фамилией «королева Мурзик», гражданская специальность «кот», образование не начатое среднее, и галочка, т.е. организаторы постарались максимально облегчить труд избирателям, которым оставалось просто бросить бюллетень в урну и пойти с чувством выполненного долга по домам. В общем-то, и я всегда считал, что для человека главное не выбор, а чувство выполненного долга.
После того, как кот Мурзик большинством голосов был переизбран на второй срок, мне с девчонками дали отпуск. Момент был самый что ни на есть торжественный. С небес спустилась сама Славия и благословила нас в добрый путь. Я хотел было спросить у неё о том, откуда приходят к нам боги, но не успел. После торжественного церемониала Славия, водрузив на голову кота бирку с цифрой два, тут же исчезла, даже не поинтересовавшись здоровьем Стара, что задело за живое моих девочек, которые ещё долго спорили на эту тему между собой. В момент самого разгара баталий я подошёл к своим неизменным спутницам, обнял их за талии и спросил:
- Куда полетим в отпуск? Надеюсь, не в Лисаннагрин?
- Нет! – дружно ответили девчонки. – Кто же проводит отпуск на работе?
Я попытался возразить, но Лис даже не хотела меня слушать.
- Мы возвращаемся домой, Григ! В нашу реальность, - сказала она. – Пора отдохнуть от чудес. Вернуться к реальной жизни.
- Отстоять две очереди за колбасой и фруктами! – весело подбодрила подругу Грин. – А что, я «за». Надеюсь, в этот раз нас не встретит милицейский отряд?
- Или явится человек похожий на Странника с очередным ответственным поручением, - улыбнулась Лис. - Предлагаю вернуться на год раньше, пока ещё не началась вся эта заварушка.
- Можно съездить к морю, - осторожно предложил я.
- Точно, купим акваланги и проведём весь отпуск под водой! – поддержала Грин. – Григ, у тебя ещё осталась местная валюта?
- Валюты полно, - сказал я. – Нам пора собираться!
После долгих и беспокойных сборов мы наконец-то упаковали чемоданы, погрузили их в авиетку, и я с удовольствием повернул ключ времени.

Раздался какой-то незнакомый щелчок, после чего я потерял сознание. Странные и нелепые картинки сменяли друг друга. Мне вдруг показалось, что я во второй раз служу в армии, всем показываю свой военный билет, мол, уже служил, но мне никто не верит. Офицеры посмеиваются надо мной, а мой незабвенный ротный ставит меня на Новый Год дежурным по роте. Мне страшно обидно, я объясняю ему, что мне нужно вернуться домой. Он качает головой и говорит, что до дома слишком далеко. Потом почему-то я оказываюсь в самоволке, причём не во внеземелье, а в своём городе. Иду по знакомым улицам, вокруг лето, девчонки бросают в мою сторону приветливые взгляды. В следующий момент за мной бежит милиционер, почему-то размахивает дубинкой из стороны в сторону, я спокойно делаю взмах руками и поднимаюсь в воздух. Лечу. Девушки внизу показывают на меня руками. Я опускаюсь вниз, подхватываю одну из них, потом вторую и поднимаюсь с ними под самые облака. Девчонки кричат, что есть сил, аж дух захватывает…
- Григ! Григ! Какого чёрта ты спишь, вставай, костёр уже давно погас… Холодно уже. Поехали домой.
Я открываю глаза и вижу перед собой Лис. Она пытается меня разбудить. Рядом стоит Грин. Почему на них такие странные платья? В цветочек. Звука опять не слышно, девчонки беспомощно открывают рты, пропадает картинка, словно я снова начинаю куда-то проваливаться. Падаю, пытаюсь взмахнуть руками, но руки не слушаются. И опять врывается звук:
- Григ! Господи, Григ! Сколько можно, вроде бы выпил чуть-чуть, а смотри, как его развезло, - сказала куда-то в сторону Лис. – Грин, помоги его поднять, и принеси воды из ручья. Пора уже ехать. Завтра рано на работу вставать.
- На какую работу? - вдруг ворвался в реальность я.
- Григ, ты совсем что-то потерял ориентацию в пространстве. Как на какую работу? В институт, куда же ещё. Или у тебя есть ещё какая-нибудь работа, которую ты от нас скрываешь? – подошла с водой из ручья Грин. – Наклонись, я тебе полью.
- Если только ты так теперь именуешь Звездоград, - рассмеялся я. – Надо же институт, только никак не пойму, как же так быстро пролетел наш отпуск?
Грин полила мне на руки. Потом на голову, отчего я чуть не распугал всех ночных сов.
- Что такое Звездоград? – заинтересованно спросила Лис. – Твой новый проект? И о каком отпуске ты говоришь, мы же вроде бы договорились, что поедим в июле вместе с Грин.
- Что значит вместе с Грин? А как можно поехать без неё? – удивился я.
- Я пока ещё твоя жена, - метнула в меня незнакомый взгляд Лис. – То, что Грин моя сестра, совершенно не означает, что у неё не может быть собственных планов. Но в этот раз мы решили поехать вместе, если ты вообще что-то помнишь. Странный ты какой-то сегодня.
- Девчонки, вы что надо мной издеваетесь? – я обнял за талию Грин и попытался приблизил её к себе, после чего тут же получил две пощёчины, одну от Грин, а другую от Лис.
- Совсем с катушек съехал, академик! – воскликнула Грин. – Жену бы постеснялся хоть чуть-чуть.
Я несколько раз попытался встряхнуть головой, надеясь проснуться.
- Григ, перестань трясти головой. Садись лучше в машину, - скомандовала Лис. Потом повернулась к Грин и добавила. – Он у меня настоящий клоун! Можно хоть сейчас в цирке показывать. Какой-то Звездоград приплёл. Наверное, ищет повод, чтобы опять удрать с друзьями на рыбалку.
- Как пить дать! – согласилась Грин. – Ладно, заводи, да поехали. Завтра рано вставать. Никак толком отдохнуть не удаётся. Не успеет начаться суббота, как уже понедельник. А завтра опять сессия, приём экзаменов. Тебе хорошо, пропадаешь в своей лаборатории и в ус не дуешь.
- Как сказать… Гляди-ка, опять задремал. Умаялся бедный на свежем воздухе, разморило.

Наутро я проснулся с таким ощущением, что случилось что-то ужасное. Голова страшно раскалывалась как будто с похмелья. У меня на груди лежала Лис, её распущенные волосы почти накрывали всё моё тело. Грин нигде не было. В комнате царил подозрительный порядок. На окошках стояли цветы. На стенах спальни висели всевозможные дипломы, грамоты, сертификаты. Вообще складывалось ощущение, что я изобретатель, причём, достаточно удачливый. Ещё со вчерашнего дня я осознал, что попал куда-то не туда и решил больше не докучать Лис своими глупыми вопросами. Необходимо было разобраться во всём самому. Осознать эту новую внезапно свалившуюся на меня реальность, чем-то напоминающую сон.
Я встал, быстренько отыскал ванную, принял душ, накинул халат и зашёл на кухню. На столе прямо под хлебницей лежала газета, не новая, но и не слишком залежалая. На первой странице красовались нисколько не удивившие меня «27 мая, 1974 года». Просто заколдованный круг какой-то. Мне вдруг ясно вспомнился разговор со Стариком и с Сергеем по поводу трёх попыток. Тогда я не придавал этому значения. Да и вообще давно уже решил, что чудаковатый Старик безоговорочно сдал свои позиции и проиграл свою партию Страннику в пух и прах. Но что-то мне подсказывало, что моё теперешнее состояние никак не связано с тем миром, откуда я прибыл. Звездоград и Лисаннагрин казались такими призрачными и ненастоящими, как будто нас разделяла целая вечность. Образы великого будущего таяли один за другим.
- Григ, ты уже встал? Как это на тебя непохоже, - сказала заспанная Лис направляясь в ванную комнату. – Подожди пять минут, сейчас я приготовлю завтрак. Тебе там пришло какое-то письмо из академии наук. Посмотри, лежит на письменном столе. Извини, забыла вчера сказать.
Чем больше я вживался в этот мир, тем ясней мне становилось, всё то, что было с нами ранее, едва ли могло быть правдой. И когда я наконец-то попал в свой институт в Академгородке, у меня сложилась уже ясная картина текущих событий. Как будто кто-то сделал плавный переход одного кадра в другой. Такой приём используется в кино. Я начал узнавать своих коллег. Вспомнил свою жизнь, счастливое детство. Как познакомился с двойняшками Лис и Грин, как долго не мог решить на ком в конце концов жениться. Лис оказалась более проворной и не стала дожидаться моего выбора, а сделал его за меня. Но многие места в этом странном и новом для меня мире оставались загадкой. Например, я абсолютно ничего не знал о родителях Лис. И когда начинал разговор на эту тему, то жена почему-то сразу же переводила разговор в иное русло. Возможно, она испытывала нечто подобное. Какая-то недосказанность и очевидные провалы в памяти. Однажды на выходные к нам пришла Грин. Была очень весёлой и рассказывала анекдоты про студентов, а потом вдруг сказала:
- Представляете, мне приснился удивительный сон. Будто я и вы летим на каком-то большом корабле, а с нами ещё кот. Чудно, не правда ли?
- Слушай, - удивилась Лис, - мне тоже снилось что-то подобное. Будто мы летим в Звездоград, а пилотирует корабль какой-то странный тип не то человек, не то кто-то ещё.
- Звездоград? – вдруг вспомнила что-то Грин. – Интересно, Григ в тот раз в лесу тоже упоминал про этот город.
- Город? – задумалась Лис. – Мне почему-то казалось, что это станция. Наподобие спутника.
- В забавное место мы с вами попали, - сказал я.
- Что значит попали? – спросила Лис.
Грин ходила по комнате и хрустела пальцами рук. Она была у нас заядлой пианисткой. Любила играть Бетховена, Шопена и даже Листа. В свободное от занятий время она просиживала возле инструмента, иногда пробовала сочинять сама, но очень стеснялась и никому не показывала свои работы, даже сестре.
- Знаешь, Лис, меня тоже не покидает ощущение, что это не наша жизнь, - сказала Грин. – Временами, у меня возникают странные ощущения, словно я отчётливо начинаю понимать, что всё это происходит не со мной. Какая-то отчуждённость. Но проходит несколько секунд и былое мироощущение восстанавливается.
- Обычная усталость, - предположила Лис. – Не бери в голову. Так что ты там говоришь, Григ, про место. Куда это мы попали?
- Лис, я абсолютно точно знаю, что мы из другого времени. А ты и Грин вообще с другой планеты. Неужели вы совсем ничего не помните?
Грин рассмеялась. Открыла крышку пианино, и начала играть «К Элизе».
- Григ, ты всегда был большим выдумщиком, - улыбнулась Лис. – Иди-ка лучше почисть картошку, я буду готовить ужин.


Глава двадцать восьмая. Боги как люди.

Славия поднялась в кабинет к отцу. Перед тем как войти постучалась. Долгое время никто не отвечал. Девушка уже собиралась войти без приглашения, как раздался голос отца:
- Входи, дочка. Я, кажется, задремал. Что там у тебя стряслось?
- Случилось ужасное. Исчезли Григ и его команда. Я не могу их запеленговать. Они отправились в отпуск на Землю, использовали ключ и пропали.
- Вся команда? – спросил отец.
- Положим не вся, но что это меняет? Остались только Анна и Андрей. Они в Лисаннагрин. Работают.
- Подскажи идентификационные номера пропавших.
Славия сообщила номера и подошла к прибору, с помощью которого отец пытался разыскать команду Грига.
- Их нет в нашей Вселенной, - сообщил отец. – Они совершили скачёк здесь, - он ткнул пальцем в монитор. – Дальнейшая их судьба неизвестна. Возможно, они погибли. Сама понимаешь, частые путешествия во времени и пространстве небезопасны.
- Этого не может быть, - заметно нервничая заключила Славия. – Они не могли просто так исчезнуть. Это против правил.
- В подобных случаях правила значения не имеют, - отец посмотрел на Славию и заметил беспокойство в поведении дочери. – Что-нибудь произошло?
- Ничего особенного, отец, - сказала Славия и отвела взгляд. – Ты всегда мне твердил о могуществе богов.
- Я и сейчас могу подписаться под каждым словом.
- И в чём же наше величие, если мы не можем вернуть назад дорогих мне людей? Кто выдумал эти правила? Ты мне никогда об этом не рассказывал. Словно правила существовали всегда. Но если уж мы боги, то почему не в силах что-либо в них изменить? Мы как пешки в чьей-то сложной и запутанной игре. Стар понял это и ушёл к людям. Они впятером пытались противостоять целому вооружённому войску, хотя абсолютно точно знали, что не смогут победить, - глаза Славии были наполнены слезами. – Мы так много говорим и всякий раз очень красиво и правильно, но ничего не пытаемся предпринять. Григ и его команда попытались создать абсолютно новую Галактику. А когда они внезапно исчезли, мы беспомощно разводим руками.
Отец внимательно вглядывался в дочь, как будто в первый раз.
- Ты сильно изменилась. Видела бы тебя твоя мать, она бы тобой гордилась. Что ж, возможно, пришло время сказать, - отец подошёл к окну, и посмотрел куда-то высоко в небо. – Есть белее могущественные господа, нежели мы. Если Григ их заинтересовал, то нам его уже не вернуть. Подобные случаи можно перечислить на пальцах…
- Моя мама? – вдруг спросила Славия. – Но ты же говорил…
Седой старик опустил глаза.
- А что я мог тогда сделать?
Славия закрыла глаза руками и помчалась прочь, громко захлопнув за собой дверь. Она бежала по длинным коридорам замка, пока не выбежала в сад. Только там она вдруг остановилась, присела на скамью и горько заплакала. Слёзы падали на землю и под каждой вырастал яркий и неповторимый своим великолепием цветок.

Славия прибыла в Лисаннагрин накануне великого празднования Дня Смены Галактики. На всех планетах царило неистовое ликование. Жгли портреты Старика и рассказывали смешные истории о прежнем правительстве. Глобалисты славили кота Мурзика, и предрекали ему величайшую карьеру. Богиня прискакала в Лисаннагрин на огненно-красном, боевом коне. Её великолепное белое платье развивалось как шлейф. Прямо у ворот Богиню встретили Сергей Мартышкин и наставник.
- С прибытием, Богиня, - поклонился до самой земли Сергей. – Разрешите проводить вас в правительственный дворец?
- Извольте, сударь. Я скакала к вам ровно три дня и две ночи, мне необходимо увидится со Странником.
- Разумеется, Богиня. Мы всё устроим, - поклонился в ноги Славии наставник. – Целую ваши ноги. Странник будет немедленно извещён и прибудет с минуты на минуту. Дворецкий, пошлите посыльного за Странником. У нас сегодня Великий Праздник, госпожа. Не изволите присутствовать на церемонии?
- Спасибо, сударь, - поблагодарила Славия. – Но у меня слишком большое количество дел. Могу я где-нибудь расположиться? Мне необходимо привести себя в порядок.
- Конечно-конечно! – воскликнул Мартышкин. – Вам предоставят лучшие апартаменты Лисаннагрин. Жан, - обратился Сергей к кому-то из своих помощников, - проводите высокую гостью в башню.
Сергей и наставник сопровождали Богиню вплоть до ворот в правительственный дворец, далее откланились и пригласили высокого гостя на ужин, обещав, что Странник прибудет во дворец в ближайшее время.

Но тёмная звезда прибыл не сразу. Вразвалочку он направился к апартаментам Богини. Вежливо постучал в дверь и стал дожидаться ответа. Славия вышла к нему в шикарном вечернем платье с притягивающим, словно пропасть, вырезом на груди.
- Вы не слишком торопливы, Странник, - с укором посмотрела в его сторону Богиня.
- С тех пор как снова стал человеком сторонюсь всякого общества. Особенно высокопоставленных персон. Исключение пожалуй составляет команда Звездограда.
- Вы не слишком-то учтивы. Особенно, если учесть наше успешное отражение атаки. О вас говорят чёрти что на нашем высоком Острове, но такого изысканного хамства я и представить себе не могла. Будь я такой же дурой как прежде я бы немедленно заточила вас в тёмную комнату. Но мне сейчас не до соблюдения этикета. Пропали наши с вами друзья. И мне нужна помощь.
- С каких это пор у нас с вами общие друзья? – удивился Странник. – Разве что Стар, но так у него медовый месяц, и он просил его не беспокоить почём зря.
- Спасибо, что напомнили. Вы только не подумайте, что в тот раз, когда вы решили все впятером умереть, я помогла вам из-за Стара. Он здесь не при чём. Я просто действовала согласно инструкции. Чёрт бы их побрал!
- Интересно, - Странник пристально изучал Богиню.
- Не можете мне простить своего заточения в колесе времени?
Странник промолчал.
- Думаете про себя, мол, захотела спасла, захотела щёлкнула по носу и заточила. Что ж, мне теперь прощения у вас попросить?
Странник молча наблюдал за Богиней. И, возможно, именно так и считал. Вдруг Славия встала на колени и склонила голову.
- Прошу прощения, сударь, - Славия также быстро поднялась. Щёки её зарумянились, она стала больше напоминать неотразимую красавицу, нежели величайшую Богиню.
Странник продолжал молчать, не выдавая своего смущения.
- Так вы поможете или нет?
- Только после того, когда вы скажите, кто наши друзья.
- Григ и его команда.
- Как? – воскликнул Странник. – А что с ними произошло? Они ведь только неделю назад как отбыли в Звездоград.
- Они исчезли при попытке совершить пространственно-временной скачёк.
- И что же вы не в силах их вернуть? – не поверил Странник.
- Их нет в нашей Вселенной. Наша власть не простирается за её пределы. Отец мне сказал, что есть более влиятельные господа, которые никогда и ни за что не вернут Грига, если он им понадобился по каким-либо причинам. Но я не верю, что нельзя ничего предпринять.
- У вас есть план действий?
- Да. Нужно попасть в тот тоннель, - Славия чуть смутилась, - в котором я вас продержала тогда.
- Вы с ума сошли! – испугался Странник. - Но что это даст, если тоннель находится под вашим контролем?
- Не совсем так. Мы даже не знаем причину его возникновения. Вы проведёте меня к нему? И ещё… мне нужно, чтобы вы пошли туда вместе со мной.
- Больше напоминает безумие, нежели план. И что дальше?
- Мы нарушим основной закон.
Странник помрачнел.
- Я знаю, чем вам это грозит. Вы можете отказаться, я вас неволить не стану. Но ума не приложу, как ещё можно вернуть Грига.
- Хорошо-хорошо, - согласился Странник. – Я вас проведу. Хотя и не понимаю вашей заботы о Григе.
Славия прошлась вокруг стола. Посмотрела на Странника.
- Умоляю вас, не спрашивайте, я не могу всего рассказать.

Тёмная звезда Странника неслась на всех порах к запретной границе Вселенной. Позади него скакал огненно-красный конь, унося за собой великолепную наездницу. Богиня давно не испытывала такого сумасшедшего восторга. Весь мир раскрывался перед ней в своей первозданной и величественной красоте.
- Странник! Как я жалею о тех прожитых годах на Острове. Стар был бесконечно прав, настоящая жизнь может быть только здесь!
- Вас не продует, Богиня? – сквозь тысячи космических ветров кричал ей Странник.
- Нет! Далеко ещё до тоннеля?
- Несколько триллионов лет светового пути.
- Так близко?
- Да, готовьтесь к погружению.
- Давай, заскочим туда на полном ходу! – ликовала Богиня.
- А давай! – не уступал Славии Странник.
И они с разбегу заскочили в тоннель. Тьма окутала сошедших с ума богов.
- Странник, - где-то совсем близко прошептала Богиня, - поцелуйте меня, пожалуйста.
- Вы и вправду сумасшедшая Богиня, - дрогнувшим голосом ответил Странник.
Какая-то немыслимая воронка закрутила героев в карусельный вихрь и выбросила на берег лазурного моря, в котором бесконечно долго и неотвратимо тонул закат.





Читатели (422) Добавить отзыв
Рассуждения в начале каждой главы раньше не имели прямой связи с повествованием через героев, а тут уже есть:
Что может быть лучше творчества? Только творчество самой жизни. Так ответит вам любой хранитель ключей, раскручивая спираль Галактики.

В этих главах изложение как-то ускорилось, пошло рывками. Нет, это было не рывками. Они вступили в бой и началось изложение событий, которые произошли еще раньше.. непонятно как-то.. Я на работе читаю.
Все понятно. Подзакручено, но несложно разобраться.

Полностью отсутствуют пояснительные выражения: Спустя 3 световых года, Перед тем как А пришел в В, С был в 5 парсеках... Пояснений нет, но из текста понятно, что и где происходит. Это показатель умения)

И еще: только что заметил. Через всю книгу проходит полное пренебрежение временем, как критической категорией. Да, герои могут спешить, опаздывать, точнее испытывать чувство нетерпения или спешки,но это все личные отношения и ко времени это не имеет отношения: оно колеблется от 5 минут до 3 миллионов световых лет.

Последствия перенесения галактики очень смешные, Хабибулин и его жена просто отжигают+) Жизнь в человечестве налаживается - классно)
14/07/2009 11:23
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы