ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 123

Автор:
Глава 123.



Вечером у техников на аэродроме под Белгородом много работы: почти все самолёты нуждаются в ремонте.

Жизнь у самолёта, вышедшего из ремонта, не длится долго. Ганс Ульрих Рудель хорошо знал это по собственному опыту. Знали это и другие пилоты авиаполка. А потому все охотно воспользовались возможностью переучиться на пилотов новых штурмовиков с противотанковыми пушками под крыльями. Вскоре в составе авиаполка было уже целое подразделение противотанковых штурмовиков. Рудель стал его командиром.

Переучиваться приходилось в боевой обстановке. Учились на собственных ошибках. Один из пилотов, возвращаясь с боевого задания, летел над нейтральной полосой в разгар горячей артиллерийской перестрелки и был сбит шальным снарядом. Больше пилоты на средних высотах не летали. Вскоре у русских танкистов появились дымовые снаряды. Их использовали как для постановки дымовой завесы, так и для имитации возгорания. Однако правдоподобно имитировать возгорание невозможно. Танк, горящий по-настоящему, пылает, как яркий факел, и чаще всего пожар заканчивается взрывом боекомплекта снарядов. Горе тому пилоту, который окажется в этот момент слишком близко. Рудель дважды пролетел через такой факел на высоте 10 - 15 метров и оба раза говорил себе: "Всё. Вот ты и отлетался". И оба раза самолёт выскакивал из огня и уходил из опасной зоны. Вечером техник, осматривая самолёт, только головой качал: зелёная камуфляжная окраска полностью сгорела, а фюзеляж был изрешечен осколками танковой брони.

Атаковать танк Т-34 в лоб бесполезно: броня спереди слишком толстая. Лучше всего атаковать с кормы. Именно здесь расположен танковый мотор, а мотору нужно охлаждение. Решётка воздушного охлаждения - самая уязвимая часть танка: там, где мотор, там должно быть и горючее. В решётку и следует прицеливаться. Когда мотор танка работает, прицелиться помогает выхлопной дымок. Можно атаковать Т-34 и сбоку: здесь баки с горючим и снаряды. Зато и броня здесь толще.

Нередко танк везёт на броне пехоту. Самолёт Руделя все уже знают и, едва завидев его, прыгают с танка на любой скорости.

В середине июля наступление под Курском захлебнулось. Но жестокие бои продолжаются. Рудель с утра до вечера летает на штурмовку к реке Псёл и обратно.

Однажды к аэродрому авиаполка прорываются советские Ил-2. Зенитчики открывают по ним плотный огонь, но снаряды 20-миллиметровых зениток отскакивают от брони Ил-2, как будто это не снаряды, а пригоршни горошин. Лётное поле переполнено. Бомбардировщики разбегаются и взлетают во всех направлениях, но взлететь успевают не все. Удивительным образом бомбёжка кончается благополучно. Потери незначительны. Несколько штурмовиков Ил-2 сбито бронебойными снарядами. А угнаться за взлетевшими "Юнкерсами" и "Хейнкелями" тяжёлым Ил-2 не под силу.

С аэродрома под Белгородом авиаполк перебрасывают на аэродром в районе Орла. Русские наступают на Орёл с трёх сторон. В первых числах августа на подступах к городу идут жестокие бои. В орловском дефиле становится жарко в прямом и переносном смысле. Особенно упорные бои идут под Кромами.

Орёл придётся сдать. Рудель получает приказ взорвать мост, который сапёры не успели взорвать при отступлении. Уже переходя в пикирование, Рудель видит, как на мост вползает советский танк. Пилот пикирует прямо на него, сбрасывает прикреплённую под крыльями пятисоткилограммовую бомбу и быстро уходит из опасной зоны. Взрыв! Рудель оборачивается. Ни моста, ни танка. Они разлетелись на куски. Рудель благополучно возвращается на аэродром.

Через несколько дней, пролетая над Болховом, он получает прямое попадание зенитного снаряда в двигатель. Осколки фонаря впиваются в лицо. Самолёт переходит в штопор. Кровь заливает глаза. Прыгать слишком опасно: почти наверняка будешь убит ударом о хвостовое оперение. Над самой землёй Рудель выводит машину из штопора и с уже заглохшим мотором сажает на поляну в расположении немецкой части. Через несколько часов он с забинтованным лицом взлетает на другом самолёте и летит к той самой зенитной батарее, откуда прилетел снаряд. За Руделем следует эскадрилья. Самолёты по очереди заходят на бомбёжку злосчастной батареи. Всё. Батареи больше нет. Рудель возвращается на аэродром в прекрасном настроении.

Ночью русские бомбят аэродром. Командир эскадрильи Вальтер Краус, получивший недавно
Дубовые Листья к Рыцарскому Кресту, убит спящим в своей палатке на краю лётного поля.
Спать в каменной казарме было слишком жарко и душно. Вскакивать среди ночи и прятаться в щель Краус не привык. Эскадрилья Крауса переходит к Руделю.

Вскоре Рудель совершает свой тысяча двухсотый боевой вылет. Он ведёт эскадрилью бомбардировщиков. Сверху и сзади их прикрывают истребители. В их числе Йеновайн, с которым Рудель сдружился на лыжном курорте. Он, как и Рудель, родился и вырос среди гор и увлекался горными лыжами.

Этот полёт стал последним для Йеновайна. Никто не видел, как он погиб. Он успел передать по радио: "Получил прямое попадание в двигатель. Мотор заглох. Лечу строго на запад. Постараюсь дотянуть до линии фронта." До линии фронта Йеновайн не дотянул. Он пропал без вести. На этом, однако, несчастья не кончились. Кавалер Рыцарского Креста Хёрнер был сбит зениткой в районе Орла и сел на ничьей земле. Посадка была жёсткой. Рудель долго кружил над завалившимся на крыло самолётом Хёрнера. Из кабины никто не вышел. Ночью разведчики с носилками подобрались к самолёту. Пилот и бортовой стрелок были уже мертвы. Оба истекли кровью. Ещё через несколько дней Якель ввязался в драку с русскими истребителями, хотя легко мог набрать скорость и уйти. Один Ла-5 он-таки сбил. Зато другой уже повис у Якеля на хвосте и открыл огонь почти в упор. Самолёт Якеля перевернулся кабиной вниз и круто пошёл к земле. Рудель видел, как он взорвался. После этого в полковой столовой несколько дней все молчат. О чём говорить? Старики уходят один за другим. Скоро ли твоя очередь?




.
.




Читатели (130) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы