ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Конгресс

Автор:
1

Готфил размеренным шагом двигался по коридору в сторону огромного зала на открытое заседание конгресса по поводу прибытия представителей иных цивилизаций. Рядом с высокопоставленным начальником семенила великолепная Виолетта, то и дело стараясь привлечь к себе рассеянное внимание шефа. Однако тот был настолько увлечён поклонами в сторону знакомых конгрессменов и высоких чинов, что Виолетте приходилось время от времени дёргать его за рукав.
– Айрон Галактикович, вы ещё не распорядились по поводу острова Свободы.
– Всё в рабочем порядке, дорогая, – кланялся Готфил почтенным господам и мило улыбался, словно собираясь подарить каждому по меньшей мере полкоролевства или даже целый остров в открытом океане.
– А как же затянувшаяся война в Кондоре? Оттуда поступают противоречивые сообщения…
– Как!? – гаркнул шеф и посмотрел на Виолетту как будто впервые. – Они что не понимают, что у нас событие планетарного масштаба? Прекратить финансирование…
– Айрон Галактикович, но понимаете… командор лично просил вас выйти сегодня на спутниковую связь со штабом. У них сложилось крайне тяжёлое положение, не хватает людей и боеприпасов…
– Я что, неясно выразился? – грубо оборвал секретаря Готфил, изображая ужасающую гримасу на лице. – Больше ни копейки не получат из нашего фонда! Так и передайте… Сукины дети! Не навоевались за тысячи лет.
– Простите?
– Так и передайте командору. Конфликт в Кондоре исчерпан. Пусть возвращаются домой…
– Хорошо, я передам по экстренной связи, – и Виолетта что-то быстро наговорила в маленький микрофон, который элегантно украшал её вечернее платье с глубоким декольте с обеих сторон.
– Вы бы хоть одевались поприличней, – едко заметил шеф, пристально разглядывая подчинённую с ног до головы. Надо честно признаться, что излишней скромностью в одежде она никогда не отличалась. – Вы что же и к встрече инопланетян предстанете в таком ужасающем виде?
– Нет, что вы, я обязательно одену паранжу! – съязвила Виолетта и недовольно поморщилась, поправляя вырез на платье, который открывал великолепную грудь молодой и привлекательной женщины.
– Чёрт с вами, делайте что хотите, – смутился Готфил и вновь зашагал уверенной походкой начальника департамента, звание которого он носил с честью и достоинством уже много лет.

В зале заседания конгресса царил невообразимый хаос, какой бывает на больших ярмарках или массовых гуляниях, посвящённых какому-нибудь знаменательному событию. Конгрессмены ходили по рядам, размахивали руками, что-то доказывая друг другу, отчего стоял невыносимый гвалт, поэтому даже на близком расстоянии приходилось разговаривать на повышенных тонах, по нескольку раз переспрашивая одну и ту же фразу. Только один конгрессмен сидел удручённо и не стремился к общению. Гоотфил тут же узнал в нём старого приятеля Билла.
– Постой, – без предисловий вступил в разговор начальник департамента, – дай-ка я угадаю, от тебя ушла очередная жена…
– Точно, – буркнул долговязый конгрессмен и неохотно протянул Готфилу руку. – Представляешь, я выполнил все её обещания: купил дом, подарил фармацевтическую фирму, рассчитался со всеми её долгами…
– Вот именно, – усмехнулся шеф и сверху вниз посмотрел на старого приятеля. – Я бы ни за что не выбрал тебя президентом.
– Это ещё почему? – механически поинтересовался Билл.
– Разве государственный муж выполняет все предвыборные обещания? Он же враз разбазарит казну!
– Мне не до шуток…
– А какие могут быть шутки? Не сегодня-завтра инопланетяне прилетят, а ты всё не можешь уяснить, что женщине нельзя давать всё и сразу. Небось, опять молодая красавица с идеальными формами и полным отсутствием мозгов? Впрочем, судя по всему, с мозгами у неё полный порядок…
– Слушай, Готфил, шёл бы ты…
– Ладно, не кипятись. Найди себе кого-нибудь понадёжнее. Вот хотя бы мою секретаршу, – и начальник департамента по-отечески приобнял свою подчинённую. – Пойдёшь замуж за Билла, красавица?
– Айрон Галактикович, опять вы со своими шуточками. А у меня, между прочим, есть жених.
– Инопланетянин?
– Землянин, – наигранно улыбнулась Виолетта и осторожно выбралась из объятий шефа. – Извините, мне пора возвращаться в офис.

Конгрессмены продолжали прибывать в зал заседания. Автоматика почувствовав прилив народа включила вторую половину кондиционеров. На потолке засветилась звёздная карта Галактики. По мониторам пошли ознакомительные ролики без звука. В них субтитрами рассказывалось о торжественном моменте, когда удалось получить радиограмму о прибытии представителей иных цивилизаций. Оказалось, что объединённое человечество уже давным-давно осваивает космос, и даже имеет правительство, которое занимается урегулированием межпланетных отношений. В обращении инопланетян жителям планеты Дельта предлагалось вступить в коалицию и прислать своего представителя в парламент. Также намечался обмен опытом и ознакомительные экскурсии по наиболее ярким местам. Готфил поглаживал свою бородку и временами рассеяно поглядывал на экран. Он уже устроился на своём месте, успев перекинуться парою фраз со всеми знакомыми. Начальник департамента отчётливо ощущал приближение Новой Эры. И вместе с тем чувствовал величайшую сопричастность текущему моменту, т.е. неоценимость собственного вклада в дело межпланетного контакта. Временами он даже ловил себя на мысли, что видит свою фамилию в будущих учебниках истории и скромный профиль человека, творящего новую небывалую доселе политику Дельты. За этими фантазиями Готфил даже не заметил, как рядом с ним подсел респектабельный господин в тёмных очках.
– Ещё не началось? – с трудом сдерживая зевоту, поинтересовался он.
– Нет-нет, ещё десять минут, – встрепенулся Готфил и смерил незнакомца оценивающим взглядом.
– Будем знакомы. Меня зовут Рамке, – протянул широченную ладонь господин в тёмных очках.
– Очень приятно, Готфил, начальник департамента…
– Я в курсе, – кивнул господин в очках. – Мне уже сообщили обо всех конгрессменах.
– Что? – искренне удивился Готфил. – Недеюсь, это милая шутка? Сам иной раз люблю разыграть, знаете ли…
– Ни в коем случае. Всё очень даже серьёзно, – наклонился Рамке, перейдя на шёпот, – я, как это правильно будет по-вашему, независимый наблюдатель…
Начальник департамента продолжал смотреть на незнакомца непонимающими глазами. Однако, в словах господина в тёмных очках иронии не угадывалось.
– Считайте, что я инопланетный представитель на Дельте, – резюмировал Рамке и элегантно поправил галстук.
– Вы? А кого же мы тогда…
– Не спешите, я всего лишь наблюдатель. Официальные представители объединённого правительства прибудут, как и было оговорено в радиограмме, – продолжал склоняться над ухом Готфила таинственный незнакомец.
– Не разыгрываете? – с сомнением спросил начальник департамента.
– Вот мой электронный паспорт, – и Рамке протянул Готфилу нечто напоминающее маленькую дискету.
– Да нет, что вы, я верю, – краснея и не понимая, что делать с таким документом, вежливо отодвинул руку незнакомца начальник департамента.
– Вот и славно! – обрадовался Рамке и спрятал паспорт в карман.

2

В человеке одновременно уживаются две совершенно антагонистические противоположности. Одна богоугодная, смиренная, почти мазахическая сущность, которая любое издевательство над собой принимает как должное и готова снести всё самое худшее до скончания мира. Другая же напротив – бунтарская, извечно ищущая справедливости, не щадящая ни врагов, ни друзей, презирающая покой и смирение. И вот между двумя этими крайними проявлениями дрейфует обычный человек в своей повседневной жизни, будь он конгрессмен или дамский угодник. Рамке, частенько размышляя над подобными вопросами, почему-то никак не мог отнести себя ни к пессимистам, ни к оптимистам. Он вообще мыслил себя вне каких-либо схем и догм. Всякий раз, сталкиваясь с новым утверждением по поводу жизни, Рамке принимал диаметрально противоположную точку зрения и старался самому себе доказать (а если была необходимость, то и окружающим), что в этом высказывании ровным счётом ничего нет, как будто если бы оно вдруг оказалось правдивым, то моментально разрушило всю стройную картину мира. Ему справедливо казалось, что любое высказывание о природном явлении не может нести в себе полное представление об его сущности. Даже на конгресс Рамке поехал именно по этой причине. Внимательно выслушав доклад исследовательской галактической группы о культурной и технической составляющей человечества Дельты, он сразу же вспылил и начал спорить, упрекая учёных в невнимательности и допущении серьёзных системных ошибок, приведших в итоге к легкомысленным выводам. Мол, поверхностное изучение внутренних противоречий и законов развития данного конкретного общества обедняет галактическую науку в целом. Словом, разругавшись в пух и прах со своими соплеменниками, Рамке решил прибыть на Дельту в качестве полномочного представителя Галактики, и сам во всём разобраться.
– Вы будете выступать в конгрессе? – поинтересовался Готфил, почувствовав, что инопланетный гость несколько ушёл в себя.
– Разумеется, если потребуется, – пояснил Рамке, вспомнив о существовании своего соседа, о котором он почти забыл после короткого знакомства.
– И что Вас привело к нам в качестве наблюдателя? Неужели будете контролировать расходные сметы?
– Сметы? – удивился Рамке и попытался найти аналог этому слову в своём языке. – Нет, сметы меня не интересуют, можете быть спокойны. Разве что конфликт в Кондоре…
– Что вы, что вы! – забеспокоился Готфил, почувствовав, что разговор перетекает в его зону ответственности. – Конфликт в Кондоре улажен.
– Специально к приезду комиссии? – уточнил Рамке, сделав гримасу на лице, очень напоминающую улыбку.
– Разумеется, это совпадение. Просто конфликт себя исчерпал…
– И не требует дальнейшего финансирования?
Готфил не нашёлся чем ответить на очень меткое замечание инопланетянина и замолчал, вытирая губы носовым платком.
– Мои коллеги уверены, что вы затеяли этот конфликт исключительно из корыстных целей, но я полагаю, что вами двигала не только корысть, но и тщеславие. Хотя, в конце концов, это ваше дело, мы не собираемся вмешиваться в ваши внутренние дела.
– Очень надеюсь, – смущаясь, ответил Готфил и начал с беспокойством теребить бумажную салфетку. Страшно было предположить об осведомлённости инопланетян, если даже этому представителю всё в подробностях известно относительно Кондора.

В этот момент совершенно неожиданно началось собрание. В центре возле трибуны появился ведущий, и сразу же в зале воцарилась рабочая атмосфера: зал погрузился в тонкий фосфорический свет, исходящий откуда-то с потолка. В середине зала вспыхнуло конусообразное свечение, внутри которого началось действие, а точнее был дан краткий экскурс в историю контакта и обзорный доклад о достижениях в области науки и культуры. Некоторые вещи, сказанные в докладе, удивили даже самого Готфила, как оказалось, многие научные достижения каким-то странным образом прошли мимо него. Рамке несколько раз оглядывался на шефа и улыбался какой-то нехорошей саркастической улыбкой.
– Что-то не так? – не выдержал Айрон Галактикович, в очередной раз поймав пристальный взгляд инопланетянина.
– Удивляюсь пафосу вашего докладчика. Насколько мне известно, вами ещё не вполне изучены свойства антигравитации. Стоит ли ставить себе в актив научные разработки в этой области? Тем более, что вы даже понятия не имеете о практическом использовании данного открытия.
– Что верно, то верно. Знаете ли, у нас принято иной раз для галочки…
– Я наслышан, но не верил в это до последней минуты.
Мимолётное чувство стыда за всё прогрессивное человечество на мгновение охватило сложную и противоречивую натуру Айрона Галактиковича, и он обильно покраснел. На висках выступили капельки пота, которые шеф попытался смахнуть бумажной салфеткой.
– Честно говоря, я вообще не понимаю, зачем устраивается весь этот спектакль. Вы собираетесь разыграть тендер, кому достанется счастливый билет принимать комиссию? – не дал опомниться Готфилу Рамке.
– Да, но что в этом плохого? Попутно счастливчику достанется часть казны из международного фонда космонавтики, а это деньги, поверьте, немалые…
– Вот именно! Сбываются самые худшие предположения наших учёных.
– Вы опять хотите нас в чём-то уличить? – Айрон Галактикович неприлично порозовел.
– Нет, просто вы даже не удосужились уточнить главную цель нашего визита.
– И какова цель? – округлил глаза шеф.
– Женщины.
– Не понял, – Айрон Галактикович пребывал в состоянии крайнего возбуждения, потому что каким-то шестым чувством понимал, что ему выпал счастливый билет в качестве этого странного наблюдателя.
– Что же тут непонятного? Нас заинтересовала женская половина планеты Дельта. Учёные полагают, что она уникальна. Не хочу вас огорчать, но нас совершенно не интересуют ваши достижения в области науки и техники…Как правило, развитие подобных областей на провинциальных планетах идёт по схожему сценарию.
– Ах, вот оно что! – обрадовался Готфил и закатил глаза. – А как же обмен опытом и представитель в галактическое правительство?
– О! Это остаётся в силе, – развёл руками Рамке. – Мы как раз планировали взять женщину…Очень символично, если она будет с вашей планеты. Понимаете, у нас имеется некоторое засилье мужчин в парламенте, что начинает смущать феминистически настроенную часть женского общества, которая то и дело угрожает нам импичментом.
– Айрон Галактикович, – раздался голос секретарши прямо за спиной у шефа, – вас вызывают по спутниковой связи из Кондора.
– Что?! – громче необходимого воскликнул Готфил, чем обратил в свою сторону массу недоброжелательных взглядов коллег, которые были поглощены происходящим в центре зала.
– Это командор, – пояснила Виолетта.
– К чёрту! – выругался шеф. – Имейте совесть, у нас собрание…
– Но это срочно… – не унималась Виолетта.
Вдруг неожиданно инопланетянин выхватил из рук секретарши трубку и, нажав команду отбой, достаточно спокойно сказал:
– Послушайте, а ведь вы как раз то, что нужно.
Готфил не понимая, бросал взгляд то на Рамке, то на свою подопечную, которая находилась в некотором шоке от действий незнакомца. Ещё никто прежде не позволял себе так вольно обходиться с посланиями из Кондора, даже сам Айрон Галактикович.
– Я имею в виду Вашу секретаршу, – пояснил Рамке. – Она нам подходит.
– Виолетта? – изумился шеф и почесал свой лысый затылок. – Но с какой стати? Мы подготовили для вас целый список, сплошь состоящий из достойнейших кандидатов…
– Я ничего не имею против вашего списка, но нам нужна Виолетта.
– Да с какой стати я должен отдавать вам своего ценнейшего сотрудника? – начал выходить из себя шеф. – Виолетта к вашему сведению даже не имеет высшего образования.
– Постойте-постойте, – секретарша кокетливо поправила вырез на платье, – я так понимаю, что моим мнением вы даже не поинтересовались? Так вот имейте в виду, уважаемый незнакомец, место работы я менять не намерена.
– Вот как? – ахнул Рамке и с удовольствием что-то отметил у себя в небольшом карманном компьютере. – Ваше решение не изменится, даже если вы узнаете о размере жалования и должности, которые мы вам хотим предложить?
– Абсолютно! – с непоколебимой уверенностью заявила Виолетта и с достоинством посмотрела на шефа, который разрывался между фразами «ну и дура!» и «огромное спасибо за преданность». Впрочем, ни того, ни другого ему сказать так и не удалось, потому что Рамке победно нажал какие-то кнопки у себя на компьютере, быстро распрощался и со словами «ждите нас в условленное время» стремительно удалился из зала.
Молчаливая пауза ещё долго висела над высоким собранием. Готфил только сейчас заметил, что за перепалкой с инопланетным представителем уже следит весь конгресс. Прожектора были направлены в его сторону, а платье неотразимой Виолетты переливалось перламутровыми красками. Немного прейдя в себя, владелица шикарного ожерелья, которое как нельзя кстати подходило к её платью, подумала, что решительных действий ждут именно от неё, и не долго думая спросила:
– А какую такую работу хотел мне предложить этот господин?
– Рамке, полномочный представитель инопланетян, хотел предложить вам место в парламенте Галактики, – с раскатистым эхом на весь зал ответил Готфил.
Виолетта услышала слова своего шефа как будто откуда-то сверху. В какой-то миг она ощутила, что стоит на ватных ногах, потом ещё раз обвела взглядом переполненный зал конгресса, сдержанно улыбнулась почтенной публике, закрыла глаза и рухнула в обморок.

13 Октября 2008г.



Читатели (475) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы