ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



А.Посохов "ЛЕНИН... ПУТИН... МЫ" (книга)

Автор:
Автор оригинала:
Александр ПОСОХОВ

Александр Посохов




ЛЕНИН… ПУТИН… МЫ
(сборник статей)


Москва
2019


С о д е р ж а н и е

1. Ленин и мы
2. Дзержинский и мы
3. Сталин и мы
4. Зюганов и мы
5. Жириновский и мы
6. Евреи и мы
7. Верующие и мы
8. Футболисты и мы
9. Москва и мы
10. Телевидение и мы
11. Дети и мы
12. Бабушка и мы
13. Кино и мы
14. Гипноз и мы
15. Порядок и мы
16. Власть и мы
17. Свобода и мы
18. Политологи и мы
19. Еда и мы
20. Богатые и мы
21. Смертная казнь и мы
22. Путин и мы



ЛЕНИН И МЫ


Сразу хочу попросить убеждённых противников Ленина не причислять меня к его безусловным сторонникам и не воспринимать нижесказанное в качестве постперестроечного восхваления или попытки реабилитации вождя российского пролетариата. Славить Ленина вообще нет никакой необходимости, а сейчас неуместно и неумно даже. Тем более, что сам он не нуждался и не нуждается в этом. В данном случае цель моя заключается в следующем – попробовать хотя бы поверхностно рассмотреть произошедшее и происходящее у нас и с нами в системе: он и мы, мы и он.
Возьмём, к примеру, то, что делал Ленин практически перед самой своей смертью. И конкретно – его последние статьи и письма, продиктованные им в период с декабря 1922 года по март 1923 года. В них, как принято считать и как оно есть на самом деле, Ленин изложил свою концепцию социалистического строительства в СССР. Категорически замечу при этом, что враньём несусветным является то, будто читать Ленина трудно, что излагает он свои мысли заумными, только ему понятными фразами. Кто искренне заинтересован понять Ленина, тому все его рассуждения и логика будут абсолютно понятны. И крайне полезны, потому как почти всё, о чём он писал, особенно касательно общественного устройства и развития капитализма в России, актуально и поныне.
Так вот, умирающий вождь за очень короткий отрезок времени успел продиктовать (сам писать он уже не мог) следующие работы: «Письмо к съезду», «О нашей революции», «О кооперации», «Лучше меньше, да лучше», «Как нам реорганизовать Рабкрин», «Странички из дневника», «К вопросу о национальностях или об «автономизации», «О придании законодательных функций Госплану». Но зачем? Ему отдых нужен был и лечение, а он о строительстве социализма думал.
Оставим без комментариев глупые замечания неких историков о том, что Ленин в этот период боялся потерять место вождя партии. Поэтому, дескать, он просто изображал активность в надежде вернуться к полноценной государственной деятельности, считая свою болезнь несерьёзной и временной. В результате чего якобы и загрузил себя решением важных государственных вопросов, в том числе кадровым вопросом. Без сомнения, однако, что он всё про себя знал и свои физические возможности оценивал адекватно. Я думаю, он просто очень спешил досказать, доделать, доучить, дозаставить и донаправить общественное развитие по верному с его точки зрения пути.
Такое самопожертвенное поведение свидетельствует по меньшей мере о том, что у гражданина России Ульянова Владимира Ильича душа болела за настоящее и будущее его Родины. И, наверняка ещё, последние свои силы он потратил на указанные труды потому, что чувствовал свою ответственность за недавно содеянную революцию в России и желал простому народу блага в реальной перспективе. Ну чем иначе объяснить ещё заботу безнадёжно больного, умирающего человека о каких-то там рабкринах, госпланах, кооперациях, автономизациях, национальных равноправиях, революционных реформах, кадровых и прочих сложных по исполнению партийных и государственных задачах. И, надо признать, что в конечном счёте Ленин добился, чего хотел. Так, как он предрёк, предсказал и организовал, так оно всё в целом и получилось. По этому показателю Ленина вполне можно назвать суперуспешным государственным деятелем. И, если бы не ранняя его смерть и не война в сорок первом (чёрт бы её побрал!), то неизвестно ещё, произошло бы то, что случилось в СССР через семьдесят лет.
Предвижу, что после такой оценки многие современные историки и политологи выложили бы сейчас передо мной копии разных документальных свидетельств распоряжений Ленина о жестоком подавлении врагов революции. В возражение я бы только спросил оппонентов вот о чём. Вы кого характеризуете с точки зрения морали – простого обывателя, мирно попивающего чаёк на кухне, или руководителя огромного, охваченного гражданской войной и беспорядками, государства? Это, во-первых. Разве война, в том числе гражданская, не предполагает уничтожение противника, и разве гражданские войны в других странах, давние и недавние, обошлись без арестов и казней? Это, во-вторых. И, наконец, третий вопрос: неужели лучше и гуманнее – в мирное время стрелять из танков в центре Москвы по зданию своего же парламента? Известно, что Ленин считал и не скрывал этого, что борьба за власть будет кровопролитной. Однако, как утверждают историки, борьба эта в момент её захвата стоила жизни всего лишь шести солдат Павловского полка. Куда труднее было удержать власть. Ленин писал, что в коммунистическом идеале нет места насилию над людьми. Но не вышло – началась гражданская война. Плохо, конечно, и не социализм это в принципе, но последовавший «красный террор» и политика военного коммунизма, как вынужденные меры, основывались тогда на исторической необходимости. И самое последнее по этому поводу: если бы наши нынешние вожди, предотвращая, возможно, ещё более страшную трагедию (вспомним город Беслан), руководствовались исключительно моральными постулатами, то в октябре 2002 года на Дубровке, наверняка, ни за что ни про что не погибли бы почти полторы сотни человек. Кто-то ведь конкретно принял тогда решение о такой операции по освобождению заложников. Как он, этот кто-то, поступил – как ответственный руководитель или как аморальный бессердечный человек? По каким критериям оценивать такое решение?
Теперь для того, чтобы разобраться в том, что случилось с нашей страной и что происходит сейчас, обсудим поведение нас самих и тех, кто нами руководит. А, впрочем… надо ли? И так ведь понятно, что не совсем разумно было в 1917 году отнять всё у некоторых, чтобы отдать всё всем (но отнять у всех, чтобы опять отдать некоторым – ещё глупее). То есть и так понятно, что в трагедии, которая закончилась фарсом, виноват Ленин!

Ну, наконец-то, объяснили, кто развалил СССР.
Оказывается, это Ленин, приверженец благих химер
И равноправия головоломки.
А я-то думал, это мы, его бездарные потомки.

И не только бездарные, к сожалению. Неблагодарные мы ещё, причём в самой превосходной степени. Уж кто только и как только со времён перестройки не критиковал Ленина, обзывая его сознательно и в запале самыми обидными и непристойными словами. Как будто он не человек вовсе и вообще ничем и никак не заслужил уважения к себе. Хотя бы со стороны людей, долгие годы живших в советское время, наших же предков и сограждан. Особенно постаралась и продолжает усердствовать в злых нападках на Ленина так называемая либеральная интеллигенция, без наличия которой в обществе тоже, наверно, никак нельзя.

«Интеллигенция – говно!» –
Имел такое Ленин мнение.
Он прав, конечно, гений. Но
Говно идет на удобрение.

Если бы кто-нибудь из представителей такой нашей интеллигенции, особенно от политики, сумел честно и самокритично представить себя на месте Ленина или рядом с ним (не в Мавзолее, конечно), прежде чем высокомерно и не по-людски издеваться над давно умершим выдающимся соотечественником, сумел бы сравнить себя с ним, то, может быть, благоразумно успокоился уже. Тем более, что для политического успокоения у такой российской интеллигенции есть сейчас все основания и условия.

Ни о чём не сожалея,
Вышел Вождь из Мавзолея –
И в Госдуму напрямки.
Глядь, а там меньшевики.

А кто из нашего нынешнего руководства способен предъявить обществу пусть не последние, но тоже конкретные программные статьи или письма? Разве не такие же сложные задачи стоят перед Россией сейчас? Разве не должны правящие структуры и мы все вместе знать и понимать, что делать, к чему стремиться, как и куда развиваться? И кто же, когда и за что будет отчитываться перед народом? Вместо этого нам навязчиво и примитивно демонстрируют какие-то бестолковые, шоуобразные публичные дискуссии с обсуждением совершенно неактуальных и ненасущных проблем. Снова и опять о том, например, где и каким образом перезахоронить Ленина, придавая тем самым ему до этого временно статус какого-то бомжа что ли.

Это приказ или каприз –
Убрать вождя из Мавзолея:
Как-будто бы его жалея,
Два шага из,
Один обратно –
Не сразу, постепенно, аккуратно?

А, может, и вправду заживём ещё умнее, богаче и счастливее, если уберём, наконец, этого самого Ленина из Мавзолея? И место освободится…

2017 г.

* * *



ДЗЕРЖИНСКИЙ И МЫ


Встретил я вчера в Кремле
Феликса Дзержинского.
Сразу вспомнил, обомлев,
Надо делать жизнь с кого.

Шутка, конечно. Но Маяковский со своим советом юноше, обдумывающему житьё, вспоминается иногда. Ещё Владимир Владимирович страстно и пафосно уверял в своих стихах, что солдаты Дзержинского Союз берегут, и что ГПУ – это крепко сжатый кулак пролетарской диктатуры.
Так оно, похоже, и было. А сейчас? Вот почти дословно из только что прочитанного в официальных СМИ за подписями одного известного журналиста и одного не менее известного политика. «Машины у нас воруют нагло и неприкрыто. И всё из-за пассивного потворства правоохранительной и законодательной систем, стимулирующих, по сути, развитие криминального бизнеса»… «Судебная система у нас целенаправленно сформирована для защиты не общества, но преступников». И подобных резко отрицательных оценок деятельности наших силовых структур можно встретить сколько угодно. И никого из нас, к сожалению, это особо не смущает и не возмущает уже. Привыкли мы сами или приучили нас так думать и безвольно мириться с таким положением дел. И властные реформы всякие в этой сфере ни к чему не приводят.

Милиция, полиция –
Какая-то всё фикция.
Не передел, не революция,
Не акт в натуре, а поллюция.

И разные должностные лица из правоохранительных структур давно уже не в авторитете.

Докурил Иван окурок,
Стоя на балконе.
Не для всех российских урок
Прокурор – в законе.

А почему? Может быть, потому, что не считаем мы уже, как Дзержинский, что «Не стоило бы жить, если бы человечество не озарялось звездой социализма, звездой будущего». Я не о социализме, как таковом, а о смысле и целях государственной службы вообще и правоохранительной в частности. Вот заметил, например, полицейский ночью хулигана или разыскиваемого преступника и бросился догонять его. Забежали в безлюдный переулок. А дальше можно догонять, а можно и отказаться от погони, всё равно ведь никто не видит. Зачем догонять-то: всех не переловишь, преступность не искоренишь и какой толк лишний раз подставляться под нож или пулю? Парадокс здесь в том, что сам полицейский и как человек и как профессионал неплохой вовсе. Плохо то, что он не понимает, кому и чему он служит, кого защищает и кого сажает за решетку. И действительно понять невозможно, если современное устройство жизни у нас в плане борьбы с преступностью абсолютно бессодержательное. Сама наша жизнь сейчас во многом со стороны государства допускает и даже предполагает непрестанное воспроизводство целой системы всякого рода правонарушений, в том числе уголовного характера, совершаемых, как правило, с корыстным умыслом. Действующий уголовный кодекс РФ в этом отношении вполне подтверждает такое умозаключение.

Наш УК не укрощает,
А стращает и прощает.
Он преступность бережёт:
В части санкций просто жмот.

А что такое корыстный умысел – деньги, опять деньги. Какое уж тут озарение «звездой будущего», если самое главное – деньги, которые и у нас уже тоже решают почти всё. При этом нашим правоохранительным и иным надзорным органам совсем не интересно, каким же это способом вмиг сколачиваются многомиллионные состояния. У подавляющего большинства российских граждан денег нет, а у отдельных лиц их в таком избытке, что они не знают, куда их девать. Сами по себе деньги, конечно же, не имеют никакой моральной характеристики. А вот то, каким образом они добываются, распределятся и перераспределяются, придаёт им вполне определённое социальное значение.

Загон для быков распахнут,
Быки пастухов гоняют.
В России деньги не пахнут,
В России они воняют.

Говоря о деньгах, надо признать, что все мы сами трусливо, позорно и покорно согласились с установлением у нас сейчас диктатуры денег, а не диктатуры народа и тем более не пролетарской диктатуры с каким-то там крепко сжатым кулаком. Если говорить по теме, то вот они, деньги, и диктуют: с кем бороться, кого ловить, как вести следствие, какие выносить приговоры. По производству гражданских дел сложилась уже стройная тарифная сетка – кому, как и сколько надо передать за «правильное», а по сути – преступное, судебное решение в окончательном виде. Не прокатывает, как надо, в суде первой инстанции, охотно подключаются апелляционная и кассационная – целый спектакль разыгрывается в пользу того, у кого есть деньги. Какое уж тут озарение «звездой социализма». Скорее – ослепление звездой какого-то первобытно-животного капитализма.
Боязнь внутренних и внешних врагов России снова получить крепко сжатым кулаком в морду и явилась, на мой взгляд, главной причиной сноса памятника Дзержинскому в Москве более двадцати лет назад. Правда, причина эта была искусно завуалирована предвзятыми оценками целенаправленно подобранных минувших событий и красивыми демократическими лозунгами. Памятник-то снесли, а память о Железном Феликсе и идеи, которым он беззаветно служил, остались. Изучая биографию Дзержинского, трудно отделаться от мысли о том, что личность этого человека как революционера и государственного деятеля является прямым и красноречивым упрёкам нам – обществу эгоистов и стяжателей.
А вот памятник тому же Маяковскому стоит ещё в столице, хотя он тоже в своё время обращался к богатым с недвусмысленной пролетарской угрозой: «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй». Стоит потому, наверно, что Маяковский просто поэт, а Дзержинский – символ законности и неподкупности государственной власти. Я бы даже сказал – хрестоматийный символ. Недаром ведь в советские времена в кабинетах милицейских и прокурорских начальников висел портрет Дзержинского. Понято, для чего висел – чтобы не забывали они актуальный и сейчас идеальный образ: «Чекистом может быть лишь человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками». И для того ещё, чтобы не сомневались посетители таких кабинетов в силе и справедливости карающих органов.
Феликс Эдмундович прожил всего 48 лет, из которых 11 лет он провел в тюрьмах и на каторге. А сколько успел сделать для страны: создатель ВЧК, председатель детской комиссии, нарком путей сообщения, председатель ВСНХ. Под его руководством уже к 1926 году (в июле этого года Дзержинский умер от сердечного приступа) промышленность в стране была почти полностью восстановлена, и началось строительство новых индустриальных гигантов. Но самое главное – Дзержинский стоял у истоков органов охраны государственной безопасности, заложив высокие принципы их деятельности. Ему же принадлежат и такие слова: «Быть светлым лучом для других, самому излучать свет – вот высшее счастье для человека». И сам он следовал своим принципам. О его безупречном чувстве чести говорит такой факт: будучи свидетелем по делу об убийстве левыми эсерами германского посла Мирбаха в 1918 году, он написал рапорт об отставке, который был удовлетворен на время расследования. Ну, что тут скажешь: да – идеалист, да – пассионарий! Но без веры в идею служения народу и государству, без веры в светлое будущее своей Родины и без готовности к самопожертвованию ради этого за опасным преступником в тёмном переулке не побежишь.
Вот и служат сейчас, как придётся. Контраст вопиющий! Помню в начале девяностых, один умный и опытный человек сказал мне примерно следующее: «Погубят Россию не бандиты, а чиновники. Потому, что при наступившем режиме формируемый за счёт народа бюджет страны неизбежно превращается в закрытый бюрократический «общак», из которого в отличии от воровского можно тащить много, постоянно и безнаказанно. Главное – вовремя смыться».

Он не токарь, не кузнец,
Не рыбак, не сеятель.
Он бюджетных денег жнец –
Министерский деятель.

Так оно и произошло: тащили и продолжают тащить, смылись и продолжают смываться.

Вражески-предательская взвесь
Тянет по чиновничьим постам.
Власть и деньги получают здесь,
Жизнь себе устраивают там.

Да и пусть себе устраивают, где угодно и как угодно. Только бы не обворовывали страну и людей, не становились казнокрадами. Иначе это не что иное, как предательство. Против таких вот предателей и боролся Феликс Эдмундович. А не только громил вражеское подполье и подавлял сопротивление свергнутых классов. Про классы не знаю, но насчёт подполья и сейчас далеко не всё так безмятежно.

Зима уж наступила,
Вода в реке застыла.
Залез к нам враг без мыла,
И спереди и с тыла.

Я почему о Дзержинском и вдруг в заключении о чиновниках. Да потому, что Дзержинский тоже был чиновником. Но каким! И наши сотрудники из правоохранительных органов в принципе тоже являются чиновниками, так как призваны ретиво и честно государству служить. И мы все вместе с ними в одном ряду. Ибо в России по Конституции демократия. Народ как бы выбирает высших чиновников, которые назначают тех, кто рангом пониже, и так далее. То есть по идее от нас самих всё и зависит. Вот и хотелось мне сопоставить нас и Дзержинского. Повторяю, про свергнутые классы не знаю. И не знаю я также, нужна ли нам сейчас новая ВЧК и новый Железный Феликс. Но одно знаю точно – несправедливость приводит к насилию. Как аукнется, так и откликнется.

Всем чиновникам, кто ворует,
Ход истории рекомендует:
Чтобы всё под рукой у них было –
Скамейка, верёвка и мыло.

* * *

2017 г.



СТАЛИН И МЫ


К сожалению, так бывает, что разным людям по разным причинам в какие-то исторические периоды живётся плохо и очень плохо. Помню, академик Лихачёв, выступая по телевизору, самым хорошим и даже счастливым временем жизни для русских людей назвал середину 19-го века: и помещики знали, как жить, и крестьяне знали, как жить. Объяснил он свой такой учёный вывод очень просто – существовавшим тогда в России стабильным общественным порядком, как прочно устоявшимся положением материальных и социальных взаимоотношений.
А мы знаем сейчас, как жить или как жить будем, хотя бы через год? Не знаем толком и знать не можем. Потому, что нет у нас этого самого общественного порядка. Отсутствие его, полагаю, и продолжает предопределять неугасаемый интерес к личности Сталина. А, между тем, потребность людей организоваться и жить на основе и в рамках какого-то общественного порядка абсолютно естественна и неистребима. При этом люди всегда охотнее выбирают то, что им в целом понятно и знакомо. Позапрошлый век далеко, а сталинское прошлое рядом. Надо же на кого-то молиться или к кому-то обращаться за помощью, когда плохо. Вот, например, реальный случай:

В МГУ студент речистый
Громко высказался так:
«Сталин клёвый был чувак,
От дерьма страну очистил…»

Так какого же порядка ждут наши люди? Думаю, что в идеологическом аспекте – никакого. Главное – порядок! Про капитализмы, социализмы, коммунизмы и прочие «измы», как таковые, мало уже кто всерьёз задумывается. Большинство людей давно поняли, что:

Санта-Клаус, Дед Мороз –
Самозванцы оба.
Сказки все с собой унёс
Джугашвили Коба.

И Маркс с Лениным умные сказки свои про светлое будущее тоже унесли с собой. Большинство простых людей каждый день думают не о чудесах, а о хлебе насущном. Так был порядок при Сталине или не был? Если без оценочных категорий, хороший или плохой, то, конечно, был: общие стратегические цели партии и государства были официально обозначены, пятилетки объявлялись и выполнялись, работа для всех была, бесплатное обязательное образование с массовым освоением классического культурного наследия было, детские сады за детишками присматривали, школы и вузы учили, спортивные секции и клубы функционировали, пенсии выплачивались, больницы лечили, армия укреплялась и защищала, кино показывали, театры спектакли ставили, народный контроль действовал, профсоюзы во всё вмешивались, дома отдыха и санатории работали, авторитетное положение страны в мире сомнений не вызывало, решетки на окна не ставили, предателей и казнокрадов расстреливали, олигархов не было, воры сидели в тюрьме, копейка ценилась, продуктами не травили и цены в магазинах не повышались. Это в обобщённом виде, разумеется. А сейчас:

Для кого-то Россия – мать.
Для кого-то – большая дорога,
На которой всё отнимать
У людей можно смело и много.

Именно такой умышленно организованный порядок «большой дороги с отъёмом», а точнее беспорядок, кому-то у нас очень даже по душе и по натуре. Но этого кого-то совсем немного по численности, но чересчур много по влиянию. Проблема в том, что в псевдолиберальном неправовом государстве сама власть заинтересована не в порядке, а в беспорядке. Раздраженными, депрессивными и бесконечно конфликтующими между собой гражданами управлять легче и безопаснее. По принципу – дядьки наверху хорошие, да вот соседские дядьки плохие, всю жизнь портят. Поэтому продолжающаяся у нас после 91-го года имитация наведения порядка резко контрастирует со сталинской эпохой. К тому же:

Время внесло ясность
В то, что произошло:
Нам, большинству – гласность,
Им, меньшинству – бабло.

Вот и гадай тут, какое дерьмо имел в виду студент из МГУ и от чего нам очищаться надо? И надо ли? И как?
Повторяю, оценочная характеристика сталинского правления уже мало кого детально и хронологически интересует. Многие как ведь думают: ну осудили культ личности Сталина, ну вынесли его тело из Мавзолея в 1961 году… и что? Лучше жить стали? Посадили кукурузу, начали хлеб раздавать по карточкам, с Китаем разругались. Потом застой, перестройка, распад СССР, приватизация и дальше всё в том же духе…
Вот и получается, что как бы только при Сталине порядок в стране и был. Да ещё в жесточайшей войне под его руководством победили, чего никак не могло произойти без должного порядка. И не разделить уже, где миф, а где – правда. И сколько бы и кто бы ни ругал «отца народов», но пока кровно желаемый этим народом стабильный режим в стране не наступит, имя Сталина всегда будет ассоциироваться с представлением о справедливом и образцовом общественном порядке. А что касается ругани, так это ж заказ такой – облить этого самого «отца» грязью, а заодно и руководимое им государство. Вот и лезут из кожи вон, лишь бы новой олигархической власти угодить да урвать от неё себе кусочек пожирнее.
Однако только хвалить Сталина, выпячивая одни его достижения, тоже не следует. Тем более, что и сам он терпеть не мог славословия в свой адрес и разных подхалимов. Историки полагают, например, что именно за чрезмерный подхалимаж Сталин типа «сослал» во Владивосток Осипа Мандельштама, который зачем-то аж более пятидесяти хвалебных стихотворений и целую оду о лидере Советского государства сочинил. И к наградам себе Сталин относился очень аккуратно и неодобрительно, принял с благодарностью только Звезду Героя Социалистического Труда. Ещё, говоря о преимущественно злобных, предвзятых и лживых оценках роли Сталина в нашей истории, уместно, наверно, вспомнить знаменитые слова Линкольна: «Можно обманывать часть народа все время. Можно обманывать весь народ некоторое время. Но нельзя все время обманывать весь народ». А от себя добавлю, что если народ того хочет, то пусть сам себя и дурит. И время покажет, обманывается он по поводу Сталина или нет. А пока:

То, что было – не беда,
То, что будет – не беда,
А беда у нас, когда –
Ни туда и ни сюда.

Сталин умер 66 лет назад. А мы всё вспоминаем о нём и, оглядываясь по сторонам, отмечаем, что:

Застыл меж перронов-грядок
Поезд «Россия – Порядок».
Со Сталиным на звезде
И с «головою» в «хвосте».

Интересно, если бы вдруг кто-то снова раскочегарил такой поезд, пусть без звезды со Сталиным, но с таким же маршрутом и с «головою» на своём месте, а затем объявил бы о продаже билетов на этот поезд, то не возникли бы проблемы с их реализацией и много бы набралось пассажиров?

2019 г.

* * *



ЗЮГАНОВ И МЫ


Мы говорим – КПРФ,
Подразумеваем – Зюганов!
Мы говорим – Зюганов,
Подразумеваем – блеф!

Нижеследующее в кавычках – это из Википедии о Зюганове и его участии в выборах Президента России в 1996 году. Известно, что Геннадий Андреевич проиграл их Ельцину. Но! «Хотя Зюганов оспорил официальные результаты выборов по ряду мест (например, в Татарстане), Владимир Жириновский в ходе проведения своей кампании на следующих президентских выборах 2000 года, вице-спикер Государственной Думы Любовь Слиска позднее и ряд других политиков и экспертов высказывали мнение или утверждали, что истинные результаты как минимум первого тура или выборов 1996 года в целом были иными. Что победу на них, якобы, одержал Зюганов, который под мощным давлением не стал её отстаивать («слил»), разоблачая «победу» Ельцина в полной мере законными и публичными средствами».
Не стал «отстаивать», «слил»! Если так и было, то, выходит, что это он, Зюганов, вместе со всеми нами «слил» тогда по сути всю дорогостоящую затею с выборами Президента РФ. И далее опять же из Википедии о Зюганове, «Согласно свидетельствам Сергея Бабурина, Сергея Удальцова и других участников 20 февраля 2012 года на встрече с представителями «несистемной оппозиции» президент Дмитрий Медведев заявил о выборах 1996 года дословно следующее: «Вряд ли у кого есть сомнения, кто победил на выборах президента 1996 года. Это не был Борис Николаевич Ельцин». Повторяю, если так и было, то вот такой у нас руководитель КПРФ – победил и не захотел или испугался отстаивать свою победу!
А есть ли она вообще такая партия с аббревиатурой КПРФ?

Хоть верь, все говорят мне, хоть не верь,
Но партий политических у нас теперь
Уж несколько. Об этом, мол, и Западу известно.
А я так ни одной не вижу, если честно.

По документам есть, а по делам как бы и нет вовсе. Какие дела, кто о них знает, и что они значат для народа? В чём на деле, а не на словах с бесполезным нажатием думских кнопок при голосовании, выражается оппозиционность КПРФ? Сам Зюганов – аж 7 раз уже депутат Государственной Думы, 4 раза баллотировался на пост Президента РФ, руководитель второй по численности фракции в Думе. И что?! При таком руководстве главной партией российских коммунистов и их фракцией в Думе прекрасно чувствует себя у нас в стране и развивается всё то, что прямо противоположно самой коммунистической идее.

Вся Россия по прошлому плачет.
Как Индия по Ганди.
Коммунизм не построили. Значит,
Построим нечто анти.

Коли нет коммунистической партии как таковой со всей существенной и определяющей для неё атрибутикой, а не только с регистрационными документами, то уж, тем более, нет никакого правопреемства от КПСС. А, если и есть, то в одном – в суетливом распределении и насиживании безопасных и тёплых депутатских кресел.

На большой российской свалке
Бомж искал, чего бы съесть.
А нашёл, копая палкой,
Ум, достоинство и честь.

Все выступления бессменного лидера наших официальных коммунистов давно похожи на бесконечное жевание позапрошлогодней соломы. А со стороны КПРФ в целом ни передовых разработок партийного строительства на современном этапе, ни выявления особенностей деятельности партии в новых условиях, ни развития и усиления роли марксистско-ленинской теории, ни активной работы по росту рядов, ни пламенных выступлений перед молодёжью, ни плодотворного сотрудничества с профсоюзами и различными общественными организациями, ни популярных печатных и электронных изданий, ни пропаганды и разъяснений перед самой широкой аудиторией взглядов коммунистов на происходящее в стране и в мире, ни креативных гражданских акций, согласованных с действующей властью и по возможности с её участием – ничего из арсенала настоящей партийной работы нет или тщательно скрывается от населения. Зато недовольного ворчания и однообразной, скучной и лицемерной критики, что всё плохо, всё развалили, всё не так и не то – в избытке на всех уровнях.

Демократы надоели
Хуже горькой редьки.
Как и рык соседской дрели
Коммуниста Федьки.

В результате приверженности тактической (или стратегической уже вместо построения обновлённого социализма) установке о нераскачивании какой-то лодки (будто плавсредства не бывают дырявыми или требующими срочного ремонта) КПРФ как маргиналка по-прежнему представляет собою просто галочку (или досадную помарку) на полях очередной страницы истории нашего государства. А ведь Зюганов при этом – достаточно образованный и опытный партийный вожак. Но живая и злободневная правда, с которой всегда ассоциировались подлинные коммунисты, наверно, должна звучать сейчас как-то иначе.

Грохни, правда, с проклинанием!
Кривду кровью обагри!
Громким криком, крепкой бранью
Режь до утренней зари!

Следует признать, однако, что многие россияне продолжают всё-таки ждать решительных и положительных с их точки зрения действий от КПРФ. Если не прихода к власти, то хотя бы реальной конкуренции с теми, кто уже у власти. Поэтому и выражают, как могут, свою поддержку КПРФ. А поддерживать-то некого и не за что. На деле ведь ничего нет. Есть только снова и опять беспрестанно и назойливо повторяющееся слово «необходимо» – самое худшее во всех официальных речах застойного и нынешнего времени.

Если слов «необходимо»
Больше, чем необходимо,
То из них, как следует,
Ничего не следует.

Всё равно поддерживают, не придавая значения тому, что многие руководители и кандидаты в депутаты от КПРФ, и в центре и на местах, раньше являлись активными членами совсем других партий, и по духу и по составу.

Пока растут на властной грядке –
Так демократы, демократки.
А как сорвут их для очистки –
Так коммунисты, коммунистки.

И долго ещё будут поддерживать КПРФ. Надежда умирает последней. Хотя всем давно уже ясно при этом, что никакой коммунистической фракции в Думе никогда не было и нет. Как, впрочем, и других фракций. Ибо что фракция, что фикция, что профанация в данном контексте – это пока у нас одно и то же.
Допустим, что так всё и есть. Но мы-то здесь причём? А притом, что история с Зюгановым – это наша общая и индивидуальная история. С исчезновения СССР прошло много времени. Лучше мы стали за эти годы или хуже – не знаю. Но, во всяком случае, ничуть не умнее и не любопытнее. Если к тем, кто называет себя в России коммунистами, и к тому, чем они занимаются, мы потеряли прежний интерес. А они ведь официально и физически есть: КПРФ и депутаты-коммунисты получают от государства немалые деньги, наши деньги. И всем нам не должно быть безразлично, за что. Это, во-первых. Во-вторых, мы же являемся избирателями. И от нашего отношения к Зюганову и от его отношения к нам как-то зависит всё-таки формирование представительных и иных органов. И, наконец, в-третьих, мы долго жили и продолжаем жить в стране с массовой коммунистической атрибутикой и символикой. Один Мавзолей Ленина чего стоит. Я уж не говорю о названиях городов и улиц. А кто сейчас персонально олицетворяет КПСС, советский период и коммунистическую идеологию – Геннадий Андреевич Зюганов. Не только олицетворяет, но и вроде как продолжает претворять в жизнь идеи коммунизма.

Спросила Муха на лету
У Паука: – Зачем в дни эти
Всё старые плетёшь ты сети?
– Я сети новые плету.

Зюганов же, образно говоря, продолжает плести всё старые сети. В которые уже никто не попадает и вид которых никого не вдохновляет и не пугает. Хотя всегда и везде было иначе: коммунисты априори представляли и представляют собой угрозу для государственных режимов, основанных на частной собственности и эксплуатации человека человеком. Но не у нас сейчас. Наши коммунисты весьма успешно и благополучно вмонтировали себя в существующий режим. И всегда заранее согласны на любые компромиссы, устрашая власть предержащих не делами, а лишь названием своим и революционными свершениями своих предшественников.

Черевички от царицы –
Это вам не сапоги.
Коммунистов нынче лица –
Маски верного слуги.

Короче – блеф, да и только! И это в стране с самыми исторически благоприятными условиями для торжества социальной справедливости и с самыми терпеливыми, добрыми и бескорыстными людьми, заслуживающими куда лучшей участи.

2017 г.

* * *



ЖИРИНОВСКИЙ И МЫ


Помню, в самом начале девяностых в одном областном центре иду мимо кинотеатра и вижу, на площади перед входом стоит грузовик с открытым задним бортом кузова, а по кузову судорожно мечется какой-то импозантного вида гражданин лет сорока пяти и громко вещает о чём-то собравшейся толпе. Особенно запомнилось то, что он после каждой убойной тирады в адрес действующей власти и коммунистов подтягивал постоянно почему-то сползающие с него брюки и агитировал народ немедленно вступать в ЛДПР. Один простоватый мужик выкрикнул из толпы, а зачем? Тогда оратор с кузова показал рукой в сторону здания местной администрации и пообещал этому мужику, что если тот сегодня напишет заявление о приёме в партию, то завтра он будет сидеть в кресле мэра. Оратором и зазывалой этим был Жириновский. Его слушали и смеялись. Не понимали почти ничего, почти ничему не верили, но не плевались и не расходились. Что уже само по себе для неизвестного политика в то время было заметным успехом.

Всё у нас наоборот:
Тот правдивее – кто врёт,
Тот у власти – кто берёт,
Тот оратор – кто орёт.

Но Жириновский не только просто выкрикивал какие-то заранее заготовленные агитки. Он действительно ораторствовал и был по-настоящему интересен людям. Я не помню, о чём конкретно он тогда говорил, да это и не важно. Он много чего наговорил за последующие двадцать пять лет. Но я не помню, чтобы он хоть раз грязно и гневно обругал свою страну и действующего президента. Это ли не достойный пример для российских либералов. Быть патриотом России процентов на сто пятьдесят, видимо, у него в крови. Несмотря на то, что на пятьдесят процентов он как бы по официальным данным и не русский вроде.

Ах вы, сени, мои сени,
Нет ни кур в них, ни курей.
Лена Ленина – не Ленин,
Жириновский – не еврей.

К тому же в отличие от всех влиятельных политиков и должностных лиц Жириновский всегда смело и яростно отстаивал и отстаивает интересы русских. И это, я уверен, не показная позиция или притворная попытка присвоить себе лидерство в обсуждении и решении данной общественно-чувствительной проблемы. Он, как и мы, видит её и всегда призывал и призывает каким-то спокойным и безболезненным образом изменить ситуацию.

Шиворот-навыворот,
Бяки-кулебяки.
Русский валится народ,
Дуб подгнивший аки.

Жириновский прав, заявляя, что отношение к русским сегодня, особенно в ближнем и дальнем зарубежье, действительно вызывает тревогу и представляет собой глубокую и серьёзную проблему. Так называемый русский мир катастрофически сокращается, на русском языке с каждым годом разговаривают всё реже и реже, в том числе в эмигрантских семьях. И проблема эта не только культурно-бытовая, но и государственная, так как правильное решение её связано с усилением влияния России на мировой арене.

Жаль, что русская душа
Бескорыстно хороша.
Все поют ей дифирамбы,
Но не ценят ни шиша.

При этом Владимир Вольфович всегда справедливо и здраво утверждал, как я понимаю, что защита интересов русских не может осуществляться за счёт людей других национальностей, а сама такая защита означает в основном прекращение ущемления прав русских по конъюктурным и политическим мотивам. Поэтому и нельзя упрекнуть его в каком-то национализме.
Причём, в этом вопросе Жириновскому, как специалисту, вполне можно доверять. Почти двадцать лет назад на учёном совете в МГУ он защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора философских наук именно по теме: «Прошлое, настоящее и будущее русской нации: Русский вопрос: социально-философский анализ».
К Жириновскому относиться можно по-разному, конечно. Однако, неоспоримо то, что Владимир Вольфович представляет собой политика не нового формата, то есть никакого, а исторически-классического, если можно так выразиться. Умный, неравнодушный, нелицеприятный, настырный, хитрый и бесстрашный член парламента, в котором по определению следует не молчать, набычившись, и не досиживать молча и немощно до пенсии, а говорить остро, убедительно и по делу. Для чего, кстати, очень желательно бы иметь юридическое образование. Жириновский его имеет и не только. Если перечислить, где и чему он обучался, то получится целый список. Но не образованность только обусловливает феномен Жириновского. Он сам по себе настолько смелый и эпатажный субъект в большой политике, что с ним ассоциируется у нас уже даже особый вид персонально прощаемого хамства. Да и попробовал бы кто не простить его, в Думе там или в телестудии. Он ведь, если разойдётся, и за волосы оттаскать может, и в драку полезет, и стаканом с водою швырнёт. На элементарную деликатность с его стороны в политических баталиях нечего даже рассчитывать. И, что самое любопытное, многие из нас в таких случаях хихикают, но по сути зачастую солидарны с ним, чего уж греха таить. И в депутатских спорах Жириновский – абсолютный чемпион. Хоть лишай его слова, хоть не лишай. Никто, я думаю, им не управляет, кроме его страстного темперамента, нетривиальных мозгов, академического образования и опыта жизни в застойный советский период.

Нет юмора в политкорриде,
Ни тонкого ни плоского.
Есть хамство как бы в чистом виде
И хамство Жириновского.

Учитывая возраст Владимира Вольфовича и предоставляемые правящими режимами условия, можно уверенно сказать, что он реализовал себя в полной мере. Понято, что далось и даётся ему это непросто. Но, похоже, и удача и везение при этом всегда сопутствовали и сопутствуют ему. Он как заговорённый какой-то. На что, между прочим, не всегда обращают внимание вновь избранные депутаты, опрометчиво вступая с ним в словесную перепалку.

В Думу случайно попав,
На ВВЖ они блеют.
Он же всегда будет прав –
Боги его лелеют.

Может, и неприемлемую для кого-то мысль я выскажу, но мне кажется, что все мы должны быть признательны Владимиру Вольфовичу за то, что он есть и давно с нами. Он ведь начинал легальную оппозиционную деятельность ещё в СССР вместе с Новодворской. В мае 1988 года он принял участие в работе учредительного съезда «Демократического Союза». Это был его дебют в политике. Он выступил с речью на съезде, был избран в состав Центрального координационного совета, но вскоре заявил о своём выходе из Союза. Ну и где этот злополучный Союз и все другие его честолюбивые лидеры и активисты!? А Жириновский вот он, всегда рядом, успешен и по-прежнему в самой гуще всех последних политических событий.
Признательны за то, что за долгие годы в политике на самом высоком уровне он в отличие от некоторых не сделал ничего дурного или предательски-скверного ни нам, ни государству. За то, что в целом он внёс и вносит свой положительный вклад в сохранение единства страны и укрепление в ней обнадёживающей стабильности. Никаких ГКЧП, импичментов и мятежных противостояний высшей исполнительной власти Жириновский не организовывал. Хотя мог бы, наверно, попытаться, используя своё положение в Думе и в партии. Признательны за то, наконец, что его опыт – своего рода учебник для других, более молодых политиков.
Читал где-то, что Жуковскому не всё нравилось, что присылал ему Пушкин. И он просил Александра Сергеевича не слать ему больше всего того, что он сочинял под влиянием своего злого гения. А знакомить его только с тем, что написано под влиянием доброго гения. С большими оговорками, конечно, но если для общей характеристики Жириновского допустить какую-то степень гениальности у него, то я бы всё-таки высказался так: Владимир Вольфович на очень опасном и неблагодарном политическом поприще все эти долгие годы творит и борется исключительно под влиянием своего патриотического гения. В этом контексте он такой же гений, как весь российский народ, как гениальны все мы в своей неизбывной и непостижимой любви к нашему многострадальному, но такому красивому, сильному и славному отечеству.

Нет, не дитя он КП
СС или КГБ.
Знаем его, не лохи:
Вольфович – сын эпохи.

2017 г.

* * *



ЕВРЕИ И МЫ


В названии данной статьи формально заключено как бы некое противопоставление каких-то евреев каким-то нам. Сразу поясняю, что по содержанию статьи это не так. «Евреи и мы» – это просто такое название в продолжение подобных по форме из ряда других моих статей. А сама статья как раз, наоборот, о том, что никакого реально-житейского противопоставления нет. Для Вселенной все мы равны. Негативных примеров и эмоций, к сожалению, предоставляет в избытке жизнь любого народа, а поведение отдельного человека – тем более. И разговоры о постоянных вредоносных происках именно евреев бессмысленны: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина».
Большей глупости, чем обвинение евреев во всех наших бедах, для меня не существует. Малочисленных аборигенов разных не трогают, а евреи – как чучело для битья. Потому, наверно, что живут давно и везде, активно вмешиваясь в развитие всей человеческой цивилизации. Ну не мог, например, по определению какой-нибудь приехавший сто лет назад в Петроград туземец из глубинки сразу же включиться в организацию Октябрьской революции, а затем возглавить создание Красной армии и Коминтерна. А Лейба Давидович Бронштейн (Лев Троцкий) смог. А не выпендривался бы, ковырялся бы тихонько в землице на своём хуторе под Херсоном, не получил бы топориком по голове и прожил бы дольше. Кто много на себя берёт, с того и спрашивают.

Вышли из монастыря
Тридцать три богатыря.
Злу мирскому подивились
И обратно удалились.

А вот Троцкий не удалился. И многие люди в силу особенностей ума, характера, воспитания, обстоятельств, условий, но отнюдь не в силу национальных свойств, не удаляются, а лезут в самую гущу событий и предпринимают попытки немедленно победить зло и изменить жизнь к лучшему. Делают ли они её лучше – это другой вопрос. Главное, они не «прячут тело жирное в утёсах» и не боятся войти в историю со знаком минус. Плевать они хотели на возможную расправу над собой в результате народного бунта и на то, что о них скажут потомки.

Мне видится картина шире –
Не три богатыря, четыре:
Никитич, Муромец, Попович
И с автоматом Ростропович.

Наш замечательный виолончелист, пианист и дирижёр Мстислав Леопольдович Ростропович действительно в августе 1991 года находился в рядах защитников Белого дома с автоматом Калашникова наперевес. Но это сущий пустяк по сравнению с тем, что во всём вообще виноват Чубайс. И что? А ничего! Анатолий Борисович делает своё дело, а каждый из нас своё. Боишься – не делай, сделал – не бойся. И ничего противозаконного с Чубайсом, как и с каждым из нас, происходить не должно.

Кто осмелится с восторгом
Захватить Чубайса в плен,
У того нормальный орган
Превратится в наночлен.

Знал я одного большого начальника союзного значения, еврея. Сейчас он на заслуженном отдыхе, весь в орденах и медалях. Как же он хохотал, когда я рассказывал ему еврейские анекдоты! Думаю, способность поржать над собой и себе подобными – это самый характерный признак исключительного ума, отрицающего свою исключительность.
А писатель, поэт Игорь Губерман со своими «гариками»!

Гаврила – в рыло, я – в карман,
Гоп, сердорпупия!
Остроумен Губерман,
Да не так уж туп и я!

А Валентин Гафт со своими эпиграммами!

Трудно срифмовать на «афт»,
Даже пораздумав.
То ли остроумен Гафт,
То ли Остроумов?

А Иосиф Кобзон, которого, когда тот поёт, не остановить, как и бегущего бизона (по Гафту)!

Бедный Крузо Робинзон
Нынче нечитаем.
А Иосиф наш, Кобзон,
Всеми почитаем.

Так сложилось, что евреи и мы все – это один туго сплетённый клубок из разных и одинаковых нитей. Все мы вместе разные и одинаковые, и хорошие и плохие, и чужие и родные. Ленин говорил: «Если русский умник, значит он еврей, или в нем есть еврейская кровь». А я почему должен думать иначе? Помню, учился я в школе восемь лет с одной еврейской девочкой. Получала она за ответы на уроках одни пятёрки, вела себя всегда достойно, воспитанно, тихо и скромно. Умница, да и только! Я и сейчас готов был бы заступиться за неё перед любыми хулиганами. Но она уже давно живёт в Израиле. Помню ещё из детства очень пожилого молчаливого еврея-дворника. И это не анекдот. Как сейчас вижу его с метлой и лопатой.

После зон-лагерей
Понял старый еврей:
Над тираном не ржи,
Нос по ветру держи.

Старший сын у него (не политический, а просто неоднократно судимый вор, рецидивист, или, как сказали бы сейчас, уголовный авторитет) отбывал очередной срок в заключении. А младший, немногословный в отца парень, работал простым слесарем на заводе. Помню преподавателя философии в ВУЗе, тоже еврея, умного, деликатного и ответственного человека. Не было случая, чтобы он хоть в чём-то подвёл кафедру или сорвал лекцию. Студенты искренне уважали его, и с явкой на его занятия всегда всё было в порядке. Помню директора крупного оборонного предприятия, известного учёного, изобретателя, который сам в шесть утра, а то и раньше, каждый день поднимался на крышу сборочного цеха, где бригада из временно нанятых рабочих ремонтировала кровлю. Поднимался и спрашивал, как с рубероидом, как со смолой, не болеет ли кто, где обедали, чем помочь и т.д. И уходил этот советский еврей-руководитель домой почти всегда позднее десяти вечера, проведав перед тем, всё ли нормально на крыше. Помню родителей соседа, врачей, тоже евреев. Милейшие и добрейшие люди, прошедшие всю войну. Оба давно вышли на пенсию, а всё работали, лечили. Помню другого врача, хирурга, заведующего отделением в крупной московской больнице, который сам, хотя и не обязан был, принял моего знакомого, сам поставил диагноз, сам назначил операцию, сам блестяще выполнил её и сам швы ему снял. А на днях одна моя приятельница вспомнила, как в школе, где она училась, русская учительница рассказывала всем, что её отца на войне от пули закрыл еврей.
Я уверен, что очень многие из нас могут вспомнить евреев, общение с которыми было и остаётся для них приятным и полезным. И никуда нам друг от друга не деться.

Из Саратова от Сары
Я уехал в Чебоксары.
А оттуда от Айжан
Я сбежал в Биробиджан.

Однако и сами евреи, разумеется, как и все, бывают разные. Как есть суховей и борей, так есть еврей и еврей. Но русским или другим народам наличие в их рядах условно плохих людей как бы заранее прощается, а евреям – нет. Но почему? Тайна сия велика есть. Разгадывать её я не собираюсь. Зачем мне это, у меня не десять жизней. В моей жизни мне встречались в основном хорошие евреи. И не обязан я вовсе думать о евреях плохо. Ну были в нашей истории евреи – приверженцы всяких революций и переворотов. И что? Так рядом с ними в том же духе и русских выпендронов хватало.
Для того, какие мы все есть и какими будем, куда важнее, что были и есть евреи, которые создали, например, украшающие и наполняющие нашу жизнь подлинные образцы искусства. Сколько их в числе авторов прекрасных книг, фильмов, песен. Одна только песня «Русское поле» чего стоит! А герои и ветераны войны, а политики, учёные, журналисты… И дальше можно перечислять очень много чего доброго и замечательного о евреях, как впрочем и о других людях.

Зорге, Абель, Мукасей –
Русские разведчики.
Я Гордей, ты Моисей –
Все мы человечики.

Каждый из нас руководствуется своим житейским опытом и своими целями. Аморально навязывание нам какого-то особого морального облика еврея вообще. Есть просто жизнь, в которой один такой, а другой иной, независимо от национальности. Каждый выбирает себе в спутники того, кто ему больше по душе.

Я живу, мечту лелея,
Выйти замуж за еврея.
Одержима я идеей
Стать богатой иудеей.

Но, если нет никакого противопоставления, так о чём я тогда толкую, и почему статья эта не называется, например, «Чукчи и мы»? Да потому, что снова активизировались те, кто усиленно пиарит и втюхиваит нам различные учения, опусы и трактаты, согласно которым евреи готовят заговор и стремятся захватить мировое господство. Всё готовят и готовят, стремятся и стремятся. Повторяю, глупость это несусветная, хоть и очень стародавняя. На дворе 21-ый век, скоро уже с марсианами общаться предстоит. А нам всё еврейский вопрос подсовывают.
Особо подчёркиваю, что всё вышеизложенное никакого отношения не имеет к идее разработки и принятия закона о российской нации.

Это не бред, а веление времени,
Не социальная галлюцинация.
Все мы теперь – без роду, без племени.
Все мы теперь – российская нация.

Вне всякого сомнения, что «без роду, без племени» – это ничуть не лучше, чем навешивать на какой-то один народ сплошь отрицательные характеристики и обвинять его во всех мирских потрясениях и неурядицах.
Если кому-то что-то по данному тексту показалось обидным, извините. Я это нечаянно.

2017 г.

* * *



ВЕРУЮЩИЕ И МЫ


Детишки с крестиками, новые бетонные храмы на каждом шагу, километровые очереди к святым мощам, вселенское пасхальное богослужение, публичные выступления священников в дни престольных праздников и не только в такие дни, красочные епархиальные газеты, разнообразные православные сайты, освящение камер СИЗО, открытие воскресных школ, сообщения на сотовые телефоны с призывами читать Библию… Неверующему человеку вроде как и деваться уже некуда, неуютно и неловко становится.

По прихоти земных богов
Внедрили в армию попов.
И сразу три танкиста
Избили атеиста.

Причём Библию в эсэмэсках рекомендуют читать хотя бы иногда в обязательном порядке. Особенно тем, у кого горе какое случилось либо болезни замучили. Оно и понятно – к Богу обращаются, как правило, с просьбой о помощи.

Я – атеист, чего же более.
Что я ещё могу сказать.
Здоров, как бык, ничем не болен.
И на талмуды мне плевать.

А на днях я узнал, что вот уже не первый месяц в Екатеринбурге бушуют страсти вокруг предполагаемого строительства в акватории городского пруда храма святой Екатерины. Инициаторами строительства являются якобы Епархия вместе с чиновниками и олигархами. И опять же неизвестно: а нужен ли храм именно в этом месте, если совсем рядом есть еще несколько; а надо ли учитывать мнение граждан при строительстве храмов; и вообще, не слишком ли много храмов строится и не лучше ли вместо них строить больницы, стадионы и т.п. Понятно, что ответы на такие вопросы способны вызвать взаимную неприязнь между верующими и неверующими. Так и происходит, к сожалению. Когда, например, решается вопрос о передаче каких-либо зданий Русской Православной Церкви. Проблема в Санкт-Петербурге с Исаакиевским собором тому подтверждение.

В любви признавшись горячо,
Решил вдруг Кремль за общий счёт
Подставить РПЦ плечо.
А атеисты тут при чём?

Разумеется, все мы – одно российское общество, и верующие и неверующие. Никуда нам друг от друга не деться. И не надо! Надо только, чтобы отношения между нами не раскачивались, как маятник. В одну сторону было, сейчас немного выровнялось и в другую уже не надо. Часы пусть идут, а маятник пусть стоит себе, тихо и спокойно. И неверующим надо понимать, что человеку свойственно верить, потому и человек он. И верующим надо понимать, что доминирующее положение церкви – отнюдь не социальная и духовная панацея.

Не спасает крест нательный
Ни тюрьму, ни богадельню.
Согрешил, не согрешил –
Всё зависит от души.

А душа, тем более чужая – это потёмки, как говорится, да ещё какие. Иная душа так закрыта, что и с отбойным молотком в неё не прорвёшься.

Кто-то служил в гестапо,
Кто-то служил в КГБ.
Лишь Патриарх и Папа
Богу верны и себе.

С учётом этого банальнейший постулат или вывод напрашивается: верующим и неверующим, сторонникам православия и противникам ничего на самом деле не остаётся, кроме того, чтобы слушать и слышать друг друга. И, если уж не считать друг друга закадычными друзьями, то о враждебном отношении друг к другу следует забыть на веки вечные. Скандал же с фильмом «Матильда» в этом смысле вызвал и продолжает вызывать пока не радужные ассоциации.
Как, собственно, и мода на религию. Когда она действительно просто мода, как взъерошенная вдруг кем-то массовая вера в целителей всяких, колдунов и ясновидящих. Вот, к примеру, те же детишки малые с крестиками на худеньких шейках. Ну да, родители мы, и право имеем на то, как потомство своё воспитывать. Но мир сейчас настолько раздвинулся, разнообразился и взаимовъелся, что, может быть, лучше, когда современный человек сам осознанно выбирает себе пристрастия в сфере религиозных учений. Либо остаётся вне церкви, опять же самостоятельно полагая, что это ничуть и никак не влияет на его духовное развитие и праведную жизнь.
Тем более, к сожалению, что за всем перечисленным мною в самом начале не следует у нас пока сколько-нибудь явное очищение от бескультурья и мракобесия.

Не с мерцающей лампадой,
Как по Млечному Пути,
А земным путём нам надо
К вечным истинам идти.

И верующим и неверующим опасаться приходится всё больше не призрака коммунизма, а призрака дебилизма. Много, слишком много того сейчас, что порождает сомнения в силе и совершенстве человеческого разума вообще и религиозной сферы бытия в частности.

То ли правильно – валеты,
То ли правильно – вальты.
Где ж ты Русь святая, где ты?
Отмолилась что ли ты?

2017 г.

* * *



ФУТБОЛИСТЫ И МЫ


Может, я ошибаюсь, но проблемы российского футбола в системе «они – мы» предопределяются сугубо мировоззренческой или, если позволите, этической составляющей. Наши футболисты в наших чемпионатах давно уже играют как бы для себя. Их игра по сути ничем не отличается от примитивной дворовой игры в своё удовольствие без учёта пристрастий и ожиданий собравшихся вокруг случайных наблюдателей. То есть побегали, попинали, как получилось, гол даже забили и разошлись по домам. Чего ещё надо.
А надо совсем другое. Организованная в рамках национального чемпионата игра с большими стадионами, охраной, телетрансляцией и прочим дорогостоящим обеспечением имеет исключительно публичный характер. Поэтому у команд в целом и у каждого футболиста в отдельности есть обязательства оплаченную нами (зрителями) услугу (игровое зрелище) исполнить должным образом. А именно – каждую минуту пребывания на поле являть себя перед нами в наилучшем виде независимо от счёта на табло, положения команд в турнире и иных обстоятельств. Наше законное требование – извольте играть качественно все 90 минут, на выигрыш, безостановочно стремясь забить мяч в ворота противника! Гол – это предмет, характеристика и свойство данной услуги.
Но, похоже, совсем не так представляют себе публичную игру наши футболисты и их руководители. Вот один из конкретных примеров в тему данной статьи. Команды сыграли вничью – счёт 0:0. Результата в виде хотя бы одного гола нет, прорекламированная и оплаченная услуга не оказана, а команды получают по очку. За что? При ничейном счёте даже 1:1 понятно за что, а при нулевой ничьей за что? Боксёрские поединки тоже, бывает, заканчиваются ничейным результатом. Но при этом спортсмены нанесли друг другу множество ударов. Публика это видела и благодарна спортсменам за соответствующее ожиданиям зрелище. А с какой это стати надо давать футбольным командам по очку за ноли на табло?! Никто за ленивую и пустую беготню по полю ничего ни платить, ни получать не должен. У нас ведь ничьи, как правило, случаются потому, что футболисты просто откровенно берегли себя на поле или получили такое задание от тренера. В зарубежных чемпионатах тоже вроде дают по очку за нулевую ничью. Но там это случается редко, по великому случаю, и возможность получить всего лишь очко за такой результат на качестве предоставляемой услуги не отражается. Ибо там, как и всегда было, зритель – главное действующее лицо и главный потребитель всего этого действа. И в СССР так было. Если не по деловым основаниям, так по моральным – из уважения к спорту, к согражданам, к стране. Думаю, что наш чемпионат без очка за нулевую ничью заметно бы подтянулся в плане ответственности, зрелищности и самоотдачи футболистов.
Сейчас же наш футбол, по моему убеждению, вообще ни на чём не основан. Комфортно обслуживаемые футболисты в России либо имитируют игру, либо откровенно «рубятся», демонстрируя хозяевам клубов свой безграничный «патриотизм» и своё мужское бесстрашие, что в принципе к организованной и оплаченной нами услуге никакого отношения не имеет. А даже наоборот – такие выкрутасы на поле «ломают» как соперника, так и само футбольное зрелище. Да и то суматошная отчаянная «рубка» наблюдается лишь иногда, в главных и решающих матчах. И, к сожалению, некоторые из нас, особенно юные болельщики, за неимением лучшего ведутся на откровенное хулиганство.

Поезд с рельсов сошёл,
Плот в реке утонул.
Пнул, ударил, толкнул –
Это нехорошо!

При такой «игре» начинает казаться, что футбольное поле маленькое, и в каждой команде бегает по два-три лишних игрока: нет пространства, сплошные стыки, падения и непроизвольные отскоки мяча (что-то похожее на цирк есть, но нет футбола). И что зрителям, то есть нам с вами, при этом подсовывается некачественный товар, так вроде как ничего не поделаешь – футболисты такие. На самом деле футболисты такие же, как за рубежом, да мировоззрение у них другое. Достойных профессионалов очень мало и они в диковинку.
Вот ещё конкретный пример в тему. Мяч передаётся одиноко стоящему в центре поля защитнику, для продолжения атаки. Но он вместо того, чтобы остановить мяч, оглядеться по сторонам и сделать логичный по ситуации пас, бьёт сходу с дальней дистанции куда-то высоко и далеко над воротами противника. Болельщики на стадионе и телезрители при этом сокрушаются и единодушно называю такого защитника дураком. А он и не дурак вовсе. Ибо даже ребёнку понятно, что с такой дистанции гол не забьёшь. Просто именно так сыграть ему легче, можно передохнуть, спокойно отойти к своим воротам, время потянуть. Тем более, что команда не проигрывает. И, если проигрывает, то тоже не беда. Ничего ему за такой удар не будет. Ну не получился прицельный удар, с кем не бывает. А то, что все зрители матча негодуют и откровенно скучают (минута-другая проходит впустую), так наплевать на это. Он ведь не для кого-то из нас играет, а для себя по контракту, в котором ответственность за такой удар и за отношение к нам, зрителям, не предусмотрена. А кто-то из сердобольных комментаторов скажет ещё при этом с профессиональным апломбом про такого «мазилу», что он «пристреливается». Как-будто он первый раз в жизни от нечего делать, скучая, взял чужое ружьё в руки.
Примерно то же самое происходит, когда мяч вбрасывается после аута. Подойдёт один футболист, подойдёт другой, мячик друг другу передадут из рук в руки, как на детской площадке. Всё делается при этом неторопливо и даже с виду нехотя. И получается, не мяч в ауте побывал, а зрители постоянно там пребывают, будто нет их на трибунах и у экранов телевизоров. Неужели трудно втолковать нашим футболистам простую истину, что игра начинается с первой секунды матча. И с первой секунды уже считается, что они в лучшем случае играют вничью, а в худшем – уже проигрывают. Этих самых первых секунд обязательно не хватит в конце матча, чтобы выиграть или забить гол для хотя бы ничейного результата. При таком отношении к игре и своему присутствию на поле всегда не будет хватать времени. Особенно это подтверждается и сказывается в международных матчах клубных команд и сборной – бегать начинают наши парни в полную силу последние десять минут. Удивляют при этом опять же слова наших комментаторов, точнее отсутствие слов о том, а где эти засуетившиеся торопыги были раньше, почему они сразу-то не забегали, чтобы добиться желаемого. А всё потому, на мой взгляд, что не стыдно! Ни перед нами и вообще ни перед кем не стыдно нашим футболистам за свою уже заранее оплаченную и в целом фантастически хорошо оплачиваемую, но преимущественно халтурную работу. Мы ведь как болельщики не можем составить акт о недостатках с отказом в приёмке ненадлежаще оказанной услуги. И, если бы не легионеры, смотреть наш современный футбол совсем было бы тоскливо. Как на рыбалке, просиживая зря на берегу реки, в которой нет рыбы. Вкусную насадку кто-то съедает, а улова нет.

Мёртвые сраму не имут
И от стыда не потеют.
В рай футболистов не примут –
Честно играть не умеют.

Если бы наши футболисты играли как надо, то полные стадионы собирали бы матчи всех лиг российского чемпионата. В Германии, например, сам видел, даже на игру любителей в каком-то «межколхозном» соревновании приходят толпы народа.
Печально, конечно, всё это. А делать-то что? Воспитывать! Как в образцовой армии воспитывают настоящих воинов – присягой, уставом, дисциплиной, гауптвахтой. Либо, как на развитом рынке товаров и услуг воспитывают плохих работников – увольнением, штрафом, лишением премий, понижением в должности, взысканием убытков. А пока на сегодня ерунда какая-то получается: право играть плохо за большие деньги есть, а обязанности играть хорошо всегда – нет; по доходам наши футболисты – немногочисленная элита общества, а по результатам… так иной пьяный сантехник свою работу для нас лучше исполнит.

Играют просто так собаки,
Дельфины, белки, львы, макаки,
Вороны, выдры, кенгуру…
Не деньги делают игру.

И напоследок анекдот в тему. Одного старого футбольного болельщика спросили: «Кого бы вы хотели видеть тренером сборной России по футболу: Семака, Слуцкого или Сёмина?» «Сталина!» – ответил болельщик.

2017 г.

* * *



МОСКВА И МЫ


Вот что писала поэтесса Марина Цветаева 20 февраля 1940 года: «Я редко бываю в Москве, возможно реже: ледяной ад поездов, и катящиеся лестницы, и путаница трамваев… И первое желание, попав в Москву – выбраться из нее». Где-то ещё прочёл на днях чьи-то грустные слова о том, что от «поленовского» московского дворика ничего не осталось. А вот название статьи в интернете от 29 ноября 2017 года: «Запихнули в Москву полстраны и довели ее до транспортного коллапса». В другой статье читаю о Москве: «Такой мегаполис – это нонсенс, это город азиатского типа. Он перенаселен. И пробки являются лишь следствием этой проблемы». То есть не я один готов иногда в сердцах поохать и поругать нашу столицу.

Я в Париже не бывал,
Не был даже в Пензе.
МКАД – не круг и не овал,
МКАД – столичный вензель.

А вообще про Москву столько всего хорошего сказано, написано, спето, что ещё раз пропеть ей дифирамбы не имеет никакого смысла и ничего не добавит. То, что Москва – лучший город Земли, вроде как все знают. И я не собираюсь опровергать это. Русский человек по определению не может не любить Москву. Однако из лучшего сделать худшее – проще простого, такой риск всегда есть. Но чтобы он не оправдывался эпизодически, надо решительно и вовремя избавляться от всего плохого и неправильного. Ворчливое указание на проблемы и недостатки, нежелание мириться с тем плохим, что можно исправить, далеко не всегда означают отсутствие любви к своей стране и к городу, в котором живёшь. Скорее, наоборот.

Не без грязи, но живут
Сызрань, Жиздра и Сургут,
Братск, Урюпинск, Бугульма.
А Москва сошла с ума.

Именно ощущение некоего урбанистического и бытового сумасшествия всё чаще остаётся у посещающих Москву или вынужденных жить в ней в последние годы. Подъезжаем издалека на поезде к Казанскому вокзалу, женщина немного старше средних лет, попутчица, жалуется: если бы не дочь и внук, ни за что не поехала бы. В прошлом году, говорит, тоже приезжала помочь, так заболела и чуть умом не тронулась от ужаса: всюду толкотня, народу полно, машин полно, погулять рядом с домом негде, шум, загазованность, дышать нечем, в метро не протолкнуться, ребёнка без присмотра на улицу отпустить нельзя, на каждом шагу гастарбайтеры.

Не урки, не бичи,
Не инопланетяне.
Когда-то – басурмане,
А нынче – москвичи.

А цены какие, говорит, куда не сунешься, за всё плати, причём втридорого, чашка кофе из пакетика больше сотни рублей стоит.

Даром просто воды напиться
И сходить в туалет – чёрта с два!
Дорогая моя столица,
Не горжусь я тобою, Москва!

Другая женщина, москвичка, подхватывает: да Москва – это и не город уже вовсе, переделать её давно надо в отдельную республику, уезжаем с мужем на машине километров за пятьдесят от МКАДа, а впечатления, что мы выехали из своего города или, возвращаясь, въехали в него, нет; всё застроено, природы никакой, где границы Москвы, где конец её, где начало, где один населённый пункт, где другой – ничего не поймешь. И дальше она стала вдруг рассказывать про подмосковный Обнинск, славный город науки, где она когда-то жила. Говорит, как там было хорошо в советские годы и что теперь – бедность, упадок.

Обнинск, Троицк, Протвино –
Города российские.
Близко от столицы, но
Ей совсем не близкие.

О том, какая сейчас неприветливая Москва и какой это сейчас тяжёлый для проживания город, примеров и мнений приводить можно, сколько угодно. Но даже за то немногое, что уже написал, неловко как-то. Ну хорошо – заткнусь, помолчу. И что? Присказка о том, что один смотрит на лужу и видит грязь, а другой небо и звёзды, здесь неуместна. То поэтическое сравнение, а собачьи какашки в каждом московском дворе – это реальное безобразие, необязательное и вполне устранимое. Как и вереницы машин на пешеходных тротуарах. Может, и благо для Москвы, если столичные функции перенесут в другой город. Но без сомнения хорошо пока, что она, как место постоянного проживания, уже менее привлекательна сейчас, чем раньше. Один мой знакомый, ректор провинциального ВУЗа, поведал мне на днях, что ещё пять лет назад почти все выпускники после окончания института решительно планировали уехать в Москву, а сейчас большинство сомневаются в целесообразности такого перемещения. Коммунисты тоже в своё время, пятьдесят лет назад, по-своему, ломая тем самым судьбы многих людей, пытались спасти Москву от перенаселения – просто запретили прописку и всё. Правда, по великому блату, через министерства и взятки, всё равно прописывались. Но в целом такая мера, безусловно, сдерживала неконтролируемый миграционный поток в столицу.

Три ужасных головы
У Горыныча, у Змея.
Уезжаю из Москвы,
Ни о чём не сожалея.

Никуда я, конечно, не уеду. Ибо Москва – это мы. А мы везде – от Владивостока до Калининграда!

Совесть утратили,
Души пусты,
Всюду предатели.
Бечь-то куды?

А, может, и бежать никуда не надо? Просто пережить очередные девять месяцев неласковой московской погоды, дождаться солнышка, и всё снова будет восприниматься иначе? И стишки будут сочиняться другие?
Сразу после того, как написал это, прочитал в нашей местной окружной газете, что в декабре 2017 года солнце не показывалось москвичам ни разу. Ни на минуту за весь месяц! А я не видел его и в ноябре, и в октябре… Так что вопрос остаётся открытым – куды бечь?

2018 г.

* * *



ТЕЛЕВИДЕНИЕ И МЫ


На днях актёр Леонид Ярмольник назвал телевидение лёгким жанром, часто недостойным. Главным провалом современного телевидения, сказал он, является отсутствие морали и культуры. «Меня учили другие педагоги, тогда была другая мораль, другие приличия были – вернее, тогда приличия были, сегодня их нет...». Ценз того, что можно на телевидении, а что нельзя, по его оценке, упал ниже плинтуса.

«Место встречи» назначил мне Норкин.
Я и явилась, разинув рот.
А в результате – смешки, поговорки,
И на прощание – анекдот.

Сегодняшнее наше телевидение Ярмольник сравнил с «отхожим местом», куда приходят только для пиара и выливания грязи. О низком профессиональном уровне и вопиющей коммерциализации российского телевидения последних лет говорили и говорят многие известные люди. А какое ещё иное отношение к нашему телевидению может сформироваться при просмотре телефильмов, например!

Что за фильмы нынче в моде,
Удивляется народ.
Будто все их производит
Мыловаренный завод.

А уж разных однообразных общественно-политических программ на главных каналах стало так много, что, по-моему, их уже больше, чем вообще всех нас, потенциальных зрителей.

Первый канал – что витрина
СМИ за общественный счёт.
Кто же там Екатерина,
«Время покажет» ещё.

Претензии у таких шоуформатных программ, судя по их названиям, серьёзные, интригующие и многообещающие, а на деле почти всегда всё выливается у одних – в тары-бары, у других – в бары-тары, а у третьих – в растабары.

«Право голоса» есть у каждого,
Утверждает Роман Бабаян.
Но сей лозунг нам, опытным гражданам,
Представляется шуткой армян.

При этом самим ведущим и постоянным участникам таких шоу явно кажется, что они – долгожданные и абсолютно уникальные толкователи истин и ярко светящие «телезвёзды».

В «60 минут»
Никогда не лгут.
Там супруг с супругой
Пленяют друг друга.

И, наконец, о высшей степени неуважения к нам – о рекламе на ТВ вообще и её количестве в частности. Похоже, наших теледеятелей совсем не интересует, кто там перед экраном. Ибо по логике объёма, содержания и размещения обрушиваемой на нас рекламы руководствуются они в своей работе одним гнуснейшим принципом – «А куда вы денетесь!». Руководствуются им и злорадно издеваются над нами. А почему? Да потому, что уверены – как во время разных войн, спасаясь от голодной смерти, за буханку хлеба люди готовы бывают отдать всё на свете, так и мы с вами будем сидеть в своих квартирах после работы, в плохую погоду, и всё равно глазеть на их продукцию, лишь бы занять себя чем-то в камерных условиях, не умереть от скуки и не остаться без важных новостей. Они знают, что привычка и необходимость смотреть телек заставит нас смиренно терпеть их безмерные и во всех смыслах халтурные изыски, выкрутасы и выпендрёж перед заказчиками и рекламодателями. Короче, наши телевизионщики и их властные хозяева и покровители собственной материальной выгодой озабочены, а не обязательными в таком виде деятельности атрибутами – мерой, моралью и культурой. Только при чём здесь мы? Вот этот, отнюдь не риторический, вопрос мы все очень даже вправе задать нашим высшим чиновникам. Ибо телевидение – это давно уже не жанр, это жизнь. А за жизнь своих граждан отвечает государство.
Закончил писать эту статью при включённом телевизоре. Только что ведущий программы «Время покажет», объявляя перерыв на рекламу, назвал её на Первом канале «святой вещью». Всё, приплыли!

2018 г.

* * *



ДЕТИ И МЫ


Для кого-то как Мессия
От запора – клизма.
Призрак бродит по России,
Призрак дебилизма.

По сообщениям в СМИ министр культуры Владимир Мединский заявил недавно, что в России за 20 лет выросло поколение людей с искаженными знаниями об истории государства. Об этом он сказал во время презентации своей книги «Война — Мифы об СССР 1939-1945 годов» на международной книжной ярмарке в Белграде, передает РИА Новости. «Я работал в комиссии правительства по истории Второй мировой [войны] и много ездил по стране, общался с молодежью, со студентами. (...) Они либо ничего не знают, или у них голова забита всякой чушью». По словам главы Минкульта, молодые люди получают знания из голливудских фильмов, статей в интернете и компьютерных игр. Мединский подчеркнул, что история определяет шаги людей сейчас, «за это идет информационная война во всем мире».
Я эту коротенькую статейку в виде заметок назвал «Дети и мы» исключительно под влиянием очень, на мой взгляд, пагубной, невесть откуда взявшейся, привычки у нас сейчас относится к взрослым людям, как к детям. Послушаешь, почитаешь разную информацию, так выходит, что нынешние наши 20-летние всё ещё, оказывается, «девочки» и «мальчики», а 30-летние – «юноши» и «девушки». Вот и получается, что те, кого я имею в виду в данной статье, то есть 18-летние – просто «дети». По этой градации во времена даже позднего СССР, совсем недавно, на заводы и на стройки (после ПТУ, например) шли работать вообще «младенцы».

Мыслишкой я одной загружен,
И душу мне она совсем не греет.
Детишки раньше жили хуже,
Но были они лучше и добрее.

Вот ещё тезисы из СМИ о том же: молодежь стала проявлять меньший интерес к получению знаний; учителя и преподаватели ВУЗов жалуются, что с каждым годом учить становится всё сложнее, а общий кругозор у молодежи становится всё уже; раньше молодые люди думали, что знания – сила, а сейчас считают, что знания не нужны. Ничего крамольного в дополнение к этому не скажу, если отмечу от себя, что многие молодые люди полагают сейчас, что устраиваться в жизни надо (или приходится) в расчёте не на голову, а на другие части тела.

Что за мода или мания
В бизнес – кастингах, так сказать:
Чтобы стать лицом компании,
Надо задницу показать.

Голова забита чушью – а кто в этом виноват? Глупее ведь, в принципе, дети не стали. Время другое, такова новая жизнь – вот именно!

«Мы – не рабы, рабы – не мы!» –
Провозглашали предки.
Боюсь, что так же о себе
Не скажут наши детки.

Что сами мы, взрослые, натворили за последние годы своими сумасшедшими реформами, то и получили.

Девушка с веслом, скульптура –
Вдаль ушедшая натура.
А пришедшая натура –
Девка с банкой пива, дура.

С сигаретой ещё… Абсолютно привычная картинка для многих российских городов. И для Москвы, в том числе, к сожалению.

Умную искать девицу
Выдвигаться зря в столицу:
По другим там есть приметам,
А по этой – все с приветом.

Ну и, наконец, мат – это нечто совсем удручающее. Беда даже не в том, что звучит он из уст детей открыто, в полный голос, без стыда (как бы не сквернословят уже, а так разговаривают). Беда в том, что одним грязным словом в момент его применения заменяется десяток-другой иных нормальных красивых русских слов, выражающих и отображающих мыслительный процесс и состояние души. И постепенно, неотвратимо происходит обратная зависимость – одно примитивное грязное слово убивает мысль и обедняет душу. Вот и вынуждены родители сокрушаться потом – что же произошло к 18-ти годам с их весёлым, светлым, чистым, умным и талантливым чадом? Мат – это главный враг наших детей, как и тот из нас, кто сам матерится и преступно допускает нецензурную лексику в публичном пространстве!

2018 г.

* * *



БАБУШКА И МЫ


1971 год. У нас с братом умерла бабушка, было ей почти 80. На Урале она оказалась во время войны, эвакуированная. Жила она когда-то в Питере и, если верить ей, то она даже с Лениным встречалась, в Смольном. Вспоминала его и плакала при этом почему-то. Помню, особо отмечала, что вождь был невысокого роста, чуть выше неё – метра полтора с кепкой, как говорят. И всё причитала, качая головой: «Хороший человек был».
Но не о том речь. Мне было 21, а брату 18. Я работал в учреждении культуры простым инструктором, а брат на крупном оборонном заводе электриком. По нынешним временам – ну кто мы такие? Никто – самые обычные люди, пацаны ещё, можно сказать, ни связей, ни положения, только жизнь самостоятельную начинали. Свердловск – город большой, а мы в нём – одни из сотен тысяч.
Однако… Я лишь заикнулся на работе, что у меня умерла бабушка, похороны в такой-то день, и мне сразу, без лишней волокиты, выделили автобус. А брату сказали, что выделят бригаду с машиной. Бабушка у нас тоже была самой обычной старушкой-пенсионеркой. Выдающихся заслуг перед государством у неё не было, и никто из посторонних о ней ничего не знал. Но никаких подтверждающих документов о том, что она наша и что она действительно умерла, мы своим начальникам не предоставляли.
И вот похороны. Декабрь. На улице минус 40! «Мой» автобус с утра у дома, а «машина брата» задерживается. Полдень уже. Ну, думаем, обманули. Вдруг, чувствуем и слышим, дорога задрожала. Видим, к дому подъезжает громадный военного образца грузовик с колёсами, почти такими же, как у трактора «Беларус». И шесть мужиков в кузове стоят за кабиной. Поздоровались с братом и спрашивают: «Ну, где бабуля?». Оказывается, они до прибытия по указанному адресу могилу на кладбище копали…
Похоронили мы нашу бабушку достойно. Родственников и других, ещё живых бабушек, после поминок развезли на автобусе по домам. Мужики-помощники, что с завода, славно выпили и закусили, даже песни попели. Короче, всё получилось как-то ладно, по-человечески. Несмотря на лютый мороз и мелкие материальные затраты. Никаких официально отгулов на день похорон никто нам с братом не оформлял, и ни копейки из своих зарплат мы за невыход на работу не компенсировали…
Давно это было, очень давно. Но помнится с каким-то щемящим умилением и светлой грустью до сих пор. Попутно и время минувшее вспоминается. Но так, что не хочется сравнивать при этом некий социализм с неким капитализмом и рассуждать, а были ли они или есть в российской истории и что из них лучше. Но жизни-то реальные в разные времена, сейчас и тогда, сравнить можно. Без политических россказней. Бабушка-то наша реально умерла, и «культурный» автобус, и рабочие на грузовике с известного на всю страну завода реально были. И мы с братом реально чувствовали себя тогда вполне уже взрослыми и вроде как уважаемыми людьми. За спиной у каждого из нас вроде как реальный коллектив был, и реальные товарищи были, если позволите. И многие из наших товарищей тоже могли тогда без разорительных хлопот, с честью и приличием, похоронить своих бабушек. Жаль только, что через 20 лет мы всем народом свою страну так же достойно похоронить не сумели…

На кладбище государств
Одна эпитафия:
«Государство уходит –
Приходит мафия».

2018 г.

* * *



КИНО И МЫ


Что за фильмы нынче в моде,
Удивляется народ.
Будто всех их производит
Мыловаренный завод.

Верили до нас, остаётся и нам верить, что Ленин действительно сказал Луначарскому в 1922 году следующее: «Вы у нас слывёте покровителем искусства, так вы должны твёрдо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино». Ещё в той беседе Ленин вроде как говорил об «определённой пропорции между увлекательными кинокартинами и научными», особо указал на роль хроники, с которой надо начинать «производство новых фильмов, проникнутых коммунистическими идеями и отражающими советскую действительность», подчеркнул необходимость цензуры («ленты контрреволюционные и безнравственные не должны иметь места»). В последующие годы, вплоть до Горбачёва, понятие «контрреволюционные» означало уже «антигосударственные» и имело соответствующее применение. Сейчас же ни то ни другое понятие ничего не значат, как и понятие «безнравственные» – мы ведь умнее и свободнее. Правда, особо «умные и свободные» и тогда шутили: «Из всех искусств важнейшими для нас являются кино, вино и домино». А я бы сейчас в этой фразе слово «кино» убрал, а «домино» заменил бы на «казино».

Посещаю казино,
Хаус, маркет и бутик.
Ибо я уже давно –
Не товарищ совьетик.

А почему убрал бы? Да потому, что нет у нас сейчас никакого «кина»! На старом советском кино поколения выросли, во всех формирующе-воспитательных смыслах. Не знаю даже, что и важнее было тогда в СССР – танк новый сконструировать или фильм хороший снять. Государство обеспечивало, контролировало, принимало и само же прокатывало фильмы. При организации показов на местах учитывалось всё – официальная сопроводительная категория, ведомственные рекомендации, рекламная информация, выходные и праздничные дни. И вся колоссальная денежная выручка от такой работы шла в бюджет. Честное слово, иногда думаешь, а не вернуться ли нам снова к такой же системе в сфере кино.

Прогресс – движение вперёд,
За что учёные и ратуют.
А в жизни всё наоборот –
И лучше б в сторону обратную.

Ибо что творится сейчас у нас в этой, по-прежнему не менее важной, сфере – вообще непонятно. Критика-то в популярном формате где? Киноведы-то почему молчат, если они есть ещё? Кто им сейчас-то мешает разносить в пух и прах всякую экранную чушь? Помню, задолго до «перестройки» ещё, абитуриентам по соответствующей специальности во ВГИКе показали только что отснятый художественный фильм про партизан. Представленное для оценки «произведение» было настолько беспомощным, что отзыв о нём ни в одной части не мог быть положительным по определению. Но допустили к дальнейшим экзаменам лишь того, кто эту халтуру похвалил. Кстати, прокатная судьба у этого фильма была потом весьма плачевной. Несмотря на то, что в нём снялся будущий «Народный артист СССР» со своим сыном.
Но так тогда было принято отзываться в СМИ о фильмах: 95% – художественные достоинства, 5% – досадные просчёты. Нынче, если всем миром смело и честно обрушится на то, что нам втюхивают под видом кино, то приведённое соотношение получилось бы ровным счётом наоборот. Что-то кто-то, как-то, когда-то, более-менее удачно сделал – и всё. Но это не российское кино, как передовое искусство и государственная политика. Обидно, чёрт возьми, с таким-то багажом, с такой-то школой, с такими-то традициями и такими-то деньгами!

Всю Россию обглодал
Ненасытный Бог наживы.
Если б знал, что все так лживы,
Я б за правду не страдал.

Уверен, что именно так могли бы сейчас выразиться многие корифеи нашего великого кино (в том числе анимации, хроники). За правду боролись неистово, теряли звания, шли наперекор идеологическим установкам,

В лохмотья всяких там различий
Их человечьи неприличия.
А сами с глупостью своею –
Под золочёную ливрею.

попадали в немилость к власти, терпели, отстаивали, учили – а невежественное и беспринципное стремление к деньгам всё равно победило.
Вот что у нас из нашего современного есть сейчас на экранах для широкой среднестатистической публики, если кратко и в кучу? Акции, лимузины, особняки, домработницы (как будто нас всех это касается), беременные провинциалки в исполнении неких участниц съёмок (сказать, актрис, совесть не позволяет), физиономии одних и тех же, в той же одежде и с той же слащавостью или козлиной небритостью персонажей (актёров, тоже не скажешь), убийства кровь, оружие, деньги, секс, предательство, офисы, разборки, крутые ворюги, продажные полицейские и т.д. и т.п. И всё это отснято, как правило, по бабьим сценарным россказням. Вроде много чего на экране – и ничего! Ни уму, ни сердцу! Отходы какие-то, как на мусорном полигоне. Не то, что смотреть, подходить противно и опасно.

Как же я живу давно
И длинны мои лета,
Если помню я в кино
Образ честного мента.

Для детей, кстати, вообще ничего нет, будто и детей у нас нет вовсе. Ни комедий, ни музыкальных лент, ни экранизаций, ни авторского кино, на худой конец. Мало того, и мастерство куда-то исчезло. Куда монтаж-то с композиционной выразительностью подевался, где студийное озвучивание, дикция, свет, музыка и прочие профессиональные составляющие нормального фильма? Для контраста и с ходу приведу лишь старенький чёрно-белый фильм «Дети капитана Гранта» аж 1936 года выпуска. Фильм, в общем, рядовой и без пафосных претензий для советского кино, но всё в нём сделано добротно, с должным уважением к своему делу и к нам, зрителям. Возьмите хотя бы гениальную музыку к этой картине Исаака Дунаевского. А уж незабвенную «Песенку о Капитане» до сих пор исполняют. Сейчас же вместо запоминающейся оригинальной мелодии (как, например, в фильмах «Родная кровь» или «Мой ласковый и нежный зверь») надоедливое и однообразное стучание по клавишам…
Прочёл вот сам с первой строчки то, что написал, и вижу – одно недовольное ворчание. Однако, другого отношения, на мой взгляд, пока наше кино не заслуживает. А, может, оно и не кино уже? Либо мы уже не зрители? Либо так у нас всё уже изменилось, что вообще ничего ни про чего не понять?!

Согласно сказочным законам
Поймал жар-птицу как-то я.
И зря:
Жар-птица оказалась просто дроном.

2018 г.

* * *



ГИПНОЗ И МЫ


Хотите – верьте, хотите – нет. Было это очень давно. Я, начитавшись разных книг и статей о гипнозе, решил сам кого-нибудь загипнотизировать. А кого? Приятелей по двору – бесполезно. Надо, чтобы испытуемый совсем не знал меня, не видел раньше в своём кругу и безусловно верил, что я обладаю гипнотическими способностями. Типа: написано «Правда» – значит, правда; указано на афише «Народный артист» – значит народный артист; сказано, гипнотизёр – значит, он самый.
Для эксперимента выбрали одного обычного парня из соседнего цеха (работал я тогда электриком на заводе, и было мне 18 лет – почти мужик уже взрослый по тем временам). И наш и тот другой цех были огромными, под тысячу работников каждый. Кто-то из нашей бригады просто случайно знал того парня и несколько раз по моей специальной подсказке рассказывал ему обо мне, как об уникальном субъекте. Тот заинтересовался и согласился прийти в обеденный перерыв и попробовать моё воздействие на себе.
Вот он пришёл. Мы (я, он и человек десять любопытных и исподтишка хихикающих рабочих) спустились в подвальное помещение цеха, в раздевалку. Я попросил всех молчать, поставил его лицом близко к стенке между шкафами, сам расположился чуть сзади, а за мной – сильно сомневающаяся во всей этой затее разновозрастная публика.
Сеанс начался. Я монотонно, прерывая счёт усыпляющими фразами, досчитал до десяти, приказал парню слушать только меня и спать. И он, правда, заснул, слегка наклонившись вперёд и прижавшись с закрытыми глазами лбом к стенке. Я сам растерялся, опешил даже, но не подал виду и стал приказами поднимать ему поочерёдно руки, то до плеча, то выше. Движения его были неестественно послушными, роботоподобными какими-то. Просто усилиями извне опустить ему руки было невозможно, они опять, как на пружинах, поднимались в то положение, которое я обозначил словами.
Неискушенная в таких делах публика была поражена. Все видели, что никакого подвоха тут нет. Парень действительно погрузился в гипнотический сон с непосредственным восприятием внушений с моей стороны. Конечно, нашлись сразу шутники, которые начали советовать мне снять с него штаны, поставить на колени, заставить ползать и проделать с ним прочие смехотворные манипуляции. Но мне было совсем не до смешков. Я никого толком не слышал, а думал лишь о том, как вывести испытуемого из этого самого сна.
До сих пор рад тому, что всё завершилось благополучно. Я досчитал до десяти, прерывая счёт картинками пробуждения. Но этого оказалось мало. Пришлось считать дальше, украшая процесс новыми ощущениями выхода в реальность. Хорошо, что я ни разу не сбился и не заикнулся. На счёте двадцать парень проснулся, очумело взглянул на всех и направился к выходу. Я только успел спросить его, помнит ли он что-нибудь. Он отрицательно покачал головой и признался, что вообще не заметил, как уснул. На том всё и закончилось. Больше я никогда ничего подобного не проделывал. Хотя мог, наверно, совершенствуя такие навыки.
Однако, я не о самом этом случае. А о том, почему же всё-таки нормальный с виду парень попал в подневольное гипнотическое подчинение. Полагаю, что на моём месте и на его месте мог быть кто угодно. Как персонально, так и коллективно. Как в капле воды океан целый отображается, так и в одном человеке всё людское сообщество отображается. Что в одном человеке происходит, то и во всём человеческом обществе. И наоборот. Я – это все мы, и все мы – это каждый из нас.
Вот и делимся мы в разнообразных формах и проявлениях на тех, кто внушает, гипнотизирует и на тех, кто спит или полудремлет с несамостоятельным восприятием происходящего. Чтобы жить в реальном мире и не подчиняться чужим командам, нельзя никого и ничего принимать просто на веру. А мы все, в большинстве своём, принимаем. Вот и ползаем зачастую без штанов и на карачках. Сами при этом смеёмся и других потешаем. Да ладно, просто смеёмся, а то ещё и в драку лезем под влиянием веры в кого-то или во что-то.
И без веры жить нельзя. Но верить правильно, по-умному, по-человечески – значит, верить преимущественно только самому себе. Веришь в любовь – верь и люби. Веришь в добро – верь и делай добро. Веришь в справедливость – верь и поступай справедливо. И. т.д. и т.п. Но мы ведь не так себя ведём. Нам, к примеру, со ссылками на историю говорят, что мы какая-то избранная нация – и мы верим. Страна великая, да. А каждый из нас (сосед, чиновник, врач, учитель, продавец, шофёр…) какой? При этом всё равно, так и хочется воскликнуть:

Мой дух, высокий и нетленный,
Всемирным злом не убиенный,
Придёт и нам с тобой пора
Кричать победное «Ура!»

Вот в это «Ура» я верю. И СМИ тут ни при чём. Сам так ощущаю, сам внушаю себе это, сам этого хочу – и верю. Однако:

Пора признаться, наконец,
Что тот же самый наш Творец
Склоняет нас, пока мы живы,
Душить прекрасные порывы.

Придушишь тут, если:

Жизнь – она сейчас, как нож,
Режет, укрощает.
Ибо всё почти – враньё ж,
Что нам власть вещает.

Да хоть кто и хоть что пусть вещает. Главное – не верить и не спать. Понимая, что во все времена вожделенная цель для любой власти – это покорный, управляемый и контролируемый народ. Но раньше в силу ограниченности и несовершенства информационных ресурсов массовый социальный гипноз был нереален. А сейчас, пожалуйста – есть все возможности убаюкивающими словечками закрыть большинству из нас глаза и поставить как истуканов лбами к стенке. Манипулирование сознанием граждан давно уже стало чуть ли не главным делом телевещания, например. Парень тот мой, незабвенный из прошлого, не поверил бы россказням обо мне, воспринял бы всё соответственно обстановке – и не случилось бы с ним тогда никакого гипноза.
Так верить или нет? Обязательно верить! Но вера каждого из нас и всех нас вместе должна формироваться нами самими, без вмешательства со стороны или сверху. Что до меня, то, например:

Безо всякой там улыбки
Верю я, наступит век –
Не раскопки, а засыпки
Будет делать человек.

2018 г.

* * *



ПОРЯДОК И МЫ


В СМИ сейчас политсуждений,
Репортажей и статей,
Комментариев и мнений
Стало больше, чем людей.

То есть больше, чем нас – слушателей и зрителей. Говорят и показывают действительно очень много. Но, как правило, впустую. Потому, что почти все журналисты и так называемые политологи старательно избегают простых и внятных ответов на простые народные вопросы. Один из таких вопросов – когда закончится бардак в стране? Производство, торговля, здравоохранение, школа, транспорт и так далее – везде бардак! Это общее мнение. И самый простой ответ – тогда, когда наступит порядок. Естественный вопрос следом – а какого порядка мы все хотим? Правда, почти все. Ибо кому-то у нас очень даже выгоден именно беспорядок, причём, перманентный, с иллюзией неизбежности.
Так о каком же порядке идёт речь? Для иллюстрации простоты ответа попробую нарисовать следующую картинку. Гуляет некто с собачкой в парке. Видно, что каждый поворот и кустик на пути собачка знает, чувствует себя комфортно, бежит уверенно. Но вдруг хозяин останавливает её на развилке и тащит в сторону, в какую они с ним никогда не сворачивали. Собачка в смятении, опасливо упирается, хвостик поджала, следовать по новому и незнакомому ей маршруту явно не желает. Теперь уже видно, что для неё такая внезапная перемена – чуть ли не катастрофа. Так вот, речь в данной статье, дополняющей сборник аналогичных моих статей под общим названием «Они и мы», идёт о порядке, как о вечно желаемом народом необходимом, понятном, привычном и стабильном взаимоотношении между гражданами и государством.

Вот главный признак, уж простите,
Всей нашей новой демократии:
Когда вас посылают «на» и «к матери»,
Вы можете идти, куда хотите.

А куда идти-то? До 91-го года какой-то определённый порядок у нас был (я не об уровне жизни). Человек утром просыпался и знал всё про себя, про свою страну, про работу, про начальство, про деньги, про цены, про культуру, про детей и про всё остальное. Наверно, также было в России и до 17-го года прошлого столетия. Однако отличие в том, что после Октябрьской революции человеку сказали, что теперь будет только так и не иначе. А после 91-го года нам всем сказали, что больше не будет так, как было. А как должно быть и как будет, ничего вразумительного не сказали. Даже преступно скрыли от нас многое и просто обманули.

По долинам и по взгорьям
Шла дивизия вперёд.
Ох, и грязная история –
Девяносто первый год!

Так вот и живём: ни социализма, ни капитализма, если уж давать хоть какое-то определение общественному строю. Одним словом – бардак! Или иначе – никакого порядка!

По реке плывёт дощечка
От Кремлёвского крылечка.
А куда, зачем плывёт –
Не поймёт никак народ.

В результате наш человек просыпается сейчас и ничего не знает ни про себя, ни про свою страну, ни про свою работу, ни про своё начальство, ни про культуру, ни про цены, ни про деньги. Выходит каждое утро из дома, встаёт как та собачка на развилке дорог и озирается тревожно по сторонам. Нутром чует, что тянут его куда-то не туда. Но почему и зачем? Да ладно бы знать ещё, кто хозяин, можно ли ему доверять, куда он тащит, что будет дальше, чего ждать, чего бояться?
Ну, вот хотя бы про оружие. Скажите вы, наконец, людям что-то типа «забудьте об оружии, ни у кого его быть не может, только у полицейских» (у охотников, как вариант, лишь после разовой выдачи в УВД на каждый случай охоты). И всё – такой, стало быть, порядок! Или категорически предупредите, что оружие может быть у каждого в любое время дня и ночи. Бойтесь и защищайте себя сами!

Тили-тили,
Трали-вали.
Этих мы вчера убили.
Тех давно поубивали.

Теперь про деньги, и тоже в качестве частного примера. Скажите вы, наконец, что-то типа «забудьте о долларе, только рубль» (я не об экономике, правильно это или нет). И всё – стало быть, тоже такой порядок! А то биржа, валюта, курс, ставка, волатильность, инфляция и прочие заморочки под общим соусом рыночной свободы и развития.

Свободы развитие – прежде всего,
К этому надо стремиться.
Но, кто так вещает, молчит, до чего
Можно вообще доразвиться.

Будет порядок – будет и развитие. Кстати, само представление о порядке давно уже, к сожалению, дискредитировано у нас явно предвзятыми и крайне неуместными ссылками на сталинские времена. Как кормили нас не фактами, а мифами, так и продолжают кормить. А ведь стабильный общественный порядок – это безусловная практическая основа успешного существования любого государства. И Сталин тут ни при чём.

На асфальте вдруг женьшеня
Вырос тонкий стебелёк.
– Не пойдёт без разрешения! –
Дворник с ломиком изрёк.

Не о таком порядке, конечно, речь – это эксцесс исполнителя и самодурство. А вот порядок, предполагающий квалифицированное разбирательство – женьшень это, допустим, чертополох или мак опийный, тоже должен быть в подобных случаях. Как и во всех иных, по большому счёту. Задумал издать книжку, поставить фильм, выйти на сцену, организовать медицинский центр или детский садик – марш под разрешительную систему, но не формальную, а подлинную, с последующим неотвратимым и суровым наказанием за несоблюдение соответствующих критериев и условий. Задумал печь пирожки на продажу – попробуй только умышленно отрави кого-нибудь, вся твоя последующая жизнь будет социально «отравлена».
Пока же примеров беспорядка множество, во всём, во всех сферах. Куда ни кинь, всюду мазня какая-то мутная. А должен быть – клин (не как в пословице – надел земли, а реально – клин, которым расщепляют большие чурбаки). То есть ко всякой житейской проблеме со стороны государства должно прилагаться законное средство её решения. Почему дерутся во дворах за парковочное место? Или почему вдруг потребовалось столько частных охранников? Да потому, что почти во всём у нас то ли «полуможно», то ли «полунельзя», то ли вообще неизвестно что. Люди, ситуации, обстоятельства разные, но порядок всё равно, должен быть и, по возможности, должен быть один!
Повторяю, не о конкретном и частном порядке речь. А вообще. Любая, в том числе схоластическая, заумь тут неуместна и даже вредна. Почаще бы наши журналисты, политологи и разного уровня депутаты внушали нам о том, что единого мирового порядка нет и в ближайшее время не будет. И почаще бы обращали свои пристальные и лучезарные взоры на внутренние проблемы, на то, что у нас самих в стране творится. Ибо у каждого народа свой дом. И у нас свой – большой, многоквартирный, с огромным приусадебным участком. Все мы вместе – хозяева этого дома. Но без определённого порядка нам всем этот дом не сохранить, как и себя самих и наших детей.
Уверен, что многие из нас готовы обратиться сейчас к власти с такими словами. Рынок, говорите, свобода предпринимательства, частная собственность. Да ради Бога, никто вроде уже не против – отпугались и смирились.

Не стихай стихия рынка,
Не стихай!
Подсыхай моя простынка,
Подсыхай!

Только рынок-то должен быть не спекулятивно-стихийным базаром, а жёстко управляемым процессом. Причём с обязательным соблюдением исторических и национальных особенностей, да ещё с учётом положения страны в мире.

Невежеством накрыло
Дороги все кругом.
И рыночное рыло
Подрыло русский дом.

Конечно, проще простого – провозгласить в стране рынок, назначить смотрящих, собирать с них дань и спокойно наблюдать, как простые граждане на этом самом рынке дерутся между собой за доходные места и элементарное выживание. Иногда кому-то в этом смысле удаётся даже целое государство превратить в частную лавочку. Но это не рынок, это режим.
События последних десятилетий наглядно продемонстрировали, что в России общественную революционно-реформистскую кашу заварить можно, но сварить её для россиян съедобной из разных антиобщественных заморско-иезуитских ингредиентов нельзя. Мы не гурманы, наша пища проста и благодатна – это честно жить и спокойно спать.

В Чёрном море волны плещутся,
Реют чайки, гикая.
А России не мерещится,
Что она Великая.

А коли так, то у нас всё должно быть великим, в том числе и порядок. На зависть всем другим странам. Не беда – что было. И, что будет – не беда. Хуже всего, когда – ни туда и ни сюда.
Не совершение великой революции, а наведение великого порядка – вот она простая и понятная национальная идея.
Сумбурно получилось, извините. Но, правда, так хочется уже нормального человеческого порядка. Поколений на десять чтобы хватило…

2018 г.

* * *



ВЛАСТЬ И МЫ


Я по правде тобою горжусь,
Слыша звуки Российского Гимна.
Я любил и люблю тебя, Русь!
И уверен, что это взаимно.

Сложная и противоречивая тема. Но всё равно постараемся разобраться. Хотя бы частично, по-простому, беззлобно, с риторическими недоумениями и самокритикой. Оставим при этом политику – политологам, а теорию государства и права – учёным. И представим себе некую живописную картину. С одной стороны изображение ангела с крылышками, а с другой – чёрта с рогами. Вот о последнем несимпатичном персонаже и порассуждаем. Потому как с выставочной стороной всё понятно – там власть саму себя хвалит. Не ангельского вида она, конечно, но и то правда, что определённых добрых слов она явно заслуживает. Все социально важные объекты на месте, общий порядок налицо и зря придираться не стоит. Жёсткая вертикаль власти пока оправдывает себя на сто процентов.

Судьба текущего момента
В двух строчках видится всего:
Чем больше прав у президента,
Тем больше пользы от него.

Однако государство – это всё-таки мы с вами. До сих пор никто этого конституционного положения не отменил ещё. Именно мы с вами, народ, являемся носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации. Отсюда первое и главное недоумение – почему же тогда наше государство в действительности как бы само по себе, а мы сами по себе?!
В принципе власть у нас обязана выполнять все наши поручения. Для того мы и объединились в государство с республиканской формой правления. Мы вправе и хотим, например, покупать в магазинах качественные продукты питания. Поэтому как бы от нашего имени и созданы у нас соответствующие надзорные органы. А они не работают, как нам надо. Гражданин купил в разрешенной государством торговой точке вместо колбасы дерьмо какое-то, а ему говорят, сам виноват, бди, изучай рынок, читай внимательно этикетки, принюхивайся.
Не работают у нас, как должны по своему статусу, почти все контролирующие ведомства. Да ладно бы ничего не делали, а то ещё и торгуют своими властными полномочиями. Разнузданный рынок даже судебную систему почти уже опустил до уровня ломбарда или платной парковки. Полно случаев, когда судье мало негласно установленных и реально действующих ставок подношений за нужное взяточнику решение по гражданскому делу, например, так он ещё этого подлого заявителя заставляет самого и предрешенный заранее судебный акт составить и принести в готовом виде. Но это я так, попутно. Так с какой стати тогда учреждённые нами же финансовые органы платят этим всевозможным роскомпродстройнадзорам и жилтрудтехздравинспекциям деньги! Тратить наши денежные средства попусту, даром и ни за что – такого мы им не доверяли.

Как не задёргивают шторы
Верхи, однако видно всё кругом:
Часть денег их идёт в офшоры,
Другая часть – на европейский дом.

А наши личные денежки куда идут? Понятно, когда лавочник какой видит, что соседи по деревне продолжают без материальной заминки покупать у него хлеб с валенками, он и увеличивает регулярно цену на них до предела покупательной способности односельчан. Отсюда следующее недоумение – а наше родимое государство почему постоянно заглядывает к нам в карманы и изымает оттуда всякими неблаговидными способами лишнюю копеечку?! Оно, в конце концов, является нашим общим достоянием или чьей-то частной лавочкой?
При этом власть неустанно твердит нам о каком-то процветании и развитии. Да плевать нам всем давно на такие банальные лозунги! Без великого морального стимула мы плохие работники, в хорошем смысле. Никакой американской мечтой нас не растормошить, она нас ничуть не вдохновляет. Баня с парной – не стартовая площадка для того, чтобы стать миллионером, но она во всяком случае лучше и здоровее угольной шахты или прядильного цеха.

Как-то получается –
Всё всегда кончается.
Денег, водки, бабы нет,
Нет сюжета – во, сюжет!

Власть же нам всё один сюжет предлагает – работа до седьмого пота, типа учительской на несколько ставок с умопомрачением у классной доски или над тетрадками. Какая работа, зачем, за что, на кого? На новых эксплуататоров? Мы это, в 21 веке, отлично понимаем и на соседа-лавочника всё равно долго работать не будем. А власть этого не учитывает и заявляет на каждом шагу, что мы едины и все вместе в стране. Вроде как вместе с банкиром, министром и воровским авторитетом – все в одной лодке. Неправда это. Про первых двух и говорить нечего – они отдельно, на яхтах и катерах своих. А вот про последнего стоит сказать кое-что, опять же в контексте наших поручений власти. Он-то, если не вместе, то рядом с нами. Все мы хотим жить в безопасных условиях, и наше государство обязано беречь нас и пожитки наши. Но оно и в этой сфере по факту само по себе и для себя. Раньше, особенно в 50-60-х годах прошлого столетия, при коммунистах, настоящие авторитеты преступного мира, рецидивисты, считались чуть ли не врагами народа. А что теперь? Поскольку власть отстранилась от народа, то о задаче по искоренению преступности, хотя бы в качестве идеальной и мобилизующей цели, никто на государственном уровне даже не заикается. Получается так, будто враги у нас и власти внутри страны разные.
Да что там уголовная преступность, когда на том же уровне старательно замалчивается куда более разрушительное для государства явление – олигархат. Нам даже внушают последнее время, что и олигархов у нас нет. Будто неграмотные мы и не ведаем, что по общепринятому в мире определению олигархия – это «…политический режим, при котором власть сосредоточена в руках сравнительно малочисленной группы граждан (например, представителей крупного монополизированного капитала) и скорее обслуживает их личные и групповые интересы, а не интересы всех граждан. Олигархи – члены олигархии, могут либо сами быть членами правительства, либо оказывать решающее влияние на его формирование и принятие решений в своих личных и групповых интересах». Очень похоже на нашу действительность. И, если это так, то отсюда следующее очередное недоумение – а кто из нас поручал нашей власти создавать в стране этот самый олигархат?!

Мы не ту траву скосили
И не те сварили щи.
Снова бывшие в России,
Господа-товарищи.

Но тут мы и сами отчасти виноваты. Я имею в виду неразвитость гражданских институтов. За 25 последних лет мы так и не научились цивилизованно, в рамках закона, отстаивать свои права и влиять на власть.

Из Совета «Тары-бары»
К нам примчались санитары
И звонят в свою ПАСЕ:
«Сумасшедшие здесь все!»

Не сумасшедшие мы, а ленивые. Даже в таком полезном деле мы опять пронадеялись и продолжаем надеяться на власть. Дескать, она о нас позаботится и поддержит разные там общества защиты прав потребителей и иные объединения граждан. Ничего подобного, чудес не бывает. Наивно рассчитывать, что проблемы тех же пенсионеров, например, действительно близки и понятны нашей власти. И это при том, что старики у нас в подавляющем большинстве – истинные патриоты своей страны. Так уж сложилось ментально и исторически.

Хотя вопрос совсем не в том, кто патриот:
Для власти, что не представляет весь народ,
И прочего безнравственного руководства
Все старики всегда – отходы производства.

Наша неорганизованность в сфере создания и функционирования гражданских институтов выгодна государству. Никакую активность людей с гражданскими требованиями оно добровольно поддерживать не станет. У власти другая забота, иногда прямо противоположная.

Власть давно желает права
Даже тем повелевать –
Кто налево, кто направо
Должен всяк из нас плевать.

Потому и нет у нас громких судебных процессов со взысканием многомиллионных штрафов и компенсаций за нарушение гражданских прав. И наоборот. Сами-то мы зачастую не лучше чертей с рогами и ядовитыми пирогами. Это ж мы на обратной стороне воображаемой картины, так и норовим при любом удобном случае обмануть наше родное государство, сотворить для него какую-нибудь дьявольскую пакость. То ли спонтанно, то ли от зависти, то ли в отместку. Злоупотребляем на полную катушку чересчур мягкими законами. Да тем же добреньким уголовным кодексом хотя бы и повсеместной безответственностью. Ворчим, брюзжим, ругаем и злоупотребляем.

Скажем прямо, без намёка:
Кто есть трус и лежебока,
Тот во всём винит страну,
Власть, погоду и жену.

Единственное, в чём вряд ли мы переусердствуем, ругая власть, так это в следующем. Если власть срочно не встрепенётся и не выстроит соответствующую жёсткую вертикаль, то рынок, как таковой всегда ориентированный на максимальное количество потребителей, окончательно уничтожит нашу великую культуру. Тот же снисходительно позволяемый властью мат в общении и открыто на публику – это не часть нашей культуры, а вопиющий показатель нашего бескультурья, сужения и унижения русского языка и в вообще человеческой речи.
А в целом, коли не господствует уже у нас коммунистическая идея, то заменить её в качестве национальной могла бы, наверно, какая-нибудь идея о реальном отождествлении государства и нас, всех граждан, сознательно принимающих на себя ответственность за судьбу России.

Где крапива – там малина,
Где малина – там медведь,
Где нет водки – там чужбина,
Где нет Родины – там смерть.

2019 г.

* * *



СВОБОДА И МЫ


Всё думаю, но не могу понять,
Свободный я поэт, иль узник?
И что мне на Парнас с собою взять,
Кляп персональный иль подгузник?


Свобода. Красивое слово. Хоть на русском, хоть на ином языке. Точно пение птички. И всё. А в приложении к жизни на Земле – примитивный лозунг. Особенно это касается воззвания к свободе слова. Что предполагает как бы освобождение от чего-то. Но не может быть освобождения от того, без чего не может быть самой жизни. Нет жизни без определённого порядка любого свойства и в любой сфере. В использовании человеческого слова тоже существует свой порядок. Хотя бы потому, что слово – это в том числе страшное интеллектуальное оружие. Поэтому требования свободы слова означают призывы к беспорядку в общении между людьми: один сказал, что попало, другой ответил, как попало, затем кухонный нож, пистолет и прочие орудия; из домашней обстановки – на площади, в СМИ; дальше на межгосударственный уровень…
Посредством слова решается почти всё в нашей жизни. Но оно никак бы не решалось, и самой нашей жизни бы не было, если бы не существовал определённый порядок в употреблении слова, гласный или негласный. Тот, кто требует свободы слова вообще, в принципе, тот требует по сути приравнять слова к отходам жизнедеятельности человека. Но ведь туалеты на придомовом участке всегда ставили и ставят в самом дальнем углу, в стороне. И очистные сооружения тоже располагают не в центре города.
Я почему о свободе слова? Да всё опять же потому, что по телеку и по радио в оправдание какой-то очередной злобной тирады, изречённой известным артистом или другим субъектом, что на слуху, снова талдычат нам о свободе слова. Он говорит, что мы уроды, хамы, пьяницы, что живём в грязи, что думаем не так, что правители у нас не те… – и всё это, оказывается, не канализация, а свобода слова. Или популярный радиоведущий, всего-то 25-ти лет от роду, категорически заявляет на многомиллионную аудиторию, что при социализме в СССР не было справедливости (не было и всё тут!), а в тридцатых годах всех расстреливали (именно всех!). И это, оказывается, тоже не канализация, а свобода слова. И мат в эфире, и безграмотная речь…

Дух свободы нас тревожит,
Но закон, увы, таков:
Быть её никак не может
В царстве лжи и дураков.

Вот именно. Неужели борцы за свободу вообще и свободу слова, в частности, искренне надеются на то, что человечество когда-нибудь способно будет жить исключительно по правде и по уму.

Свободы развитие – прежде всего,
К этому надо стремиться.
Но, кто так вещает, молчит, до чего
Можно вообще доразвиться.

Бесспорно, свобода от всего и от всех возможна только в одном случае. В связи с чем я вспоминаю и впервые сейчас вот записываю
один стишок (если таковым его назвать можно), который сочинил когда-то, очень давно, лет в 16, по дороге домой. Шёл я после тяжёлой и вредной работы, с завода, зимой, в лютый мороз, ночью, со второй смены. Наверное, поэтому он таким и получился. Много чего тогда приходило мне в голову, но ничего подобного я не помню. А вот эти мрачноватые строчки почему-то врезались в память навсегда.

Тошнит, раздирает, душит.
Подальше б от этой вони.
Зарыться бы в землю поглубже,
Уткнувшись лицом в ладони.

Лежал бы во мраке один
Ничьи бы не видел рожи.
Я сам себе господин,
Никто бы не потревожил.

И я обуздал бы душу,
Став пищей могильных червей.
Возню бы я их не нарушил,
Сожрали бы только скорей.

Когда бы остался я в крохах
И синью поплыл над гробами,
Я б в вечность последним вздохом
Шепнул бы гнилыми губами:
«Сво-бо-да…»

А далее хочу предложить некое соответствующее теме статьи извлечение из своей повести «Всемогущий из СССР», написанной уже не экспромтом и в зрелом возрасте. Действие повести происходит во второй половине двадцатого века. Главный герой, Александр Панкратов, сын «вора в законе», по личным качествам и по превратности судьбы действительно является незаурядным человеком. Столкнувшись с бездушием и лицемерием власти, он твёрдо решает посвятить свою жизнь борьбе против тоталитарного режима, за торжество разума и свободы. Однако, борясь за свободу для всех, он теряет свободу для себя.

«…Квартира Маевских. На диване сидит Маевский, перед ним с угрюмым и озабоченным видом расхаживает Панкратов.
– Вот сегодня мне красивый вымпел ЦК вручили, – взволнованно говорит Панкратов. – А я не рад, Веня. Всё не то и не так. Все эти знамёна и грамоты совершенно оторваны от истинных проблем молодёжи. Вместо дела одни бумаги и показуха. Всё-таки дураки у власти пострашнее стихийного бедствия будут, от него хоть укрыться можно. А от них никуда не денешься. Я вот даже стишок такой по этому поводу сочинил, послушай. – И Панкратов читает:

Не бойтесь клопов и назойливых мух.
Не бойтесь худых и облезлых котят.
Пиявок не бойтесь и драных старух,
Которым по виду за сто пятьдесят.
Не бойтесь морозов, метелей и бурь.
Крапивы не бойтесь и даже волков.
Нигде ничего нет страшнее, чем дурь
У власти поставленных дураков.

Прочитав это, Панкратов тут же добавляет, – А можно и так ещё в конце:

Не бойтесь в помойку руками залезть.
Крапивы не бойтесь и даже волков.
Нигде ничего нет страшнее, чем спесь
Высокопоставленных дураков.

– Мой отец тоже как бы у власти и тоже не низко поставлен, – выслушав Панкратова, замечает Маевский. – Но ты ведь его не считаешь дураком спесивым.
– То-то и оно, что нет, – соглашается Панкратов. – И многие другие партийные чиновники очень даже не дураки, и сами по себе в отдельности вполне приличные люди. А все вместе бюрократы и демагоги. И я с ними. Вот в чём феномен! – всё более возбуждаясь, продолжает Панкратов. – Девки пашут в три смены, а я, здоровый мужик, какой-то ахинеей и словоблудием занимаюсь. Умом понимаю, что так заведено, такая идеология, такая политика, короче, так надо, в том числе для себя, для карьеры, а душа протестует. Последнее время сам себя постоянно спрашиваю, в кого же ты превращаешься, Панкрат? Ещё пару лет такой деятельности и всё, тебя нет, ты очередной законченный бюрократ, чинуша безликая. А я не хочу этого, Веня! Я настоящим, живым делом хочу заниматься, чтобы общество наше вперёд и вверх продвигалось. Я пользу хочу народу своему приносить, служить ему верой и правдой. Другие не могут, а я могу, потому что ум и силу имею. Но на Москву в этом смысле надежды нет, она сгнила окончательно, я же всё вижу. Для перемен к лучшему в Москве нет почвы, опереться не на кого. На Урал возвращаться надо, там узел и средоточие всех проблем. Там ещё остались нормальные люди, которых можно поднять на борьбу против существующего режима, за свободу и торжество разума. Так жить, как живёт сейчас наш народ, нельзя, Веня!
– Опять ты о свободе, Саша, а что она для тебя? – спрашивает Маевский. – Ты ведь мне так ни разу и не объяснил это, хотя часто ссылаешься на её отсутствие.
– Свобода, – уверенно отвечает Панкратов, – это возможность наказывать тех, кто ведёт себя не по уставу, вплоть до полной изоляции от общества. По какому такому уставу, спросишь. Объясняю. По уставу, принятому умными и честными людьми, которые понимают, что ум должен быть свободным от любой идеологии, а поведение должно быть зависимым от ума, совести и справедливости. Руководящей и направляющей силой общества должна быть не коммунистическая или какая-нибудь другая идеологическая партия, а партия свободы, ума и морали. Ты спросишь, а кто будет определять, умный ты или честный. Отвечу. А никто персонально. Просто один раз волевым решением надо выстроить государственную систему так, чтобы наверх, к власти и деньгам, поднимались исключительно люди умные и честные. И заковать такую систему в незыблемую железобетонную глыбу на века, чтобы поколений десять в ней воспиталось. Вот в этом смысле и в таком контексте закостенелость я признаю. И чтобы, главное, навсегда извести бездельников. Иначе капут человечеству. Моё самое глубокое убеждение заключается в том, что в конце концов человечество погубят те его представители, которые сами ничего не делают и живут за счёт других. Безработицы у нас нет, а ты посмотри, сколько у нас разного рода тунеядцев, толку от которых обществу никакого. И страшно то, что их в настоящее время становиться всё больше и больше. Жрут, пьют, крышу над головой имеют, советское государство их защищает, а они взамен ничего ему не дают. Это не люди, а крысы какие-то в людском обличии, жадно и безудержно захватывающие наши города и сёла. Какой-то хмырь и шалопай, ничего не делает и не хочет делать, эгоист и лентяй, тупой и необразованный обормот с преступными наклонностями, а меня призывают уважать его и воспитывать в нём нового человека. Да с какой это стати! Палкой хорошей ему дать по хребту и, как миленький, заработает. Хочешь жить в нормальном государстве, спокойно ходить по красивым улицам, покупать всё в магазинах, растить здоровых детей и так далее, тогда иди и работай, участвуй в улучшении жизни вокруг. Не нравиться вкалывать на заводе, учись, становись, кем хочешь. Только работай, живи достойно. Каждый трудоспособный член общества обязан кормить сам себя на им самим же добросовестно заработанные деньги. По природе тот, кто может, но не желает честно работать, а всё хитрит, обманывает, злоупотребляет справедливыми социалистическими законами и радуется тому, как он ловко устроился, оставляя свою страну и других людей в дураках, тот подлежит жесточайшему изгнанию из общества. Всё должно быть так, чтобы бездельники были обречены на вымирание. И чтобы никто и никогда не смог бы жить за счёт другого человека. Это закон жизни. Надо каждого проверять, на что он живёт, откуда он берёт средства к существованию. Молодой, здоровый, сильный и ничего полезного для общества не делает, значит, к ногтю его. Давить таких надо. В противном случае либо все всегда будут жить средненько, так себе, как мы все здесь сейчас живём, терпеливо довольствуясь лишь самым необходимым, либо одна малая часть населения будет жить хорошо за счёт другой части, как там, на Западе. Чтобы такого не было, надо срочно начать исправлять ситуацию. Неправильно, когда политика государства продолжает формально находиться под диктатом идеи о всеобщей свободе, а всеобщий контроль за исполнением гражданских обязанностей практически исчез. В идеологическом смысле свобода нужна нам, как воздух. Но на гербе, на знамени и ещё, где угодно, надо записать: свобода во всём, кроме обязанности работать на благо общества. Если большинство не будет работать или будет работать плохо, или одни будут просто отбирать хлеб у других, воровать, грабить, то жизнь станет невыносимой и государство развалится. Сознательное меньшинство страну не удержит, дураки и бездельники её погубят. Мне что противно, Веня. То, что у нас на деле сейчас ни реальной свободы, ни результативной работы. Конституция есть, а свободы нет. Пятилетки объявляются, планы как всегда грандиозные, а, например, половина москвичей ничего не делают. Чаи гоняют в конторах разных и дефицитом приторговывают. Вот я и говорю, пора уже всем нам выкарабкаться из грязных революционных пелёнок полувековой давности и освободиться, наконец, от порочной практики управления страной, когда умными, способными и приличными людьми правит невежественное, неблагодарное и ленивое большинство. Ну, сколько можно не очень-то сейчас уже и стройными рядами шествовать к какой-то фантастической цели, полностью игнорируя по пути обычное житейское благоразумие. С безликим и серым арифметическим большинством коммунизм не построишь. И хватит морочить людям головы. А, если уж и отнимать у них свободу, то только в том, что не вписывается в исторически справедливое устройство общественно-политической жизни. Свободу в человеческом обществе обеспечивает не диктатура господствующего класса, а диктатура ума, совести, справедливости и ответственности. Такой свободы у нас нет. А я только за такую свободу. Нельзя допускать больше, чтобы свою диктатуру устанавливали то богатые подлецы, то злые бедняки. Вот, как хочешь, так и понимай это, Веня.
– Ох, дружище, – вздыхает Маевский. – Ты оратор, конечно, спору нет. И говоришь убедительно. Но сдаётся мне, что тебе не за свободу, непонятно какую, бороться надо и не о народе, непонятно каком, думать. А надо, например, в девчонку хорошую влюбиться, благо на твоей фабрике есть из кого выбирать, жениться на ней, детей нарожать и жить, как все живут, приспосабливаясь к обстановке. В плане обычной человеческой жизни ты как индивидуум и так свободен. Живи и люби, вот и вся премудрость, Саша. Чего ты заковал-то себя в эти вечные рассуждения о справедливом общественном устройстве. Тебе от самого себя, такого вот беспокойного мыслителя о свободе, освободиться надо. Пока ты только внутренне конфликтуешь с существующим строем. Но, если ты не изменишь в принципе своего отношения к происходящему вокруг тебя, то рано или поздно неизбежно вступишь в противостояние с властью. А чем это у нас заканчивается, все хорошо знают. Угодить в психушку – это ещё не самая страшная перспектива. Жизнь у человека одна. Потрать ты свою избыточную энергию на себя, на близких, на творчество, на увлечения, на путешествия, в конце концов. Больше позитива, друг мой!
Панкратов прекращает ходить по комнате и садится на диван рядом с Маевским.
– Может, ты и прав, Веня, – говорит он. – Я очень благодарен и тебе и твоему отцу. Но постарайся понять, не могу я постоянно приспосабливаться и лицемерить. Душа не приемлет почти всё, что вижу вокруг. Весь день как в маске хожу или роль какую играю, говорю не то, делаю не то. Слушаю серьёзно, когда ржать охота над элементарной тупостью и безграмотностью. Улыбаюсь, когда не смешно, руку жму, когда в морду дать охота. Сижу на разных собраниях и не понимаю, кому нужны эти скучные сборища. Нет, Веня, не как физический индивидуум, а как ответственный гражданин, я несвободен в таком государстве. И все несвободны. А, значит, практически всё равно кому-то что-то делать надо, чтобы изменить жизнь к лучшему. И я буду это делать. Позитивы с негативами тут ни при чём. Ты думаешь, я не могу жить так, как ты советуешь. Могу, Веня, я всё могу.
– Да я давно уже понял, что ты всемогущий, – добродушно улыбаясь, говорит Маевский.
– А ты зря хихикаешь, Веня, – продолжает Панкратов. – Мне ещё в детстве хорошо разъяснили, какую и чью фамилию я ношу. И имя у меня с определённой общественной обязанностью. Но это так, между прочим. А что касается женитьбы, на что, кстати, и мать моя давно намекает, то до этого мне ещё с одной особой разобраться надо, которая когда-то отвернулась от меня из-за того только, что я не по своей воле рабочим стал. Одним словом, предала она меня. А мы дружили с ней с третьего класса, и я любил её. И сейчас люблю…»

2019 г.

* * *



ПОЛИТОЛОГИ И МЫ


Кто такие политологи? Краткое разъяснение вроде такое – это специалисты, которые изучают и анализируют политическую жизнь. Типа литературных критиков, но не писатели. Или музыкальных критиков, но не композиторы. То есть политологи – сами не политики, но… кто тогда? Те хоть критикуют, а эти что делают? Оказывается, тоже критикуют. Но почему-то весьма выборочно – только чужих политиков, закордонных. Интересная получается работа, точнее, служба! Свои политики довольны и платят недурно. Наукой тут и не пахнет, хотя учёные степени и звания наши политологи присваивают себе уверенно и смело, никого и ничего не стесняясь. Но мы-то здесь при чём? А ни при чём! Они сами по себе, а мы сами по себе. Наподобие наших отношений с властью. Они, наши современные политологи, и есть частичка власти. То есть самые обычные словоохотливые клерки или служащие некоего государственного политотдела. Типа штатных лекторов райкомов и горкомов партии в недавние времена. А развелось-то их, политологов, сколько, Матерь Божья! Наверно, и центральный политотдел нужен и подготовленные политологи нужны. Но ни в таком же количестве, ни с таким же качеством, и ни с такой же агрессивной пропагандой и предвзятым растолковыванием и без того известных истин и происходящих в мире событий! В итоге получается почти одна политология, а всего разного, что имеет отношение к культуре, к детям, к правовому воспитанию, например, очень мало.

В СМИ сейчас политсуждений,
Репортажей и статей,
Комментариев и мнений
Стало больше, чем людей.

Этот стишок я использовал уже ранее в статье «Порядок и мы». Но снова вспомнил о нём, ибо уж больно он в тему. Действительно, послушаешь радио, посмотришь телек, и впечатление такое, что нас уже гораздо меньше, чем этих самых политологов. Но парадокс, загадка и проблема в том, что ретивые старания целой уже армии отряженных властью политологов не приводят ни к какому, в том числе к позитивному, результату. Ничего по сути в масштабах страны и в общественной перспективе от политологов не зависит. Они лишь, как правило, только засоряют эфир и ещё больше напускают мути: советские старики умнее и грамотнее их всех вместе взятых, а современная молодёжь их в упор не видит и полностью игнорирует. Сидят в студиях какие-то малоинформированные субъекты или бывшие либеральные активисты и несут какую-то околоэкономическую, околоюридическую и околоисторическую ахинею, да ещё зачастую безграмотно, постоянно употребляя при этом обороты типа «я думаю», «я полагаю», «я считаю» и т.д. И даже не утруждают себя мыслью о том, а нам-то что до их мнения, для нас-то они кем являются, мы-то почему вынуждены внимать им? Вынуждены, потому как без СМИ пока ещё жить у нас не получается. Внимаем и молчим.

– Му-у-у! – корова кричит.
Гусь кричит: – Га-га-га!
А народ всё молчит,
Как покорный слуга.

Мало того, что их, политологов, развелось нещадно много, так они ещё и никакого удержу по времени в своих выступлениях не знают. А СМИ ещё и поощряют всяческие шоуобразные тары-бары. Ибо какие попало и чьи попало слова (лишь бы не против своих политиков) недорого стоят и безопасны. И опять же никто из причастных к нашей официальной политологии не утруждает себя мыслью о том, что мы, объект их навязчивых домогательств, давно уже не те.

Всё изменилось, между прочим.
И мы другими стали очень:
Хватает почему-то мочи
Читать лишь то, что покороче.

Это обращение к современным писателям и поэтам. Но с ним также можно обратиться и к политологам, заменив слово «читать» на «слушать». Кому интересна политика, тому всё давно понятно и тот сам во всём разбирается без многочасовой публичной болтовни. Нам ведь понятно, к примеру, что политологи (особенно завсегдатаи главных телеканалов) весьма ограничены в получении достоверной политической информации и в свободе своего мировоззренческого волеизъявления. Каждый из них вполне мог бы признаться в следующем.

Всё думаю, но не могу понять,
Свободный политолог я, иль узник?
И что мне на ТВ с собою взять,
Кляп персональный иль подгузник?

Сегодня день рождения Владимира Ильича Ленина. Человека, с именем которого, как с боевым знаменем, наша страна прожила более 70 лет и тело которого покоится в Мавзолее на Красной площади в самом центре российской столицы. И ни один из ведущих политологов за целый день ни разу в СМИ не упомянул об этом. И такие политические специалисты ещё будут изображать из себя независимых знатоков, мыслителей и патриотов, глубокомысленно заявляя на каждом шагу о том, что у народа, не знающего своего прошлого, нет будущего!
Кто-то подсчитал, что в России сейчас переизбыток охранников. И политологов у нас (тех же, к сожалению, охранников, только в сфере политинформации) тоже расплодилось уже сверх всякой меры. Что-то в этой сфере явно пора подкорректировать. Хотя бы для того, чтобы не потерять окончательно нас, как благодарных телезрителей и радиослушателей. Ибо всем нам очевидно же, что политологов много, а политическая жизнь разумнее, лучше и чище не становится. Сколько бы они её вслух не изучали и не анализировали.

Снова дурно пахнет в мире.
Не в чести плач о людском.
Потому, что мир в сортире
Политическом.

2019 г.

* * *



ЕДА И МЫ


Наготове ложка,
Пень в огне трещит.
Варит Бабка-Ёжка
Из Кащея щи.

Понятно, что никакого навара от Кащея быть не может, хотя без мясного навара и щи – не щи. Правда, мясо можно заменить рыбой или грибами. Но главный компонент для щей – это капуста. Ещё коренья разные, пряности, сметана. Если нет капусты в свежем или квашеном виде, то любая другая кислая заправка подойдёт. А лучше всего рассол, наш русский, от которого, говорят, американцы с ума сходят и готовы платить за него бешеные деньги.

Как упоительны в России вечера!
Вот и Василий мой, законный муж, вчера
Упился так, что отдыхают юнкера.
И без лакеев выдул весь рассол с утра.

Обольщаться, однако, не стоит. Только рассол и остался у нас, пожалуй, единственно чистым, натуральным и полезным продуктом, если его можно так назвать. Ни мясо, ни рыба, ни капуста, ни морковь, ни сметана, ни даже грибы таковыми уже по строгой экспертизе не являются. Я ещё про картошку забыл, без которой тоже настоящих щей не сваришь. А где она нормальная картошка? Такая, на которую, когда её отваришь, рассыпчатую, с сахарными блёстками, маслица сливочного, но тоже нормального, положишь и пальчики оближешь. Научно-исследовательский институт картофельного хозяйства есть, а вожделенной картошки нет!

Продают не ту картошку,
Есть её негоже.
Подожду ещё немножко –
И на митинг тоже.

А в СССР картошка была. Типа как у Райкина – «а рыба в Каме была». И мёд, как мёд, был.

Теперь на пчёлок поглядим,
У нас и с ними ненормально:
Кусают вроде натурально,
А мёд искусственный едим.

И водка со своими чистыми сорока градусами была.

Не короли, не принцы мы.
Но после пьянки, в принципе,
Вдруг, умирая, я ли, вы ли,
Мы тоже можем крикнуть: «Отравили!»

Про продаваемую сейчас колбасу вообще даже говорить противно. Но приходится. В надежде на чудо – а вдруг что-то изменится и снова удастся нам поесть настоящей «Докторской» или «Любительской».

Меняю шило на мыло,
А также часы на трусы.
Какое ж свиное рыло
Испортило вкус колбасы!

Наверно, она всё же есть, похожая на настоящую, какую продавали в СССР. Но поди, попробуй, достань и купи её.

Её купить я был бы рад
И съел бы тонну, хоть бы хны.
Когда б она из-за цены
Не превратилась в «стервелат».

А сколько лет мы, омываемые многими морями и океанами, слушаем всякие маловразумительные россказни властей про рыбу. И всё ждём, когда же она появится в наших магазинах, тоже доступная по цене, жирная и первой свежести.

Семью попотчевать мечтая,
Сварил уху я из минтая.
И кости съели и хвосты,
Без лишних слов и тошноты.

Короче, никакой хорошей еды дома у нас сейчас нет и взяться ей неоткуда. Тогда, может быть, в общепите лучше?

Коза с Овцой, Свинья с Коровой
Поели вечером в столовой…
Не слышно было поутру
Ни бе, ни ме, ни му, ни хрю.

И кто же виноват в том, что все мы потребляем не еду вовсе, а сплошной суррогат, фальсификат и химию? Когда же положение с едой начнёт меняться в лучшую сторону, хотя бы для детей? И когда же, наконец, за продажу нам всякого дерьма в красивой упаковке власти начнут наказывать виновных не на словах, а на деле? Ну, сколько можно терпеть изобилие продуктовой дряни там, где должна быть обычная человеческая еда?
Возражения типа «другие народа вообще голодают» или «с жиру беситесь» не принимаются. Ибо речь в данном случае идёт не о количестве, а о качестве. Зачем нам, к примеру, сыр, если это не сыр? Зачем нам подгнившая замороженная рыба, если она уже не рыба? Зачем нам консервы с неизвестным содержимым? Зачем нам пряники с пальмовым маслом и всякими там …заторами?
Ну, какой ещё у нас рынок и свобода в производстве и реализации еды! Мы что, не знаем своих людей. Если есть возможность нажиться на обмане, то наш человек обязательно воспользуется этим. Жизнь и здоровье других людей никого при этом не волнует. Никто ни во что не верит, никакими общечеловеческими ценностями не руководствуется и ничего не боится. Если вы купите сейчас в магазине сардельку, предположим, и попытаетесь поджарить её на костре в лесу, то огонь погаснет, вороны с деревьев попадают и волки разбегутся. Но власть наша, конечно же, тут ни при чём. Она наверху и смотрит за порядком на своей территории с такой высоты, что не видит всякой продаваемой нам под видом еды вонючей гадости.
Не видит наша власть того, что российская действительность и добросовестное обеспечение нас на вольной рыночной основе здоровой и безопасной едой – вещи пока что несовместимые. Выход и долг перед нами у нашего государства один – закрытие большинства частных лавочек, жесточайший контроль и реальная уголовная ответственность. Так уж, к сожалению, получается у нас с едой – лучше меньше, да лучше. Жить охота! И бежать некуда…

2019 г.

* * *



БОГАТЫЕ И МЫ


Кто же такие богатые? Если очень просто, то это те, у кого в собственности столько всего, что оно никак не укладывается в сколько-нибудь разумную меру. Особенно с учётом личного потребления. Оно есть, но оно практически не нужно самому обладателю и не служит ему по прямому назначению. Ну, что-то типа собственности монарха. Только у нас, как и в большинстве стран, не монархи сейчас, а олигархи. Раньше бедные завидовали монархам, а теперь олигархам.

Распустились лепесточки
На ветвях рябинушки.
К олигарховой я дочке
Подбиваю клинушки.

Естественно, что в противовес богатству я говорю не о минимуме в виде одной свежевыстиранной рубашке (о достаточности для себя всего лишь такой собственности признавался когда-то один наш прославленный поэт). У каждого своё представление о бедности и о богатстве. Но, как бы то ни было, одновременно в три горла не поешь и на трёх яхтах не поплаваешь. Поэтому и вопросы у нас к нашим богатым вполне закономерны – зачем им столько всего, за счёт чего или кого они такие богатые и где справедливость? На первый вопрос ответа нет, он скорее риторический. А вот на второй и третий ответить всем нам когда-нибудь всё равно придётся. Социальные антагонизмы никто ещё не отменял.

В крови у олигарха
Ненависть к пролетарию.
А я ненавижу Болгарию
За то, как визжит «болгарка».

Откуда же оно берётся, это самое богатство, у определённой группы лиц? Величина всего богатства в любом выражении внутри одного государства сама по себе ни о чём не свидетельствует, и всё богатство теоретически предназначено для всех и для каждого. Проблема тут в распределении и в перераспределении.

Время внесло ясность
В то, что произошло:
Нам, большинству – гласность,
Им, меньшинству – бабло.

Это стишок из моей статьи «Сталин и мы», и здесь он тоже вписался в тему. Так вот, как ни крути, на закрытой территории при соответствующей узаконенной возможности всегда одни богатеют за счёт других. Какими способами? Да разными.

Экспорт – импорт, форс – мажор,
Кризис – девальвация.
Возвратилася ужо
К нам эксплуатация.

Но самые вредные способы и приёмы – это финансовая спекуляция и приватизация, причём не только производственного потенциала и природных ресурсов, но и фактически самого государства. При либеральном капиталистическом режиме без выхода на чужие просторы, ситуация, при которой меньшинство становится всё богаче, а большинство всё беднее, становится неизбежной. Как и следующие за этим революционные выкрутасы и потрясения. Идея о том, что чем больше в стране богатых, тем лучше – это миф. При использовании лишь внутренних ресурсов роста числа богатых без увеличения числа бедных быть не может. Как показал исторический опыт, спасение для местных богатых исключительно за пределами своей страны, и заключается оно в обмане, грабеже и эксплуатации населения других стран. Частью из награбленного или спекулятивно нажитого за рубежом местные богатые могут без особого ущерба для себя подкармливать своих бедных, чтобы не роптали и не лезли на баррикады. Если хорошо обирать другие народы, то свой народ можно на какое-то время превратить даже в более-менее обеспеченный (сравнительно с вымирающими). Что с успехом и делают, например, США. Беда только в том, что такая политика чревата серьёзными международными конфликтами. Если современная Россия начнёт уподобляться Америке, хотелось бы, чтобы наши богатые своего никому не отдавали. Но это другая тема.
Справедливость – вот сакраментальный вопрос для России, да и вообще для русского мира. Без справедливости ну никак в конечном итоге! Единственно надёжное укрепление для нашего общего дома – это справедливость. Только с возвращением российскому государству функции построения справедливого общества мы можем рассчитывать на своё будущее и будущее наших детей.

Всё, что кому-то пришло одним махом,
Как в девяностые годы в России,
Всё отберут, всё окажется прахом:
Несправедливость рождает насилие.

Возвращение или возрождение государственной справедливости должно происходить, конечно же, с умом и, что очень важно, с учётом нашего прошлого опыта. А он у нас такой, что есть, чему поучится. Дабы не повторять ошибок. Главное – исходить из того, что бывают справедливо богатые и справедливо бедные (соответственно несправедливо богатые и несправедливо бедные). Причём справедливость следует рассматривать не только как отношение одних людей к другим людям, но и отдельных индивидуумов к обществу в целом, к государству (которое, повторяю, само по своей сути тоже должно быть всесторонне справедливым).
Про олигархов нам как бы давно всё понятно: и откуда они взялись, и за счёт чего разбогатели, и за какие заслуги, и чем занимаются, и как живут. Есть тут несправедливость? Да сколько угодно! Но так выстроена была власть сразу после 91-го года (мутная история). А вот про тех же артистов с футболистами, например, ничего не понятно. Они-то с какого такого демократического перепугу стали у нас миллионерами и даже миллиардерами? От них что, пользы больше всем нам, обществу и государству, чем от хорошего хирурга или учителя? Мы детей своих доверяем медсёстрам и воспитателям, жизни свои доверяем машинистам в метро и водителям автобусов. А им всем вместе за год не заработать, наверно, столько, сколько выплачивают одному чего-то там изображающему на экране или пинающему по мячу субъекту за месяц! При этом и тот и другой занимаются своим делом как бы сами по себе, для себя, по своему желанию и зачастую в своё удовольствие. Вот и призадумаешься тут невольно о некоей справедливости и несправедливости богатства и бедности.

Кто-то сеет, кто-то пашет,
Кто-то смело в бой идёт,
Ну, а кто-то ручкой (ножкой и т.п.) машет
И фальшиво гимн поёт.

2019 г.

* * *



СМЕРТНАЯ КАЗНЬ И МЫ


Вечер близится к концу,
Звёзды засверкали.
Подлецу клеймо к лицу,
Если б выжигали.

С клеймом всё понятно. А вот необходимо ли сейчас у нас реальное применение смертной казни? На первый взгляд, вроде как, надо подумать. Действительно, надо. Но я здесь долго думать не буду, лишь несколько соображений выскажу. Ибо для меня это пока очень простой вопрос. Сложным его делают некоторые наши сограждане, считающие себя умнее и лучше тех, кто жил до нас, совсем недавно, и век, и много веков назад. Прогресс в развитии человечества, уверяют они, неизбежен. И поэтому, дескать, таким явлениям, как смертная казнь, нет места в современном обществе. Однако никто из них так и не определил, а до чего вообще все мы вместе должны и можем доразвиться.

Прогресс – движение вперёд,
За что учёные и ратуют.
А в жизни всё наоборот –
И лучше б в сторону обратную.

Смертная казнь применялась к особо опасным преступникам всегда. А сейчас, утверждают противники такой меры наказания, она абсолютно недопустима. Ибо, расстреливая, например, серийного убийцу, все мы при этом будто бы сами становимся соучастниками убийства. Но выдумщики такого «убийственного» аргумента не учитывают почему-то того, что уровень нашего прогрессивного «доразвития» спокойно и привычно уже допускает ежедневное убийство вообще ни в чём не повинных людей, а не то, чтобы заслуживающих насильственной смерти матёрых преступников.
Собственной глупостью, хроническим разгильдяйством и вопиющей безответственностью мы постоянно убиваем друг друга в разных авариях и происшествиях, травим друг друга ядовитыми продуктами питания и бытовой химией, губим наших детей в пожарах и водоёмах, доканываем своих немощных родителей в плохо оборудованных больницах и разваливающихся домах престарелых… Такое проделывать, значит, можно, а казнить в исключительных случаях по приговору суда убийц и насильников нельзя!
Да что там казнить, с ними, оказывается, даже без особого почтения и уважительных церемоний, обходиться нельзя. Почитаешь наш действующий уголовный кодекс, так диву даёшься: санкции мягкие, добрые, снисходительные; никакого гневного стремления покарать не чувствуется, а вот жалость законодателя к преступникам чувствуется. И в результате они зачастую просто куражатся над нашей правоохранительной системой.

Тили-тили,
Трали-вали.
Этих мы вчера убили,
Тех давно поубивали.

Или:

Шырли-мырли, драбадан,
Я купил себе наган.
Прыг-скок, прыг-скок,
Нажимаю на курок.

Сама по себе отмена (или временный запрет) смертной казни никакого прогресса в развитии общества не подтверждает и ни о какой высокой морали не свидетельствует. Подлинный прогресс в этом смысле – это успехи по искоренению преступности. В СССР, например, особенно в шестидесятые годы, помимо собственно уголовного законодательства принимались ещё отдельные указы Верховного Совета, расширяющие практику применения смертной казни, причём по сугубо уголовным основаниям и рецидиву. А наши полицейские сейчас вообще не понимают, кому и чему они служит, кого защищают, за кем гоняются и кого сажают за решетку.
Мне могут возразить – тогда, дескать, была диктатура, тоталитаризм и всё такое прочее. Так в том-то и социальный фокус, парадокс или феномен, что подлинная демократия по природе своей предполагает ещё более жёсткое уголовное преследование и наказание. Если государство не способно победить преступность и создать эффективную систему защиты от неё на будущее, то оно уже по одному этому показателю не является демократическим. И даже государством-то по большому счёту называться не может, потому что не в состоянии выполнить народную волю и удовлетворить чаяния большинства своих граждан.

На кладбище государств
Одна эпитафия:
«Государство уходит –
Приходит мафия».

Ещё один аргумент, которым козыряют противники смертной казни – это судебные ошибки. Но, во-первых, не ошибается тот, кто ничего не делает (а в данном случае именно ничегонеделание представляет собой роковую ошибку национального масштаба – доброта десяти процентов тех, кто против смертной казни, на деле оборачивается злом для девяноста процентов тех, кто за неё). Во-вторых, на фоне не прекращающихся, к сожалению, «смертельных» ошибок лётчиков, шоферов или врачей редчайшие (если вообще возможные в длящихся процессах) ошибки судей при вынесении смертного приговора выглядят не столь уж непоправимыми. И, в-третьих, никто не мешает нам заранее грамотно всё предусмотреть и отрегулировать (соответствующий приговор приводить в исполнение после длительной отсрочки и независимой проверки его законности, запретить применять высшую меру в отношении определённых лиц, расширить практику частичного помилования и так далее и тому подобное).
И, наконец, последнее. Сколько не выступай против смертной казни, а неистребимое людское желание справедливого возмездия никуда не денешь. Именно сохранение жизни тому, кто явно заслуживает смерти, возмущает и раздражает нас. Пьяный мужик расстреливает из пистолета посетителей торгового центра – это что?! Видеокамеры всё записали, доказательства налицо, ошибка исключена – ну какое тут может быть иное наказание?! А убийства из корыстных и хулиганских побуждений женщин, стариков, детей… А убийства заложников… Нет уж, нам, людям, бояться смертной казни нечего. Пусть её нелюди боятся.

КАЗНЬ
(басня)

Вот что приснилось ночью мне.
В какой-то сказочной стране,
Чиновничье нарушив братство,
За казнокрадство
Очень быстро
Решили порешить министра.
Но вот оказия –
В день казни
Под виселицей новой
Скамейки не нашлось готовой.
Казнь отложили. Но потом,
Совсем уж наподобие издёвки,
Не оказалось главного – верёвки.
А в третий раз не оказалось мыла.
Пришлось работать топором,
Венчая приговор суровый.
А утром вспомнил я о том,
Что с мылом здесь,
У нас,
Когда-то тоже плохо было.
Зато как хорошо сейчас –
Всё есть,
И воры живы и здоровы!

2019 г.

* * *



ПУТИН И МЫ


Судьба текущего момента
В двух строчках видится всего:
Чем больше прав у президента,
Тем больше пользы от него.

Хотя, конечно, слово «меньше» в любой из строчек тут вроде как уместнее. Но то в формальной риторике, а в российской действительности именно так сейчас и получается – «чем больше, тем больше». И ещё в качестве некоего вступления. Помню, один читатель в отзыве на мою книгу «Они и мы» возмутился: какое вы, дескать, имеете право высказываться от имени всех нас. Странное возмущение. Как будто я не просто легковесные статейки пишу с указанием своего имени, а исковые заявления в суды подаю с серьёзными требованиями. Как будто вообще, а в оценках совместной жизни особенно, можно обойтись без местоимения «мы». И как будто читать меня обязательно.
Я и в этой статье, рассуждая о Путине, имею в виду и себя и всех нас (с ясным пониманием при том, что всё в жизни неоднозначно, и каждый праве иметь своё мнение). Ибо гражданин Российской Федерации Путин Владимир Владимирович – наш общий, демократически избранный президент, кто бы что ни говорил о нём. Но сам я обычно ни «за», ни «против» какого-то политического деятеля. Если безотносительно времени, по сути и в принципе, то мне более понятна и близка позиция где-то между плюсом и минусом, где-то посередине, как всё в жизни согласно закону оптимальных количеств. Но мнение своё о Путине в текущий момент (с акцентом на слове «текущий») я выскажу определённо. При этом я полностью допускаю возможность обоснования совсем иных взглядов и даже сам готов опровергнуть себя в любую минуту.
О Ленине, Сталине, Дзержинском, Зюганове и Жириновском я уже высказался. Пора, наконец, и о Путине что-то сказать, без лозунгов и призывов. И не в плане выставления ему каких-то всесторонних и исторических оценок: рано ещё, да и не прерогатива это ныне живущих.

Скажем прямо, без намёка:
Кто есть трус и лежебока,
Тот во всём винит страну,
Власть, погоду и жену.

А мы зададимся лучше вопросом, почему это нас устраивает то, что Путин находится у власти так долго? Я думаю потому, что он по натуре своей – хозяин! А нам, россиянам, как ни сопротивляйся этому внутренне, по-человечески, только хозяин пока и нужен. Коль скоро мы сами добровольно ему эту власть вручили. Ну, или Ельцин ему её вручил вначале. Но Ельцина-то мы тоже выбирали. Кстати, голосовали за Бориса Николаевича тогда, чтобы лучше было, а становилось хуже. А за Путина всегда голосовали, чтобы хуже не было, а оно хуже и не становится. Существенная разница, между прочим. Так вот – о хозяине.

В Беловежской Пуще трое
Пьют без остановки.
Каждому б тогда «герою»
Тюкнуть по головке.

А кто-нибудь может представить себе Владимира Владимировича там, в 1991 году, на этой позорной сходке по развалу своего же родного государства! Я уверен, что он бы ничего никому не отдал, не отделил, не подарил и даже разговаривать ни с кем на равных по такому поводу не стал бы. Потому, что в отличие от некоторых, похоже, власть для него никогда не была самоцелью.

В России под всеми парами
За высшею должностью носятся.
Выходит, не правда, что сами
Рабы на галеры не просятся.

Но, если Путин и «раб» (по его же аллегорическому признанию), то он раб добровольно принятых на себя обязательств перед всеми нами быть полновластным и ответственным хозяином в стране. Не изображать настоящего хозяина, а реально быть им. Далеко не каждый кандидат в президенты Великой России способен на такое и достоин такого положения. Мы стесняемся иногда почему-то признаться в этом, а сами искренне радуемся, что в стране есть крепкий и решительный хозяин, оберегающий привычный уже уклад жизни и обеспечивающий относительный покой и порядок. Ещё и сердимся иногда на то, что Путин не продемонстрировал в достаточной мере своего твёрдого характера, не наказал кого-то сурово или срочно не запретил что-то.

Не бойтесь в помойку руками залезть,
Крапивы не бойтесь и даже волков.
Нигде ничего нет страшнее, чем спесь
У власти поставленных дураков.

В связи с этим стишком хочу высказать следующее соображение. Вот некоторые наши отдельные сограждане, притворяющиеся либеральными оппозиционерами (но толком даже не знающие вообще, что это такое), недоумевают всё – а чего это российский народ в очередной раз избрал своим президентом именно Путина? А потому и избрал, что хорошо знает, каково оно жить под предводительством спесивых дураков (ещё «подкидных», бывает, капризных и малограмотных). Ну не обнаруживаем мы у Путина таких страшных признаков, свойств или качеств!

Три товарища – Хрущёв,
Горбачёв и Ельцин.
Властолюбцы те ещё –
Политпогорельцы.

И на политпогорельца он не похож. Всё пока идёт у Путина своим путём, так в общем, как он заявляет. Правда, почти всё. Внешние политические задачи он в целом решает, и они под постоянным его вниманием. А вот решение внутренних задач осуществляется как-то не очень целеустремлённо. Во всяком случае, не так быстро, организованно, профессионально и качественно, как нам хотелось бы. Я имею в виду нашу повседневную и самую обычную жизнь, в которой многое зависит от власти на местах.

Кто-то сеет, кто-то пашет,
Кто-то смело в бой идёт,
Ну, а кто-то ручкой машет
И фальшиво гимн поёт.

Вот именно! Заодно вроде, рядом, близко, но не «рабы» и не на «галерах». Стараются вроде, гребут, но в другую сторону и под себя. Перечислять то, что нас раздражает и доводит иногда до страстного негодования, можно, к сожалению, очень долго. Достаточно, например, в продуктовый магазин или на рынок зайти – сколько же там под видом еды разной гадости нам продают, и спросить не с кого! Или такое отвратительное явление, как ростовщичество – с какой это стати оно вдруг процветает у нас, и опять же спросить вроде как не с кого! Почему ж тогда я здесь так уважительно о Путине? Да потому, что есть, с чем и с кем сравнивать. Кто постоял в детстве во времена Хрущёва на улице с учётной тетрадкой в очереди за ограниченными долями хлеба для каждого члена семьи, тот меня поймёт. И кто по талонам из райисполкома покупал ограниченное количество водки на поминки во времена Горбачёва, тот тоже меня поймёт. И кто в сберкассе свои же деньги более ограниченной суммы в месяц при задержках зарплаты во времена Ельцина получить не мог, тот тоже поймёт всё правильно.
Любое сравнение в пользу Путина не означает, разумеется, что мы все уже благодаря ему в раю обитаем. У всех у нас есть глаза и уши, мы всё знаем и всё понимаем. Однако, ворча на власть и критикуя её, мы, как нормальные люди, ценим главное – безопасность, стабильность и уверенность в завтрашнем дне. И сознаём, что пока никто не в состоянии предоставить нам этого главного в большей мере, чем ныне действующий президент России.
А что касается «либеральных оппозиционеров», то, ей-богу, оскомину уже набило всё, о чём они говорят. Ну, хоть бы что-нибудь новенькое придумали, а не талдычили бы одно и то же о произволе и беспределе власти. Свободу им, видите ли, подавай и депутатские полномочия в придачу непонятно за что. Да пусть они идут со своими митингами, куда подальше. Были уже в начале девяностых разные сборища в Москве. Такие, что потом большинство из нас, от Калининграда до Владивостока, лет десять в себя прийти не могли.
Особенно возмущает при этом то, что им абсолютно всё равно, что все мы точно знаем: кто бы из них не пришёл к власти, лучше не будет, а хуже – почти наверняка. Каждый из них, требующих так называемых свободных выборов, на самом деле выбивает себе место под солнцем, то есть спит и видит себя важной персоной и обеспеченным чиновником («коммунистические оппозиционеры», кстати, давно уже преуспели в этом). А, если им всё равно, что мы о них знаем и думаем, то кто они тогда для нас? И мы тогда кто для них? И почему это вдруг мы сами через всякие протестные акции, мятежи и шествия должны им какую-то власть вручать!
Путин не царь. Однако его реальному могуществу, основанному на великих исторических завоеваниях и достижениях российского народа, любой монарх на планете Земля может позавидовать. Да, короны у нашего президента нет. Зато у него есть право сильного. Поэтому в заключение и в назидание кое-кому я приведу здесь одну из своих басен. Она вообще не в тему данной статьи, но всё же.

ПРЕДЕЛ

Шакал,
Прославиться мечтая
И удаль показать свою,
На Льва напал.
Тот безмятежно спал,
Не зная лучше рая.
И вдруг к нему,
Природой данному Царю,
Шакал без спроса прикоснулся.
Лев сразу же проснулся,
Встрепенулся,
Огрызнулся…
Короче, зря Шакал
На Льва напал.
Шакала глупого Лев разодрал
По праву силы и короны.
Узнав об этом, три вороны
С густой ветвистой дуба кроны
Заголосили: «Обороны
Необходимой тут предел
Установить Лев не сумел
И с явным злом его превысил.
А потому Льва, как и любого,
Зайчишку там иль хомячка какого,
Под суд отдать закон велит.
Пусть тоже в клетке посидит».
Услышав сей вердикт,
Лев так взревел,
Что вздрогнули аж тучи.
И вмиг на дерево взлетел
Одним прыжком своим могучим.
«Я покажу вам, где предел
Царя валить со всеми в кучу!»

2019 г.

* * *










Читатели (29) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы